<<
>>

Роль и значение науки в общественном развитии

  Роль науки в социально-экономическом развитии признавалась обществом всегда. Однако лишь сравнительно недавно, с середины XVII в., наука сформировалась как совокупность теорий и экспериментов, их подтверждающих.
Цепь фундаментальных открытий законов природы, начиная с открытий Н. Коперника, Г. Галилея, И. Кеплера (астрономия), И. Ньютона, Г. Лейбница (механика и математика), поставила науку на систематическую и самостоятельную основу, сделала ее независимой от теологии. Однако наука все еще пребывала в младенческом возрасте, влияние теоретических открытий на повседневную жизнь было не очень заметным — зоны этого влияния были крайне невелики (зачатки промышленного развития, военное дело), да и период от открытия до внедрения исчислялся десятилетиями. Например, открытие М. Фарадеем электромагнитной индукции (1831 г.), приведшее к открытию Дж. Максвеллом электромагнитных волн, воплотилось в радиоприемник лишь в последнее десятилетие XIX в. (изобретения А. Попова (1895 г.) и Г. Маркони (1897 г.).

Развитие науки заметно ускорилось во второй половине XIX в. и особенно в XX в. Были сделаны принципиальные фундаментальные открытия в области квантовой физики (М. Планк) и теории относительности (А. Эйнштейн), биологии, в частности создание пространственной модели ДНК (Ф. Кирк, Дж. Уотсон), кибернетики (Дж. Нейман и Н. Винер).

Все эти и многие другие открытия революционизировали не только представления человечества о природе, но и создали мощную базу для последующих внедрений этих открытий в жизнь. Вторая половина XX в., которую связывают с началом научно-технической революции, характеризуется резким усилением влияния науки на все элементы производительных сил, и, прежде всего, на средства производства. Автоматизация производства, появление искусственных материалов с заранее заданными свойствами, новых источников энергии, прежде всего атомной — все это стало возможным только в результате открытий фундаментальной науки, приложения их в прикладной науке и, наконец, в конкретных технологических разработках.

Бурное распространение авиатранспорта, реактивных и ракетных двигателей, космических технологий, полупроводников, новых средств связи, телевидения, компьютеров, лазерных технологий и волоконной оптики — все эти изо-

бретения прочно вошли в повседневную жизнь людей конца XX и начала XXI в. В экономической теории, рассматривающей «большие циклы» экономического развития (Н. Кондратьев, Й. Шумпетер), период с середины 80-х годов XX в. относят к началу новой большой волны социально-экономического развития, которую связывают с повсеместным распространением микроэлектроники, биотехнологий и энергосберегающего оборудования.

Резко сократился период внедрения в практику теоретических открытий. Так, транзистор, изобретенный в США в 1947 г., уже в 1951—1952 гг. начал применяться на практике компаниями «АТТ», «Дженерал электрик», «Хьюлет-Паккард» и «Моторола». При этом любопытно, что первоначально полагали, что его основным применением станут слуховые аппараты для плохослышащих людей. Сейчас очевидно, что без транзистора не может функционировать ни один современный прибор или агрегат — ни компьютер, ни телевизор, ни космическая ракета, ни станок с программным управлением. В дальнейшем появление микропроцессоров, интегральных схем, нанотехнологий открывает невиданные возможности для прогресса не только в сфере промышленного производстба, но и медицины, сельского хозяйства. Именно сейчас, в начале XXI в. появились реальные возможности для качественных прорывов в физике, химии, инженерных науках, биологии. Еще раз подчеркнем, что основа всех этих достижений — развитие фундаментальных исследований. Как неоднократно отмечалось многими американскими исследователями (Дж. Кендрик, Э. Денисон и др.), примерно 40—50% экономического роста США в последние 50 лет было достигнуто за счет научно-техйических нововведений и образования. Так, по расчетам американского экономиста Э. Денисона, за период с 1929 по 1982 г. вклад науки и образования в ВВП составил 42% (14% — пришлось на долю образования и 28% — на долю науки)[1].

Для США фактором переосмысления роли фундаментальной науки в общественном развитии был запуск советского искусственного спутника Земли (1957 г.). Именно тогда, руководствуясь поначалу соображениями военно-политического характера, американское государство резко увеличило ассигнования на научные исследования. Государственные ведомства США стали финансовыми спонсорами и потребителями многих выдающихся открытий и технологических нововведений. Например, ВВС США спонсировали разработку и производство первых интегральных схем (1961 г.), которые начали производиться компаниями «Тексас Инструменте» и «Фейрчайлд». Первыми потребителями этой продукции стали Министерство обороны и НАСА. Первые компьютеры создавались по заказу Министерства обороны в 1946—1951 гг. Масштабные научные проекты по созданию атомного оружия, ракетных технологий, высадке человека на Луне, создание Интернета также финансировались государственными ведомствами — Министерством энергетики, НАСА, Министерством обороны.

Расходы на НИОКР в США с середины 50-х годов до середины 60-х годов возросли с 1,5% ВВП до почти 2,9% ВВП (рекордный, в дальнейшем не достигнутый уровень). Именно в этот период роль федеральных ассигнований на науку в общих расходах на исследования и разработки достигла своего максимума — почти 2% ВВП[2]. Доля федеральных ассигнований на НИОКР впервые опустилась ниже 50% совокупных расходов в 1979 г., достигнув минимального уровня 24,9% в 2000 г. В первое десятилетие XXI в. доля федеральных расходов вновь начала расти, достигнув показателя 30%.

Такого рода динамика ассигнований на науку в целом и ролью в них государства была обусловлена рядом причин. Главным, как представляется, было стремление обеспечить США стратегические преимущества на ключевых направлениях НТР в условиях обострившейся международной экономической и научно-технической конкуренции, а также, в немалой степени, задачами военного противостояния с СССР. Американское государство сумело во второй половине XX в. создать самый мощный в мире научно-технический потенциал, обеспечивший американское экономическое лидерство на многие десятилетия вперед.

Уменьшение доли государственных ассигнований после 1979 г. в пользу частного сектора связано с решением основных задач военно-стратегического характера, с последующим прекращением холодной войны и необходимостью коммерциализировать многие научные заделы на практике. Именно последнее обстоятельство в первую очередь привело к заметному повышению роли частного сектора в проведении НИОКР, большая часть которых ориентирована на прикладные

исследования и разработки (около 70% совокупных расходов или 2% ВВП).

Абсолютные масштабы ассигнований на НИОКР в первое десятилетие 2000-х достигли астрономических масштабов — млрд долл, по данным на 2006 г. Из них 63,4 млрд долл. (18,5%) было израсходовано на фундаментальные исследования, млрд (23,1%) — на прикладные и 199,9 млрд (58,3%) — на разработки (опытно-конструкторские работы). При этом 55% всех ассигнований на фундаментальные исследования были использованы академическим сектором американской науки, т.е. университетами. Большая часть этих ассигнований были государственными и выделялись различными федеральными ведомствами, ведущую роль среди которых играли Министерство обороны, Министерство здравоохранения и социальных услуг, Национальный научный фонд, Министерство энергетики, Министерство сельского хозяйства (62% всех ассигнований на академическую науку). Почти 242 млрд долл, из ассигнованных в 2006 г. на науку средств было использовано в частном секторе экономики (более 70%)'.

В целом на долю США приходится более 40% общемировых расходов на науку (729 млрд долл, в 2000 г.)[3] [4]. По доле расходов на НИОКР в ВВП США занимали в 2005 г. лишь шестое место в мире (2,6%) после Израиля (4,9%), Швеции (4,3%), Финляндии (3,5%), Японии (3,2%) и Исландии (3,1%). Однако абсолютные масштабы этих ассигнований, их концентрация на ключевых направлениях НТП позволяют США прочно удерживать лидирующие позиции в мировой науке.

Учитывая масштабы общих расходов страны на научные исследования и роль в этих исследованиях (прежде всего, фундаментальных) государства (ежегодные ассигнования которого превышают 130 млрд долл.), можно заключить, что в американском обществе и во властных элитах сложилось четкое осознание, во- первых, ключевой роли науки для социально-экономического развития страны, а во-вторых — ответственности государства за выработку вместе с академическим сообществом основных приоритетов научных исследований и в целом за обеспечение такого общественного блага, как «знание».

При Президенте США существует Управление по научно-технической политике, призванное

наряду с другими государственными и общественными институтами обеспечивать государственные интересы США в сфере науки и высоких технологий. Можно, кроме того, утверждать, что наука в настоящее время с ее огромным бюджетом и занятостью более 4 млн человек (в 1950 г. — 200 тыс. человек) превратилась из некогда узкой сферы интеллектуальной деятельности в мощный сектор американской экономики.

При этом значительная часть научных результатов получает высокую коммерческую оценку на рынке. По данным члена-коррес- пондента РАН А. М. Финкельштейна, объем продаж 50 так называемых макротехнологий только в США, Германии и Японии достиг к началу 2000-х более 1,8 трлн долл.1 На основе этой научной продукции далее развивается весь наукоемкий сектор экономики США, включающий множество отраслей промышленности и сферы услуг. На мировых рынках этой продукции (сложная электроника, программное обеспечение, фармацевтическая продукция, медицинские технологии, биотехнологии, авиа- и ракетно-космические технологии и т.д.) также, как правило, доминируют США. По данным на 2003 г. доля США в общемировом производстве высокотехнологичной продукции составила 40%, доля Европейского союза — 18% и Японии — 12%. На долю США в 2003 г. приходилось 51% общемирового выпуска телекоммуникационной продукции (16% — на долю Японии и 9% — Европейского союза), 40% общемирового выпуска компьютерного и офисного оборудования (Китай — 26%, ЕС — 9%), 35% общемирового авиакосмического производства. В области экспорта высокотехнологичной продукции США также лидер — в 2003 г. на их долю приходилось 16% экспорта этой продукции, на долю Японии — 9%, Германии — 8%.

США также являются ведущим экспортером наукоемких услуг — компьютерных, информационных, научно-исследовательских, инженерных и др. Их доля на мировом рынке этих услуг (общий объем этого рынка превышает 14 трлн долл.) составляет 35% (столько же, сколько доля всего ЕС)[5] [6].

Несмотря на казалось бы незыблемые позиции США в мировой науке, многие американские ученые и общественные деятели в последние годы выражают обеспокоенность перспективами американского научно-технического лидерства. Речь идет об имевшем месте сокращении в начале 2000-х доли общих расходов на НИОКР в ВВП (до 2,6% в 2006 г.), а главное — о ставшей уже долговременной тенденции уменьшения доли государства в расходах на НИОКР. За последние 30—40 лет доля государства в общенациональных НИОКР ежегодно сокращалась в среднем на 2,5%. Расходы на борьбу с терроризмом, война в Ираке, экономическая стагнация и бюджетный дефицит в начале 2000-х еще больше снизили возможности федерального правительства вкладывать средства в фундаментальную науку. Поскольку же государство концентрировалось в НИОКР главным образом на фундаментальных исследованиях, то это грозит постепенной утратой основополагающих заделов на будущее, чем всегда была сильна американская наука.

И это происходит на фоне резкого роста ассигнований на науку в ряде быстро развивающихся стран мира. Так, с 1991 по 2001 г. расходы США на НИОКР увеличились на 60%, в то время как, например, Китая — на 500%, Южной Кореи — на 300%. Многие американские эксперты прямо называют ситуацию в фундаментальной науке критической. Такое мнение высказывает, например, профессор Ш. Джексон, президент Политехнического института Ренселлар — одного из самых престижных технических университетов США. Она отмечает, в частности, что рост инвестиций в фундаментальную науку абсолютно необходим не только для внутриэкономического развития США, но и для решения глобальных проблем современности — для борьбы с терроризмом, для решения мировой продовольственной проблемы, для успешной борьбы с трудноизлечимыми болезнями, для создания безопасной мировой инфраструктуры и борьбы с загрязнением окружающей среды[7].

Разумеется, речь не идет о кризисе американской фундаментальной науки в подлинном смысле этого слова. В базисной сфере современной экономики знаний и общественного развития в целом США по-прежнему лидер. Уже приведенные данные о финансировании науки это подтверждают. Об этом говорят и число Нобелевских премий, получаемых ежегодно американскими учеными в различных областях знания (всего на долю США приходится почти 45% всех Нобелевских премий в области науки), и число научных публикаций в США (30% общего числа научных публикаций в мире), и высокие показатели разнообразных индексов цитирования. Кроме того, американские авторы участвовали в 44% всех международных публикаций, т.е. статей с участием ученых из разных стран.

Однако американская научная общественность (и не только научная) остро реагирует на любые угрозы положению и роли науки в обществе, хорошо понимая, что это конкурентное преимущество — основа американского лидерства в мире в грядущие десятилетия. Последние тенденции в сфере фундаментальной науки США — определенный рост расходов государства на эти цели, планы дальнейшего их увеличения отражают осознание государством и обществом необходимости поддержания потенциала фундаментальной науки на должном уровне. 

<< | >>
Источник: под ред. проф. В. Б. Супяна. Исследовательские университеты США: механизм интеграции науки и образования. 2009

Еще по теме Роль и значение науки в общественном развитии:

  1. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  2. 4.2. Глобализация и модернизация как факторы современного цивилизационного развития
  3. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  4. 4.2. Глобализация и модернизация как факторы современного цивилизационного развития
  5. 1.3. От механизма к субъекту: развитие форм саморегулирования «коллективных организмов»
  6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
  7. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  8. УСТОЙЧИВОСТЬ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ: РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АСПЕКТ В.В. Старостенко
  9. Развитие человечества и его культурно-историческое единство в философии истории Страхова
  10. Г л а в а 3 ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ КОНСЕРВАТОРОВ в 1807 - начале 1812 года
  11. Глава П ПЕДАГОГИКА КАК НАУКА
  12. К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ КАК ДУХОВНОГО ЯВЛЕНИЯ
  13. НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ
  14. § 5. Эволюция науки как познавательной деятельности и социальной системы в истории европейской культуры
  15. 1.1. Роль и значение науки в общественном развитии /1.2. Развитие образования и формирование человеческого капитала
  16. Роль и значение науки в общественном развитии
  17. 1.2. Роль образования в возрождении этнической культуры
  18. 2.2. Разработка концепции развития этнокультурной системы образования на примере Калмыкии
  19. 2.1 Рекреативная функция популяризации науки и формы ее реализации
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -