<<
>>

Понятие концепта

Языковая система определяется как нечто объективно существующее, не зависимое от воли индивидуума, при этом любая модель способна представить деятельность языка, отражает состав языковых единиц, их иерархию, но не отражает их функционирование.

Полевая модель системы языка [см. об этом: Адмони 2004, Вайсгербер 2004, Васильев 1990, Гумбольдт 1985, Караулов 2010, Кацнельсон 2011, Проблемы функциональной грамматики 2005, Шафиков 1999; Ipsen 1924, Porzig 1934, Trier 1931 и др.] позволяет рассмотреть поле как объединение общих признаков (например, соотношение глагола хватать и возникающей при этом лексемы «рука»; субъект и предикат, предмет и его определение). Данная теория повлияла на развитие науки о языке, множество исследований было посвящено этому вопросу, однако основополагающим является то, что по этому признаку можно охарактеризовать и термин «концепт». Особенно это прослеживается при обращении к идеям В. фон Гумбольдта, понимавшего язык народа как его дух, поскольку «в языке фиксируется миропонимание носителя языка, при этом воспроизводимая картина мира находится в прямой зависимости от того, каким образом воспринимается объективный мир» [Гумбольдт 1985: 45].

В этом отношении одним из важнейших процессов познания становится концептуализация - «один из важнейших процессов, обеспечивающих развитие системы языка, то есть процесс поиска языка для концептов» [Попова 2014: 10] , заключающийся в осмыслении информации и приводящий к формированию «концептов, концептуальных структур и всей концептуальной системы в психике как отражение объективной действительности, воспринимаемой человеком» [КСКТ 1996: 93]. Механизм концептуализации проявляется в том, что при восприятии человек фиксирует «важные для своего собственного миропонимания элементы» [Берестнев 2002: 9; см. также: Кубрякова 1999: 3 - 4], в своём сознании разделяя окружающее пространство на составляющие части - концепты, воспроизводит окружающий мир посредством этих элементов, поэтому концепт определяется как образ действительности, полученный в ходе познавательной активности человека.

Именно способность к категоризации выполняет конкретизацию процессов и результатов познания мира, «в этом заключена центральная функция человеческого сознания» [Хвесько 2012: 151], позволяющего производить подобные операции с поступающей и имеющейся информацией.

В рамках когнитивной лингвистики спорным является вопрос о том, как сопоставляется складывающийся во взаимодействии с объективной действительностью, со способами её ментального представления и соответствующих для них форм языка опыт носителя языка [см. об этом: Кубрякова 2004б: 13], поэтому большое значение для когнитивной концепции заключено в способности обмена информацией при помощи «единиц интеллектуального продукта» [Медушевский 2009: 72], то есть языковых единиц, «включённых в определённую концептуальную систему как результата интерпретирующей деятельности, состоящей в языковой познавательной деятельности, определяющей понимание человеком познаваемого объекта» [Болдырев 2011: 11].

Зарубежные лингвисты также поднимают вопрос о том, как мысль кодируется в языке. Выработка методов при исследовании данной проблемы определяется как «следствие постоянно развивающейся и всё более абстрактной символизации, проистекающей из символизма языка» [Бенвенист 1974: 32]. Подобный подход привёл к появлению структурной лингвистики, основная задача которой заключается в выявлении структуры системы языка через обнаружение взаимосвязей между элементами в непрерывной последовательности единиц и в парадигмах форм [см. об этом: Бенвенист 1974: 66]. Бесспорно, при выражении определённого содержания, синтаксис не может быть несемантическим, поэтому конструктивность и семантичность актуализируются как свойства синтаксического строя языка.

В задачи когнитивной лингвистики [о термине «когнитивный» см Кубрякова 2001: 10] входит объяснение языковых явлений с учётом того, что язык указывает на существующие связи коммуникативных, культурных, психологических и функциональных факторов, что нашло отражение в работах многих учёных-языковедов [Арутюнова 1999, Болдырев 2004, Воркачев 2001а, Кибрик 1992, Кравченко 2004, Кубрякова 1994, 2004а, Попова, Стер- нин, 2002б, 2007, Фрумкина 1991, Чернейко 2005 и др.].

Впервые термин «концепт» в отечественной лингвистике появился в работах С.А. Аскольдова, который он интерпретировал как «мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределённое множество предметов одного и того же рода» [Аскольдов 1997: 269]. Существуют различные направления исследования концептов: культурологическое [Степанов 1997]; лингвокультурологическое [Воркачев 2001а, Карасик, Слышкин 2001, Токарев 2009]; логическое [Логический анализ языка 1991, Павиленис 1983]; лингвокогнитивное (семантико-когнитивное) [Бабушкин 1996, Болдырев 2004, Кубрякова 1994, 2001; Попова, Стернин 2007а]; философскосемиотическое [Кравченко 2004].

В соответствии с этим различаются и определения термина «концепт», однако общепризнанным в дефинициях концепта является понимание его как явления ментального, поскольку «человек мыслит концептами» [Булынина 2004: 6; см. также: Булынина 2012: 67]. Концепт является «ментальной репрезентацией, которая определяет, как вещи связаны между собой и как они категоризируются» [Бабушкин 1996: 16]. По мысли Е.С. Кубряковой, концепт предназначается для «объяснения единиц ментальных и психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека», он является «оперативной содержательной единицей памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга [lingua mentalis], всей картины мира, отраженной в человеческой психике; квантом знания» [КСКТ 1996: 90]. В этом отношении концепт представляет собой разъязыковлённый квант сознания, его содержание позволяет понять, как мы мыслим и помним, каким образом хранятся наши знания о мире («упаковываются»), поэтому его главное отличие, например, от понятия состоит в том, что в содержании понятия присутствует, то, что создаётся на основе единиц языка и словарно закреплено в определённом значении, тогда как концепты существуют в сознании носителя языка и воссоздаются при коммуникативной необходимости. Д.С. Лихачёв интерпретирует эту ментальную единицу как результат столкновения значения слова с опытом носителя конкретного языка [Лихачёв 1997: 280 - 281].

Когнитивная лингвистика концентрирует внимание на вопросе типологии концептов в зависимости от главенствующего признака: 1) по организации концепта: простейшие (переданы словом, готовыми лексемами) и сложные (фиксируются в словосочетаниях и предложениях) [Маслова 2005; Попова 2001]; 2) по строению концепта: рамочные концепты (актуальный признак как основное содержание концепта) и концепты с плотным ядром (культурно-значимые во всём составе признаков) [Степанов 1997]; 3) по содержанию: мыслительная картинка, концепт-инсайт, концепт-схема, концептсценарий, концепт-фрейм, калейдоскопический концепт [Бабушкин 1996, Попова, Стернин 2007а и др.]; 4) по степени конкретности - абстрактности: конкретные («Человек») и абстрактные («Зло», «Смерть» и др.); 5) по лингвистическому оформлению: лексические, фразеологические, грамматические,

синтаксические.

Также в рамках исследования данного вопроса, исходя из приверженности учёных к тому или иному подходу изучения концепта, выделяют: 1) имена, уникалии и универсалии; архетипные и инвариантные [Воркачев 2003, 2007]; 2) концепт-минимум и концепт-максимум [Вежбицкая 1996]; 3) микро- и макроконцепт; суперконцепт; микро-групповые, макрогрупповые, индивидуальные, национальные, цивилизационные, общечеловеческие концепты [Карасик, Слышкин 2001, Степанов 1997]; 4) этнокультурные и социокультурные концепты [Карасик 2002].

В рамках семантико-когнитивного направления изучения концептов исследователи выделяют вербализованные («устойчивые», обладающие специальными средствами представления) и невербализованные (скрытые, «неустойчивые», практически не вербализуемые) концепты [Попова 2002б: 28], поскольку концепт «может иметь словесное выражение, а может и не иметь его» [Попова 2001: 36].

Различные подходы к интерпретации концепта привели к появлению большого количества дефиниций термина «концепт», что не позволяет выделить все особенности исследуемого понятия, поэтому имеющиеся на данном этапе толкования нуждаются в унификации. Концепт рассматривается при подобном подходе как «ментальный структурированный комплекс этносе- мантической категориальной природы, репрезентирующий совокупность знаний языкового коллектива об отражаемом фрагменте объективной или субъективной действительности и вербализуемый языковыми средствами, формирующими картину мира» [Кузнецов 2012: 24].

В современном понимании концепт также относится к сфере, определяемой рамками изучения интеллектуального дискурса (в большей степени научного) [см. об этом: Демьянков 2001: 45], что создаёт возможность адекватной интерпретации окружающего мира. Для отображения объективной действительности в этом случае необходимо установить, что из познанного окружающего мира может восприниматься в языке, и какими особенностями обладает такое выражение, таким образом, концепты «представляют в коммуникативной деятельности человека общенародные типизированные смыслы» [Попова 2000: 172].

Язык характеризуется тем, что имеет всегда два плана: означающее и означаемое [Бенвенист 1974: 46], в этом отношении концепт - оперативная структурированная единица сознания, образование, обладающее отчётливой внутренней структурой, подчинённой ряду исходных принципов. В структуре концепта выделяются ядро и периферия, «относящиеся к плану содержания концепта» и его план выражения, «репрезентированный в своих вариативных формах, зачастую зависящих от плана содержания концепта, от коммуникативных возможностей и потребностей человека» [Межибо 2008: 203].

По мысли Н.И. Жинкина, необходимо обращать внимание на процесс мышления, а не на его логические формы, поскольку в этом случае лингвистика и психология «понесут значительную потерю - говорящего человека, его речь» [Жинкин 1964: 26]. Учёный выделяет понятие «предметный код» как систему невербальных знаков, являющихся результатом воспроизведения окружающего мира в сознании, поскольку концепт определяется как образ реальной действительности [см. о соотношении языка и действительности: Гак 2007]. При этом появление термина «концепт» обосновало возможность описать отношение «мышление - слово - действительность» [Воркачев 2003:

5] . Вся сложность в понимании этого явления позволила исследователям интерпретировать концепт как «зонтиковый термин» [Воркачев 2003: 5; Кубря- кова 2004а: 7], основные отличия в исследовании которого определены типологией и моделированием представления знаний в языке [см. об этом: Михальчук 1997: 29], а также способом конкретизации объекта изучения и его описания. Реалии объективного мира воспроизводятся в сознании в виде концептов, включающих в себя свойства и отношения данных предметов с другими реалиями и представляют собой «идеальную форму существования предметного мира» [Леонтьев 1972:140], а отношения воспринимаемых предметов отражаются в виде «когнитивных моделей» как следствие опыта носителей данного языка, их знаний об этом мире [Г аврилова 2001: 74 - 75].

<< | >>
Источник: Михайлов Алексей Викторович. КОНЦЕПТ «КОНТАКТ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРУКТУРУ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ. 2014

Еще по теме Понятие концепта:

  1. ПЕРЦЕПТ И КОНЦЕПТ. ЗНАЧЕНИЕ КОНЦЕПТОВ
  2. ПЕРЦЕПТ И КОНЦЕПТ. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ КОНЦЕПТАМИ22
  3. ПЕРЦЕПТ И КОНЦЕПТ. НЕКОТОРЫЕ ДОПОЛНЕНИЯ
  4. МЕЖДУ «ЗАПАДНИЧЕСТВОМ» И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬЮ: СПЕЦИФИКА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «ПУСТОТА» В ПРОЗЕ Х. МУРАКАМИ
  5. БЕЛОРУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ И РУССКАЯ ИДЕЯ: КОНЦЕПТЫ И ПРАКТИКА В.А. Мельник
  6. § 4. Пути к изобретению философских понятий
  7. Понятие и модель знака Огдена и Ричардса
  8. 14.1. Концепт и концептуализм
  9. Лакуна и концепт
  10. Идеи, постулаты и концепты метода
  11. Понятие концепта
  12. § 2. Признаки концепта «Контакт»
  13. Объективирование базовых признаков концепта «Контакт» структурной схемой «кто/что бьёт кого/что чем»