<<
>>

Теория естественного права

Зарождение идей естественного права, согласно которым правовые ценности, нормы проистекают из естественной природы человека и не зависят от социальных условий, наблюдается уже в Древнем Китае (моизм), Древней Греции (Демокрит, софисты, Сократ, Аристотель), Древнем Риме (Цицерон, римские юристы).

В XVII—XVIII вв. в ходе европейских революций возникает классическая концепция естественного права (Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж. Ж. Руссо). Выполнив свою социальную функцию по идеологическому обоснованию буржуазных революций (объявление феодализма и монархизма противоестественным строем, обоснование прав и свобод человека, нового демократического устройства государства), эта концепция в первой трети XIX в. практически утрачивает свое значение и уступает место позитивистским правовым теориям. Однако на рубеже XIX—XX вв. понятие естественного права вновь возрождается. Опираясь на методологию новейших философских школ (неокантианство, неогегельянство, герменевтика, экзистенциализм, неотомизм и др.), естественно-правовая теория отодвигает на второй план позитивизм и идеи историзма и пытается дать свою модель развития общества.

В России после запрета в 1850 г. читать в университетах курсы философии, содержавшие идеи естественного права, начинается постепенное к ней возвращение. С начала 1900-х гг. образовалась весьма влиятельная естественно-правовая шкала (П. И. Новгородцев, Б. А.Кистяковский, Е. Н. Трубецкой, И. А. Покровский, Е. В. Спекторский, И. А. Ильин, Б. П. Вышеславцев, В. М. Хвостов и др.).

Если на Западе возврат к естественному праву, его новое прочтение диктовались кризисным состоянием европейской демократии (усиливающееся вмешательство государства в дела общества и личную жизнь граждан), то в России культивирование естественноправовых ценностей было направлено на формирование идеологической и организационной базы либерализма, борьбу с абсолютизмом, правым и левым радикализмом.

Кроме того, как в Европе, так и в России возрождение естественного права было одним из путей преодоления господствовавших в XIX в. материалистических, позитивистских учений и перехода к философскому идеализму. Не случайным отсюда представляется тот факт, что многие русские религиозные мыслители этого периода были сторонниками естественноправовой доктрины (С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, П. Б. Струве, С. JI. Франк и др.).

Признанным главою школы естественного права в России был Павел Иванович Новгородцев (1866—1924)—правовед, философ, социолог, профессор Московского университета. Новгородцев принимал деятельное участие в политической жизни страны: стоял у истоков создания партии кадетов и был активным ее членом, избирался в I Государственную думу, после Октября 1917 г. включился в антибольшевистскую борьбу. Важной стороной его биографии стало участие в сборниках «Проблемы идеализма» (1902) и «Из глубины» (1918). В эмиграции (с 1920) при участии чешского правительства основал в Праге Русский юридический факультет в местном университете и возглавлял его до своей кончины.

Многоплановая по содержанию философия права Новгородцева наиболее полно представлена в его обобщающем труде «Введение в философию права», состоящем из трех частей: первая — статьи «Нравственный идеализм в философии права» (1902) и «Государство и право» (1904), вторая — «Кризис современного правосознания» (1909) и третья — «Об общественном идеале» (1917, осталась незаконченной).

По Новгородцеву, разумное начало в личности есть присущая ей автономная нравственная идея. Разум является единственным источником идеи должного, морального закона, который представляет собой факт чистого сознания, безусловно достоверен сам себе, независим от исторической необходимости. Сущность морали проявляется в ее формализме, индивидуализме, абсолютизме, что определяет ее критическую функцию по отношению к действительности и служит основой бесконечного нравственного совершенствования. Нравственная идея в качестве идеала всегда императивна (повелительна), не связана с конкретным содержанием, существует исключительно в личностном сознании, имеет абсолютную ценность.

Будучи приложена к сфере социальных отношений, она, как полагает Новгородцев, приобретает форму естественного права, неизменной идеальной нормы с меняющимся содержанием. Она позволяет установить возможность синтеза личного и общественного, определить соотношение относительного и абсолютного, разрабатывать социальные идеалы.

Абсолютная основа естественного права раскрывается в моральной идее личности, которая выступает идеалом и целью самой себя и критерием оценки существующей политико-правовой реальности. Автономная моральная личность представляет собой основу идеального общественного устройства, ее естественно-правовой идеал служит средством организации правопорядка и политических институтов. А так как между идеалом и реальностью, считает Новгородцев, всегда существует разрыв, то личность как носитель естественно-правовой идеи постоянно конф- ронтирует с действующим законом, стоит в оппозиции к государственной власти.

В этом несоответствии Новгородцев усматривает источник кризиса правосознания, который, по его мнению, в конце XIX — начале XX в. глубоко затронул классическую теорию правового государства и демократические институты Запада. В результате возникло неразрешимое противоречие между свободой и демократией, коренящееся, по Новгородцеву, в метафизической природе личности, ее вечной неудовлетворенности наличным правопорядком и стремлении к абсолютной свободе. Новгородцев призывает отказаться от традиционного формально-юридического правосознания в пользу нравственно-психологического и религиозно-метафизического понимания взаимоотношений государства и личности, что нашло отражение в его концепции абсолютного социального идеала.

Эта концепция знаменовала его переход на позиции консервативного либерализма в духе умеренного славянофильства, формулировалась им как принцип всеобщего свободного универсализма, где свобода, равенство и всеобщность объединения лиц сочетаются в свободной солидарности всех. Подобный идеальный социальный универсум (генетически связан с положениями Платона, В.

С. Соловьева, С. Н. Трубецкого) представляет собой развивающуюся нравственную идею (нравственный закон — естественное право — абсолютный идеал), эволюцию представлений личности от осознания ею своей нравственной природы к формированию требований нравственной организации общества, принципов оптимального сочетания государства и личности. Однако императив бесконечного нравственного совершенствования делает невозможным, по Новгородцеву, соответствие абсолютного идеала и действительности. Не реализуемый в жизни идеал становится потенциально достижимым в контексте православной догматики, его воплощение как вневременного и иррационального образа, уже существующего, но еще не осуществленного, Новгородцев выносит за пределы человеческой истории в сферу сверхисторического.

Богдан Александрович Кистяковский (1868—1920), философ, социолог, правовед, учился в различных университетах России и Европы (в том числе в Берлине — у Г. Зимме- ля, в Гейдельберге — у Г. Еллинека). Активно занимался политической деятельностью: участвовал в украинском национальном движении, был членом социал-демократических кружков, стоял у истоков создания партии кадетов; неоднократно подвергайся арестам и ссылкам. Кистяковский — один из идеологов веховства (публиковался в сборниках «Проблемы идеализма» и «Вехи»). Он много преподавал (в том числе в Московском университете), был профессором Киевского (с 1917) и Украинского государственного (с 1918) университетов, членом Украинской Академии наук (с 1919), редактировал ряд журналов. Главной его книгой является «Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права» (1916).

По общефилософским основаниям своих взглядов Кистяковский — неокантианец Баденской школы, отстаивавший необходимость создания научной философии, предметом которой являются нормы сознания и культуры (мир должного). Наукой, изучающей закономерности долженствования социальных явлений, призвана стать, по его мнению, социология. Центральными объектами нормативной социологии Кистяковского были право и государство.

Стремясь осмыслить право комплексно, Кистяковский выделяет в нем несколько аспектов: социальный (право как один из элементов мира должного), психологический (право как совокупность представлений, эмоций и волевых установок), государственноорганизационный (связь с государством) и нормативный (право как совокупность «конститутивных категорий мышления», изначально ему присущих и имеющих метафизическую природу). Нормативное свойство права представляется ему главным, ведущим. Право в этом плане обусловлено в своем развитии двумя этическими целями — свободой и справедливостью.

Суть государственной власти Кистяковский усматривает не в ее организационно-материальном (наличие вооруженных людей, органов управления) и принудительно-силовом характере, а в духовной природе. Однако государство является нормативной сущностью как бы второго порядка, имеющей свое оправдание и цель в праве — подлинной основе власти. Государство, таким образом, есть не что иное, как реализованное право, осуществляющиеся в культуре свобода и справедливость. Именно поэтому власть в современном государстве, по Кистяковскому, становится правовой.

Стараясь устранить субъективизм философии права Канта (личность — единственная цель), Кистяковский предлагает возродить его естественно-правовую философию в новой формулировке: «Самоцелью являются одинаково и личность, и общество»[316]. Кроме того, его трактовка естественного права имеет социалистический оттенок: к природным неотчуждаемым правам личности он причисляет право человека на достойное существование, материально гарантированное со стороны общества и государства. В итоге наиболее совершенным типом государственного бытия Кистяковский признает правовое, социально справедливое государство, в котором осуществляется классовая солидарность, единение народа и власти.

<< | >>
Источник: М. А. Маслин и др. История русской философии: Учеб. для вузов / Редкол.: М. А. Маслин и др. — М.: Республика,2001. — 639 с. 2001

Еще по теме Теория естественного права:

  1. Глава 8. Теория доказательства: пропозициональные правила
  2. Глава 10. Теория доказательства: кванторные правила
  3. § 1. Предмет изучения и история науки, называющейся историей права
  4. § 1. Право как общественный идеал
  5. § 3. Право как описание материальной сущности
  6. О НАУЧНЫХ СПОСОБАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА, ЕГО МЕСТЕ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЕГО ОТНОШЕНИИ К НАУКЕ О ПОЗИТИВНОМ ПРАВЕ
  7. НАУЧНЫХ СПОСОБАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА, ЕГО МЕСТЕ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И ЕГО ОТНОШЕНИИ К НАУКЕ О ПОЗИТИВНОМ ПРАВЕ *
  8. § 1. Понятие и генезис прав человека
  9. § 2. Права человека как критерий нравственного измерения политики и государственной власти
  10. § 4. Права человека как сфера взаимодополнения права и морали
  11. § 3. Школа естественного права
  12. 5.1. Общая характеристика теорий происхождения государства и права
  13. 9.4. Психологическая теория права и возможности ее использования в юридической практике
  14. 10.4. Теория естественного права
  15. 2.2. Русская цивилистическая наука и культурное наследие римского права
  16. Теория естественного права
  17. 1. Содержание понятия «государство». Теории происхождения государства и права.
  18. 5. Теория государства и права и международное право
  19. § 2. Теория государства и права в системе юрилических наук
  20. 4. Основные теории возникновения права