<<
>>

4.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний с предикативами нанесения удара

Ситуация нанесения удара может содержать адресата, спорадически отмечаемого при предикативах влепить (2), вонзить (2), всадить (1), нашлёпывать (1), перешибить (1), поддать (1), пробить (1), пхнуть (1), рассечь (1), рубить (2), тыкать (3), хлопать (1); ляп (1), хрясь (1), что свидетельствует о наличии небазового признака концепта «Контакт» ‘адресованность’, обосновывающего наличие в высказывании конкретно референтных личных имён или субституентов в форме дательного падежа: Шелъга вытащил из жилетного кармана леденец и постучал им Ивану в зубы, покуда те не разжались, - леденец проскользнул в рот (Толстой А.Н.

Гиперболоид инженера Гарина); Когда Делорж копьём своим тяжёлым, / Пробил мне шлем и мимо проскакал, / А я с открытой головой пришпорил / Эмира моего, помчался вихрем (Пушкин. Скупой рыцарь). В единичном примере адресатом касания является растение: Гусев пхнул сапогом ему по корень, - ах, погань! - кактус повалился, вонзая в песок колючки (Толстой А.Н. Аэлита).

Концептуальный признак ‘темпоральность’ обусловливает появление модификации, представленной предикативом в форме прошедшего времени (97,3 %): Но когда Левин ушёл и Барашкин, сладко улыбаясь, дрожащими руками обнял Катю, ей стало вдруг невыносимо противно, и, оттолкнув его, она выбежала из блиндажа в шумящий лес (Казакевич. Звезда). Инвариант исследуемых схем в текстах художественных произведений встречается в 3,72% высказываний: А потом их бережно, без злости, / Головами стелют по земле / И цепами маленькие кости / Выбивают из худых телес (Есенин. Песнь о хлебе).

Отличительная особенность структурной схемы «кто/что бьёт ко- го/что чем», репрезентантами которой являются усечённые глагольные формы, заключается в том, что она не подвергается грамматическим (время формальными признаками не представлено, но контекст говорит о совершённом действии, соотносимым с прошедшим временем) и структурносемантическим модификациям.

Предикатив в форме будущего времени представляет модификацию, относящую действие в план будущего (0,8%): Он пел, что выпил пять возов дров и что старуха будет его колотить (Короленко. Сон Макара).

В 1,17 % высказываний представлена модификация, обогащающая содержательную структуру высказывания семами просьбы, повеления или приказа: - Потолкай его из-под низу! - слышит он голос Любима (Чехов.

Налим). Спорадически повелительное наклонение используется в переносном смысле, маркируя реально совершающееся действие, сопровождающееся контактом (0,1 %): Однажды Агашка - вот теперь за Кузьмой, его третья изба от околицы - толкнула как-то тебя, да нос до крови и расшиби: отец порол, порол её, я насилу умолила (Гончаров. Обыкновенная история).

Признак ‘темпоральность’ обусловливает фазовые модификации схемы «кто/что бьёт кого/что чем», определяющие наличие в структуре высказывания фазовых конкретизаторов (4,65 %) с семами:

1) ‘начать действовать, приступить к осуществлению определённого действия’ (начать (14), почать (1), стать (23), приниматься (1)): - Опять почал рукой тыкать! (Чехов. Налим);

2) ‘завершить действие’ (перестать (2), бросить (1)): Шельга бросил барабанить ногтями (Толстой А.Н. Гиперболоид инженера Гарина).

Признак ‘темпоральность’ обосновывает и наличие в содержательной структуре высказывания темпоральных конструкций со следующим значением:

1) предшествования действия нанесения удара другому действию: Сначала оттолкнула было меня: «Прочь! говорит, не прикасайтесь!» (Короленко. Чудная);

2) совершения действия нанесения удара после осуществления некоторого действия: Сейчас, увидев убийство, Воронков передумал: он выхватил клещи обратно из мешка и размозжил ими голову ближнего немца, того, что нацелился в Коншина, а затем тут же расшиб голову второго врага, который убил Серёгу (Платонов. Житель родного города);

3) указание на конкретное время совершения действия: Когда ко граду Константина / С тобой, воинственный варяг, / Пришла славянская дружина / И развила победы стяг, / Тогда во славу Руси ратной / Строптиву греку в стыд и страх, / Ты пригвоздил свой щит булатный / На цареградских воротах (Пушкин.

Олегов щит).

В окружающем нас мире время и пространство тесно связаны, позиционная схема высказываний с предикативами нанесения удара обосновывает наличие признака ‘локализованность’, вербализуемого предложно-падежной формой «в + предлож. пад.»: Марей в светлом кругу постукивает молоточком (Замятин. Север) и наречиями локативной семантики: Там Ганька уже постукивала полсапожками, одетая (Замятин. Наводнение).

Спорадически признаки ‘темпоральность’ и ‘локализованность’ обусловливают наличие соответствующих лексем в одном высказывании: - Перво в Медведевке мы их плетьми отшлёпали, да вдругорь на Поганой Луже Малюте оплеуху дали, да вот вчера на Москве боярин таки порубил их порядком (Толстой А.К. Князь Серебряный).

При осуществлении нанесения удара производитель действия, реализуя контакт с объектом, совершает его тем или иным способом, исходя из целевой установки, поэтому в позиционных схемах высказывания объективируются небазовые признаки концепта «Контакт»: ‘интенсивность’ и ‘способ действия’, определяющие наличие в позиционных высказываниях следующих атрибутивных элементов:

1) наречий и конструкций, выражающих характеристику или оценку действия (деловито, назидательно, робко, сердито, смачно, собственноручно; пьяными, спотыкающимися ударами): Тачка назидательно стукнула меня по затылку ручкой и потом лениво повернулась вверх дном (Горький. На соли); Барыба вынул вдруг руку из кармана и постучал ножом по тарелке - пьяными, спотыкающимися ударами (Замятин. Уездное);

2) наречий и предложно-падежных форм, определяющих меру или степень проявления действия (легонько, мягко, сильно, сильнее, нещадно, больно; из всей силы, в бешенстве; так, что сшиб с ног): Гусляйкин нещадно расталкивал Андрея Иваныча (Замятин. На куличках);

3) наречий, представляющих частотность осуществления действия (чаще, дважды, двадцать пять раз): И пуще торопит Малюта опричников, и чаще бьёт коней по крутым бёдрам (Толстой А.К. Князь Серебряный);

4) сравнительных оборотов с лексемой как: Ихошка, как коза, топнула ногами, замотала рыжей головой (Толстой А.Н.

Аэлита).

Признак ‘каузативность’ объясняет наличие в высказывании синтаксических конструкций соответствующей семантики (2 примера): Он обращался фамильярно и грубо с Обломовым, точно также, как шаман грубо и фамильярно обходится с своим идолом: он и обметет его, и уронит, иногда, может быть, и ударит с досады, но всё-таки в душе его постоянно присутствует сознание превосходства натуры этого идола над своей (Гончаров. Обломов); Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал меня шпандырем за то, что я качал ихнего ребятёнка в люльке и по нечаянности заснул (Чехов. Ванька).

Модификация схемы с включением частицы бы (0,63 %) вносит оттенок желания (признак ‘оптативность’): Я в волны моря, не бледнея, И беззащитного б толкнул (Пушкин. Цыганы). Концептуальный признак ‘оптативность’ также предопределяет в структуре высказывания наличие модальных конкретизаторов со значением ‘волеизъявление, намерение, желание осуществить действие’ хотеть (4) и желать (1), попытаться (1): А он как вскочит и хотел меня в ухо ударить (Лесков. Очарованный странник). Также используются модификаторы норовить (1), попытаться (2), стараться (1), любить (1), дополняющие содержательную структуру высказывания следующими семами:

1) ‘настойчиво стремиться сделать что-нибудь’: Он (Прошка), того и гляди, норовит ударить человека или сожрать что-нибудь из-под рук - и не увидишь. (Гончаров. Обыкновенная история);

2) ‘пытаться сделать’: Одну (лужу) я попробовал ткнуть ногой, и стекло разлетелось вдребезги с особенным звуком: др.. .др...др... (Пришвин. Весна лета);

3) ‘прилагать усилия’: Двое чабанов покатывались по земле, хохоча во всё горло, а старик с серьёзным, невозмутимым лицом старался отбивать ладонями такт пляски, но не мог его уловить, присматривался к танцу Ша-

кро, качая головой и шевеля усами, и всё покрикивал густым басом: — Гай- га! Так, так! Гай-га! Буц, буц! (Горький. Мой спутник).

Признаки ‘необходимость’ и ‘оптативность’ аргументируют включение безличных модификаторов, указывающих на вынужденность или желание осуществления действия (9 примеров): Мне захотелось ударить его кулаком по маленькой узкой головке (Горький.

Несогласный). Данная модификация приводит к формированию новой структурной схемы - знака концепта «пациенс претерпевает состояние», не являющейся предметом нашего рассмотрения.

Онтологическая природа нанесения удара отмечена способностью его осуществить при определённых условиях, что позволяет выделить признак ‘возможность’, определяющий наличие модификаторов с семами ‘возможность’, ‘способность совершения действия’ (3): На другой день он сносно защищается, на третий ухитрился влепить в маску противника свой шлегер с такой силой, что оторванная проволока насквозь пробила щеку учителя (Пришвин. Кащеева цепь); «Разбой!» - заревел мужик, опомнившись и стараясь приподняться; но Юрий уже успел схватить Ольгу, посадить её в телегу, повернуть лошадь и ударить её изо всей мочи; она кинулась со всех ног; мужик ещё раз успел хриплым голосом закричать: «Разбой!» (Лермонтов. ).

Выявленные модификации схемы «кто/что бьёт кого/что чем» позволяют говорить о том, что среди них самой часто встречающейся является модификация, представленная предикативом прошедшего времени.

При функционировании структурной схемы в речи различные модификации могут сочетаться в рамках одного высказывания: грамматическая и модальная модификации, вносящие в содержательную структуру сему ‘гипотетическое желание действия нанесения удара’: Я желал бы в последний момент жизни схватиться за новую жизнь, пхнуть ногой доктора так, что бы он улетел от меня вместе с бинтами и пузырьками (Пришвин. Глаза земли).

Итак, базовые концептуальные признаки ‘агентивность’, ‘контролируемость’, ‘активность’, ‘динамичность’, ‘направленность на объект’, ‘орудий- ность’ маркируются структурной схемой «кто/что бьёт кого/что чем». Среди небазовых признаков концепта «Контакт» указываем ‘темпоральность’, ‘локализованность’, ‘каузативность’, ‘условность’, факультативно реализуемые и дополнительно актуализирующие типовую пропозицию ‘время’, ‘место’, ‘цель’, а также ‘оптативность’, ‘необходимость’, ‘возможность’, представленные лексико-грамматическими средствами позиционной схемы.

<< | >>
Источник: Михайлов Алексей Викторович. КОНЦЕПТ «КОНТАКТ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРУКТУРУ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 2014

Еще по теме 4.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний с предикативами нанесения удара:

  1. § 2. Признаки концепта «Контакт»
  2. 3.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем»
  3. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что бьёт кого/что чем»
  4. 4.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний с предикативами нанесения удара
  5. 5.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что давит кого/что чем»
  6. 6.1. Отражение небазовых признаков концепта «Контакт» в позиционных схемах высказываний, в основе построения которых структурная схема «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  7. 7.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что двигает кого/что чем»
  8. 8.2.Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний с предикативами повреждения
  9. 9.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что разделяет кого/что чем»
  10. § 10. Базовые признаки концепта «Контакт», маркируемые структурной схемой простого предложения «кто очищает кого/что чем», и небазовые признаки, представленные в позиционных схемах соотносительных высказываний
  11. § 11. Базовые признаки концепта «Контакт», объективируемые высказываниями, в основе построения которых структурная схема простого предложения «кто/что погружает что во что», и небазовые признаки, представленные в позиционных схемах соотносительных вы- сказываний
  12. § 12. Влияние признаков концепта «Контакт» на формирование высказываний, в основе построения которых структурная схема простого предложения «кто соединяет что с чем», и отражение небазовых признаков, представленных в позиционных схемах соотносительных высказываний
  13. § 13. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой простого предложения «кто/что обдаёт что чем», и отражение небазовых признаков концепта, представленных в позиционных схемах высказываний
  14. § 14. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой простого предложения «кто влипает во что» и отражение небазовых признаков, представленных в позиционных схемах высказываний
  15. § 15. Базовые признаки концепта «Контакт», маркируемые структурной схемой простого предложения «кто/что в каком состоянии как следствие физического воздействия», и небазовые признаки, представленные в позиционных схемах высказываний с причастными предикативами
  16. 16.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что касается кого/чего чем»
  17. 17.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний, предикатив которых маркирован возвратными глаголами нанесения удара