<<
>>

2.1. Проект группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова от 01.06.2009

Данный проект претерпел существенные изменения по сравнению с его версией от 17.03.2009 и оказался дополнен значительным объемом приложений (см. выше). Вариант проекта группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова в нарушение Закона РФ «Об образовании», по-прежнему, как и вариант, опубликованный в «Учительской газете» 17.03.2009, де-факто ликвидирует часть основной образовательной программы, формируемую участниками образовательного процесса, практически сводит эту часть для основного массива российских школ с родным русским языком обучения, работающих по 5-ти дневной учебной неделе, исключительно к внеурочной деятельности.
Это ограничивает возможности национально-культурного образования детей из семей национальных меньшинств, и фактически исключает такую возможность для детей из семей русского и других народов России, обучающихся в школах с русским родным языком обучения. Кроме того, ликвидируются сложившиеся, востребованные обществом и показавшие положительные образовательные и воспитательные результаты системы кадетского образования, гражданско-патриотического, духовно-нравственного, правового, историко-краеведческого образования и воспитания в субъектах Российской Федерации, профилактики наркопотребления среди несовершеннолетних, осуществляемые в образовательном процессе. В проекте стандарта группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова сказано, что «Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования (далее – Стандарт) ... включает в себя требования – к структуре основной образовательной программы начального общего образования, в том числе требования к соотношению частей основной образовательной программы и их объему, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательного процесса» (с. 4–5). Но этот проект нигде не содержит конкретные требования к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательного процесса (подпункт 1 пункта 4 статьи 7 Закона РФ «Об образовании») – ни в виде ясного распределения количества часов, ни в виде пропорций (имеется только некоторая недостаточно четко сформулированная информация относительно школ с 6-дневной учебной неделей).
Несколько раз часть основной образовательной программы, формируемая участниками образовательного процесса, просто упоминается (с. 67, 68). Имеется еще несколько упоминаний части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса, где авторами проекта чётко установлено, что вся вариативная часть сведена к внеурочной деятельности, осуществляемой во второй половине дня: «Основные Требования к структуре основной образовательной программы начального общего образования определяют: соотношение части основной образовательной программы начального общего образования, обязательной для реализации в образовательном учреждении, выраженной в количестве учебных занятий, и части, формируемой участниками образовательного процесса…» (с. 23–24); «Базисный учебный (образовательный) план должен содержать обязательную (инвариантную) часть основной образовательной программы начального общего образования и вариативную часть, формируемую участниками учебного процесса и включающую внеурочную деятельность, осуществляемую во второй половине дня» (с. 28). Недостаточная определённость процитированных положений (написано, что вариативная часть «включает» внеурочную деятельность, но насколько включает? Насколько это включение замещает ее саму?) не позволяет сориентироваться относительно соотношения между объемами: • части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса и относимой в проекте группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова исключительно к внеурочной деятельности, осуществляемой во второй половине дня, и • части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса и относимой в проекте группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова к урочной деятельности, осуществляемой в первой половине дня. Приведенная на с. 29 Таблица 1 «Соотношение обязательной части основной образовательной программы начального общего образования и части, формируемой участниками образовательного процесса» в этом отношении совершенно не добавляет ясности.
Данный вопрос является важнейшим в оценке наличия или отсутствия реальной вариативности основной образовательной программы в проекте группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова, поскольку традиции российского образования и менталитета таковы, что унос вариативной части на вторую половину учебного дня, в неурочные мероприятия явится профанацией этой вариативности. Содержащийся на с. 30–31 текст по смыслу в определенной мере дублирует текст из варианта от 17.03.2009, вызвавший столько нареканий. Новый текст гласит: «Образовательные учреждения, где обучение ведется на родном (нерусском) языке, и образовательные учреждения, где наряду с русским языком изучается один из языков народов России, работают в режиме 6-дневной учебной недели. Вариативная часть базисного учебного (образовательного) плана обеспечивает реализацию индивидуальных потребностей обучающихся и других субъектов образовательного процесса. Время, отводимое на вариативную часть, в пределах допустимой аудиторной учебной нагрузки при 6-дневной неделе (306 учебных занятий за 4 года) может быть использовано: - для увеличения часов на изучение отдельных предметов инвариантной части; - на введение курсов, обеспечивающих интересы участников образовательного процесса; - на изучение по желанию учащихся и их родителей курсов, обеспечивающих духовно-нравственное воспитание учащихся, основ религиозной культуры, светской этики.» Как следует из вышепроцитированного фрагмента проекта, вариативная урочная (в первой половине учебного дня – в пределах допустимой аудиторной учебной нагрузки) часть базисного учебного (образовательного) плана предусмотрена только для школ с 6-дневной учебной неделей. При этом, как опять же буквально следует из проекта, 6-дневная учебная неделя используется только в общеобразовательных учреждениях, где обучение ведется на родном (нерусском) языке, и в общеобразовательных учреждениях, где наряду с русским языком изучается один из языков народов России. Поскольку исключается возможность использования вариативной урочной (в первой половине учебного дня) части базисного учебного (образовательного) плана для школ с 5-дневной учебной неделей, к каковым проект относит все общеобразовательные учреждения, за исключением двух категорий (где обучение ведется на родном (нерусском) языке и где наряду с русским языком изучается один из языков народов России) (с. 30), то следствием этого станет фактическая дискриминация по отношению к учащимся значительной части российских школ (с 5-дневной учебной неделей), юридически и фактически необоснованно ставит в существенно более преимущественное положение представителей других народов России по отношению к русскому народу.
Это может спровоцировать межнациональную рознь. Эта особенность проекта явно противоречит законодательству Российской Федерации. Анализ процитированных фрагментов в их взаимосвязи позволяет сделать вывод о том, что для 5-дневной учебной недели авторы проекта юридически и фактически необоснованно сводят часть основной образовательной программы, формируемую участниками образовательного процесса, в основном к «внеурочной деятельности, осуществляемой во второй половине дня». При этом даже на вариативную часть, в пределах допустимой аудиторной учебной нагрузки при 6-дневной неделе авторы Проекта отводят всего 306 учебных занятий за 4 года (с. 30). Но сведение вариативной части (почти целиком даже при 6-дневной неделе) к указанной форме учебной деятельности (внеурочная во второй половине дня) де-факто исключает реальную возможность проведения уроков для реализации тех учебных курсов, которые в течение многих лет реализовывались в рамках вариативной части (регионального и школьного компонентов государственного образовательного стандарта общего образования), – учебных курсов национально-культурного и краеведческого образования, а также учебных курсов религиозной культуры в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях на основе добровольности выбора. Для соблюдения преемственности следовало бы установить долю вариативной части в урочной форме деятельности на уровне, соответствующем сумме имевшихся в прошлом долей регионального и школьного компонентов (то есть около 1/4). Возникает вопрос: насколько адекватен объём «306 учебных занятий за 4 года» при 6-дневной учебной неделе (с. 31)? Считаем, что это настолько ничтожно мало, что необоснованно утверждать о наличии в рассматриваемом проекте полноценной части основной образовательной программы, формируемой участниками образовательного процесса. Содержащееся на с. 68 определение: «Внеурочная деятельность – специально организованная деятельность обучающихся в рамках вариативной части базисного учебного (образовательного) плана.
Может быть организована в виде экскурсий, кружков, секций, КВН, школьных научных обществ, олимпиад, соревнований, поисковых и научных исследований и т.д.» только подтверждает сказанное нами выше. Как в виде экскурсий, олимпиад можно изучать, к примеру, культуру татарского народа и татарский язык? Можно допустить, что в одном из многочисленных приложений к проекту группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова имеются нормы, опровергающие сказанное здесь нами, но на самом деле, это будет не опровержением наших выкладок, а противоречием между двумя документами. Считаем, что столь важные вопросы должны получать четкое раскрытие именно в проекте федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования. Но этого в проекте группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова не просматривается. Но и в приложениях к проекту стандарта группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова мы находим все те же принципиальные подходы. Так, в «Базисном учебном (образовательном) плане образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих основную образовательную программу начального общего образования» (приложение № 9 к проекту стандарта) читаем: «Базисный учебный (образовательный) план образовательных учреждений состоит из двух частей: инвариантной части, вариативной части, включающей внеурочную деятельность, осуществляемую во второй половине дня» (с. 2). Таким образом, проект группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова совершенно необоснованно, произвольно, противореча законодательству Российской Федерации, по существу, исключает весьма значимую часть основной образовательной программы, неправомерно и, главное, ничем не обоснованно посягая на компетенцию образовательных учреждений и иных участников образовательного процесса. В соответствии с подпунктом 1 пункта 4 статьи 7 Закона РФ «Об образовании», федеральные государственные образовательные стандарты, а также устанавливаемые в соответствии с пунктом 2 статьи 7 образовательные стандарты и требования включают в себя требования к структуре основных образовательных программ, в том числе требования к соотношению частей основной образовательной программы и их объему, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательного процесса.
То есть указанной нормой однозначно предусмотрена, помимо обязательной части основной образовательной программы, еще и часть основной образовательной программы, формируемая участниками образовательного процесса (прежде всего – самим образовательным учреждением на основе существующего социального образовательного запроса, то есть во взаимодействии с родителями школьников81). Следовательно, рассматриваемый Проект в данной части противоречит указанной норме Закона РФ. Анализ допускаемого в проекте группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова «изучения по желанию учащихся и их родителей курсов, обеспечивающих духовно-нравственное воспитание учащихся, основ религиозной культуры, светской этики» (с. 31) во взаимосвязи с указанными выше подходами анализируемого проекта стандарта к реализации вариативности основной образовательной программы позволяет сделать выводы о том, что: • такое преподавание в проекте стандарта не обеспечено возможностями по времени для занятий в первой половине учебного дня – в пределах допустимой аудиторной учебной нагрузки, для любых типов школ; • такое преподавание «подвисает в воздухе», так как не получает необходимой детализации и закрепления в конкретных правовых и организационных механизмах реализации такого преподавания; • в самом проекте стандарта отсутствует ясность относительно характера такого преподавания, тогда как из приложения 2 к нему – «Концепции духовно-нравственного воспитания российских школьников» – следует, что речь идет о введении курса вульгарно-секуляристского религиоведения в качестве общеобязательного, но никак не того, что ожидается православным населением России. Отметим также, что крайне неудачно использована лексическая конструкция «светская этика». Этика может быть основана на религиозных ценностях или носить выраженный нерелигиозный характер (без акцента на религиозных аспектах этики), но светскость содержательно не имеет совершенно никакого отношения к изучаемой или планируемой к изучению в школе этике. Характерно, что в «Базисном учебном (образовательном) плане образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих основную образовательную программу начального общего образования» (приложение № 9 к проекту стандарта) заявлены иные направления использования «времени, отводимого на вариативную часть внутри предельно допустимой аудиторной учебной нагрузки», нежели в тексте собственно проекта стандарта: «Вариативная часть базисного учебного (образовательного) плана учитывает особенности, образовательные потребности и интересы учащихся. Время, отводимое на вариативную часть внутри предельно допустимой аудиторной учебной нагрузки, может быть использовано для увеличения часов на изучение отдельных предметов инвариантной части, на организацию курсов, в которых заинтересованы ученик, родитель, учитель, образовательное учреждение, субъект РФ» (с. 6). Духовно-нравственное воспитание и изучение религиозной культуры исчезли в этом случае. Из всего этого можно сделать вывод, что в проекте федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, разработанном группой А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова, реализация изучения религиозной культуры в рамках урочной части занятий (в рамках «времени, отводимого на вариативную часть внутри предельно допустимой аудиторной учебной нагрузки») не предусмотрена. Кстати, отметим, что всё в том же «Базисном учебном (образовательном) плане образовательных учреждений Российской Федерации, реализующих основную образовательную программу начального общего образования» (приложение № 9 к проекту стандарта) сказано: «В 1 классе в соответствии с системой гигиенических требований, определяющих максимально допустимую нагрузку учащихся, вариативная часть отсутствует» (с. 6). Добавим здесь также, что содержащиеся в проекте группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова (сс. 6 и 23) и приложении 2 к этому проекту «Концепция духовно-нравственного воспитания школьников» (с. 24–25) утверждения о том, что федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования является «общественным договором», не выдерживают никакой критики. О ложности таких утверждений убедительно свидетельствует вышепроцитированное высказывание А.А. Кузнецова. Утверждения о том, что федеральный государственный образовательный стандарт является общественным договором или же заявление о придании указанному документу «характера общественного договора», являются ошибочным словоупотреблением и представляют собой отголосок теории общественного договора – известной в науке теории государства и права как одна из многочисленных гипотез образования государства. В данном же случае, граждане и общество даже образно (метафорически) говоря, не заключают и не могут заключить никакого общественного договора с государством, более того, как в данном конкретном случае про широкое общественное обсуждение проектов стандарта говорить вообще нет оснований. Идея «придать этому документу характер общественного договора» напоминает политтехнологический PR-приём. Такое спорное сравнение можно применить в публичном выступлении, в статье в журнале, но никак не в нормативном акте. Тем не менее проект, разработанный группой А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова, – это единственный из трёх проектов стандарта, который по своему качеству может быть переработан. Остальные два никакой доработке и даже переработке не подлежат.
<< | >>
Источник: М.Н. Кузнецов. О создании конвейера «людей примитивного полуевропейского типа» Ход и результаты обсуждения проекта федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования Сборник материалов. 2009

Еще по теме 2.1. Проект группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова от 01.06.2009:

  1. 4.4.7. Метод проектов
  2. Кулиев М.-П.Р., Понкин И.В. Заключение от 01.10.2009 на проект «Концепции предметной области “Духовно-нравственная культура России”, включенной в инвариантную часть базисного учебного плана общеобразовательной школы в экспериментальном режиме на период 2010–2011 гг. (4 четверть 4 кл. – 1 четверть 5 кл.)»
  3. Понкин И.В. Анализ ситуации, связанной с исполнением решения Президента Российской Федерации Д.А. Медведева о введении изучения в школах основ религиозной культуры
  4. Обращение заместителя председателя Комиссии по защите прав ребенка и других участников образовательного процесса Общественной палаты по образованию в городе Москве, д.ю.н. И.В. Понкина и эксперта Комиссии д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецова от 07.08.2009 № 17 к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву
  5. Заявление председателя Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова от 18.06.2009 для средств массовой информации
  6. Резолюция IV Пленарного заседания Общественной палаты по образования в городе Москве первого созыва от 10 июня 2009 г. «По итогам обсуждения проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования»
  7. Вводная часть
  8. 1. Не обеспеченность надлежащего экспертного и общественного обсуждения проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования
  9. 2.1. Проект группы А.М. Кондакова и А.А. Кузнецова от 01.06.2009
  10. 2.2. Проект группы А.И. Адамского от 01.06.2009
  11. 2.3. Проект свердловского Института развития регионального образования от 01.06.2009
  12. 3.1. Угроза массовых социальных протестов со стороны православного населения России
  13. 3.2. Ожидаемая жестко негативная, протестная реакция национальных республик – субъектов Российской Федерации
  14. 4. Несоответствие всех трех представленных 01.06.2009 проектов федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования требованиям гражданско-патриотического и духовно-нравственного воспитания школьников
  15. 5. Способы учета законных интересов православного населения России и обоснованных требований Русской Православной Церкви
  16. 5. Отрицание Концепцией возможности изучать в школе конкретную религиозную культуру на основе добровольности выбора
  17. Обращение заместителя председателя Комиссии по защите прав ребенка и других участников образовательного процесса Общественной палаты по образованию в городе Москве, д.ю.н. И.В. Понкина и эксперта Комиссии д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецова от 29.05.2009 № 4 к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву
  18. Понкин И.В. Информационная записка от 30.04.2009 по ситуации с проектами нового федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, опубликованными в «Учительской газете» 17.03.2009
  19. Гребнев Л.С., Гребенников В.В., Понкин И.В. Заключение от 22.04.2009 по содержанию и направленности проекта федерального государственного образовательного стандарта общего образования (начальное общее образование), разработанного коллективом под руководством академика РАО А.А. Кузнецова и члена-корреспондента РАО А.М. Кондакова
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -