<<
>>

§ 2. Землевладение башкирских общин и аграрная политика царского правительства во второй половине XVI - первой трети XVIII в.

Издавна башкиры владели землей на основе общинного права. Башкирские общины назывались родами или племенами, однако эти общины задолго до присоединения к Русскому государству потеряли кровнородственный характер.

Подобная община представляла собой коллектив людей, связанных совместным проживанием на общей территории, но ведущих индивидуальное хозяйство. Эта община являлась по существу сельской территориальной общиной. Именно поэтому башкирские роды или племена после присоединения к Русскому государству стали низшими административно-территориальными единицами под названием волостей в составе уездов. Община-волость была коллективным земельным собственником и вотчинником, а каждый член общины имел право пользования определенной долей общей земли, был совладельцем общей собственности, имел равное право с другими общинниками на владение и пользование землей. Таким образом, у башкир отсутствовала частная собственность на землю. Это было обусловлено особенностями их хозяйства. Общинные формы владения и пользования землей наиболее соответствовали кочевому и полукочевому скотоводству у башкир, как и у других кочевых и полукочевых народов.

Когда башкиры находились под властью Ногайской орды, Казанского и Сибирского ханств, то вожди родов или племен — бии и князья получали от ханов ярлыки-грамоты на владение землями своего рода или племени, т. е. своей общины.

Примерно такие же земельные порядки — передача им всех их земель на условиях вотчинного права и общинного владения — были сохранены царем у башкир при вхождении последних в состав Русского государства. Царь жаловал им занимаемые земли, официально закрепляя их выдачей государственных грамот. Этот важный вывод подтверждается русскими и башкирскими историческими источниками. В донесении И. К. Кирилова, организатора Оренбургской экспедиции, в правительство от 13 января 1735 г. в этой связи говорится: «Вышеописанная башкирцы до российского подданст

ва разделились по родам, что с начала российского владения названо волости...

также земли и угодье между родами все разделены... и таков никакой земли и утодий нет, кои бы свободны лежали». Переводчик Уфимской провинциальной канцелярии Кильмухамет Ураков в «Представлении» на имя императрицы Елизаветы Петровны от 9 марта 1746 г. пишет

следующее: «Башкирской народ называли по-татарски «баш-

гир», по персицки «серкяш»... жительство имели по Каме и по Белой и по Уфе и протчим рекам, и выбрали себе из оставших кубанских ногайцев одного ханом... которой им разделил земли и угодья, и волости, и тамги, то есть знаки. И чрез несколько время, как... государь, царь и великий князь Иоанн Васильевич завоевал Казанское, Болгарское царства, оной башкирский народ своим желанием, без всякого принуждения, оста- вя своего хана, пришли к нему в подданство... Для владения оных земель и угодья пожалованы были им грамоты...»105

В шежере башкир племени Юрматы говорится: «Царь

пожаловал, земли — в верховьях реки Белой граница Нутуш, в низовьях Кукуш, с впадающими в эти реки с обеих сторон речками и степями, горами и скалами». О земельном вопросе, как одном из условий присоединения, достаточно подробно сказано в шежере племен Бурзян, Кипчак, Тамьян, Усерган: Башкирские послы «...обратились с нижайшей просьбой отмерить башкирам ихние земли, воды и выдать им на владение этими землями грамоту. По их (т. е. башкирских послов) просьбе, он, великий царь Иван Грозный своим указом повелел эти земли отмерить, т. е. определить их границы». Весьма важными являются сведения и другого варианта шежере о том, что царские власти «...составили указную (в смысле договорную) грамоту, в которой особо написали о наших землях». В грамоте башкиры признавались владельцами тех земель, где они проживали к моменту присоединения. Кроме того, по просьбе башкир царские власти направили служилых людей для уточнения границ ряда племен. Сведения об этом можно найти в шежере племен Бурзян и Тамьян.

Следует подчеркнуть, что без царских грамот земельные владения на территории края признавались недействительными.

Важным шагом правительства Ивана IV было возвращение башкирам их земель, захваченных ранее ногайцами. Представители юрматынцев во главе с Татигас-бием после возвращения с переговоров с царскими представителями огласили на йыйыне (народном собрании) следующее заявление: «Земли, оставшиеся от бежавших ногайцев, нижайше

попросив, взяли себе». По этому поводу в шежере башкир рода Карагай-Кипчак племени Кипчак говорится следующее: «Дали знать царю в Казань, что мы народ из ста илей и взяли себе земли бежавших ногайцев с обеих сторон реки Белой»106.

Таким образом, в середине XVI в. при сложной внешне- и внутриполитической ситуации царское правительство пошло на уступки башкирам ввиду их добровольного присоединения. При этом было принято во внимание также их взаимоотношения с прежними ханствами. Русское государство утверждало за башкирскими племенами и родами их земли на условиях вотчинного права. Вотчинное право на землю — это право владеть, пользоваться, распоряжаться и передавать по наследству земельные владения. Оно закреплялось в виде соответствующих жалованных грамот и указов царского правительства.

Следует отметить специфику башкирского вотчинного права — отсутствие частной собственности и господство общинных форм владения и пользования землей. Юридическим собственником являлись не отдельные лица, а община в виде рода или племени. Каждый член башкирской общины имел равное право на владение землей. Друг ой особенностью башкирского землевладения было то, что вотчинным правом они пользовались на территории лишь своей общины (рода или племени). Жители последних проживали в пределах родоплеменных угодий. Однако при экстремальных ситуациях, возникших в результате военных действий или неблагоприятных природных явлений, жители башкирской общины могли оказаться на сопредельных землях, на территории других общин. Однако на территории чужой общины они уже не имели вотчинного права на землю. На новой территории они могли жить и пользоваться землями лишь по разрешению вотчинников данной общины, становились припущенника- ми-арендаторами.

Заметной особенностью башкирского землевладения являлся формальный характер равенства вотчинников относительно земли. Официально последние имели одинаковые

права, фактическое же владение и пользование ими землей общины было неравным. Главы общины (рода или племени) — бии и старосты, отвечавшие за несение общинниками налогов и повинностей в пользу Русского государства, фактически распоряжались землей общины. Они распределяли

пастбища и другие угодья между общинниками. Тарханы, составляющие значительную часть башкирских феодалов, на основе грамот владели и пользовались землями общины

по своему усмотрению. В руках феодалов — биев, старост, тарханов находилось фактически право решения вопроса пользования землями общины чужеродцами, т. е. башкирами из других общин или переселенцами из центральных регионов.

Наконец, нельзя не обратить внимание на то, что в башкирском обществе, наряду с землей, важным средством производства являлся скот. Рядовой общинник, имея в среднем 30 — 80 голов лошадей, владел и пользовался гораздо меньшей площадью земельных угодий, чем феодал, владеющий 500—1000 и более количеством лошадей. Таким образом, формальное равное право на общую землю превращалось в фактическое неравенство рядовых общинников и башкирских феодалов.

Таким образом, башкирская община формально представляла собой сообщество равноправных людей-вотчинников, фактически же хозяевами земли являлись феодалы — бии, старосты, тарханы, которые распоряжались общинной земельной собственностью. Здесь землевладение носило по существу феодальный характер. В башкирском обществе существовала феодальная собственность на землю. Правда, она существовала в форме распоряжения и преимущественного владения и пользования землей феодалами.

Вотчинное право башкир в составе Русского государства носило ограниченный характер. Не только отдельный общинник, но и община в целом свободно не распоряжалась собственной землей. Она не имела права продавать свои земельные угодья. Сдавать землю в аренду община могла лишь на небольшой срок. Все эти ограничения земельных прав башкирской общины были установлены Соборным Уложением 1649 г.: «...у башкирцев бояром, и окольничим, и думным людей, и стольником, и стряпчим, и дворяном московским, и из городов дворяном, и детем боярским, и всяких чинов русским людем, поместных и всяких земель не покупати и не меняти и в заклад и здачею и в наем на многие годы не имати»'0:

Итак, после присоединения башкир к Русскому государству русский царь официально стал верховным собственником земель края. Он в этом качестве закреплял земли за башкирскими волостями, выдавал им жалованные грамоты, определял объем прав земельного собственника-общины (волости), обязывал башкир-вотчинников платить ясак-поземель- ный налог и нести военную службу, регулировал земельные отношения между волостями, решал земельные споры между башкирами и переселенцами из центральных районов страны.

Но, наряду с официальной верховной собственностью русского царя на башкирские земли, существовала реальная

вотчинная собственность башкирских общин-волостей на землю, которая охватывала всю территорию края. В вышеупомянутом донесении И. К. Кирилова об этом сказано четко и ясно: «...башкирцы до российского подданства разделились

по родам, что с начала российского подданства названо волости... и такс никакой земли и угодий нет, кои бы свободны лежали».

Таким образом, после присоединения к Русскому государству башкиры на определенных условиях сохранили свои земельные владения и остались собственниками громадных земельных богатств. Подобное решение аграрного вопроса можно отнести к историческим феноменам, ибо вотчинником стал весь народ. Это было самым крупным положительным последствием присоединения, ибо оно создало условия для нормального этнического, социально-экономического и культурного развития башкирского народа.

Рассмотрим политику Русского государства относительно башкирских земель в XVII — первой трети XVIII в.

За этот период был принят целый ряд законов царского правительства о башкирском землевладении. В XVI главе Соборного Уложения 1649 г. вполне в духе условий присоединения башкир к Русскому государству подтверждается их вотчинное право на землю107. Такой же подход к этому вопросу прослеживается в нескольких последующих правительственных документах: в наказе правительства уфимскому воеводе

Ф. И. Сомову от 1664 г., в указах правительства башкирам от 1682 и 1694 гг. и решении Сената от 1734 г. в ответ на челобитные башкир. В них официально подтверждалось вотчинное право башкир на землю. Кроме того, уфимские власти обязывались удовлетворить жалобы башкир по земельному вопро- су108. В этом же русле являлись решения царского правительства о высылке из Башкирии в места их прежнего жительства беглых русских и нерусских переселенцев от 1721 — 1722 и 1729 гг.109

Таким образом, в XVII — первой трети XVIII в. царские власти неоднократно подтверждали вотчинное право башкир на землю, официально проводили курс на сохранение их угодий и земельные споры башкир с переселенцами решали

в пользу первых. Основание г. Уфы в конце XVI в. не было нарушением земельных прав башкир, ибо последние не возражали против строительства этого города. Более того, есть

свидетельства о том, что инициатива основания Уфы исходила от самих башкир. Например, историк XVIII в. П. И. Рычков писал, что башкиры в 1573 г. обратились с челобитной к русскому царю о построении города в центре края, чтобы пла

тить здесь ясак и иметь опорный пункт на случай вторжения казахов и калмыков. Об этом же писал в XIX в. предводитель дворянства Оренбургской губернии С. Мертваго: «Во владе

ние царя Феодора Иоанновича среди башкирского народа по просьбе их построен город Уфа на башкирской земле Минской волости...»110.

Однако в это же время царское правительство допускало отклонения от провозглашенной политики по земельному

вопросу. В 40 —50-х гг. XVII в. начались изъятия башкирских земель для строительства крепостей, раздача поместий и наделов поселенным в них дворянам и другим служилым людям, а также обосновавшихся вокруг них легальным переселен- цам-крестьянам из Среднего Поволжья и центральных уездов. С конца XVII — начала XVIII в. власти всячески содействовали основанию на башкирских землях казенных и частных заводов.

В 40-х гг. XVII в. на территории Енейской волости Казанской дороги появились Мензелинский, Чалнинский остроги и Солеварный городок в Табынской волости Ногайской дороги. Численность гарнизона Мензелинской крепости составила 100 стрельцов, затем она была увеличена на 129 человек. Каждому из них было отведено по 10 дес. пашенной земли. Аналогичные нормы были установлены и для населения Чалнинско- го и Соловарного укреплений. Кроме земель, пожалованных государством, многие жители крепостей расширяли участки пугем заключения арендных договоров с башкирами. Примерно в это же время возникло дворцовое село Архангельское на территории Кандинской волости Казанской дороги. Крестьянам-переселенцам от имени государства были предоставлены участки. Во время восстания 1662 — 1664 гг. село было занято повстанцами, население разбежалось. В 1667 г. правительство распорядилось о строительстве Бирской крепости на месте бывшего села. Укрепление стало функционировать с 1671 г. с гарнизоном в 200 человек. Вместо жалованья этим людям были пожалованы наделы вблизи крепости111.

Во второй половине XVII в. в Зауральском Башкортостане возникло немалое количество укрепленных пунктов: Исет-

ский, Катайский, Колчеданский, Масленский остроги, Шад- ринская,. Мехонская, Арамильская, Теченская, Миасская, Чумлякская, Багарякская, Белоярская, Окуневская, Камы- шевская, Барневская и другие слободы112.

Основание городков на европейской части Башкирии продолжается и в начале XVIII в. На северо-западной окраине Ногайской дороги были построены крепости Алексеевская и Сергиевская. В первой из них гарнизон состоял из 100 казаков, во второй — 315. Несколько юго-восточнее в 1725 г. был основан Сакмарский городок. В 1652— 1655 гг. была возведена Закамская линия, часть укреплений которой располагалась на территории Казанской дороги. Таковыми являлись Новошешминск, Кичуевск, Заинек, построенные на угодьях Енейской и Киргизской волостей. В 1731 г. правительство принимает решение о строительстве Новой Закамской укрепленной линии. Она проходила юго-восточнее Закамской линии. Были основаны Красный Яр и Черемшан. Но в связи с организацией Оренбургской экспедиции строительство крепостей по этой линии было прекращено113.

Таким образом, в крае в первой трети XVIII в. насчиты

валось свыше 30 опорных пунктов царского правительства. В них несли службу дети боярские, дворяне, стрельцы, каза

ки. Так, в крепостях европейской части края к началу XVIII в. их насчитывалось около 3 800 человек. В Зауралье числен

ность военно-служилого населения составляла 5 000 человек.

Земли вокруг крепостей предоставлялись служилым

людям в виде поместий или наделов.

Первое официальное наделение землей гарнизона г.Уфы относится к 1592 — 1594 гг. Тогда 4 детей боярских и 2 стрелецких сотника были пожалованы поместьями от 90 до 150 четвертей земли. В это же время 150 стрельцов и 7 мелких служителей крепости (пушкари, воротники, кузнецы, вожжи, ново- крещенные) получили земельные наделы для заведения пашни от 15 до 24 четвертей. С 1603— 1604 гг. земельные раздачи перечисленным выше разрядам служилых людей возобновились. В 1611 — 1624 гг. они производились ежегодно. Одним из них поместные владения расширяли, другим раздавали впервые в связи с верстанием их на военную службу114. Политика раздачи земель уфимским служилым людям продолжалась в течение всего XVII — первой трети XVIII в. Это подтверждается материалами фонда Уфимской приказной избы, где сохранилось множество челобитных уфимских дворян и других служилых людей с просьбой о расширении или наделении их поместьями, а также решений властей по этому поводу. Интересно, что время от времени уфимские воеводы жаловали дополнительные земельные владения местным дворянам за различные услуги государству — за участие в войнах, а также в походах против калмык и т. д. В 1680 г. в г.Уфе числилось 168 дворян, детей боярских, служилых новокре- щенных и полоцкой шляхты, имеющих поместья. Их земельные владения колебались от 150 до 700 четвертей. Лишь уфимец Д. А. Гладышев владел поместьем в 1000 четвертей земли. В 1700 г. в городе насчитывалось 162 дворянина и детей боярских, которые имели от 250 до 1000 четвертей, в т. ч. Ф. Д. Гладышеву, А. Н. Аничкову и М. М. Коловскому принадлежали поместья по 1000 четвертей115. Как видно, налицо тенденция расширения среднего размера поместья уфимских дворян.

Земельные владения в Башкирии приобретали также христианские монастыри. Так, в конце XVI в. были построены Преображенский и Спасо-Преображенский монастыри на территории Тайнинской волости Осинской дороги. В начале XVII в. часть угодий Енейской волости была передана для Богородицкого-Челнаковского монастыря. Тогда же возникли в г. Уфе Успенский и Христорождественский монастыри, с принадлежащими им угодьями в Минской волости. В середине XVII в. на территории Катайской волости Сибирской дороги существовал Далматовский монастырь, во второй половине XVII в. вблизи Исетского острога — Великоустюжский, Коцкий, Рафаилов монастыри. Земли на территории края имели и некоторые крупные монастыри центральных уездов страны116.

С конца XVII в. начинается промышленное освоение башкирских земель. Первые предприятия были казенными и появлялись преимущественно на территории Сибирской дороги. В Катайской волости в 1682 г. Далматовским монастырем основан железоделательный завод. Неподалеку в 1701 и 1704 гг. возникли казенные Каменские Нижний и Верхний заводы. К концу XVIII в. за Каменскими заводами числилось 13 764 дес. различных угодий. С 1703 г. стал функционировать Уктусский Нижний доменно-молотовый завод на землях Салжиутской волости. Здесь же в 1726 г. появился Уктусский Верхний доменно-молотовый завод. В период с 1724 по 1735 гг. на землях Салжиутской, Сынрянской, Терсятской волостей основаны Полевской, Сысертский и Северский железоделательные заводы. К концу XVIII в. за этими гремя заводами числилось 242 278 дес. земли. Казенные предприятия

возникли и на территории Казанской дороги. Так, в 1697 г. в Байлярской волости был построен Саралинский медеплавильный завод. Неподалеку был возведен в 1725 г. Уфимский (Елабужский) железоделательный завод117.

В первой трети XVIII в. стали возникать и частные предприятия. Многие из них располагались на Осинской дороге. С 1714 г. в Тайнинской волости стал действовать Кунгурский медеплавильный завод, основанный казной совместно с купцом Ф. Молодовым. Десять лет спустя рядом же усилиями трех предпринимателей Тряпицына, Шмелева, Иматкулова был сооружен Давыдовский медеплавильный завод. С 1728 г. вблизи основан Анцубский медеплавильный завод Тряпицы- на и Вяземских. В 1729 г. на территории этой же волости купцы П. И. и Г. П. Осокины построили Иргинский железоделательный и медеплавильный заводы. К концу XVIII в. они имели 101 064 дес. земли. В 1729 г. А. Н. Демидов в Тайнинской волости построил Суксунский медеплавильный завод.

Купцы С. М. и Л. М. Красильниковы основали в 1732 г. в Сарайли-Минской волости Казанской дороги Коринский медеплавильный завод. Двумя годами позже неподалеку купец

И. Е. Небогатое построил Шилвенский медеплавильный за

вод. В Катайской волости Сибирской дороги А. Н. Демидов основал Ревдинский железоделательный завод. К концу XVIII в. завод владел 96 270 дес. земли. Тогда же братья Строгановы построили Билимбаевский железоделательный завод на землях той же Катайской волости. Ему принадлежало 66 607 дес. земельных угодий118.

С XVII в. начинается крестьянская колонизация края. На Казанской и Осинской дорогах возникли дворцовые села русских крестьян: Рождественское с близлежащими восемью

деревнями, Николо-Березовка, Ново-Никольское, Пьяный Бор, Каракулино. В центре края на угодьях Минской и Кар- шинской волостей Ногайской дороги появились села Красный Яр, Богородское, Государственные и Монастырские Дуванеи, Архангельское, Покровское, Старый Енгалыш, Воз- несенское.

По мере основания во второй половине XVII в. в Зауралье на территории Сибирской дороги острогов и слобод вокруг них появлялись деревни русских крестьян-переселенцев.

В XVII в. начинается также переселение в Башкирию нерусского населения — татар, марийцев, чувашей, мишарей и

мордвы из Среднего Поволжья. Это население преимущест

венно селилось на башкирских землях в качестве припущен- ников.

Дворяне, мелкие служилые люди, заводчики, монастыри не довольствовались отведенными землями, самовольно расширяли свои владения.

Все эти земельные изъятия стали вызывать недовольство

башкир, о чем свидетельствуют их челобитные. С 30 --40-х гг.

XVII в. на незаконные земельные изъятия русских дворян и мелких военно-служилых людей г.Уфы и других крепостей

стали жаловаться жители Байлярской, Гирейской, Киргизской, Енейской, Иланской и Каршинской волостей Казанской, Минской, Табынской и Курпеч-Табынской волостей Ногайской, Тайнинской, Ирехтинской и Уранской волостей Осинской дорог. Во второй половине века подача челобитных ими продолжалась. С 70 — 80 -х гг. XVII в. башкиры Катайской, Кара-Табынской, Сынрянской волостей Сибирской дороги начали проявлять недовольство возникновением острогов и

слобод на их вотчинных угодьях. Отрицательно башкиры

реагировали также на появление в крае христианских монастырей. Нельзя не отметить, что царские власти вполне в духе провозглашенной политики признания вотчинных

прав башкир в большинстве случаев обязывали уфимскую администрацию охранять земельные права башкир, давали челобитчикам сберегательные грамоты. Правда, не все эти решения властей проводились в жизнь, но они играли положительную роль в борьбе башкир за сохранение своих вотчин119.

Наряду с фактическими изъятиями земель в крае, о чем говорилось выше, в изучаемое время правительство принимало официальные решения об ограничении вотчинного права башкир. Об этом свидетельствует указ от 1719 г. «О воспрещении рубки годного на кораблестроение леса, об охранении оного и наказаниях за недозволенную порубку лесов», который ограничил башкир в пользовании лесами. Он являлся

ударом по их бортничеству и охоте. Башкиры стали добиваться его отмены. После некоторого колебания, правительство указами от 28 марта, 27 мая 1720 и 21 мая 1724 гг. подтвердило основные положения указа 1719 г.120

Таким образом, при присоединении башкир к Русскому

государству были достигнуты важные договоренности по земельному вопросу. Царское правительство закрепило земельные угодья башкир за ними на условиях вотчинного права. Оно в изучаемое время в целом осталось верным данному соглашению, проводило политику сохранения земель в руках башкир. Это объясняется многими причинами. Прежде всего власти по крупным вопросам политики соблюдали определенную преемственность. Русские цари XVII — начала XVIII в. не могли игнорировать важное событие — добровольное вхождение башкир, к тому же очень выгодное для России. В результате этого акта страна приобрела огромный край с многочисленным населением. Последнее аккуратно несло различные повинности — за свой счет охраняло беспокойную юго-восточную границу с казахами, калмыками, участво-

вало во всех войнах и платило ясак. Не менее важным являлось то, что сохранение земель в руках башкир не задевало

стратегические интересы России. Наоборот, правительство было заинтересовано, чтобы башкиры могли исправно нести военную службу и платить ясак, что невозможно было обеспечить без сохранения земельных владений в их руках и соответственно традиционных отраслей хозяйства, образа жизни. К тому же, позиции властей в крае были слабыми. Правительственная и крестьянская колонизации только начинались.

Башкиры составляли подавляющее большинство населения края. Уфимские и тобольские власти могли обеспечить управление краем, лишь опираясь на башкирскую феодальную

верхушку.

В то же время, власти с середины XVII в, стали допускать некоторые отклонения от провозглашенной линии по земельному вопросу, о чем свидетельствовали изъятия башкирских земель для различных целей, особенно заметные на северозападной и восточной окраинах.

<< | >>
Источник: Акманов А. И.. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. - Уфа: Китап. - 360 с.. 2007

Еще по теме § 2. Землевладение башкирских общин и аграрная политика царского правительства во второй половине XVI - первой трети XVIII в.:

  1. 2. Советы и политика Временного правительства
  2. Особенности развития политико-философской мысли во второй половине XIX в. и в первые десятилетия XX в.
  3. 19. Внешняя политика СССР во второй половине 1960-х — начале 1980-х гг. Гонка вооружений
  4. 10.1. СССР на пути кардинального реформирования общества (вторая половина 1980-х гг.). Политика "перестройки".
  5. 3. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  6. Акманов А. И.. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. - Уфа: Китап. - 360 с., 2007
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. § 1. Вхождение Башкортостана в состав Русского государства и решение земельного вопроса в крае
  9. § 2. Землевладение башкирских общин и аграрная политика царского правительства во второй половине XVI - первой трети XVIII в.
  10. АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА В ОРЕНБУРГСКОМ КРАЕ В 30-90-Х ГГ. XVIII В
  11. § 4. Припущенники башкирских общин в первой половине XIX в.