<<
>>

1. Не обеспеченность надлежащего экспертного и общественного обсуждения проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования

Недостаточные по длительности время для обсуждения официально опубликованных 1 июня с.г. проектов указанного стандарта и срок приема предложений от заинтересованных граждан и организаций, установленный Минобрнауки России75, – 14 дней с даты размещения проектов стандарта на официальном сайте Министерства, то есть с 1 по 14 июня, – совершенно не обеспечивают реальной возможности полноценного обсуждения этих проектов.
Абсолютная недостаточность и нереальность указанного 14-дневного срока обусловлена, прежде всего, очень большим объёмом проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, их чрезвычайной сложностью, высокой государственной и социальной значимостью конечного документа (стандарта), что требует существенных трудозатрат и временных затрат на их исследование. Кроме того, необходимо отметить что 15 приложений у проекту стандарта, разработанных группой А.М. Кондакова и составляющих в объеме несколько сот страниц, ранее полностью вообще не были опубликованы. При анализе этих проектов совершенно недопустимо исследовать их поверхностно, фрагментарно, ограничиваясь анализом лишь отдельных частей проектов стандарта. Относительно объёмов проектов стандарта, размещенных на сайте Минобрнауки России: • проект группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова – на 80 страницах, и это если не считать 24 страниц заключений на него и 15 приложений (приложение № 11 в 2 частях), из которых приложение № 1 на 36 страницах, № 2 на 35 страницах, № 3 на 34 страницах, № 4 на 46 страницах, № 7 на 78 страницах, № 13 на 50 страницах. То есть общий объем проекта стандарта с приложениями – несколько сотен страниц текста; • проект группы А.И. Адамского представлен на 81 странице, включая титульный лист; • проект государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования Свердловской области «Институт повышения квалификации «Институт развития регионального образования» – на 49 страницах, включая титульный лист.
Таким образом, общий объем текстов, которые необходимо проанализировать за 14 дней, составляет более шестисот страниц. При этом ещё необходимо провести сопоставительный анализ всех трех проектов, чтобы сделать обоснованный выбор. Таким образом, очевидно, что установленный срок приема предложений от заинтересованных граждан и организаций – 14 дней с даты размещения проектов стандартов на официальном сайте Минобрнауки РФ (с 1 по 14 июня), – исключает возможность провести полноценное их обсуждение по вышеназванным причинам, а также по ряду иных причин. Требование Минобрнауки России представлять экспертные заключения по результатам независимой экспертизы проектов стандартов не в виде научно обоснованных заключений, а в виде своеобразных опросных листов76 исключает возможность для научно-педагогической общественности выразить аргументированные замечания по проектам стандартов и повлиять на их содержание, так как в соответствии с пунктом 10 вышеназванных Правил77 от заинтересованных граждан и организаций рассматриваются только предложения, либо, согласно пункту 11 указанных Правил, экспертные заключения по форме, утвержденной Минобрнауки России (пункт 9 указанных Правил). Несоблюдение этой формы заключения может повлечь его игнорирование Министерством образования и науки Российской Федерации. Экспертное заключение независимой экспертизы в виде обведения кружочком одной из позиций: «нет», «скорее нет», «скорее да», «да», «экспертная оценка отсутствует» по неким клишированным вопросам (или проставления рядом иного значка, что сути дела не меняет) – это не полноценное обстоятельное экспертное заключение, а именно опрос, анкетирование, не позволяющее экспертам высказать свои замечания по проекту. Руководство Минобрнауки России в своей неадекватной приверженности к ЕГЭ перешло за черту здравого смысла, установив тестовую форму экспертного заключения, чем явно и грубо нарушило свободу мнения экспертов. Обстоятельные и аргументированные экспертные заключения по представленным проектам стандарта (например, заключения, указанные в сноске 5 настоящего материала) совершенно невозможно уложить в «прокрустово ложе» придуманного в Минобрнауки России перечня довольно абстрактных вопросов, установленного в качестве обязательной «формы экспертного заключения», так как эти вопросы не адекватны содержанию проектов стандарта, они не затрагивают ряд наиболее существенных характеристик проектов стандарта, и поэтому считаем, что выразить обстоятельное и обоснованное экспертное заключение по такой форме невозможно.
Следует также отметить, что в указанной «форме экспертного заключения по результатам независимой экспертизы проекта федерального государственного образовательного стандарта» содержатся вопросы, отнюдь не соответствующие любой специализации лица, эту форму заполняющего. Как, к примеру, и на каких основаниях должны отвечать педагоги, психологи и иные лица, не обладающие профессиональной юридической компетенцией, на вопрос № 3.1.2 указанной формы на с. 478, соответствуют ли требования к структуре основных образовательных программ законодательству Российской Федерации? Возможна какая-то аргументация подобного рода позиции от, пусть, не юриста, но человека, сведущего в этих вопросах. Но просто обводить кружочком, отвечая положительно или отрицательно на этот вопрос, это откровенный фарс, а не экспертное заключение. Кроме того, нормы Правил разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов, устанавливающие порядок направления Министерством образования и науки РФ проектов стандартов на независимую экспертизу, и нормы Положения о Совете Министерства образования и науки РФ по федеральным государственным образовательным стандартам79, уполномоченном принимать рекомендации для Министерства по утверждению, доработке или отклонению проектов стандартов, не обеспечивают гарантии независимости, беспристрастности и объективности проведения независимой экспертизы и беспристрастной деятельности Совета по федеральным государственным образовательным стандартам, поскольку в эти нормы заложены возможности конфликтов интересов, деятельность этого Совета непрозрачна для общества, а предусмотренные правовые механизмы содержат многочисленные коррупциогенные факторы. Таким образом, Минобрнауки России не только противоправно не обеспечило надлежащего обсуждения проектов школьного стандарта, но и создало условия, препятствующие такому обсуждению. Все это дает основание считать, что причинами необеспечения экспертного и общественного обсуждения проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования являются не какие-то недоработки, а принципиальная сознательная позиция руководства Минобрнауки России и некоторых руководителей авторских коллективов, представивших свои проекты указанного стандарта.
Такой вывод подтверждается следующим: 1). Проекты группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова и группы А.И. Адамского представлены 01.06.2009 в значительно измененном виде по сравнению с их опубликованными 17.03.2009 в «Учительской газете» вариантами. Проект свердловского Института развития регионального образования ранее вообще не представлялся публично. Поэтому считаем, что отсутствуют фактические основания для заявлений о том, что обсуждение этих проектов идет с марта 2009 г. (с момента публикации в «Учительской газете») или даже более года (если говорить о концепции стандарта и неких дополнительных материалах, выставленных группой А.М. Кондакова еще в 2008 году), так как, повторимся, это были иные материалы, нежели официально представленные для «обсуждения» 01.06.2009 на сайте Минобрнауки России. 2). Общей характерной чертой как проектов группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова и группы А.И. Адамского, опубликованных 17.03.2009 в «Учительской газете», так и официально представленных 01.06.2009 на сайте Минобрнауки России проектов группы А.И. Адамского и свердловского Института развития регионального образования является их существенная пробельность, то есть недостаточно полное определение и раскрытие совокупности требований, обязательных при реализации основных образовательных программ начального общего образования, эти проекты не являются целостными документами, а представляют собой соединение отдельных описательно-концептуальных фрагментов таких стандартов, тем самым, оставляют за своими рамками множество первостепенных по важности вопросов, которые должны быть закреплены в федеральном государственном образовательном стандарте. Проведённый анализ показывает, что перечисленные проекты явились по своему содержанию расширенными вариантами пояснительной записки, содержавшими отсылки к недоступным для общественного обсуждения или ещё не разработанным проектам документов, содержащих отдельные блоки требований и сопровождающих (дополняющим) данные проекты, т.е. фактически являющихся их приложениями, либо логически предусматривающих существование таких дополнительных материалов.
По существу, ни один из представленных трех проектов указанного стандарта не отвечает в необходимой мере требованиям пункта 1 статьи 7 Закона РФ «Об образовании», устанавливающего, что федеральные государственные образовательные стандарты должны представлять собой «совокупность требований, обязательных при реализации основных образовательных программ начального общего, основного общего, среднего (полного) общего, начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования образовательными учреждениями, имеющими государственную аккредитацию». Что существенно затрудняет ориентацию в вольном нагромождении текстов, позиционируемых как стандарт. 3). Заявления отдельных участников авторских коллективов, представивших проекты федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования. Так, считаем необходимым обратить внимание на недавнее интервью А.А. Кузнецова в апреле с.г., где он весьма недвусмысленно проговаривается о том, что совершенно не считает нужным проводить широкое общественное обсуждение проектов стандарта: «Следует отметить, что был учтен опыт прошлых лет. Мы поняли, что невозможно давать на обсуждение широкой общественности … стандарт, в котором написаны конкретные образовательные результаты по всем предметам. Что такое хорошее образование, что такое качественное образование, что такое успешность человека, что такое образовательные результаты, обеспечивающие эту успешность? Сколько людей, столько мнений»80. Видимо, А.А. Кузнецов считает, что люди, общество, в котором среди совершеннолетних граждан практически каждый, за редким исключением, окончил среднюю школу, просто не способно оценить, чему учат их детей или внуков. Согласно А.А. Кузнецову, получается, что преподавать в вузах, возглавлять предприятия, совершать научные открытия, запускать ракеты в космос, просто быть профессионалами в своих областях люди способны, а оценить содержание школьного образования – нет. Речь идет не об отвлечённых теоретических вопросах, а о том, чтобы оценить, что именно будут изучать дети в рамках школьных предметов (опусы Г. Остера, порнографию В. Сорокина, пропаганду сект, либо же произведения, действительно, обладающие позитивным воспитательным потенциалом), что сделать родители вполне способны.
Тем более – специалисты-педагоги. Другая причина может заключаться в том, что А.А. Кузнецов знает, что проект, в разработке которого он участвовал, обладает низким качеством либо настолько противоречит российским ценностям, сложившемуся социальному образовательному запросу, интересам личности, общества и государства, что стремится сокрыть это посредством недопущения широкого обсуждения проектов школьного стандарта? Таким образом, оправдание А.А. Кузнецовым келейного порядка принятия стандарта не выдерживает критики. По существу, такое недопущение общественности до обсуждения одного из важнейших документов российской системы образования является грубейшим посягательством на демократические ценности и принципы, зафиксированные Конституцией Российской Федерации как основа Российского государства, и нарушением пункта 6 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», закрепившего государственно-общественный характер управления образованием в качестве одного из важнейших принципов государственной политики в области образования.
<< | >>
Источник: М.Н. Кузнецов. О создании конвейера «людей примитивного полуевропейского типа» Ход и результаты обсуждения проекта федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования Сборник материалов. 2009

Еще по теме 1. Не обеспеченность надлежащего экспертного и общественного обсуждения проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования:

  1. 1. Не обеспеченность надлежащего экспертного и общественного обсуждения проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -