<<
>>

ВЫВОДЫ

  Рассмотренный языковой материал позволяет сформулировать следующие выводы.

Семантику пристрастия выражают, во-первых, два глагола - каузативный и возвратный. В первом случае носитель пристрастия концептуализируется как пациенс (Отец пристрастил сына к чтению), во втором - как экспериенцер (Он пристрастился к чтению).

Центром лексического значения обоих глаголов является компонент ‘сильная склонность ~ эмоционально окрашенное хорошее отношение субъекта к предмету или занятию, доставляющему субъекту удовольствие’. В семантической структуре глагола пристрастить этот компонент мыслится как каузируемый, в структуре глагола пристраститься - как возникающий «сам по себе».

Существительное пристрастие 1 «вырывает» значение ‘сильная склонность’ из цепей причинно-следственных зависимостей и освобождает говорящего от необходимости оценивать эту

192

склонность как результат внешнего влияния или естественно возникшую особенность личности (ср. его пристрастие к чтению).

При этом характер смыслового соотношения лексемы пристрастие 1 с производящим глаголом оказывается различным в разных группах употреблений.

Противопоставляются, во-первых, такие употребления, в которых пристрастие 1 управляет предложным дательным падежом, и такие, в которых зависимый датив отсутствует. Судя по данным «Русской грамматики», присловный дательный может распространять любую часть речи, однако при том условии, что она имеет процессуальное значение, ср.: помочь (помощь) матери, сочувствовать (сочувствие) больному, враждебный людям и т. п. Можно, следовательно, полагать, что наличие зависимого датива является свидетельством процессуального характера управляющего существительного.

В ряде случаев словосочетания типа пристрастие к чтению допускают трансформацию в сочетание с производящим глаголом, ср.: Он давал своим возлюбленным красивые имена, так как имел пристрастие к роскошным словам (Катаев) ~ так как пристрастился к роскошным словам; У меня есть пристрастие к цитатам, словечкам (Трифонов) ~ пристрастился к цитатам, словечкам.

Вопрос о тождестве значения девербатива и его производящего оказывается в подобных случаях не очень простым - в первую очередь потому, что исходный глагол обозначает не процесс, а событие («глаголы совершенного вида всегда обозначают события, можно сказать, что они предназначены для обозначения событий» [Зализняк, Шмелёв, 2000, с. 36]). Инвариантное видовое противопоставление, по мнению

М.              Я. Гловинской, описывается формулой ‘начать [существовать] (сов. вид) - ‘существовать в каждый из ряда последовательных моментов’ (несов. вид) [Гловинская, 1982]. Как кажется, в рассматриваемом случае указанное противопоставление осуществляется противопоставлением производящего глагола (который не имеет видовой пары) и производного девербатива: первый обозначает возникновение нового состояния, второй - наличие этого состояния «в каждый из ряда последовательных моментов». Проблема квалификации отглагольного имени как синтаксического или лексического деривата остается открытой

и не может быть решена без специального анализа достаточно большого количества единиц такого рода[82].

Важно подчеркнуть, что трансформация конструкции с де- вербативом в глагольную конструкцию оказывается возможной в контексте посессивных и бытийных глаголов (см. примеры выше) и так называемых пропозитивных предикатов (см. [Арутюнова, 1988, с. 9]), ср.: Мать знала мое пристрастие к порнографическим и глупым романам (Газданов) ~ знала, что я пристрастился к порнографическим романам; Чуть смущаясь своих провинциальных пристрастий к несерьезному искусству, Володя все-таки купил билеты на Фанфана (Архангельский) ~ чуть смущаясь того, что он пристрастился к несерьезному искусству.

В контекстах другого типа трансформация недопустима, ср.: Кстати, эти реплики — не только и не столько проявление самокритики, сколько этикетные формулы этнической идентичности через самоуничижение, пристрастие к которому - неотъемлемое качество русской психологии (Николаев); Королева своему пристрастию к лионским шелкам не изменила (Карабаш).

Утрата зависимого датива окончательно отрывает деверба- тив от исходной конструкции Х пристрастился к У. Как отмечалось, существительное пристрастие 1 легко образует атрибутивные словосочетания с субъектным (зрительские пристрастия) и объектным (кулинарные пристрастия) прилагательным. Представляется, что в таких сочетаниях девербатив указывает на объект пристрастия, не называя его прямо: так, зрительские пристрастия - это ‘то, к чему пристрастились зрители’ (в неизвестной области, как-то связанной со зрительным восприятием); кулинарные пристрастия - ‘то, к чему пристрастился (в кулинарной сфере) неназванный субъект’. Свидетельством опредмечивания рассматриваемого имени является частотность употребления его во множественном числе.

Таким образом, можно полагать, что существительное пристрастие 1 способно функционировать и как пропозитивное, и как номинативное имя (в смысле [Падучева, 1991]). В первом случае оно либо вводит дополнительную пропозицию (стандартная функция синтаксических дериватов), либо компенсирует отсутствие видовой пары у производящего глагола. Во втором оно функционирует как имя состояния или свойства. Наконец, оно может еще значительнее сдвигаться по шкале «абстрактное - конкретное» к правому полюсу, приближаясь к предметным именам и указывая на объект пристрастия, не называя его прямо.

Ядерный компонент значения лексемы пристрастие 1 (‘сильная склонность’) содержит в себе представление о немотивированности этого эмоционального отношения субъекта к предмету или занятию как предпосылку для дальнейшего имплика- тивного вывода: ‘склонность’ =gt; ‘отсутствие объективности’.

Этот содержательный компонент становится ядром значения лексемы пристрастие 2 (характеризующегося чрезвычайно низкой частотностью), прилагательного пристрастный 2 (пристрастный 1 зафиксировано в единичных контекстах) и существительного пристрастность.

Существительное пристрастность в контексте пропозитивных предикатов ведет себя как типичный синтаксический дериват, допуская трансформацию в конструкцию с производящим прилагательным: жаловались на пристрастность судьи ~ жаловались, что судья пристрастен; продемонстрировать пристрастность людей при оценке ими членов своей социальной группы ~ продемонстрировать, что люди пристрастны; обвинял арбитра в пристрастности ~ обвинял арбитра в том, что он пристрастен; трудно заподозрить его в пристрастии ~ заподозрить в том, что он пристрастен и т.

п.

В других типах контекстов существительное пристрастность утрачивает способность к трансформации: Угловатость,

195

резкость и нетерпимость его артистической индивидуальности, его пристрастность и творческий эгоизм - вот качества его натуры, всегда игравшие разрушительную роль в его попытках воспитать группы преданных его идеям молодых актеров (Елагин); Деятельность восприятия включает в себя основную характеристику человеческой психики - пристрастность (Леонтьев); Пристрастность же - порок, с которым бороться почти невозможно, ибо его можно видеть только со стороны (Болдырев).

Как представляется, в подобных употреблениях анализируемый деадъектив выполняет не пропозитивную, а номинативную функцию. Существительное пристрастность обладает всеми характеристиками имен свойств, названными Е. В. Падучевой в указанной работе:

У оно вписывается в контекст глаголов со значением ‘обладать’, ‘отличаться’, ‘характеризоваться’: его решения отличаются пристрастностью;

У оно вписывается в контекст глаголов, выражающих проявление свойства: проявил пристрастность, обнаружил пристрастность;

У оно может входить в контекст, содержащий показатель степени свойства: некоторая пристрастность критику не мешает (Журбин), шизоиды проявляют чрезмерную пристрастность (Г аннушкин);

У оно сочетается с некоторыми фазовыми показателями: Другая сторона движения значений в системе индивидуального сознания состоит в той особой их субъективности, которая выражается в приобретаемой ими пристрастности (Леонтьев); Некоторая пристрастность, которая была вначале, уже сменялась просто любопытством (Набоков).

Таким образом, деривационную историю анализируемых единиц можно представить в виде следующей схемы (скобками выделены малоупотребительные лексемы): страсть ^ пристрастить ^ пристрастие 1 ^ (пристрастный 1)

I

(пристрастие 2) ^ пристрастный 2

I

пристрастность

Все производные лексемы, входящие в данный фрагмент словообразовательного гнезда, имеют специфическую функционально-семантическую специализацию; с некоторой долей условности можно сказать, что они подчиняются принципу комплементарности, взаимно дополняя друг друга. В результате эмоциональное отношение субъекта к отдельным лицам, предметам, занятиям, переживаемое как сильная склонность и предполагающее необъективность, получает такие средства языковой репрезентации, которые обеспечивают возможность адекватного выражения каждого содержательного компонента. 

<< | >>
Источник: Ташлыкова М. Б.. Семантические этюды о «синтаксической деривации» : монография. 2013

Еще по теме ВЫВОДЫ:

  1. Глава 9. Конструктивные и неконструктивные выводы
  2. Выводы по второй главе диссертации
  3. п. итоги и выводы
  4. основные выводы
  5. 1.4 Выводы и классификация способов использования соломы
  6. ВЫВОДЫ
  7. ВЫВОДЫ
  8. ВЫВОДЫ
  9. ВЫВОДЫ
  10. Выводы
  11. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ II
  12. ВЫВОДЫ
  13. Выводы по первой главе (теоретическая часть исследования)
  14. Выводы по Главе 2
  15. Выводы по главе 2
  16. Выводы
  17. ОБЩИЕ ВЫВОДЫ
  18. ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2
  19. Выводы по I главе