<<
>>

5.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что давит кого/что чем»

Ситуация давления, сопутствующим действием которого является контакт агенса с объектом, может взаимодействовать с другими ситуациями, ак-

туализирующими ситуацию давления, конкретизирующими её, обусловливающими наличие небазовых признаков концепта «Контакт».

Действие давления может адресоваться кому-либо, поэтому ситуация может содержать адресата, фиксирующего некоторое лицо, к которому направлено действие, приводящее к контакту (7, 5 %), при предикативах давить (2), жать (18), защемить (1), кусать (6), подпереть (1), приставить (2), стиснуть (1), тереть (18), уткнуть (1), и свидетельствует о наличии небазового признака концепта «Контакт» ‘адресованность’, определяющего наличие лексем, представляющих человека-адресата в форме дательного падежа: Он (Томский) вспомнил, что от старой графини таили смерть её ровесниц, и закусил себе губу (Пушкин. Пиковая дама).

В единичных высказываниях позицию адресата занимает лексема со значением наименования лиц как членов биологического класса: Как ты, кружусь в веселье шумном, / Не чту владыкой никого, / Делюся с умным и безумным, / Живу для сердца своего; / Живу без цели, беззаботно, / Для счастья глух, для горя нем, / И людям руки жму охотно, / Хоть презираю их меж тем!.. (Лермонтов. Прелестнице).

Действие-давление, наступающее в момент контакта производителя действия с некоторым лицом или предметом, как и любое явление, происходящее в окружающем мире, характеризуется протяжённостью во времени и отнесённостью к некоторому пространству. Концептуальный признак ‘тем- поральность’ обусловливает модификацию, представленную формой прошедшего времени предикатива (84,82 %) и применяемую для отображения ситуации, имевшей место до момента речи: Ученье кончилось тем, что незнакомец вытер со лба пот и вышел (Чехов. Каштанка). Инвариант схемы «кто/что давит кого/что» встречается в 12,5% высказываний: Молча я комкаю новую шапку, / Не по душе мне соболий мех (Есенин.

«Синий туман. Снеговое раздолье...»).

Предикатив в форме будущего времени представляет модификацию, относящую предполагаемое действие, связанное с контактом агенса с объектом, в план будущего (0,45 %): Так точно и я под ударом судьбы, / Как утёс, неподвижен стою, / Но не мысли никто перенесть сей борьбы, / Если руку пожмёт он мою; / Я не чувств, но поступков своих властелин, / Я несчастлив пусть буду - несчастлив один (Лермонтов. Стансы).

В единичном высказывании предикатив в форме инфинитива объективирует действие, предшествующее моменту речи [Современный русский литературный язык 2004: 250; см. также: Современный русский язык 2008: 86]: Она мне в ноги: что хочешь бери, а лукошко не тронь! Эге, думаю я, так у тебя, видно, казна там спрятана, да и ухватился рукой за лукошко. А баба, голосить, ругать меня, кусать за руку (Толстой А.К. Князь Серебряный).

Модификация, обусловленная семантикой приказа или совета (1,34 %), передаётся формой повелительного наклонения: - Вы - как вас? Орлов... трите-ка ему ноги!.. (Горький. Супруги Орловы).

Признак ‘темпоральность’ предопределяет наличие в позиционной схеме высказывания фазисных конкретизаторов (3,8 %) с семами:

1) ‘начать действовать, приступить к осуществлению определённого действия’ (давать (1), начать (7), стать (12), приняться (2)): Айдым подволокла мёртвую птицу и, став на колени, приложила её горло к губам Чага- таева и стала нажимать мокнущее горло, выдаивая оттуда кровь в рот Чагатаева (Платонов. Джан);

2) ‘продолжать действие’ (1): Весь день и вечером волчиха вспоминала, как прошлою ночью в хлеву блеял ягнёнок и как пахло овечьим молоком, и от аппетита она всё щёлкала зубами и не переставала грызть с жадностью старую кость, воображая себе, что это ягнёнок (Чехов. Белолобый).

Этот же признак обосновывает наличие различных временных конструкций со следующими значениями:

1) предшествования действия давления относительно других действий: Я так убедительно просил её об этом, так живо описал ей бедную больную девочку, у которой никогда не было своих игрушек, что Соня, которая сначала только прижимала куклу к себе, отдала её мне и обещала в течение

двух-трёх дней играть другими игрушками, ничего не упоминая о кукле (Короленко.

В дурном обществе);

2) следования давления за действием, предшествующим давлению: Когда олень вступал в этот ящик, я нажимал рычаг, и дно станка превращалось в весы (Пришвин. Женьшень);

3) одновременность нескольких совершающихся действий: Волчата сосали свою мать, пихая её лапами в тощий живот, а она в это время грызла лошадиную кость, белую и сухую; её мучил голод, голова разболелась от собачьего лая, и хотелось ей броситься на непрошенного гостя и разорвать его (Чехов. Белолобый);

4) указание на конкретное время: Как случилось-сталось, сам не понимаю. / Ночью жёсткую подушку к сердцу прижимаю (Есенин. Песня).

Как уже отмечалось ранее, с понятием времени неразрывно связана и категория пространства. Соответствующий признак ‘локализованность’ предопределяет наличие в позиционной схеме соответствующих высказываний предложно-падежных форм «по + дат. пад.» и «в/на/под + винит. падеж»: Нур-Мухаммед оглянулся на всех; ветер раскачивал народ, песчаная позёмка била в ноги людей, погибшая трава влеклась навстречу пешеходам - эту траву под самый корень сжал ветер по всему песчаному безлюдью, где прошла его гребущая сила. (Платонов. Джан); А на рассвете мухи начинали кусать его в лысину, старик просыпался и долго, помаленьку, бережно одевался, обувался, умывался, вздыхал, топтался, убирал комнату, бормотал сам с собою, выходил наружу, смотрел там погоду и возвращался - лишь бы потратить ненужное время, что оставалось до начала работы в мастерской крестьянской мебели (Платонов. Река Потудань) и наречиями или конструкциями с пространственной семантикой: За Манцевым он (Иван) теперь ходил, как привязанный, и эту последнюю ночь не спал: когда начинали слипаться глаза, он совал в нос птичье перо или щипал себя где больнее (Толстой А.Н. Гиперболоид инженера Гарина).

В единичном высказывании в содержательной структуре высказывания присутствуют одновременно два компонента, конкретизирующие признаки ‘локализованность’ и ‘темпоральность’: Чагатаев не мог бить по нему насмерть, чтоб не убить Айдым, которую Мухаммед прижал сейчас спереди к своей груди, и выстрелил в него по ногам (Платонов.

Джан).

Давление, сопровождающееся контактом с некоторым предметом в широком смысле, характеризуется как процесс, возникающий с приложением физических усилий разной степени интенсивности (небазовые признаки ‘интенсивность’ и ‘способ действия’). Эти признаки обосновывают наличие в структуре высказывания следующих атрибутивных структурных элементов:

1) наречий, предложно-падежных форм со значением оценки или характеристики действия (дружески, горячо, быстро, судорожно, нервнее, благодарно; до крови, без остатка, с жадностью, с чувством раскаяния, струёю, трубкой): Сажая княжну в карету, я быстро прижал её маленькую ручку к губам своим (Лермонтов. Герой нашего времени);

2) наречий и конструкций, определяющих меру и степень проявления действия (тихонько, крепко, всё крепче, туго; так, что я чуть не закричал; так, что он почувствовал на мгновенье, что ноги его могут бежать собственной силой): Проказница - прости ей, боже! - Тихонько графу руку жмёт (Пушкин. Граф Нулин); Иха изо всей мочи прижала к себе корзинку и ножик (Толстой А.Н. Аэлита);

3) сравнительных оборотов: При виде своего обидчика кровавая месть приподняла в Зиновии Борисыче последние его силы: он страшно рванулся, выдернул из-под Сергеевых колен свои придавленные руки и, вцепившись ими в чёрные кудри Сергея, как зверь закусил зубами его горло (Лесков. Леди Макбет Мценского уезда).

Спорадически номинация степени проявления действия устанавливается тремя различными конкретизаторами: Когда она «устроила» в парламенте небольшую речь правого депутата «о необходимости тесного контакта с американской промышленностью в целях химической обороны Франции»,

Роллинг в первый раз по-мужски, дружески, со встряхиванием пожал ей

руку (Толстой А.Н. Гиперболоид инженера Гарина).

Признаки ‘интенсивность’ и ‘способ действия’ обосновывают и экспрессивную модификацию отмеченной структурной схемы: Тут Севастьян на долонь набрал какой знал тёмной красочной грязи, замесил её пальцем со старою олифою и шафраном и ну всё это долонью в тот потерхан- ный списочек крепко-накрепко втирать...

(Лесков. Запечатленный ангел).

Процесс давления на предмет, осуществляемого при контакте с последним, является каузированным. Признак ‘каузативность’ обусловливает наличие конструкций «от (со) + род. пад.» со значением причины: «Тьфу, гадина! - молвил Владимир и нос /Зажал от несносного смрада » (Толстой А.К. Змей Тугарин).

Модификация, представленная предикативом в форме сослагательного наклонения, привносит оттенок желательности или предположения (признак ‘оптативность’) в содержательную структуру высказывания (0,89 %): - Врага прижал бы я... к ранам груди и... захлебнулся б моей кровью!.. (Горький. Песня о Соколе).

Признак ‘оптативность’ предопределяет наличие в структуре высказываний модальных модификаторов с семами:

1) ‘желание’ (2): Князь хотел сжать её в кровавых объятиях, но силы ему изменили, поводья выпали из рук, он зашатался и свалился на землю (Толстой А.К. Князь Серебряный);

2) ‘возможность’ (3): Уж я не мальчик - уж над губой / Могу свой ус я защипнуть (Пушкин. Паж, или Пятнадцатый год);

3) ‘стремление’ (1): То раскланивается ей «с нашим особенным», то улыбается, то, как встретится, норовит обнять да прижать её (Сонетку) (Лесков. Леди Макбет Мценского уезда);

4) ‘стремление, сопровождаемое сильным желанием’ (1): Но, предчувствуя разлуку, / Неизбежный, грозный час, / Сжать твою, мой ангел, руку / Я спешу в последний раз (Пушкин. Предчувствие).

Маркирование субъективной модальности безличными глагольными модификаторами и предикативами (модальными словами категории состояния) приводит к формированию схемы - знака концепта «пациенс претерпевает состояние»: Он на пороге остановился: ему (Вернеру) хотелось пожать мне руну... (Лермонтов. Герой нашего времени).

Итак, неспециализированная структурная схема «кто/что давит ко- го/что чем», являясь знаком концепта «Контакт», представляет базовые признаки ‘агентивность’, ‘целенаправленность’, ‘динамичность’, ‘контролируемость’, ‘направленность на объект’, ‘орудийность’. При анализе позиционных схем высказываний с предикативами давления выявлены небазовые признаки, зафиксированные при анализе лексического наполнения факультативных сирконстантов, вносящих дополнительные смыслы в пропозицию высказывания: ‘темпоральность’, ‘локализованность’, а также ‘оптативность’ и ‘необходимость’.

<< | >>
Источник: Михайлов Алексей Викторович. КОНЦЕПТ «КОНТАКТ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРУКТУРУ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 2014

Еще по теме 5.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что давит кого/что чем»:

  1. § 3. Влияние признаков концепта «Контакт» на формирование высказываний, в основе построения которых структурная схема простого предложения «кто/что трогает кого/что чем»
  2. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем», её лексическое наполнение
  3. 3.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем»
  4. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что бьёт кого/что чем»
  5. 4.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний с предикативами нанесения удара
  6. 5.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что давит кого/что чем»
  7. § 6. Влияние признаков концепта «Контакт» на формирование высказываний, в основе построения которых структурная схема простого предложения «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  8. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  9. 6.1. Отражение небазовых признаков концепта «Контакт» в позиционных схемах высказываний, в основе построения которых структурная схема «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  10. Базовые признаки концепта «Контакт», маркируемые высказываниями, в основе построения которых структурная схема «кто/что двигает кого/что чем»
  11. 7.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что двигает кого/что чем»
  12. 8.1. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что царапает кого/что чем»