<<
>>

Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем», её лексическое наполнение

Специфические признаки концепта «Контакт» оказывают влияние на формирование структурной схемы, ядра предложения, и на формирование компонентов предложения не входящих в структурную схему.

Выборка фактического материала, вербализующего концепт «Контакт», позволила вычленить 18 структурных схем, означаемым которых является типовая пропозиция «контакт», смысловое наполнение которой позволило актуализировать присущие концепту базовые (основные, концептуальные) признаки. Ряд схем представлен как основной своей разновидностью, так и её вариантами, под которыми мы понимаем структурную схему, отличающуюся от основной (доминантной) схемы наличием объектной словоформы, появление которой обусловлено семным составом предикативного компонента, определившим валентный потенциал, сочетательные возможности. Кроме того, выделяем также и вариации структурной схемы как результат её функционирования в речи (модификации). Структурно-семантический подход к выделенным схемам показал их функциональную неоднозначность, что позволило нам дифференцировать их на схемы специализированные, предназначенные только для репрезентации данного концепта [Казарина 2002а: 55] и неспециализированные для вербализации концепта «Контакт», являющиеся также маркёрами других концептов, что свидетельствует о взаимодействии исследуемого концепта с другими концептами русской языковой картины мира.

Специализированными маркёрами концепта «Контакт» являются схемы «кто/что трогает кого/что чем» и «кто/что касается кого/чего чем». Другие схемы, в означаемом которых присутствует сема ‘контакт’, являются специализированными знаками других концептов, соотносящихся с концептом «Контакт: «кто/что бьёт кого/что чем», «кто/что бьётся об кого/что чем», «кто ведёт по кому/чему чем», «кто/что царапает кого/что чем» и «кто царапается чем», «кто/что давит кого/что чем» и «кто прижимается к кому/ чему чем», «кто/что двигает кого/что чем», «кто разделяет кого/что чем», «кто очищает кого/что чем» и «кто очищается чем», «кто погружает что во что», «кто/что обдаёт что чем», «кто соединяет что с чем», «кто влипает во что», «кто/что в каком состоянии как следствие физического воздействия».

Специализированная структурная схема «кто/что трогает кого/что чем» как знак концепта «Контакт» зафиксирована в 43,54 % высказываний общей выборки. Опираясь на данные словарных источников, мы выделили 138 глагольных предикативов (2116 примеров), дифференцируемых с учётом места семы ‘контакт’ в их семемном составе на следующие группы:

1. Предикативы собственно контакта: перебирать (15), пробовать (17), трогать (74), щупать (57).

2. Предикативы отношения к кому-либо, выражение которого предполагает контакт: лобзать (5), лапать (3), обвивать (13), обнимать (171), целовать (234), чмокнуть (3).

3. Предикативы контакта, наступающего в момент схватывания: взять и брать (573), вырвать (14), держать (196), достать (4), зацепить (9), клевать (2), поймать и ловить (32), тяпнуть (1), хватать (363), цапать (3).

4. Предикативы контакта, совершающегося при движении (столкновении): встречать (7), задевать (29), зацепить (10), наскакивать (1).

5. Предикативы контакта, совершающегося при перемещении по поверхности объекта: гладить (89), лизать (38), програбить (1), расправить (3), скрести (2), чесать (53), шарить (36), щекотать (17).

6. Предикативы повреждения тела живого существа, осуществляемого при контакте с последним: колоть (12).

7. Предикативы кругового покрытия объекта, осуществляемого при контакте с последним: обвивать (8), обхватывать (26).

8. Предикативы, обозначающие физиологическое действие (кормление,

Л

потребление жидкости), сопровождаемое контактом: сосать (14) .

Нерегулярно в качестве структурообразующего компонента указанной структурной схемы, по нашим данным, используются усечённые глагольные формы (13): тяп, хап, хвать, цап, чмок (см.: Приложение. Таблица 1.2) и лексикализованные словосочетания (8): брать (заключать) в объятия, запечатлеть (напечатлеть) поцелуй; отвечать лобзанием; сыпать поцелуи; стирать поцелуями (что) (см.: Приложение. Таблица 1.3).

Сделаем необходимое пояснение к нашему списку. Очевидно, компонент «контакт» входит в содержательную структуру выделенных предикативов в разном качестве.

Так для некоторых из них сема ‘контакт’ является основным компонентом значения (трогать, взять, обнимать, целовать и др.). Необходимо также подчеркнуть, что сила контакта, устанавливаемая производителем действия, может различаться в зависимости от ситуации и определяется субъектом-агенсом, однако, некоторые исследователи считают, что, например, глагол взять, а также держать и схватить объективируют действие, обусловленное контактом с некоторым лицом или предметом с приложением силы [см. об этом: Апресян 1995, Т. 1: 276; Падучева 2004: 48].

Предикативы несовершенного вида обозначают действие повторяющееся, в его течении, без указания на предел, а предикативы совершенного вида - действие, ограниченное пределом в какой-либо момент его осуществления. Предикативы с суффиксом -ну- (цапнуть, тяпнуть, клюнуть, лизнуть) как глаголы однократного способа действия, соотносятся с глаголами несовершенного вида (цапать и т.д.), фиксирующими действие, разложимое на цепь моментов [Грамматика 1970: 347]. Глагольный предикатив пробовать и его дериваты с семой ‘контакт’ в используемых нами словарных источниках не фиксируют значения контакта с предметом в широком смысле. [2]

Обратимся к рассмотрению влияния концептуальных признаков на компонентный состав выделенной структурной схемы.

Бесспорно, предикативность определяется как основной признак предложения. Для фиксации предикативного отношения в структуре высказывания необходимо присутствие трёх языковых знаков: знак субъекта, знак отношения и знак предиката [Попова 1996: 255; см. также: Арутюнова 1999: 454]. Признавая ведущую роль личного глагола в структуре предложения, исследователи признают, что количество и форма актантов задаётся семантикой глагола. С.Д. Кацнельсон полагает, что глагольный предикат является составным элементом устройства будущего предложения[см. также: Шарандин 2003], располагает «местами» или «гнёздами» для словоформ, категориальные признаки которых соответствуют категориальным признакам «гнезда».

Учёный утверждает, что составление внешних форм в предложении отражает внутреннее сочленение лексических значений, устанавливаемое валентностью предикатива, то есть «содержательной валентностью глагольного значения», обусловливающего возможность его сочетания с именами в определённой субъектно-объектной функции [Кацнельсон 1972:47], и категориями «заполнителей» его гнёзд, поскольку именно скрытые категории имён устанавливают их способность заполнять «места при глаголе» [Кац- нельсон 1972: 88].

Так предикатив держать и его производные обосновывают наличие позиций агенса и страдающего объекта: Аркадэк держал меня за руку, и его рука была горяча и дрожала (Горький. Старуха Изергиль). Как видно, здесь присутствует четвёртый компонент, указывающий на способ совершения действия-контакта (воздействие на конкретную часть объекта). Данное действие, объективируемое указанными предикативами и связанное с удержанием объекта, агенс-человек совершает руками: Нижняя челюсть у Шмита так прыгала, что он бросил револьвер наземь и нажимал, изо всех сил держал свой подбородок обеими руками (Замятин. На куличках). Спорадически семантика предикатива предполагает присутствие лексемы со значением нижней конечности: Тогда Макар подумал про себя, что дело его плохо, и, подойдя к весам, попытался незаметно поддержать чашку ногою (Короленко. Сон Макара). Однако в значительной части высказываний позиция данного актанта оказывается излишней.

Совершение агенсом-человеком действия посредством рук также аргументирует наличие в высказывании предложно-падежных словосочетаний со значением способа совершения действия: Нож он (Гастон) держал уже в руке, по-испански - лезвием к себе (Толстой А.Н. Гиперболоид инженера Гарина). Семантикой предикатива задаётся наличие подобных словосочетаний и в том случае, когда производителем действия является животное, для которого хватательным органом посредством которого осуществляется контакт, является пасть (зубы): Когда мало-помалу всё это затихло, волчиха успокоилась немного и стала замечать, что её добыча, которую она держала в зубах и волокла по снегу, была тяжелее и как будто твёрже, чем обыкновенно бывают в эту пору ягнята; и пахло как будто иначе, и слышались какие-то странные звуки...

(Чехов. Белолобый).

Исследуемую структурную схему формируют акциональные предикаты, объективирующие активное целенаправленное действие, которое осуществляется, как правило, лицом или иным живым существом [см. об этом: Золотова 1998:61], ситуация действия является контролируемой, поскольку в подобной ситуации обязательно имеется участник, управляющий данной ситуацией [см. об этом: Зализняк 1992: 140], поэтому и контакт с объектом зависит от целеполагания производителя действия (агенса).

Сказанное обосновывает появление в позиции производителя действия в структуре высказывания лексем, номинирующих человека как представителя живых существ, обладающих способностью мыслить (95,7 % высказываний с предикатами касания), поскольку такой агенс может воспроизводить действие согласно собственной целевой установке, становясь участником тех или иных процессов, «требующих от него затрат собственной энергии, волевых действий» [Кильдибекова 1985: 43] и приводящих к осуществлению действия-контакта. Данный факт предопределяет номинирование агенса референтным личным именем: Рюрик тихонько пальцем тронул Курымушку, а тот ткнул его в бок кулаком (Пришвин. Кащеева цепь) или его субституен- том: Я хотел уже подняться на забор, как кто-то схватил меня за руку (Короленко. В дурном обществе).

По материалам нашей выборки субъектив также представлен лексемами, номинирующими

1) части тела человека (1,24 %): рука, уста (устар.) - ‘рот, губы’ [РСС 1998: 484], борода, башмачок (действие осуществляется нижней конечностью): И впрямь Авдотья Николавна / Была прелакомый кусок. / Идёт, бывало, гордо, плавно - / Чуть тронет землю башмачок (Лермонтов. Тамбовская казначейша);

2) антропоморфное мифологическое существо (0,24 %): Архангел, бес, демон, русалка, скелет: На верху горы стоит Архангел, / Снопик молний в белой ручке держит (Горький. Девушка и смерть);

3) животных (1,28 %): баран, волчата, козлёнок, медведь, олень, собака (Каштанка (кличка собаки)), щенок: Упала в снег; медведь проворно / Её хватает (Татьяну) и несёт (Пушкин.

Евгений Онегин), птиц (0, 28 %) гусь, воробей: Тогда он (воробей) пошевелил ножками денежные монеты, взял из них клювом самую мелкую бронзовую копейку и улетел с ней неизвестно куда (Платонов. Любовь к родине, или Путешествие воробья); представителей ракообразных (креветка) и пресмыкающихся (0,09 %): - Ну, ступай, целуйся, да - скорее! / Ночь - твоя, а на заре - убью! / И на камень села, - ожидает, / А змея ей жалом косу лижет ; частей туловища позвоночного водного животного (0,05 %): Было нестерпимо жарко, раскалённый песок жёг ноги, и чешуя и кости рыб кололи их (Горький. Мальва); [3]

4) растения и их части (0,52 %): ветви, деревья, сучья, трава [о случайном характере совершения действия см.: Кильдибекова 1983: 11]: Теперь даже дальние деревья протягивали длинные ветви на его дорожку и хватали его за волосы, били по глазам, по лицу (Короленко. Сон Макара);

5) часть одежды (0,09%): Пёстрая чалма наискось покрывала его голову, широкий пояс обхватывал тонкую поясницу (Пушкин. Кирджали);

6) вид оружия (0,09 %): сабля, стрела: сабля встретила плашмя дубину другого разбойника и разлетелась на полы (Толстой А.К. Князь Серебряный);

7) поток воздуха или воды[4] (0,43%): ветер, вода, волна, дождь: Я смотрел на мизинец Тимофея, жалобно высунувшийся из грязи, на его вспухший затылок, - дождь гладко причесал жёсткие волосы, и над ними было видно синюю кожу (Горький. Тимка);

8) снасти на судне (0,05 %): Их такелаж обнимал собой мачты и казался цепкими водорослями, поднявшимися со дна вместе с этими чёрными гигантами, опутанными их сетью (Горький. Челкаш);

9) изменение положения предмета (0,05%): Случайное движение руки задело у Инны её локоны, и Алпатов увидел что-то в ней новое (Пришвин. Кащеева цепь).

Таким образом, наряду с личными именами выделены лексикограмматические группы имён живых существ и неживых предметов, что не позволяет говорить в полной мере о наличии таких признаков концепта «Крнтакт» как ‘целенаправленность’ и ‘контролируемость действия’. На наш взгляд, выделение первых трёх групп обосновано влиянием этих признаков: например, в первой группе через наименования частей тела представлен метонимический производитель действия, во второй группе - наименования несуществующих существ, приравниваемых к человеку, поэтому способных совершать действие, приводящее к контакту с объектом. В третьей группе зафиксированы субъективы, представленные лексемами, называющими живые существа, которые осуществляют ряд действий, сопровождающихся контактом, обоснованным их поведенческими реакциями. Реже позиция субъекта представлена собственно предметными именами, что свидетельствует о случайном характере совершения действия-контакта[5].

Возникающий в окружающей действительности физический контакт предполагает взаимодействие производителя действия с некоторым предметом. Тот предмет (в широком смысле), на котором сосредоточено действие [Русская грамматика 1980, Т.2: 124], и понимается нами как страдающий объект. Содержательной структурой предикатов со значением контакта определяется наличие в высказываниях объектной словоформы, поэтому концепт «Контакт» обладает базовым признаком ‘направленность действия на объект’, локализующимся в зоне ядра исследуемого концепта. Обычно позиция объекта в содержательной структуре высказывания предназначена для лексем в форме винительного падежа.

Семантика предикатива и его лексическое наполнение оказывают влияние на способ выражения объекта. По материалам нашей выборки объектив представлен лексемами, номинирующими

1) человека, представленного конкретно референтным именем: По уговору слепой Павел трогал Петра за левое плечо, когда глухарь начинал песню, и Петр под песню стрелял (Пришвин. Корабельная чаща) или субститу- ентом: Лось, сотрясаясь от отчаяния, обхватил её (Катю), прижался (Толстой А.Н. Аэлита);

2) части тела человека (бок, борода, висок, волосы, глаза, голова, горло, грудь, живот, затылок, зуб, колено, коса, космы, кожа, лицо, лоб, нога, ноздри, плечи, подбородок, подмышки, пролежни, пульс (касание руки. - А.М.), поясница, рот, рука, рана, рёбра, стан, сукровицы, тело, ус, ухо, хрящ, шея): Но сильная чья-то жаркая рука / Хватает руку Зары. /Страстен, молод / Огонь руки сей!.. сакля далека... (Лермонтов. Аул Бастунджи);

3) лексико-семантический класс животных (баран, верблюд, заяц, конь, кот, лошадь, морская свинка, олень) и птиц (галчонок, голубь, гусь, коршун) и их частей (лапки, крыло, ухо, шерсть): Раз даже он с выражением алчности на лице забрал в кулак её лисье ухо, потрепал и проговорил с расстановкой: - Чтоб... ты... из...дох...ла, холера! (Чехов. Каштанка); Хозяин потрогал его (гуся) за шею, погладил по спине (Чехов. Каштанка);

4) представителей отряда насекомых (бабочка) или их частей: Он (паук) всеми своими ножками обнимал брюшко бабочки и высасывал её (Пришвин. Незабудки);

5) растение или его части (берёза, бутоны, ветвь, грибы, кактус, коряга, мох, полено, растения, сучок, травы, трилистник, хлыст, цветы): Вода задевает бутоны новорожденных желтых цветов, и так рождается водная дрожь от цветов (Пришвин. Фацелия);

6) предметы быта, одежды, украшения и под.: (галстук, картуз, костюм, одежда, пиджак, платье, пола, рубаха, рукав, свита, фуражка, чулки, шапка, шляпа; кольцо, лорнет, ожерелье; ковёр, платок, покров, полотенце, одеяло, подушка): И сердце его билось; он (Александр) с судорожным трепетом обнимал подушку и долго ворочался с боку на бок (Гончаров. Обыкновенная история);

7) предметы вооружения или собственно оружие (броня, молоток, молот, чекан, нож, кинжал, копьё, меч, сабля, шпага, шашка, щит, топор, пистолет, револьвер, винтовка, берданка, дуло, нагайка, плеть): Широкоплечий детина держал в руке чекан, молот, заострённый с задней стороны и насаженный на топорище (Толстой А.К. Князь Серебряный);

8) судна и части их оснащения (лодка, мачта, борт, бимс): Волна подхватила лодку и ловко ткнула её в песок (Горький. Челкаш);

9) части конской сбруи (вожжи, поводья, седло, стремя, узда): Альфонс садится на коня; Ему хозяин держит стремя (Пушкин. «Альфонс садится на коня...»);

10) устройства, приборы и их части (аппарат, бинокль, подшипник, рессоры, ручка регулятора, тело машины, термометр): Это опять механик: он всё знает, всё и всегда. Берёт бинокль, смотрит (Замятин. Три дня);

11) еду, напитки, столовую посуду (блин, горох, калач, каравай, картошка, коврига, конфекта (конфета), кусок, куча сухарей, лакомство, лимон, морковь, мука, огурец, орех, пирожок, пирожное, просфора, сахар, селёдка, соевые бобы, хлеб, ягоды, яблоко; вино; горшочек, кастрюлька, котелок, кружка, кувшин, ложечка, поднос, половник, стакан, скляночка, чайник, чарки, чашка): Царевна хочет / Выйти к ней и хлеб взяла, / Но с крылечка лишь сошла, / Пёс ей по ноги - и лает, / И к старухе не пускает (Пушкин. Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях);

12) предметы мебели:- Только две, - ответил он (Фома) и зачем-то пощупал стул, на котором сидел (Горький. Романтик);

13) виды печатной или рукописной продукции, материал, используемый для письма или рисования (документ, газеты, карточка, книга, лист, письмо, тетрадка, телеграмма, карандаш, кисти, мел, перо): Она (Катя) схватила карандаш и приготовилась записывать (Казакевич. Звезда);

\4) постройки и их части и соотносимые с ними артефакты (дверь, ключ, кирпич домов (стены. - А.М.), порог, рама, стены): Максим припал к порогу светлицы и облобызал его (Толстой А.К. Князь Серебряный);

15) вместилище для чего-либо (баночка, бутылка, корзина, коробка, лукошко, мешок, саквояж, свёрток, сумы, флакон, шкатулка, ящик): Старуха ощупала его сумы и, узнав, что они наполнены монетами, отпустила его (Лермонтов. Ашик-Кериб);

16) музыкальные инструменты и их части (арфа, балалайка, бубен, гармоника, гитара, дутара [‘щипковый музыкальный инструмент с двумя струнами, длинным грифом и корпусом грушевидной формы’, см.: МАС т. 1: 454], свирель, улла (узкая деревянная дудка. - А.М.), клавиши, лира, лютня, смычок, струны): Развеселить его желая, /Леила бубен свой берёт; / В него перстами ударяя, / Лезгинку пляшет и поёт (Лермонтов. Хаджи Абрек);

17) орудия или инструменты, используемые для совершения различных действий (булавка, весло, гребёнка, козья ножка ((спец.) инструмент для удаления зубов. - А.М.), кочерга, линейка, лопата, метла, ножницы, совок, соха, трость, чапля ((обл.) сковородник. - А.М.), шпильки, щипцы, щётка): Фельдшер берёт козью ножку, минуту смотрит на неё вопросительно, потом кладёт и берёт щипцы (Чехов. Хирургия);

18) денежные знаки (ассигнация, бумажки, грош, деньги, копейка, пятак, рубль, целковый): «Нет, - говорю, - это твоё средство, ваше благородие, не подействует», - а сам взял, вырвал у него из рук бумажки, поплевал на них да и бросил» (Лесков. Очарованный странник).

Помимо основной разновидности схемы «кто/что трогает кого/что чем» зафиксирован также её непродуктивный вариант «кто трогает за что чем» (0,06 % высказываний). Предложно-падежное сочетание «за + вин. пад.» предназначено для функционирования с глагольными лексемами со значением «схватывания» предмета посредством рук или зубов [Попова 1969: 80], однако, данная конструкция при предикативах брать, держать, ловить, обнимать, попробовать, тронуть, хватать, цапнуть называет часть схватываемого предмета, с которым контактирует агенс: хватать кого/что за что чем - объект как целое и его часть: Подождал Барыба, кашлянул. Подошёл, тронул за рукав монашка - спит (Замятин. Уездное). В высказываниях, в которых это сочетание используется для представления целостного объекта значение «схватывания» теряется: задеть/зацепить за что чем - объект рассматривается нами как точка контакта, с которой сталкиваются при движении: Я оторвал от себя его (князя Шакро) руки одну за другой и стал толкать его в воду, стараясь, чтоб он задел своими руками за верёвки (Г орький. Мой спутник).

Спорадически объект представлен как сложная синтаксическая конструкция: Старый Ванька схватил в руку что попалось ему среди кустов и

запустил в голову павлина этим предметом (Платонов. Джан).

Как уже подчёркивалось, для непосредственного воздействия на объект, приводящего к контакту с последним, производителю действия необходимо находиться на расстоянии, которое позволит ему достичь тактильного контакта с некоторым предметом или лицом. В научной литературе употребляются также термины «пространственное воздействие» и «пространственный контакт» [см. об этом: Апресян 1995, Т. 1: 276]. Устанавливаемый тесный контакт между производителем действия и некоторым лицом или предметом осуществляется или посредством неотторгаемых частей тела субъекта- агенса (непосредственный физический контакт: взять руками, провести ладонью, ударить ногой и др.), или при использовании некоторого предмета, который производитель действия удерживает в руках (опосредованный контакт: взять щипцами, ударить палкой и др.). М. Гиро-Вебер, указывая на особенности семантической группы глаголов физического контакта, доказывает, что данные лексемы представляют ситуацию физического воздействия субъекта на объект, осуществляющуюся с применением некоторого инструмента [см. об этом: Гиро-Вебер 1999: 18], поэтому материализация действия- контакта также осуществляется при использовании агенсом некоторого предмета, посредством которого оказывается воздействие на объект. Признак ‘орудийность’ в высказываниях представлен выборочно, поскольку позиция орудия или инструмента чаще остаётся нематериализованной или даже излишней. Данный актант вербализуется лексемами в форме творительного падежа при предикативах взять и брать (15), гладить (11), держать (6), достать (3), задевать (5), лизать (3), обвивать (11), обнимать (7), пробовать (8), програбить (1), прильнуть (6), пришпилить (1), трогать (11), уколоть (1), хватать (21), целовать (2), чесать (6), шарить (3), щекотать (3), щупать (11) в 6, 43 % высказываний и представляет:

1) части тела человека (грудь, бок, ноги, пятка, плечо, рука, лапы, пальцы, ладони, ногти, голова, губы, уста, усы, борода, волосы) или части одежды (рукав; контакт осуществляется рукой. - А.М.): А цыганочка сейчас поднос в одну ручку переняла, а другою мне белым платком губы вытерла и своими устами так слегка даже как и не поцеловала, а только будто тронула устами, а вместо того точно будто ядом каким провела, и прочь отошла (Лесков. Очарованный странник);

2) части туловища представителя класса животных (язык, жало (язык.- А.М.), пасть, зубища, хвост, лапина, лапки) или птиц (когти): Жалька тщательно собрала языком, и когда всё вылизала, носом толкнула миску, и опять из-под неё осталась каша (Пришвин. Глаза земли);

3) часть туловища представителя отряда членистоногих: Он (паук) всеми своими ножками обнимал брюшко бабочки и высасывал её (Пришвин. Незабудки);

4) части растений: Деревья перестали покачиваться и задевать друг друга сучьями; они выпрямились; только изредка наклонялись верхушками между собою, как будто взаимно предупреждая себя шёпотом о близкой опасности (Гончаров. Обыкновенная история);

5) специальный инструмент или оружие (ключ, смычок, спицы, пинцет, булавка, багор, щуп, палка, кончик шлегера, копьё, сабля, колесо, маховик, гребень): Мотя тронул гайку разводным ключом на полповорота (Платонов. Происхождение мастера).

Подчеркнём, что при рассмотренном выше метонимическом способе представления действия, сопряжённого с физическим контактом, позиция инструмента действия оказывается невозможной, что прослеживается при рассмотрении компонентного состава большинства выделенных структурных схем, поскольку одним из главных компонентов высказывания становится инструмент в широком смысле: при перемещении некоторого предмета по направлению к определённому лицу или предмету оказывается воздействие [см. об этом: Кустова 2004: 70], сопровождающееся контактом с последним при использовании этого предмета в качестве орудия воздействия: Бледные руки хватают песок; / Шепчут уста непонятный упрёк... (Лермонтов. Морская царевна) = ‘агенс воздействует на некоторую поверхность при контакте, осуществляемом непосредственно руками’; В синей пещере на дне - чуть виден тонконогий рыжий олень. Шею ему обхватили горячие руки, горячие губы целуют, целуют, целуют - кругом всю заиндевелую морду (Замятин. Север) = ‘агенс проявляет своё отношение к объекту при контакте, осуществляемом губами’.

<< | >>
Источник: Михайлов Алексей Викторович. КОНЦЕПТ «КОНТАКТ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРУКТУРУ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 2014

Еще по теме Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем», её лексическое наполнение:

  1. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем», её лексическое наполнение
  2. 3.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем»
  3. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что бьёт кого/что чем»
  4. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой простого предложения «кто/что давит кого/что чем», её лексическое наполнение
  5. 5.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что давит кого/что чем»
  6. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  7. 6.1. Отражение небазовых признаков концепта «Контакт» в позиционных схемах высказываний, в основе построения которых структурная схема «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  8. Базовые признаки концепта «Контакт», маркируемые высказываниями, в основе построения которых структурная схема «кто/что двигает кого/что чем»
  9. 8.1. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что царапает кого/что чем»
  10. 9.1. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что разделяет кого/что чем», её лексическое наполнение