<<
>>

9.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что разделяет кого/что чем»

Ситуация разделения объекта на части, реализующегося при контакте с этим объектом, может взаимодействовать с другими ситуациями, что обогащает пропозицию высказывания дополнительными смыслами, представленными позиционной схемой.

Ситуация разделения объекта на части может содержать участника, являющегося адресатом, представленным в позиционной схеме возвратным местоимением (признак ‘адресованность’) при предикативах пороть (2) и рвать (4): Комары вначале разъедали людей так, что они раздирали себе кожу до костей (Платонов. Джан); Грянулась медведиха о сыру землю, / А мужик-то ей брюхо порол, / Брюхо порол да шкуру сымал, / Малых мед- вежатушек в мешок поклал, / А поклавши-то, домой пошёл (Пушкин. Сказка о медведихе), номинантами насекомых: Иногда, строго поджимая губы, он обрывает мухе крылья и, брезгливо стряхнув её с ладони на пол, вытирает рукавом рубахи мелкие капли пота со лба и щёк (Горький. Фёдор Дядин).

Концептуальный признак ‘темпоральность’ обусловливает временные модификации схемы «кто разделяет кого/что чем». Инвариант схемы отмечен в 9,9 % высказываний: Швед, русский - колет, рубит, режет (Пушкин. Полтава). Форма прошедшего актуального времени, указывающая на несовпадение вербализуемого действия с моментом речи, предшествие ему, достаточно продуктивна (85,15 %): Она (Наденька) передними зубами отломила несколько крошек сухаря и запила молоком, сделав губами премиленькую гримасу (Гончаров. Обыкновенная история). Форма будущего времени представляет отвлеченное действие, предполагаемое на основании имеющегося предшествующего опыта (2, 97 %): Я там, у подножья аула, / Тебе шелковицы нарву, / А лошадь и бурого мула / Мы пустим в густую траву (Толстой А.К. «Как здесь хорошо и приятно...»). Форма повелительного наклонения, обогащает пропозицию высказывания семой просьбы (0,99 %): - Не узнаю своих детей, что сделала за одно лето эта милая Маша, как они ее слушаются, скажет: «Нарвите цветов», - и они собирают, но мало того часами сидят, подбирают цветочек к цветку, - и букет выходит (Пришвин.

Кащеева цепь).

Концептуальный признак ‘темпоральность’ обусловливает включение в позиционную схему фазисных конкретизаторов начать (1) и стать (1) с семой ‘начать действовать, приступить к осуществлению действия’: Сапёры начали резать проволоку большими ножницами, и тут опять зажглась ракета, а следом за ней снова пронеслась волна быстро мелькающих в кромешной темноте трассирующих пуль (Казакевич. Звезда).

Признаки ‘темпоральность’ и ‘локализованность’ предопределяют наличие в позиционных схемах высказываний лексем соответствующей семантики. Темпоральный конкретизатор указывает на

1) следование разделения объекта на части за другим действием: И точно, спилил он изображение на тончайшем самом слое, потом в одну минуту этот спилок из краёв вырезал, а края опять на ту же доску наклеил, а сам взял свою подделку скомкал, скомкал её в кулаке и ну трепать об край стола и терхать в долонях, как будто рвал и погубить её хотел и, наконец, глянул сквозь холст на свет, а весь этот новенький списочек как сито сделался в трещинках... (Лесков. Запечатленный ангел); «Кто, кто здесь?» - дико закричал Гарин, и в это же время ослепительный луч, не толще вязальной иглы, соскочил со стены и резнул Тыклинского наискосок через грудь и руку (Толстой А.Н. Гиперболоид инженера Гарина);

2) указание на конкретное время осуществления действия: Однажды пьяный Симцов ни за что ни про что вцепился в волосы учителя и выдрал клок их (Горький. Бывшие люди).

Признак ‘локализованность’ в позиционной схеме высказываний с отмеченными предикативами обосновывает наличие предложно-падежных форм «из/среди + род. пад.» и «в + предлож. пад.» соответствующей семантики: В лесу Пётр Петрович снял с себя всё, кроме штанов и нательной фуфайки, надрезал кожу на башмаках и пешком начал пробираться к ближайшей станции железной дороги (Толстой А.Н. Гиперболоид инженера Гарина) или сочетанием наречия местоименного характера с уточняемой локативной конструкцией «у + род. пад.»: Я там, у подножья аула, / Тебе шелковицы нарву, / А лошадь и бурого мула / Мы пустим в густую траву (Толстой А.К.

«Как здесь хорошо и приятно...»).

Действие, совершаемое при разделении объекта на части и связанное с контактом, воспринимаемым последним, определяется приложением физических усилий разной степени (небазовые признаки ‘интенсивность’ и ‘способ действия’), что передано в позиционной схеме

1) наречиями со значением меры или степени: «...Можно по-прежнему говорить, шутить...» - думала она (Ольга) и сильно рванула мимоходом ветку с дерева, оторвала губами один листок и потом тотчас же бросила ветку и листок на дорожку (Гончаров. Обломов); Бечёвка до крови резала Цыбину руки, но чем больнее было рукам, тем ему было шире, радостней, хотелось петь, орать разбойно, вовсю (Замятин. Ёла);

2) наречиями и предложно-падежными формами со значением характеристики действия (мимоходом, полосами, пополам; с трудом): Тётка глядела на неё, но ничего не говорила, только когда Ольга разрезала ковригу пополам и половину хлеба взяла на руки, Татьяна Васильевна вскрикнула и ещё сильнее заплакала. (Платонов. На заре туманной юности);

3) сравнительным оборотом с союзом как: И свистят по всей стране, как осень, / Шарлатан, убийца и злодей... / Оттого что режет серп колосья, / Как под горло режут лебедей (Есенин. Песнь о хлебе).

В 1,98 % высказываний отмечена модификация, вносящая значение желания в содержательную структуру высказывания (признак ‘оптатив- ность’): Я б порезал розы эти, Ведь одна отрада мне - / Чтобы не было на свете / Лучше милой Шаганэ (Есенин. «Ты сказала, что Саади.»).

Обогащение пропозиции высказывания семой ‘желание’, эксплицитно представленных специализированным безличным модальным глаголом, приводит к формированию новых схем, не являющихся предметом нашего рассмотрения: Волчата сосали свою мать, пихая её лапами в тощий живот, а она в это время грызла лошадиную кость, белую и сухую; её мучил голод, голова разболелась от собачьего лая, и хотелось ей броситься на непрошенного гостя и разорвать его (Чехов. Белолобый).

Подводя итог всему сказанному, отметим, что неспециализированная структурная схема «кто/что разделяет кого/что чем», являясь знаком концепта «Контакт», маркирует его базовые признаки: ‘агентивность’, ‘целенаправленность’, ‘динамичность’, ‘контролируемость’, ‘направленность на объект’, ‘орудийность’. При анализе позиционных схем высказываний с предикативами интересующей нас семантики выявлены небазовые признаки: ‘адресованность’, а также ‘темпоральность’ и ‘локализованность’. Речевая реализация структурной схемы позволила выделить такие концептуальные признаки, как ‘оптативность’ и ‘необходимость’.

<< | >>
Источник: Михайлов Алексей Викторович. КОНЦЕПТ «КОНТАКТ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРУКТУРУ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 2014

Еще по теме 9.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что разделяет кого/что чем»:

  1. § 3. Влияние признаков концепта «Контакт» на формирование высказываний, в основе построения которых структурная схема простого предложения «кто/что трогает кого/что чем»
  2. Маркирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем», её лексическое наполнение
  3. 3.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что трогает кого/что чем»
  4. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что бьёт кого/что чем»
  5. 4.2. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в позиционных схемах высказываний с предикативами нанесения удара
  6. 5.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что давит кого/что чем»
  7. § 6. Влияние признаков концепта «Контакт» на формирование высказываний, в основе построения которых структурная схема простого предложения «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  8. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  9. 6.1. Отражение небазовых признаков концепта «Контакт» в позиционных схемах высказываний, в основе построения которых структурная схема «кто/что ведёт по кому/чему чем»
  10. Базовые признаки концепта «Контакт», маркируемые высказываниями, в основе построения которых структурная схема «кто/что двигает кого/что чем»
  11. 7.1. Небазовые признаки концепта «Контакт», представленные в высказываниях, формируемых структурной схемой «кто/что двигает кого/что чем»