<<
>>

Здоровье населения в странах ЦВЕ и СНГ: показатели и тенденции

В этом разделе мы рассмотрим два тесно связанных между собой вопроса: в каком состоянии находится здоровье населения стран ЦВЕ и СНГ (по средним значениям ключевых показателей, включая заболеваемость и смертность) и каково распределение этих показателей, атакже факторов риска в разных социально-экономических слоях.

Мы увидим, что и средние национальные показатели, и существующее социально-экономическое неравенство в показателях здоровья предоставляют широкие возможности для улучшения ситуации.

Показатели здоровья населения

В переходном периоде здоровье населения стран ЦВЕ и СНГ резко ухудшилось, что видно, например, из официальных данных о продолжительности жизни. Отставание по показателям здоровья от Западной

Европы становится все заметнее. Если учесть огрехи статистики в ряде стран ЦВЕ и СНГ, ситуация выглядит еще серьезнее.

Резкое ухудшение здоровья населения стран ЦВЕ и СНГ подробно описано в литературе (Nolte, McKee amp; Gilmore, 2005). На рис. 3.1 показана динамика средней продолжительности жизни с 1989 г. в разных субрегионах Европейского региона ВОЗ. В 15 странах, вошедших в ЕС до его расширения в 2004 г. (ЕС-15), в течение всего этого периода сохранялся устойчивый рост средней продолжительности жизни. Что касается региона ЦВЕ—СНГ, то средняя продолжительность жизни в 2003—2004 гг. была существенно выше, чем в начале переходного периода (без учета не показанных здесь стран ЦВЕ-5 — Чешской Республики, Венгрии, Польши, Словакии и Словении), только в Юго-Восточной Европе (Албания, Хорватия, Бывшая Югославская Республика Македония, Сербия и Черногория) и на Кавказе, причем данные в отношении последнего субрегиона вызывают большие сомнения, о чем будет сказано ниже. В западных странах СНГ с 1989 г. отмечается в основном снижение средней продолжительности жизни, и, несмотря на небольшой подъемв 1995—1998 гг., в 2004 г.

этот показатель был на 3 года меньше, чем в 1989 г. Как видно из графика, в Центральной Азии ситуа-

Рисунок 3.1. Динамика средней продолжительности жизни (в годах) с 1989 по 2004 г. Источник: WHO Regional Office for Europe, 2006.

Примечание: из-за недостатка данных средние показатели по некоторым субрегионам рассчитаны не по всем входящим в них странам: в субрегионе Юго-Восточная Европа при подсчете учтены Албания, Хорватия, Бывшая Югославская Республика Македония, Сербия и Черногория (данные по Боснии и Герцеговине отсутствуют), в субрегионе Центральная Азия средний показатель рассчитан по данным из Казахстана и Узбекистана (сведений по Таджикистану и Туркменистану нет); категории стран см. в разделе «Сокращения».

ция чуть лучше, но и в этом случае есть серьезные основания сомневаться в надежности данных.

В ряде стран официальные показатели продолжительности жизни могут быть завышены.

Средняя продолжительность жизни подсчитывается на основании данных о смертности. Использование статистики смертности для оценки здоровья населения имеет два преимущества: 1) данные о смертности доступны в большинстве стран; 2) смерть — безошибочно определяемое событие. Несмотря на относительно развитую систему учета естественного движения населения в советское время (Andersen amp; Silver, 1997), в последующий период полнота регистрации рождаемости и смертности и охват населения местами существенно ухудшились, особенно в некоторых наименее развитых районах Центральной Азии (McKee amp; Chenet, 2002), районах, пострадавших от военных действий, в частности на Кавказе (Badurashvili et al., 2001), а также в странах Юго-Восточной Европы (Bozicevic et al., 2001), где ослабла система регистрации и, что более важно, происходит значительная неучтенная миграция населения.

В недавнем исследовании, проведенном ВОЗ (WHO, 2003), кое-где обнаружены пробелы в регистрации взрослой, младенческой и детской смертности[IX]. Прицельное исследование Детского фонда ООН (UNICEF, 2003; Aleshina amp; Redmond, 2005) показало, что в ряде стран СНГ показатели младенческой смертности, подсчитанные на основе социологических исследований, были гораздо выше официальных — втрое в Узбекистане и вчетверо в Азербайджане.

Существенные расхождения были отмечены и в Туркменистане, Казахстане и Кыргызстане, а также в Грузии и Армении. Как будет показано дальше, эти расхождения сохраняются даже с учетом погрешностей проведенной оценки и различий критериев жизнеспособности новорожденного. Это означает, что реальная младенческая смертность в этих странах скорее всего существенно превышает указанную в официальной статистике.

Из-за несовершенства системы регистрации младенческой и детской смертности можно ожидать, что в ряде стран показатели здоровья населения, в частности средняя продолжительность жизни, окажутся существенно завышенными. Это подтверждает табл. 3.1, в которой показаны расхождения между официальными данными по средней продолжительности жизни и данными ВОЗ (в тех странах, где указанные расхождения особенно заметны).

Наибольшие различия отмечаются на Кавказе и в Центральной Азии, чуть меньшие — в странах Юго-Восточной Европы (кроме Албании). Если оценка ВОЗ ближе к истине, чем официальные данные, реальная картина отличается от той, что представлена на рис. 3.1. В частности, на удивление высокие для Юго-Восточной Европы и Кавказа кривые средней продолжительности жизни сместятся вниз, а и без того низкие показатели в Центральной Азии упадут еще ниже. По этой причине официальные показатели смертности (и средней продолжительности жизни) в указанных регионах нужно трактовать с большой осторожностью.

Таблица 3.1. Средняя продолжительность жизни: официальные данные и оценки ВОЗ, 2002 г.

Страна              Средняя продолжи- Средняя продолжи- Разница между

тельность жизни по тельность жизни по официальным по- официальным дан- оценкам ВОЗ, годы казателем и пока- ным, годы              зателем ВОЗ, годы

Таджикистан 72,01 63,7 8,3
Азербайджан 72,42 65,8 6,6
Албания 76,4 70,4 6
Грузия 76,09 71,7 4,4
Кыргызстан 67,99 64,5 3,5
Армения 72,77 70 2,8
Казахстан 66,15 63,6 2,6
Узбекистан 70,01 68,2 1,8
Бывшая Югославская Республика Македония 73,28 72 1,3
Украина 67,85 67,2 0,6
Сербия и Черного- 72,68 72,3 0,4

рия

Смертность взрослого населения[X] — важный показатель состояния здоровья населения трудоспособного возраста — в ЦВЕ и СНГ значительно выше, чем в других странах со сходным уровнем экономического развития.

Относительно низкая средняя продолжительность жизни, отсутствие прироста (или даже снижение) этого показателя в ЦВЕ и СНГ обусловлены высокой смертностью взрослого населения, особенно мужчин (Macura amp; MacDonald, 2005; Nolte, McKee amp; Gilmore, 2005). В Российской Федерации, например, во время переходного периода снижение средней продолжительности жизни более чем на 75% обусловлено повышением смертности населения в возрасте от 25 до 64 лет (Leon et al., 1997; McKee, 2001). В табл. 3.2 указана смертность взрослых мужчин и женщин в ЦВЕ и СНГ и ряде других стран, как развитых, так и развивающихся. И хотя в разных странах региона ЦВЕ—СНГ показатели существенно различаются, нередко они заметно выше, чем в странах, выбранных для сравнения.

Смертность взрослого населения обычно снижается по мере роста благосостояния страны, поэтому для сравнения уместно выбирать страны с одинаковым уровнем экономического развития. Этот подход использован для оценки относительного уровня смертности на рис. 3.2. Линия регрессии соответствует ожидаемому, нормальному или прогнозируемому уровню смертности взрослых мужчин в соответствии с уровнем ВВП на душу населения. В странах, которые оказались выше линии регрессии, смертность выше ожидаемой для их ВВП. В число таких стран вошли некоторые страны З-СНГ, Балтии и Центральной Азии. Особенно заметно, что Российская Федерация оказалась дальше всех стран ЦВЕ и СНГ от той точки, где она должна быть: смертность взрослых мужчин в стране в 2,5 раза выше ожидаемой. В мире лишь небольшое число стран находятся в более неблагоприятном положении, чем страны бывшего СССР, — это те страны, в которых бушует эпидемия ВИЧ-инфекции и СПИДа. Если исключить страны, наиболее пострадавшие от этой эпидемии, линия регрессии сместится вниз, и уровень смертности взрослого населения окажется выше ожидаемого у еще большего числа стран ЦВЕ и СНГ.

Под ухудшением здоровья населения в странах переходного периода обычно подразумевают рост смертности мужчин.

Однако при более

Таблица 3.2. Смертность взрослых мужчин и женщин в странах СНГ и ЦВЕ, а также в ряде стран, выбранных для сравнения, 2003 г. (число смертей на 100 000 мужчин или женщин)

Страна              Смертность взрослых Смертность взрос-

мужчин              лых женщин

Российская Федерация 480 182
Казахстан 419 187
Украина 384 142
Беларусь 370 130
Туркменистан 352 171
Кыргызстан 339 160
Эстония 319 114
Латвия 306 120
Республика Молдова 303 152
Литва 302 106
Армения 240 108
Румыния 239 107
Узбекистан 226 142
Таджикистан 225 169
Азербайджан 220 120
Болгария 216 91
Бывшая Югославская Республика Македония 202 86
Грузия 195 76
Босния и Герцеговина 190 89
Сербия и Черногория 186 99
Хорватия 173 70
Албания 167 92
Венгрия 257 111
Словакия 204 77
Польша 202 81
Чешская Республика 166 74
Словения 165 69
Мальта 49 84
Кипр 47 99
ЕС-15 114 59
Индия 283 213
Бангладеш 251 258
Египет 242 157
Пакистан 225 199

Таблица 3.2 (окончание).

Смертность взрослых мужчин и женщин в странах СНГ и ЦВЕ, а также в ряде стран, выбранных для сравнения, 2003 г. (число смертей на 100 000 мужчин или женщин)

Страна

Смертность взрослых мужчин

Смертность взрослых женщин

Исламская республика Иран

201

125

Мексика

166

95

Китай

164

103

Марокко

159

103

Республика Корея

155

61

Куба

137

87

Чили

133

66

Турция

111

176

Источник: WHO, 2005d.

Примечание: список стран, входящих в ЕС-15, см. в разделе «Сокращения».

4,5

4

Рисунок 3.2. Смертность взрослых мужчин в зависимости от ВВП на душу населения, 2003 г. Источник: WHO, 2005d.

Примечание: названия стран см. в разделе «Сокращения».

внимательном изучении выясняется, что высокой смертности мужчин сопутствует выраженный рост заболеваемости женщин.

Если судить по статистике смертности, в странах переходного периода женщины находятся несколько в лучшем положении, чем

мужчины. В странах бывшего СССР разница в продолжительности жизни мужчин и женщин самая большая в мире. В то время как продолжительность жизни мужчин в большинстве стран СНГ ниже, чем в других странах со сходным уровнем экономического развития, продолжительность жизни женщин остается почти на среднем уровне. Однако недавние исследования показали, что такая оптимистичная картина не отражает истинного состояния здоровья женщин, по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, хотя потрясения последних десятилетий сказались на продолжительности жизни женщин меньше, чем на продолжительности жизни мужчин, увеличения этого показателя — отмеченного за этот же период во всех странах Западной и Северной Европы — не произошло. Во-вторых, что более важно, смертность — это только один из показателей здоровья населения, и во многих странах ЦВЕ и СНГ он плохо отражает состояние здоровья женщин.

Табл. 3.3 наглядно показывает, насколько важно оценивать здоровье женщин не только по статистике смертности. В таблице сравниваются средняя продолжительность жизни и продолжительность здоровой жизни в восьми странах. Такие сравнения стали возможны благодаря недавним исследованиям «Условия жизни, образ жизни и здоровье» — Living Conditions, Lifestyles, and Health (LLH)[XI]. Продолжительность здоровой жизни — это совокупный показатель заболеваемости и смертности. Он подсчитывается на основании данных о заболеваемости, полученных со слов людей, и может трактоваться как период жизни с полностью сохранным здоровь- ем[XII]. Таблица демонстрирует впечатляющую картину: продолжительность здоровой жизни у мужчин и женщин практически одинакова; огромный разрыв, характерный для средней продолжительности жизни, здесь отсутствует. Заболеваемость среди женщин по сравнению с мужчинами непропорционально высока — если рассматривать средние показатели по восьми странам, она почти вдвое выше, чем у мужчин, что сводит на нет разницу в средней продолжительности жизни.

Во всех восьми странах отмечена заметно более высокая заболевае-

Таблица 3.3. Средняя продолжительность жизни и продолжительность здоровой жизни (в годах) в восьми странах СНГ, 2001 г.

Мужчины

Женщины

Страна

Средняя

продолжи

тельность

жизни

Продолжи

тельность

здоровой

жизни

Годы

нездоро

вья

Средняя

продолжи

тельность

жизни

Продолжи

тельность

здоровой

жизни

Годы

нездо

ровья

(1)

(2)

(1) - (2)

(3)

(4)

(3) - (4)

Армения

64,6

46,4

18,2

71,5

47,4

24,1

Беларусь

62,2

49,4

12,8

74,4

55,1

19,2

Грузия

66

56,6

9,4

72,2

51,1

21,1

Казахстан

58,2

48,3

9,9

68,3

47,9

20,4

Кыргызстан

60,2

54,1

6,2

69

53,3

15,7

Республика

Молдова

63,3

45,2

18,1

70,8

45,3

25,5

Российская

Федерация

59,6

47,8

11,7

72,4

48

24,4

Украина

62,8

46,4

16,4

73,7

43

30,7

Средний показатель

62,1

49,3

12,8

71,5

48,9

22,6

Источник: авторские расчеты на основании данных исследования «Условия жизни, образ жизни и здоровье».

Примечание: для подсчетов использован метод Салливана (1971 г.), в котором учитываются смертность и доля лиц, достигших определенного возраста и давших своему здоровью оценку ниже, чем «хорошее здоровье». (В исследовании «Условия жизни, образ жизни и здоровье» для самооценки здоровья предлагалось четыре варианта ответов, в других исследованиях — пять. Поэтому приведенные здесь результаты можно использовать для сравнения с другими данными, только если эти данные получены в исследовании «Условия жизни, образ жизни и здоровье».)

мость среди женщин, однако страны неоднородны по этому показателю. Так, в Грузии и на Украине продолжительность здоровой жизни у женщин значительно ниже, чем у мужчин (на 5,5 и 3,4 года соответственно), а вот в Беларуси — единственной из восьми стран — продолжительность здоровой жизни у женщин немного выше, чем у мужчин.

Исследование, в котором использовались данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения и Обзоров мировых ценностей (World Values Survey), позволило сравнить здоровье населения Российской Федерации и стран Центральной и Западной Европы (Andreev, McKee amp; Shkolnikov, 2003). Исследователи пришли к тому же выводу: продолжительность здоровой жизни российских мужчин и женщин примерно одинакова из-за очень высокой заболеваемости женщин. По сравнению с другими регионами контраст еще больший: в Западной Европе у 40-летней женщины есть все шансы прожить 30 здоровых лет из оставшихся 36, а у россиянки того же возраста — 18,5 года из 31.

Экономические последствия заболеваемости в СНГ и ЦВЕ подробно обсуждаются ниже, сейчас мы отметим только, что большое число лет нездоровья у женщин (да и у мужчин тоже) дает еще меньше оснований надеяться, что эти последствия будут незначительными, в немалой степени потому, что существенная доля активных лет жизни приходится на нездоровье.

Неинфекционные заболевания (особенно сердечно-сосудистые) и травмы занимают первое место в структуре заболеваемости и смертности.

Отличие европейских стран переходного периода от других стран с низкими и средними доходами — непропорционально высокое бремя неинфекционных заболеваний и смертность от них. Это иллюстрируют данные ВОЗ за 2002 г. В табл. 3.4 показана структура смертности по трем основным категориям заболеваний: I — инфекционные болезни, осложнения беременности, родов и перинатального периода, недостаточное питание, II — неинфекционные заболевания и III — травмы. Показан также вклад сердечно-сосудистых заболеваний в общую смертность от неинфекционных заболеваний. Результаты сгруппированы по 14 субрегионам (это стандартное деление шести регионов ВОЗ по уровням смертности[XIII]). В соответствии с уровнями смертности страны Европейского региона распределены по трем категориям (не все эти категории есть в каждом из 14 субрегионов): А — очень низкая детская и очень низкая взрослая смертность, В — низкая детская и низкая взрослая смертность и С — низкая детская и высокая взрослая смертность. Все страны, которые рассматриваются в этой книге, относятся к категориям В и С (за исключением Хорватии, которая относится к категории А). Таблица позволяет сделать ряд важных выводов.

  • Неинфекционные болезни доминируют среди причин смерти в странах ЕВР-В и ЕВР-С (83—85%). Такие же показатели отмечены только в промышленных странах Европы (ЕВР-А), Америки (АМР-А) и Западно-Тихоокеанском регионе (ЗТР-А). Это намного выше, чем в других странах с низкими и средними доходами, в частности, в странах Юго-Восточной Азии (ЮВА^) и Африки (АФР^ и АФР-Е), которые традиционно относят к развивающимся. (Сокращения расшифрованы в табл. 3.4.)
  • Значимость травм в структуре смертности особенно заметна в субрегионе ЕВР-С, где травмами обусловлено 13% смертей. Во

Таблица 3.4. Структура смертности в ряде регионов ВОЗ (в процентах от общей смертности)

Категории смертности Категории заболеваний

I. Инфекционные бо- II. Неинфекцион- III. Травмы лезни, осложнения ные болезни беременности, родов и перинатального периода, недостаточное питание

Сердечно-сосудистые болезни (% от неинфекционных болезней)

Европа (ЕВР)
А. Очень низкая детская, очень низкая взрослая 6,2 89 46,2 4,8
В. Низкая детская, низкая взрослая 8,9 85,2 66,2 5,9
С. Низкая детская, высокая взрослая 4,1 82,9 72,3 13
Африка (АФР)
D. Высокая детская, высокая взрослая 69,7 22,9 46,4 7,4
Е. Высокая детская, очень высокая взрослая 73,7 19,7 45,6 6,6

Северная и Южная Америка (АМР)

А. Очень низкая детская, очень низкая взрослая 6,1 87,5 43,3 6,3
В. Низкая детская, низкая взрослая 17,8 70,3 42,4 11,9
D. Высокая детская, вы- 42,0 49,5 34,7 8,5

сокая взрослая Юго-Восточная Азия (ЮВА)

В. Низкая детская, низ- 28,5              61,2 44,7 10,3

кая взрослая

D. Высокая детская, вы- 41,3              48,8 54,4 10

сокая взрослая

Таблица 3.4 (окончание). Структура смертности в ряде регионов ВОЗ (в процентах от общей смертности)

Категории смертности

Категории заболеваний

I. Инфекционные болезни, осложнения беременности, родов и перинатального периода, недостаточное питание

II. Неинфекционные болезни

III. Травмы

Сердечно-сосудистые болезни (% от неинфекционных болезней)

Восточное Средиземноморье (ВСМ)

В. Низкая детская, низкая взрослая

13,1

71

56,6

16

D. Высокая детская, высокая взрослая

47,5

44,4

52

8,1

Западный Тихоокеанский регион (ЗТР)

А. Очень низкая детская, очень низкая взрослая

10,9

81,8

40,2

7,3

В. Низкая детская, низкая взрослая

14,6

74,8

42,7

10,6

Источник: Mathers et al., 2003.

всех субрегионах травмы занимают второе место среди причин смерти, после неинфекционных заболеваний.

  • Поскольку на неинфекционные болезни и травмы приходится наибольшее число смертей, заболевания и состояния I категории (инфекционные болезни, осложнения беременности, родов и перинатального периода и недостаточное питание) играют в структуре смертности минимальную роль (4—9%). В странах ЕВР-C доля этих причин самая низкая в мире.
  • В странах ЦВЕ и СНГ на сердечно-сосудистые заболевания приходится более половины смертей от неинфекционных заболеваний — это самый высокий показатель среди всех субрегионов.

Сходная картина отмечается и в том случае, если в качестве меры бремени болезней использовать комплексный показатель заболеваемости и смертности. В качестве такого показателя ВОЗ использует DALY (годы жизни, скорректированные с учетом нетрудоспособности). Применительно к болезни DALY подсчитывается как

сумма лет жизни, потерянных в связи с преждевременной смертностью и в связи с нетрудоспособностью из-за заболевания. С учетом этого показателя картина несколько изменилась (хотя эти изменения и не очень существенны): доля неинфекционных болезней снизилась до 73% в ЕВР-В и до 70% в ЕВР-C за счет повышения доли травм (до 6% в ЕВР-В и 9% в ЕВР-C) и заболеваний I категории (до 16% в ЕВР-В и 9% в ЕВР-C).

В табл. 3.4 приведены лишь средние показатели по группам стран, зарегистрированные в определенный момент времени. Ряд других исследований показывает, что неинфекционные заболевания (особенно сердечно-сосудистые) и травмы не только определяют основное бремя заболеваний в ЦВЕ и СНГ, но и служат ведущими причинами роста смертности в переходном периоде (Nolte, McKee amp; Gilmore, 2005; UNICEF, 2001).

Очевидно, что такая статистика требует большего внимания к неинфекционным заболеваниям, но нельзя упускать из виду и другие серьезные угрозы здоровью, которые появились впервые (например, ВИЧ-инфекция и СПИД) или вспыхнули с новой силой (например, туберкулез). По абсолютному значению бремя этих заболеваний в ряде стран ЦВЕ и СНГ вызывает тревогу даже при том, что относительная значимость пока меньше, чем у неинфекционных болезней и травм (см. табл. 3.4). Анализ заболеваемости (см. ниже) показывает, что последние неблагоприятные тенденции по ряду инфекционных заболеваний, а также по детской и материнской заболеваемости будут усиливаться и в дальнейшем, если останутся без внимания.

Говоря об инфекционных болезнях, важно иметь в виду, что данные о текущей заболеваемости не отражают той опасности, которую представляет их быстрое распространение. Поскольку в этой главе невозможно охватить все проблемы здравоохранения в регионе, мы ограничимся только наиболее важными: младенческой и детской смертностью, недостаточным питанием у женщин репродуктивного возраста и детей, ВИЧ-инфекцией и СПИДом, туберкулезом и осложнениями беременности и родов. Экономические последствия этих проблем хорошо изучены и признаны существенными.

<< | >>
Источник: Suhrcke M., McKee M., Rocco L.. Инвестиции в здоровье: ключевое условие успешного экономического развития стран Восточной Европы и Центральной Азии. 2008

Еще по теме Здоровье населения в странах ЦВЕ и СНГ: показатели и тенденции:

  1. Глава 1 Введение
  2. Здоровье населения в странах ЦВЕ и СНГ: показатели и тенденции
  3. Состояние здоровья бедных в целом хуже, чем богатых.