<<
>>

Психологическая школа права

Во второй половине XIX в. в России (как и Европе) бурно развивается і їсихологическая мысль, оказывая воздействие на философию, социологию, историю, правоведение и другие гуманитарные науки.

Показательным в этом отношении является создание в 1885 г. Московского психологического общества при Московском университете и основание в 1889 г. журнала «Вопросы философии и психологии». Формирование научной среды, где ощущался явно повышенный интерес к психологии, обусловило тот факт, что психологические идеи присутствовали у большинства представителей позитивистских и естественноправовых концепций.

Первым крупным теоретиком в России, попытавшимся дать системный анализ психологии власти, был либеральный профессор Петербургского университета, правовед и социолог Николай Михайлович Коркунов (1853— 1904). В своих сочинениях («Общественное значение права», 1890; «Лекции по общей теории права», 1904), находясь на позициях позитивизма, он отстаивал тезис, что законы, управляющие явлениями органического и неорганического мира, применимы и к социальной жизни, выступал за социально-психологический детерминизм.

Правовое поведение, по Коркунову, основано на обязанности выполнять вытекающие из чужого права требования и соблюдать установленные нормами границы сталкивающихся интересов. Рождаясь и развиваясь в индивидуальном правосознании, юридические нормы постепенно облекаются в признанную людьми форму обычая, судебной практики, закона, становятся объективным фактором общественной жизни. Право начинает подчинять себе деятельность отдельных лиц в силу того, что оно признается ими как должный порядок общественных отношений, выступает как их субъективное представление о норме поведения.

Основу авторитета органов государственной власти Коркунов усматривает не во внешней их силе, а в признании их решений обязательными со стороны общества. Власть государства простирается настолько, насколько граждане сознают себя от него зависимыми.

Таким образом, государственная власть есть сила, обусловленная не волей властвующего, а сознанием зависимости от него подвластного. Поскольку для личности естественно противопоставлять интересу власти свои индивидуальные интересы, отстаивая и оберегая их, это приводит к созданию юридических норм, разграничивающих сталкивающиеся интересы власти и отдельных лиц, к ограничению власти правом. Действия власти должны соответствовать правосознанию подвластных, их представлению о государстве, его отношению к праву, личной и общественной свободе. С развитием гражданского общества, международного общения, вследствие общекультурного прогресса, делает вывод Коркунов, сознаваемая людьми зависимость от государства становится все более ограниченной и условной.

Основателем психологической школы права является Лев Иосифович Петражицкий (1867—1931). После окончания юридического факультета Киевского университета продолжил образование в Берлине, где серией научных статей по проблеме политики права оказал определенное влияние на немецкую юридическую мысль (в частности, на Р. Штам- млера). Затем занимал кафедру энциклопедии и философии права Петербургского университета. Либерал по политическим убеждениям, Петражицкий был депутатом I Государственной думы, входил в состав ЦК партии кадетов. После Октябрьской революции эмигрировал в Польшу, где вплоть до своей кончины занимал кафедру социологии Варшавского университета.

Концепция Петражицкого в значительной степени повлияла на философско-правовую и социологическую мысль России, Польши, Западной Европы и США. В 20-е гг. советские правоведы (М. А. Рейснер) активно использовали методологию Петражицкого для обоснования революционного правосознания как формы социалистического права. В немалой степени благодаря усилиям учеников Петражицкого (Г. Д. Гурвич, Н. С. Тимашев, П. А. Сорокин) его психоло- FO-правовой подход был усвоен в 20—30-е гг. научными школами Запада, что стало непосредственной предпосылкой возникновения социологической юриспруденции и других новейших социолого-психологических концепций права.

В основе теории Петражицкого, наиболее полно представленной в книгах «Введение в изучение права и нравственности. Эмоциональная психология» (1905) и «Теория права и государства в связи с теорией нравственности» (т. 1—2, 1909—1910), лежит сочетание элементов неокантианства и имманентной философии с принципами социального и индивидуально-биологического детерминизма. Отражением данной теоретико-познавательной конструкции явилась созданная им эмоциональная психология, рассматриваемая как универсальная наука об обществе. Психический аспект социальной действительности приобрел у Петражицкого значение всеобщей формы общественного сознания, проявления человеческой деятельности рассматривались как функция психики.

Отказавшись от традиционного деления психических явлений на сознание, чувство и волю и введя такую ключевую категорию, как «эмоция», Петражицкий выделяет следующие элементы психики: двусторонние, пассивно-активные (эмоции) и односторонние, а среди последних односторонне-пассивные (сознание, чувство) и односторонне-актив- ные (воля). Наиболее важны, с его точки зрения, этические эмоции (моральные и правовые), выступающие в виде психических переживаний лица по поводу своего поведения, выполняющие роль внутреннего цензора. Если моральные эмоции (нравственность) императивны (повелительны, не допускают выбора) и направлены на организацию внутренней душевной жизни человека, то правовые (право) — императивно-атрибутивны, т. е. предполагают определенную связь членов общества. Право, по Петражицкому, есть такое состояние психики, при котором лицо осознает свой долг (пассивно-атрибутивное свойство права) и свое правомочие на исполнение кем-либо обязанности (активно-атрибутивное свойство права). Необходимым условием бытия права является индивидуально-психический акт человека, способного к правовому переживанию.

Петражицкий выделяет право официальное и неофициальное, позитивное (гетерономное) и интуитивное (автономное). Официальное право, признанное и гарантированное государством, функционирует наряду с неофициальным, возникающим внутри различных социальных групп.

В отличие от официальной правовой моносистемы, неофициальное право характерно нормативно-ценностным разнообразием, значительно более широкой сферой применения, многоуровневой структурой. Позитивное право предстает в виде «нормативного факта», т. е. формально-определенного источника права (как правило, нормативно-правового акта). Интуитивное право существует помимо каких- либо традиционных правовых форм и является итогом внутреннего, интуитивного самоопределения индивида.

Находясь как бы в эпицентре человеческой психики, интуитивное право, по Петражицкому, способно быстро и точно улавливать потребности практической жизни и изменять в соответствии с ними свое содержание. Официальное и позитивное право не обладает необходимой мобильностью, поэтому с течением времени оно перестает отвечать интересам развивающейся личности, вступает в конфликт с ней. Чтобы избежать конфронтации, ведущей к разрушению не только официальной правовой системы, но и государства, общества, позитивное право должно вбирать в себя «аксиомы» интуитивного права, т. е. принципы построения самой правовой психики.

Государство, согласно Петражицкому, также есть факт правовой психики, которой свойственна потребность в силовом обеспечении исполнения долга и обязательства, а также в пресечении правонарушений. Отсюда гражданам принадлежит право использовать власть для охраны своих законных интересов.

Политика права ставит перед собой две задачи. Первая состоит в регулировании индивидуального и массового поведения посредством правовой мотивации, вторая — в совершенствовании человеческой психики, очищении ее от антисоциальных склонностей. Возрастающее влияние культуры ведет к постепенному отмиранию антисоциальных свойств психики, дает обществу возможность отказываться от негуманных правовых средств (например, жестокости наказаний). Однако до настоящего времени, по Петражицкому, правовая социализация по направлению к общему благу осуществлялась произвольно. Политика права как наука будет сознательно, а следовательно, более эффективно вести людей к совершенному социальному устройству, к господству «действенной любви в человечестве»,-

<< | >>
Источник: М. А. Маслин и др. История русской философии: Учеб. для вузов / Редкол.: М. А. Маслин и др. — М.: Республика,2001. — 639 с. 2001

Еще по теме Психологическая школа права:

  1. 4.1. Учитель права современной школы
  2. 5.2. Игры в обучении праву
  3. § 9. Этика и философія права. 1.
  4. 6. Какие существуют концепции происхождения права?
  5. § 3. Школа естественного права
  6. § 5. Социологическая школа права
  7. 5.1. Общая характеристика теорий происхождения государства и права
  8. 1.1. Реформирование школы после Октябрьской революции
  9. ВАРИАЦИЯ ШЕСТАЯ (QUASI-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ) Генезис н парадоксы схолатической культуры.
  10. Теория естественного права
  11. Психологическая школа права
  12. § 3. Социальная и социально-психологическая готовность ребенка к школе
  13. § 8. Школы и направления европейской и американской этнографии конца XIX — середины XX в.
  14. 4. Основные теории возникновения права
  15. Глава 1 Психологическая готовность ребенка к школе