<<
>>

Философские и социальные идеи Д. И. Менделеева


Дмитрий Иванович Менделеев (1834— 1907) вошел в историю науки как создатель периодического закона химических элементов, легшего в основу его периодической системы. Он был не только выдающимся ученым, но и активным общественным деятелем, видевшим в развитии промышленности залог будущего процветания России.
Большое внимание уделял он проблемам экономики, вопросам технологии различных производств. Менделеев много сделал для развития промышленности в России. Вместе с А. М. Бутлеровым Менделеев внес большой вклад в создание органической химии; стал одним из основоположников современной агрохимии. Он разрабатывал также проблемы освоения Северного морского пути, орошения почв нижней Волги, улучшения судоходства на реках России; известен важными исследованиями в области метеорологии и воздухоплавания, разработал состав и способ производства бездымного пороха.
Если взять всю совокупность научных трудов Менделеева, то одна треть их посвящена экономике, социологии, педагогике, эстетике, юриспруденции и философии. Правда, философские вопросы, в особенности вопросы познания, затрагиваются Менделеевым и во многих его естественно-научных исследованиях.
Менделеев окончил Главный педагогический институт в Петербурге. С 1856 г. он после защиты магистерской диссертации начал работать доцентом на кафедре химии Петербургского университета, в 1865 г., защитив докторскую диссертацию, занял кафедру неорганической химии университета (с 1867 г.). В 1890 г. из-за студенческих беспорядков, нарушавших нормальный ход учебного процесса, Менделеев подал в отставку. В 1892 г. он был назначен хранителем в Депо образцовых мер и весов, которое было преобразовано в Главную палату мер и весов; ее управляющим Менделеев оставался до своей кончины.
Свои философские взгляды Менделеев называл реализмом, ибо ни материализм, ни идеализм, по его мнению, не отвечают реальному положению дел и являются явными односторонностями. Реализм, считал он, «стремится выразить собою действительность с возможною для людей объективностью, т. е. по здравому смыслу, без окраски предвзятыми суждениями, которыми пропитан не только идеализм, но и материализм, и вот такой- то реализм лежит в основании всего естествознания...»1.
Под материализмом Менделеев понимал материализм вульгарный, упрощенный или, как он сам говорил, «утилитарный материализм», который не хочет ничего знать ни про что духовное — разум, волю, желание, любовь, самосознание. Такой материализм в виде учений Бюхнера, Фохта и Молешотта был довольно широко распространен в России тех лет. Идеализм тоже не удовлетворял Менделеева, ибо носил умозрительный характер и пытался, как говорил ученый, «из ума произвести мир и общество».
В заключении к вышедшей в 1905 г. работе «Заветные мысли», которое он назвал «Мировоззрение» и в котором постарался кратко описать свои философские взгляды, Менде-
ш
1 Менделеев Д. И. Заветные мысли. М., 1995. С. 5.
леев исходил из убеждения, что человеку присуще стремление «признать единство всего внутреннего и внешнего мира». С его точки зрения, «вечное, общее и единое во всяком случае логически выше реального, которое познается лишь во временном, частном и многообразном лишь разумом и в отвлечении обобщаемом, что и составляет область наук, а в их числе и философии, если она не стано-! вится на ходули науки наук»[363].
Единое, пишет Менделеев, невозможно выразить в образах и частных понятиях, «общее единое» не следует и пытаться представить ни в таких материальностях, как вещество или энергия, ни в таких реальностях, каковы разум, воля, индивидуум или все человечество, потому что и то и другое должно охватываться этим общим «единым». Научные обобщения, подчеркивал Менделеев, ограничены тем, что удалось изучить на данный момент, а границ познанию не существует, поэтому-то всякие обобщения постоянно меняются по мере изучения реальности. «Отгого-то ничего толкового и полезного и не дала и не дает вся метафизика», — пишет Менделеев, хотя и оговаривается, что он не может сказать, что и в будущем «не даст»[364].
Итак, наука изучает реальность, а за гранью реальности находится троица несливае- мых друг с другом и друг с другом сочетающихся «вечных... и все определяющих: вещества (или материи), силы (или энергии) и духа (или психоза). Признание их слияния, происхождения и разделения уже лежит вне научной области, ограничиваемой действительностью или реальностью... Во всем реальном надо признать или вещество, или силу, или дух, или, как это всегда и бывает, их сочетание, потому что одинаково немыслимы в реальных проявлениях ни вещество без силы, ни сила (или движение) без вещества, ни дух без плоти и крови, без сил и материи»[365].
Менделеев подчеркивал, что он как естествоиспытатель вовсе не отрицает реальность духа, реальность воли и самосознания. Однако он не может согласиться с той точкой зрения, которая только дух признает вечной и неизменной сущностью, способной порождать временную и изменяющуюся материю. Не только дух, но и материя, и присущее ей движение также вечны и сущностны и являются тем «началом всех начал», которое лежит в основе всего существующего мира. За три года до «Заветных мыслей» в статье 1902 г. Менделеев писал: «Ни совершенно слить, ни совершенно отделить, ни представить какие- либо переходные формы для духа, силы и вещества не удается никому, кроме явных мистиков и тех крайних, которые не хотят ничего знать ни про что духовное: разум, волю, желание, любовь и самосознание»'.
Постоянно говоря о том, что в основе реального мира лежат вечные и все определяющие вещество, сила и дух, что невозможно представить себе вещество без движения и движение без вещества, Менделеев ни разу не упоминает о том, что вещество невозможно представить себе без духа, хотя каждый раз подчеркивает, что дух без вещества не существует. «Мировая трагедия на том и основана, — отмечал он, — что духовное, внутреннее и личное не существуют сами по себе, без материального, внешнего и общественного и сими последними в такой же мере определяются, как и обратно, с тем явным ограничением, что материально-внешнее, что бы ни говорили Платоны и всякие иные мудрецы, возникает раньше, начальнеє и назойливее духовно-внутреннего (даже личное «я» немыслимо без общения, начинаемого различием полов и стадностью)...»2. И еще более категорично: «...Все духовное немыслимо без материальных форм»3. Такие высказывания можно характеризовать уже не только как реалистические, но и как материалистические. С этих позиций критиковал Менделеев и энергетизм, и эмпириокритицизм, и спиритизм, и другие модные философские течения тех лет.
Встречаются у Менделеева и высказывания, которые дают повод упрекнуть его в агностицизме, но такой упрек может быть сделан только если вырвать их из контекста. Так, в «Осно-
  1. Менделеев Д. И. Соч.: В 25 т. М.; JI-, 1937— 1954. Т. 2. С. 465.
  2. Менделеев Д. И. Заветные мысли. С. 393— 394.
  3. Менделеев Д. И. Соч. Т. 20. С. 223.

вах химии», главном своем произведении, Менделеев пишет: «Можно изучать вещества только по их свойствам или отношениям к нашим органам и к другим веществам и телам, но само по себе вещество недоступно нашему пониманию, так как в его природе лежит нечто самобытное, чуждое нашему сознанию и духу». Но далее следует мысль, совершенно отрицающая агностицизм: «Однако из того, что мы не понимаем вещества самого по себе, не следует, что изучение вещества нам непосильно, если стоять на пути индуктивного знания (Бэконом Веруламским освещенного), как видно из того, что люди, постепенно изучая вещество, им овладевают, точнее и точнее делают в отношении к нему предсказания, оправдываемые действительностью, шире и чаще пользуются им для своих потребностей, и нет повода видеть где-либо грань познанию и обладанию веществом»[366].
Менделеев неоднократно говорил о значении индуктивного метода, постоянно подчеркивая, что он является его приверженцем, но одновременно считал, что одной индукцией обойтись невозможно. Если в практических целях эмпирических наблюдений и достаточно, то «в области свободной науки» довольствоваться этим нельзя. «Науки нет в частностях, — писал он. — Она в общем, в целом, в слиянии всех частностей, в единстве, доходящем до таких доступных воображению и уму крайностей бесконечного, которые без науки, т. е. без слияния частностей в общем, совершенно недосягаемы»[367]. И он не случайно относил естествознание к философским (в отличие от прикладных) наукам[368], ведь оно проникает за грань видимого, познает скрытые причины явлений и стремится отыскать сущность, скрытую от наблюдений. «Науки — те же организмы, — пояснял он. — Наблюдение и опыт — тело наук. Но оно одно — труп. Обобщения, доктрины, гипотезы и теории — душа наук. Но ее одну не дано знать и понимать. И лживо приглашать к трупу науки, как было лживо у классиков стремление схватить одну ее душу»1. «Отыскать сокрытую от глаз единую сущность» — вот что характерно для философского мировоззрения2.
Менделеев подчеркивал важность мировоззрения для познания законов действительности. Миросозерцание ученого, писал он в предисловии к 4-му изданию «Основ химии», «составляется не из одного знания главных данных науки, не только из совокупности общепринятых, точных выводов, но и из ряда гипотез, объясняющих, выражающих и вызывающих еще не точно известные отношения и явления. В этом последнем смысле научное миросозерцание сильно меняется не только со временем, но и с лицами, носит на себе печать творчества, дает пищу всем способностям, составляет важнейшую — высшую часть научного развития»3.
Все значение научного мировоззрения наиболее полно раскрылось в результате открытия Менделеевым периодического закона химических элементов. В процессе своих многолетних исследований он фиксировал все физические и химические свойства элементов, исходя из того философского предположения, что все элементы должны обладать каким-то единством, а потому сознательно искал единство в противоположных по своим свойствам веществах. В результате он пришел к выводу, что в основе единства всех элементов лежит атомный вес, который характеризует относительную массу атома и который можно точно измерить. Менделеев как материалист считал массу основным свойством вещества, и, исходя из такого понимания массы, он и выдвинул свое основное положение, гласящее, что свойства химических элементов являются функцией их атомных весов.
Развитие науки в XX столетии подтвердило истинность открытия Менделеева. Электронная теория атома раскрыла физическую природу установленного им закона. Если перенумеровать последовательно элементы в системе Менделеева, то порядковый номер будет равен положительному заряду ядра атома, химические же свойства зависят от группировки электронов вокруг ядра. В современной формулировке закон гласит, что свойства элементов находятся в периодической зависимости от порядкового номера или заряда ядра атома. Зависимость массы атома от заряда ядра и позволила Менделееву систематизировать элементы по атомному весу.
Уделяя проблемам исторического развития России большое внимание, Менделеев интересовался различными теориями общественного развития. Задача общественной науки, считал он, — понять исторический процесс, «чтобы иметь возможность направлять хоть часть нахлынувшего потока в двигательные турбины, т. е. на общую пользу, и не строить противу него задерживающих плотин, прорыв которых может составить действительное народное бедствие, всегда отвечающее попыткам остановить неизбежный исторический поток»4. «Прорыв задерживающих плотин», т. е. революцию, Менделеев рассматривал как величайшее бедствие для народа, для страны, ибо она разрушает производительные силы. «Скажу далее как постепеновец] — писал он, — что ждать много доброго можно от эволюционных изменений, а никак не от революционных, всегда и неизбежно со злом и всякими случайностями сопряженных»5. Революция, по Менделееву, не столько результат злой воли революционеров, сколько следствие косности существующего правительства, строящего плотины на пути исторического прогресса. Поэтому он постоянно обращался к правительству с предложениями, которые, считал он, способны произвести в стране такие изменения, которые направили бы энергию народа «в двигательные турбины». Наиболее действенным средством против разрушительной революции является, по его убеждению, развитие просвещения и промышленности.
Менделеев ясно сознавал, что без развития промышленности, даже при интенсивном развитии сельского хозяйства, России уготована участь отсталой страны, что «сельское хозяйство есть лишь увертюра промышленной эпохи, а само по себе ведет лишь к бед-

ной скудости», что «дальнейшая судьба России определяется развитием всех родов промышленности, а не одного земледелия»[369]. Развитие промышленности требует грамотных работников, поэтому сама промышленность вызывает потребность в просвещении, только развитие просвещения и промышленности способно сделать Россию процветающей страной. Ученый был убежден, «что высшей функцией правительств должно считать заботы о просвещении народа и его промышленном развитии...»[370].
Развитие промышленности во всем мире было связано с развитием капитализма, и Менделеев хорошо понимал, что и в России промышленность без капиталов не поднимется, поэтому он предлагал правительству принять все меры для привлечения их в промышленность. При этом он полагал, что капитализм не является неизбежным спутником промышленности на всем протяжении ее развития, что она лишь на этапе своего становления нуждается в буржуазных методах управления, а сама по себе может развиваться и без уродливых явлений обнищания народных масс, сопровождавших в Западной Европе становление промышленного строя. По его словам, «капитализм есть сознанное зло, которое оставляют существовать лишь потому, что нет еще выработанных средств достигать промышленного развития без развития капитализма. Но это сочетание лишь временное, лишь простая эволюция роста человечества, и, раз только зло сознано — а зло капитализма сознано, — средства избежать его найдутся»[371]. Менделеев полагал, что, пройдя через этап капиталистического развития, Россия, да и не только она, сможет в конце концов найти средства для обуздания неуемных аппетитов буржуазии, и между трудом и капиталом будет найдено разумное взаимоотношение.
Говоря о развитии в России промышленности как условии ее процветания, Менделеев увязывал этот вопрос с развитием трудолюбия. Без трудолюбия, подчеркивал он, «никакие улучшения правительственного строя и никакие права и обязанности, законом закрепляемые, ничего сделать для приведения России к уровню Запада не в силах», а «к трудолюбию привести может только школа», в которой наука «стоит на должной высоте»4.
Убежденный, что трудолюбие воспитывается путем освоения научных знаний, Менделеев прилагал все силы к исправлению тех перекосов в системе народного образования, которые были введены министром народного просвещения графом Д. А. Толстым, внедрившим в России так называемое классическое образование в его наиболее консервативном варианте, при котором до 30% учебного времени отводилось на изучение древних языков. Менделеев же призывал больше внимания уделять изучению естественных наук, которые усиливают власть человека над природой.
Вся деятельность Менделеева—яркий пример служения России, стремления принести максимум пользы населяющим ее народам.
<< | >>
Источник: М. А. Маслин и др. История русской философии: Учеб. для вузов / Редкол.: М. А. Маслин и др. — М.: Республика,2001. — 639 с. 2001

Еще по теме Философские и социальные идеи Д. И. Менделеева:

  1. Социально-философские и философско-исторические идеи либерального западничества
  2. ФИЛОСОФСКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Д.И. МЕНДЕЛЕЕВА М.Т. Авсиевич
  3. Глава IV Философские идеи В. Г. Белинского. Миропонимание петрашевцев
  4. Глава VII Философские идеи единомышленников Н. Г. Чернышевского
  5. Глава I Религиозно-философские идеи В. В. Розанова и Д. С. Мережковского
  6. Философские идеи эпохи Просвещения
  7. Философско-правовые идеи, этика и эстетика
  8. Философские идеи в русском масонстве
  9. Глава II Философско- мировоззренческие идеи в культуре Киевской Руси (XI—ХШ вв.)
  10. Глава III Философские идеи в культуре Московской Руси
  11. ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ В ЕСТЕСТВОЗНАНИИ XIX — НАТАША XX в. РУССКИЙ КОСМИЗМ
  12. 2.1. Философские идеи и учения Древнего Китая
  13. Глава III Кружок Н. В. Станкевича и либеральное западничество: философские идеи и принципы
  14. Логико-философские идеи Серебряного века: современный взгляд
  15. ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ В.С. СТЁПИНА: ПРОБЛЕМЫ НАСТОЯЩЕГО И БУДУЩЕГО ФИЛОСОФИИ, НАУКИ И КУЛЬТУРЫ Р.Н. Дождикова
  16. Идеи социального консерватизма М. М. Щербатова
  17. Человек в совместно с другими созидаемом мире: социально-конструктивистские идеи С. Л. Рубинштейна
  18. СОЦИАЛЬНО-КОНСТРУКТИВИСТСКИЕ ИДЕИ В ПРАКТИКЕ КОНТЕКСТНОГО ОБУЧЕНИЯ МЕНЕДЖМЕНТУ СЛУШАТЕЛЕЙ СИСТЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ Котлинская Г.П.