<<
>>

Основные черты религиозно-метафизической концепции

Философское мировоззрение Карсавина развивалось под знаком метафизики всеединства — давней традиции философской мысли, уходящей своими корнями в философию Платона.

Карсавин не просто поддержал традицию, а придал ей новое звучание. Метафизика всеединства приобретает в его трудах характер методологической доктрины.

Приверженность Карсавина теории всеединства отражала его стремление раскрыть гармоническое устройство бытия как совершенного единства множества элементов. В ней соединялись живой связью Абсолют (Бог) и иное (сотворенный Богом мир), бытие и ничто.

Абсолютное Бытие, по Карсавину, «есть абсолютное совершенное Всеединство. Оно — все, что только существует, все и всяческое. И во всяческом, в каждом Оно все, ибо всяческое не что иное, как Его момент, в Нем полный и совершенный»1. Философ строит систему, в которой человек и космос, сливаясь в целое, объединяются вечным началом, освещенные его всепроникающими и облагораживающими лучами. Как видим, Карсавин придает своему философскому учению религиозную ориентацию. Бытие предстает у Карсавина в виде бесконечной иерархии все- единств, каждое из которых является «моментом» высшего божественного всеединства. Но тем не менее Абсолютное совершенство в тварном (созданном Богом) мире невозможно, поскольку, хотя Абсолютное и «отдает себя целиком» твари, последняя не свободна усвоить Абсолютное Благо. Отсюда здешний мир представляет собой иерархию «стяжен- ных», т. е. несовершенных, всеединств. Все- временность в нем подменена временностью, а всепространственность — пространствен- ностью.

Теория всеединства давала возможность понять мир как целое. Каждое частное явление, взятое в его изолированности, в отрыве от целого, ущербно. Лишь укорененностью во всеобщей связи частное и отдельное приобретает значение истинности. При этом такое надындивидуальное единство существует не только в обществе, но и между всякими частными реальностями.

Стремясь понять мир в его динамике, Карсавин дополняет понятие всеединства принципом триединства. Человечество и мир в целом, считал он, устремляется к единству по образцу божественной Троицы. Они представ-

' Карсавин Л. П. Философия истории. Спб., 1993. С. 76.

ляют единство трех бытийных сущностей: первоединства — разъединения — воссоединения. Соответственно вся реальность характеризуется в учении как диалектический процесс прохождения любого единства через указанные ступени. В утверждении идеи тройственного динамического ритма бытия ощущалось влияние неоплатонизма, усматривавшего в общей структуре мира трехчленный закон развития. Таким образом, дополненная принципом триединства метафизика всеединства в интерпретации Карсавина теперь давала возможность понять мир не только в его целостности, но и как развивающееся целое.

В учении о познании Карсавин, вслед за Н. О. Лосским и С. JI. Франком, стоит на позициях интуитивизма. Интуитивность трактуется им как непосредственная данность объекта субъекту, почти полное совпадение его с субъектом, что, по убеждению философа, делает познание «живым», сближает его с религиозной верой. Познание в религиозно-философском учении Карсавина рассматривается в качестве моста к инобытию, благодаря чему познающий субъект может воссоединиться с другим миром. В отличие от мышления интуитивного, рассудочное (дискурсивное) мышление отделяет субъекта от объекта, отвлекает познание от жизни, делает его абстрактным. Бытие здесь превращается в отвлеченное понятие и предстает разъединенным в целом и в своих частях. Карсавин указывает на диалектическое родство такого типа мышления с процессами дифференциации общества на социальные группы, с ростом «торгово-промышленного общества».

Ориентиром для самого Карсавина были взгляды Оригена, Афанасия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского, Максима Исповедника, у которых, как он полагал, понятия не оторваны от бытия и не замкнуты в свой особый мир, а пластичны и способны переходить друг в друга. Понятие для него есть знание о бытии, но знание о бытии есть одновременно и знание бытия самим себя[512].

Непосредственное совпадение понятия и бытия лучше всего просматривается в понятии Я. Нельзя, полагает Карсавин, мыслить свое Я, не мысля при этом свое же бытие. Единство личности обладает бытием и реально и в самом факте знания об этом единстве. В конечном счете процесс познания, по Карсавину, состоит в познании всеединым бытием самого себя.

<< | >>
Источник: М. А. Маслин и др. История русской философии: Учеб. для вузов / Редкол.: М. А. Маслин и др. — М.: Республика,2001. — 639 с. 2001

Еще по теме Основные черты религиозно-метафизической концепции:

  1. 33. Какие характерные черты имеет правовая система религиозно-традиционного права?
  2. Философско-религиозная концепция
  3. Концепция религиозной жизни как общности
  4. Основные черты
  5. А. C. Червинский КОНЦЕПЦИЯ НООСФЕРЫ: ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЕ ОСНОВАНИЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ
  6. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ КИТАЙСКОЙ СИСТЕМЫ РОДСТВА
  7. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ САКРАЛЬНОГО
  8. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА
  9. Сущность социализма и его основные черты
  10. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ КУЛЬТУРЫ И ЕЕ ДОСТИЖЕНИЯ