<<
>>

Антропологическая философия П. Л. Лаврова

Петр Лаврович Лавров (1823—1900) родился в селе Мелехово Великолуцкого уезда Псковской губернии в родовитой дворянской семье. Образование получил в Петербургском артиллерийском училище (1837—1842), где по его окончании стал учителем математики.

В дальнейшем преподавал в различных военных учебных заведениях, стал профессором Артиллерийской академии, дослужился до чина полковника. Как литератор и публицист

Лавров дебютировал в 1857 г. в издании Герцена «Голоса из России». В 1858 г. появляется его первая философская статья «Гегелизм», в 1860 г. первая книга «Очерки вопросов практической философии», в 1861 г. книга «Три беседы о современном значении философии...». В конце 50—начале 60-х гг. Лавров — активный сотрудник и редактор ряда журналов и изданий, вместе с тем он контактирует со многими оппозиционно и революционно настроенными деятелями, в том числе с главой шестидесятников Н. Г. Чернышевским. Покушение Д. В. Каракозова на царя в 1866 г. стало поводом для многих арестов; в числе арестованных как политически неблагонадежный оказался также Лавров. С 1867 по 1870 г. он пребывал в ссылке. Бежав из ссылки, Лавров обосновывается в Париже, вступает в I Интернационал, участвует в Парижской коммуне. Переселившись в Цюрих, он издает здесь до конца 1876 г. журнал «Вперед!», затем сближается с народовольчеством, в 1883—1886 гг. редактирует «Вестник Народной воли». Последние годы жизни Лавров посвятил литературной и издательской деятельности. Умер в Париже.

В отличие от других лидеров народнического движения Лавров — ярко выраженный теоретик, причем теоретик энциклопедического типа, стремившийся не только к анализу самых разных отраслей науки, в первую очередь философии, социологии, этики и политики, но и к универсальному синтезу знания, что нашло свое выражение в задуманном им еще в 60-х гг. грандиозном плане написать историю мировой мысли в широком контексте истории человеческой культуры и цивилизации.

Главная, узловая идея Лаврова, пронизывающая все составные части его теоретической системы, — «антропологическая точка зрения». Антропоцентризм Лаврова предопределяет в конечном счете характер не только его конкретных общественно-политических программ, но и самых абстрактных философских построений. При этом следует иметь в виду и то обстоятельство, что сама «антропологическая точка зрения» Лаврова возникла и оформилась не только под влиянием предшествующих философских теорий, ознакомления, например, с трудами Фейербаха и других младогегельянцев, но и под воздействием острой социально-политической обстановки, сложившейся в России накануне и в ходе отмены крепостного права, когда проблема человека, вопрос о личности и ее правах стали предопределять ценностные установки всех прогрессивно мыслящих людей.

Особое место теории и особенно философии в деятельности Лаврова отнюдь не означает, что он стоял в стороне от практики народнического движения. Он не разделял взглядов Бакунина на немедленный бунт крестьянства, отвергал бланкистскую заговорщическую тактику Ткачева и т. д. У него сложились свои представления о стратегии и тактике народнического движения, в значительной степени обусловленные тем, что теория занимала в его деятельности гораздо большее место, чем у Бакунина и Ткачева.

Система антропологии и методологические принципы. Свою философскую систему Лавров противопоставлял прежде всего идеалистической метафизике и вместе с тем считал ее преодолевающей «ограниченность» позитивизма и материализма. Философия — это не наука, а деятельность, строящая науку, оживляющая все другие формы человеческой деятельности, осмысливающая эти формы для человека. Философствовать — значит развивать в себе человека как единое гармоническое существо. К предшественникам своего миросозерцания он относил Протагора, античных скептиков, Канта, Фейербаха и неокантианцев, а материализм, позитивизм и эволюционизм считал частными элементами для построения научной философской системы.

В основе антропологии как философской системы лежат три принципа: первый антропологический принцип, называемый «личным принципом действительности», предполагает отдельную человеческую единицу, но не отвлеченного человека, а действительную личность человека в качестве синонима всего человечества; второй антропологический принцип — «принцип реального знания», согласно которому все, что мы сознаем, представляется нам как реальное бытие, являющееся основой науки; третий антропологический принцип исходит из личности мыслящей, познающей; это «скептический» принцип, означающий, что процесс сознания не дает возможности решить, является ли он результатом реального бытия или, наоборот, реальное бытие является продуктом сознания.

Ни одно из отдельных явлений внешнего или внутреннего мира (стихии древних греков, мир сознания Гегеля и т. д.), доказывал Лавров, нельзя признать за начало философии. Стройная система современной метафизики должна основываться на трех началах: «сознание своего Я», «внешний мир», «развитие», причем первое имеет преимущество над остальными. В зависимости от того, на какое начало делается акцент, мы имеем дело с философией природы или с философией духа.

Философия природы, придерживаясь как можно ближе данных науки, исходит из признания бытия как оно есть, реального существования внешнего мира, бесконечного в пространстве и времени, части которого взаимодействуют по вечно неизменным законам, в первую очередь закону причинности. С этой точки зрения реальный мир представляется механической системой, а все сущее — результатом движения во всех его видах. В философии природы мыслящая личность — продукт внешнего мира. Философия духа, наоборот, принимает за исходный пункт сознание, рассматривает мыслящую личность как источник реального мира, строит сущее как продукт развития мышления.

Лавров — один из немногих русских философов, а среди народников единственный, кто стремился структурировать свою философскую систему. Кроме указанных философских дисциплин он разрабатывал также философию творчества и философию жизни.

По особой значимости в системе в отдельные сферы выделяются философия личности и философия общества.

Философия творчества — это воплощение познанного сущего в стройную форму и внесение его в творческую деятельность; философия жизни — это осмысление ежедневной деятельности, формирование практического идеала, соединение мысли и действий; философия личности — это поиск идеала человеческого достоинства всех людей, справедливой деятельности и равноправия; философия общества — это исследование семьи, рода, наций, промышленного, сословного, юридического союза, государства, церкви, человеческого общества вообще под углом зрения идеала достойной и справедливой личности.

Особое место в системе Лаврова занимает философия знания, представляющая, по сути дела, то, что традиционно называется гносеологией. Она означает понимание всего сущего как единого и единство в понимании, сведение всех добытых познающим субъектом данных в стройную систему; при этом «все сущее» — не весь мир как он есть, а «реальный мир», доступный мысли, научному критическому методу, бытие, засвидетельствованное опытом, соединение познаваемых явлений с непознаваемой подкладкой. Антропологическая философия отказывается от познания «мира непознаваемого», «метафизических сущностей», «субстанций», вещей самих по себе. Феноменализм — характерная черта гносеологии Лаврова, признававшего генетическую связь этой части своей философии со скептицизмом Декарта, агностицизмом Канта, феноменологией духа Гегеля. Вместе с тем Лавров считал, что его концепция мира явлений согласуется с естественно-научным материализмом.

В определенных пределах Лавров признавал значимость объективного научного метода. По его мнению, этот метод требует, чтобы изучаемые явления, открываемые истины и способы их доказательства были доступны во всех частях проверке любого подготовленного в научном отношении исследователя. К объективным явлениям Лавров относил притяжение, вес, движение и т. д. Вполне материалистичны многие другие его гносеологические положения.

Так, называя представления и понятия единственными орудиями познания реального мира, он выводил их из ощущений, воспринимаемых субъектом из внешнего мира.

И все-таки не эти восходящие к философскому материализму идеи определяют сущность гносеологии Лаврова. В ней исходным и главным выступает не просто мыслящая, познающая личность, сознание Я, но одновременно личность нравственная, которая познает мир не просто как он есть, но сообразно выбираемым ею целям и средствам, руководствуясь критериями не только истинного и ложного, но и приятного, полезного, должного. В сфере познания Лавров признает правомерность наряду с объективным субъективного метода. Субъективный метод применяется, по Лаврову, там, где явление доступно только одному наблюдателю, и выступает как научный, если значительное число критически развитых и способных к науке наблюдателей, каждый отдельно, воспринимает аналогичные явления.

В определенных пределах субъективный метод — это разновидность ценностного подхода к явлениям и фактам действительности, процедура их оценки по степени важности, полезности и т. д. для оценивающей действительность личности. Вместе с тем Лавров толковал свой субъективный метод не только как орудие оценки. В некотором смысле его «мыслящая личность» — это источник реального мира, мир же — продукт развития мышления. Такая исходная установка (правда, она — не единственная) вела к тому, что субъективный метод Лаврова приводил к субъективистскому искажению познаваемой действительности. Например, Лавров считал чисто субъективными такие явления, как теплота, свет, звук, цвет.

Антиномические философские построения Лаврова, позволявшие рассматривать его систему как материалистическую под одним углом зрения и как идеалистическую — под другим, дают сторонникам последовательного материализма основание относить ее к философской эклектике. Но если руководствоваться принципом историзма, то нельзя не признать, что философия Лаврова — это не просто чисто теоретическая система, но система, практически работающая. Сама по себе теоретическая философия интересовала Лаврова лишь постольку, поскольку ему нужно было сформулировать принципы «действия», от которых шел уже прямой путь к народнической практике. При всей значимости теоретической философии важнее, по Лаврову, философия практическая, которая занимается происхождением общественных явлений, человеческими целями и идеалами. Стремясь во всем следовать научным принципам, Лавров не нашел другого способа, как антиномическое построение своей системы, как бы преодолевающей и материализм, и идеализм, и позитивизм и в то же время удерживающей наиболее рациональное (с его точки зрения) из этих систем.

 

<< | >>
Источник: М. А. Маслин и др. История русской философии: Учеб. для вузов / Редкол.: М. А. Маслин и др. — М.: Республика,2001. — 639 с. 2001

Еще по теме Антропологическая философия П. Л. Лаврова:

  1. ИСТОРИЧЕСКИЙ НИГИЛИЗМ Н. А. МОРОЗОВА72
  2. Антропоцентризм страховской созерцательной философии
  3. Космизм и акосмизм натурфилософских размышлений Страхова
  4. Философия истории.
  5. Антропологическая философия П. Л. Лаврова
  6. ПРИЛОЖЕНИЯ МЮЛЛЕР (1823-1900)
  7. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  8. XIX П. Н. Милюков (1859-1943)
  9. Средняя пора
  10. 1.1. Возрождение этнической культуры как социально-               историческая проблема
  11. 1. Указатель литературы на русском языке
  12. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ