<<
>>

Библиографирование и собирание газетной прессы

  Несмотря на Гражданскую войну, российская интеллигенция активно боролась за сохранение памятников современной культуры, так как переживаемое время, по ее глубокому убеждению, требовало "всесторонней внимательнейшей регистрации"/222/.
Среди этих памятников на одно из первых

мест общественность ставила прессу. "И вот пресса и... в общем, печать, являются единственными выразителями того, что творит наше время: скрижали печати вместе с тем, памятники этого времени во всех его деяниях и отзвуках последних", — писали российские газеты /223/.

Руководители враждующих политических режимов понимали значение произведений печати для политического и культурного развития страны и немало делали для их сохранения. Советское правительство в феврале 1918 г. декретом Наркомпроса, в ведении которого находилась Петроградская книжная палата, обязало московские и петроградские типографии доставлять по 8 экз. всех выпускаемых изданий в Книжную палату и ее московское отделение. На регионах это количество экземпляров должно было доставляться в местные советские органы, в обязанности которых входила их пересылка в Москву и Петроград/224/.

На территории Комуча регистрация и собирание произведений печати было поставлено на твердую юридическую основу. Был подготовлен текст постановления управляющих ведомствами внутренних дел и народного просвещения об охране памятников старины и революции от 10 августа 1918 г./ 225/.

В белой Сибири 25 июня Западносибирским комиссариатом Сибирского временного правительства было издано постановление о печати. Оно подтверждало постановление о печати Временного правительства от 27 апреля 1917 г. со всеми правилами, присвоенными в нем Книжной палате/226/ . Согласно этому постановлению типографии должны были предоставлять по 8 экз. всех вышедших за последние сутки произведений тиснения. В июльских постановлениях 1918 г.

МВД потребовало от губернских и областных комиссаров точного выполнения постановления о печати/227/.

Главной особенностью собирательской деятельности печатных произведений было то, что государственные учреждения и общественные организации, как правило, собирали прессу и произведения тиснения вне зависимости от их политической направленности, в том числе и издания своих политических противников. Так, на территории Северной области Бюро печати организовало систематическую регистрацию печатных материалов, относящихся к периоду существования в регионе советской власти, и обратилось ко всем учреждениям и жителям области с убедительной просьбой присылать все материалы, освещающие "злодеяния большевиков, комиссаров и учреждений советской власти".

Основную работу по собиранию и регистрации газетных изданий проводили Петроградская книжная палата и ее отделения. Созданная весной 1917 г., она проводила огромную работу по учету и сохранению прессы. Это было одним из основных направлений ее деятельности. Непосредственно

данной работой занимался отдел регистрации и описания периодических изданий, во главе которого стоял вице-президент русского библиографического общества, известный литературовед и краевед Л.К. Ильинский. Руководитель Книжной палаты, выдающийся отечественный библиограф и литературовед, С.А. Венгеров с особой любовью относился к библиографированию периодических изданий и делал все от него зависящее, чтобы эта работа была поставлена на должном уровне.

Петроградская книжная палата создавала на местах свои отделения, которые следили за доставкой провинциальными типографиями литературы советам и отправкой ее в центр. К осени 1920 г. отделения Книжной палаты имелись в 19 городах северной и центральной России, на Волге и в Белоруссии.

Для этих же целей руководство Петроградской книжной палаты посылало на места своих сотрудников для собирания недостающих изданий, в том числе газет. И хотя недостаток финансирования не позволял организовать эти поездки широко и планомерно, но за 1918-1920 гг.

членам палаты удалось совершить 37 командировок, в ходе которых было спасено от забвения и уничтожения большое количество печатных изданий. Особенно важными были командировки на разоренную Украину. В апреле-мае 1920 г. в результате поездки сотрудника Книжной палаты А.Л. Бема был составлен список книг и периодических изданий, выходивших на Украине в 1917-1920 гг. В июле-ноябре 1920 г. на Украине работали представители Петроградской книжной палаты Е.Г. Кислицын и Н.В. Яковлев. Они собрали для палаты 200 пудов произведений печати/228/.

Необходимость сохранения периодических и непериодических изданий осознавалась в самых дальних уголках бывшей Российской империи. В далеком Туркестане в декабре 1919 г. ТуркЦИК выпустил приказ о доставке в Народную библиотеку обязательного экземпляра. А осенью 1920 г. в Туркестане была организована Книжная палата/229/.

Основные справочники, изданные в эти годы Петроградской книжной палатой, были также посвящены периодическим изданиям. Были выпущены "Список повременных изданий за 1917 г." и "Еврейская периодическая печать в 1917 и 1918Г.г 7230/.

Гражданская война внесла коррективы в работу по библиографированию печатной продукции и регистрации произведений газетной прессы. На территории антибольшевистских режимов были созданы свои книжные палаты, которые рассматривали себя в качестве отделений Петроградской палаты и работали по плану, который был составлен Венгеровым еще в 1917 г. Их сотрудники верили, что после окончания войны восстановится единая российская государственность, и собранные памятники письменной культуры

будут ценными источниками по истории страны. Хотя по понятным причинам в то время они вынуждены были работать самостоятельно. Наибольшее значение в этом плане имела деятельность Самарской и Омской книжных палат в 1918-1919 гг.

Организация регистрации и собирания газетной и иной печатной продукции в Поволжье, Сибири на Дальнем Востоке и Урале в это время тесно была тесно связана с именами известного отечественного краеведа и библиографа Н.В.

Здобнова и активного сотрудника Петроградской книжной палаты, работника Пушкинского дома, сподвижника Венгерова, крупного советского литературоведа Н.В. Яковлева. Последний прибыл из Петрограда в Самару в марте 1918 г. Правда, цель его визита не была связана с собиранием произведений печати. Он был приглашен как представитель центральных архивных учреждений в комиссию по охране архива Самарского губернского правления и Самарского губернского присутствия, который местные органы советской власти решили продать на бумагу/231/.

Поездка Яковлева на Волге была использована руководством Петроградской книжной палаты для создания там своего регионального отделения. После свержения советов и перехода власти к Комучу в его составе была организована Книжная палата, участие в организации и деятельности которой принимал Яковлев. Палате удалось собрать обширный печатный, в том числе и газетный, материал.

В результате поражения войск Комуча и в связи с началом эвакуации Самары, Яковлев 3 октября 1918 г. был командирован в управление делами Временного всероссийского правительства для организации отделения Книжной палаты. "Третьего сего октября я, в виду предстоящей ликвидации учреждений Комитета членов Всероссийского учредительного собрания был командирован в управление делами Всероссийского правительства на предмет выяснения положения отдела Книжной палаты", — писал он в заявлении управляющему делами Временного всероссийского правительства Г.Г. Тельбергу/232/.

По прибытию в Омск Яковлев в служебной записке в управление делами правительства изложил свой план собирания печатного материала на территории, подконтрольной Всероссийскому временному правительству. Реализация этого плана должна была способствовать наиболее полному сохранению произведений тиснения, в том числе и газет. В своем плане Яковлев стремился реализовать идеи, заложенные Венгеровым при создании Петроградской книжной палаты. Он предлагал создать Книжную палату в составе отдела печати управления делами правительства.

По его замыслам, отдел печати должен был включать в себя Бюро печати, телеграфное агентство, официальный печатный орган, газету "Вестник..." и Книжную палату. "Не

достает лишь четвертого учреждения — Книжной палаты, — подчеркивал он, — для того, чтобы организуемый отдел печати явился точным воспроизведением того положения, которое существовало при Временном российском правительстве в 1917 г.7233/.

По мнению Яковлева, дело собирания и сохранения печатных произведений должно было быть децентрализовано. В каждом областном или губернском центре планировалось создать отделение палаты, которое занималось бы собиранием произведений печати. Их функции должны были на себя взять научные и учебные учреждения. Территорию, подконтрольную Всероссийскому временному правительству, Яковлев ориентировочно разбил на пять крупных регионов. На Урале предполагалось открыть отделения в Екатеринбурге, Оренбурге и Уфе. Их функции должны были выполнять ученые архивные комиссии В Западной Сибири такими центрами становились Западносибирский отдел Русского географического общества и Томский университет.

В Восточной Сибири функции отделений Книжной палаты надлежало выполнять красноярскому музею, восточносибирскому отделу русского географического общества в Иркутске и ученой архивной комиссии в Чите. Для Дальнего Востока предполагалось создать отделения во Владивостоке на базе местного университета и в Благовещенске. "Примененная схема, — писал Яковлев, — предусматривает возможность соединения двух административных единиц в одну в случае нахождения в какой-либо из них достаточно компетентного учреждения для того, чтобы принять на себя функции отделения Книжной палаты. Например: Омск — не только для Акмолинской области, но и для Тобольской губернии; Иркутск — не только для Иркутской губернии, но и для Якутской области"/234/.

Первоначально омская Книжная палата была создана в конце ноябре 1918 г. в качестве отделения в составе Департамента общих дел МВД и широко развернула свою деятельность.

На места было разослано циркулярное обращение Петроградской книжной палаты от 1 июня 1917 г. "Губернским и уездным комиссарам Временного правительства и заменяющим их должностным лицам и установлениям". В нем содержалась подробная инструкция, облегчающую работу по собиранию произведений печати. В регионах началось составление списков периодических изданий, издательств и типографий/235/.

Кроме работы с официальными учреждениями, руководство Книжной палатой составило и разослало обращения к кооператорам, органам местного самоуправления, библиотекам и т.п. В них содержалась просьба помочь палате в осуществлении ее культурных задач и доставлять ей сведения о типографиях, издательствах, изданиях и сами издания помимо того, что они обязаны предоставлять в комиссариаты/236/.

Сохранению газет и других периодических изданий интервенционистских войск способствовало обращение Омской Книжной палаты к командованию интервентов и чехословацкому Национальному совету с призывом присылать имеющиеся у них печатные издания. Это обращение нашло понимание у союзников Колчака, и они начали доставку в палату своей литературы/ 237/.

Помимо учета и сохранения текущих произведений печати, Книжная палата собирала печатные материалы, относящиеся ко времени, предшествовавшему возникновению отделения. Палатой были получены материалы министерства внутренних дел, отдела печати Всероссийского временного правительства и Сибирского информационного агентства. В результате этой работы был сформирован солидный фонд газетного материала/238/.

Идеи Яковлева получили наибольшее воплощение в постановлении совета министров Российского правительства от 15 мая 1919 г. "Об учреждении Временного бюро Книжной палаты и краевых ее отделений"/239/. Согласно его положениям, Книжная палата выделялась из МВД и реорганизовывалась в самостоятельное Временное бюро. Оно входило в состав управления делами Верховного правителя и Совета министров. Региональные отделения-хранилища создавались во Владивостоке, Иркутске, Казани, Перми, Самаре, и Саратове. На управляющих губерниями и уездами возлагалась обязанность по доставке произведений печати в эти отделения.

После разгрома Колчака и установления в Сибири советской власти, работа Яковлева по собиранию и регистрации книжных изданий и прессы продолжалась. Он был назначен заведующим подотделом архива отдела народного образования Сибревкома. При его участии было подготовлено обращение ревкома от 3 декабря 1919 г. об открытии Сибирского отделения Книжной палаты. Вскоре Яковлев уехал в Петроград, а летом 1920 г. туда стали прибывать собранные им материалы, среди которых было много газетных изданий/240/.

Упорядочение работы по учету и собиранию произведений печати на территории Северной области привело к созданию в Архангельске Временного бюро Книжной палаты, по примеру омского. Эта проблема была решена в последние дни существования Временного правительства Северной области.

5 февраля 1920 г. правительство приняло постановление "Об учреждении в Северной области Временного бюро Книжной палаты"/241/. В его основе лежало постановление Совета министров Российского правительства о создании Временного бюро Книжной палаты в Омске. Реального значения для учета и собирания произведений печати в Северной области данное решение иметь не могло, так как в феврале-марте 1920 г. ее территория была занята Красной армией.

Стремилось наладить работу по регистрации и собиранию печатной продукции правительство Северо-западной области России, контролируемой войсками Юденича. Эта деятельность в последний период существования области завершилась принятием решения о создании Книжной палаты Разработка проекта постановления была поручена отделу пропаганды при Совете министров области. В подготовленном проекте отдел предлагал в целях экономии средств возложить исполнение этих обязанностей на него. Данное предложение было обосновано тем, что работа по регистрации и собиранию произведений печати будет помогать выполнению агитационных функций отдела Деятельность отдела по собиранию и хранению печатной продукции должна была носить временный характер, до тех пор пока не будет возможности для передачи "Государственной публичной библиотеке всех произведений печати, издающихся на территориях, подчиненных русским властям", то есть до победы над большевиками.

Цели, которые преследовали создатели проекта, говоря о библиографировании произведений тиснения вообще и газетной прессы в частности, были несколько иными, чем в других регионах белой России. Произведения печати собирались и регистрировались не только как памятники культуры, но и как улики для будущих судебных разбирательств над политическими противниками режима Юденича. "В виду важности сохранения для потомства материалов по истории освобождения России... — отмечалось в докладе, — представляется желательным организовать орган, на который была бы возложена обязанность собирать, регистрировать и хранить произведения печати до передачи их при первой возможности в Государственную публичную библиотеку и предоставлять в надлежащих случаях экземпляры таковых судебным властям для возбуждения преследования"/242/.

Проект постановления был утвержден на заседании совета министров правительства Северо-западной области России от 10 ноября 1919 г. Книжная палата создавалась в составе Министерства народного просвещения. Ее основная задача заключалась в "охране от бесследного исчезновения произведений печати, издаваемых в настоящее время на территории Северо-западной области и Эстонии на русском языке". Министр Северо-западной области России В. Горн высоко оценивал факт создания Книжной палаты. В своих воспоминаниях он подчеркивал: "В числе общекультурных задач, которые ставило тогда министерство Ф.А. Эрна (министр просвещения правительства Северо-западной области России. — М.Л.) отмечу еще учреждение так называемой Книжной палаты. В ней предполагалось сосредоточить хранение всех произведений русской печати, выходивших на территории, отвоеванной у большевиков, и в соседних с областью новых республиках... Ф.А. Эрн хотел сберечь хотя бы часть этих сокровищ"/243/. Однако приступить к работе палата не успела.

Специфика собирания газетной прессы в годы Гражданской войны заключалась в том, что этой работой активно занимались не только книжные палаты, но и правительственные информационно-агитационные учреждения. Так, на белом Юге России и территории Северной и Северо-западных областей России информационно-агитационные учреждения выполняли основную работу по собиранию и регистрации газетной периодики. Попытки создания там книжных палат носили запоздалый характер, а в ряде случаев таких попыток и не предпринималось. То, что собиранием печатных изданий занимались идеологические учреждения, накладывало отпечаток на цели и характер этой работы.

На Юге России, занятом деникинскими войсками, собиранием газет, занималась военно-историческая комиссия. Она была создана 1 июня 1918 г. в Одессе для разбора архивных документов первой мировой войны по Юго- западному и Румынскому фронтам. 1 июля 1919 г. комиссия была присоединена к отделу пропаганды/244/. Фактически она входила в состав отдела с 23 февраля 1919 г. 3 июля была объединена с Трофейной комиссией отдела и переименована в комиссию для сбора военно-исторических материалов освободительной войны против большевиков Ее возглавлял Колобов/245/. Собирание газетного материала входило в задачи литературно-документально- исторического отдела комиссии/246/.

На территории Северной области регистрацией и собиранием газет занималось Архангельское бюро печати, которое выполняло функции Книжной палаты. В конце августа 1918 г. Временное управление Северной области через "Вестник" обратилось к издательствам с просьбой присылать все выходившие газеты и другие печатные издания в бюро печати в количестве 5 экземпляров/247/. В отчете бюро за

1918 г. говорилось, что оно вело "регистрацию всех произведений печати, выходящих в Архангельской губернии. И все они имеются в архиве бюро" /248/.

В РСФСР для учета и собирания газет много сделал библиотечный отдел РОСТА. Его основной задачей являлось создание "исчерпывающего материала по периодической печати". В течение полутора лет существования библиотечного отдела было собрано 527 комплектов газет, выходивших в советской России. Недостатком этого материала являлось то, что комплекты газет были недостаточно полными/249/.

Собиранием газетной прессы в годы Гражданской войны занимались политические партии. Они собирали периодические издания своих организаций и близких им по духу общественных объединений. Наибольшим размахом в этом деле отличалась партия большевиков, так как у нее было больше возможностей. После захвата власти большевиками этой деятельности уделя-

лось значительное внимание. С наступлением мирной передышки весной 1918 г. большевистский ЦК активизировал шаги в этом направлении. В мае 1918 г. в обращении к местным партийным организациям он предложил "всем организациям партии присылать 3-5 экземпляров выходящих изданий: газет, брошюр, листовок, воззваний"/250/. В мае-июле 1918 г. ЦК РКП(б) разослал 218 партийным организациям анкету. В ней содержались вопросы об издании газет, их тираже, наличии партийных типографий и др./251/. Подобные вопросы были поставлены в инструкции ЦК РКП(б), направленной в середине ноября 1918 г. губернским и уездным партийным комитетам/252/.

Собирание и регистрация газет осуществлялась армейскими политор- ганами. Самую активную деятельность развернули политорганы Красной армии. Редакции военных газет обязаны были иметь комплекты выпускаемых изданий. Эти издания в трех экземплярах, а также перехваченные белогвардейские газеты должны были направляться в ГлавПУР Красной Армии/253/.

Собирание газетной прессы, как и печатной продукции, в целом, стало возможным благодаря подвижнической деятельности российской интеллигенции, энтузиазму литераторов, краеведов, публицистов, ученых. На них делали ставку книжные палаты. Так, Яковлев считал, что к работе по регистрации и собиранию печати следовало привлечь научные, учебные и культурные силы Сибири и Дальнего Востока (музеи, университеты, ученые архивные комиссии, библиотеки, отделы Русского географического общества и т.п.). Правительственным комиссарам и чиновникам МВД следовало поручить только контроль над передачей типографиями печатных изданий в региональные отделения, а губернским и уездным властям — собирать печатный материал и пересылать его в губернские или областные отделения Книжной палаты. Возлагать на государственных чиновников всю работу по собиранию и регистрации печатных изданий Яковлев считал нецелесообразным. Как показал опыт 1917 г., они с данной работой справляются плохо. "По глубокому убеждению руководителей Книжной палаты, — указывал Яковлев, — дело ее может делаться только любящими руками, не за страх, а за совесть"/254/.

Активное участие в собирании и регистрации произведений тиснения принимали преподаватели и сотрудники Томского университета. На его базе было открыто местное отделение омской Книжной палаты. В циркулярной телеграмме заместителя главноуправляющего делами Верховного правителя и Совета министров указывалось на незамедлительность высылки отделению всех произведений печати. "Прошу исполнять распоряжения Томского отделения /о/ высылке произведений печати, сведений /о/ периодических изданиях, типографиях, библиотеках, книжных магазинах, тираже", — подчеркивалось в ней/255/. Газеты Дальнего Востока собирало созданное в 1919 г. владивостокское отделение омской Книжной палаты, возглавляемое препода-

вателем Восточного университета, магистром истории Востока Н.В. Кюне- ром, автором работ по истории Дальнего Востока и Китая/256/.

Собирание газетных изданий в белой Сибири связано с именами редактора одной из крупнейших томских газет "Сибирская жизнь", известного публициста, крупного сибирского кадета В. Адрианова и известного отечественного краеведа, библиографа, издательского и торгового деятеля Г.И. Поршнева. Последний в годы Гражданской войны, помимо собирательской деятельности, занимался административной и журналистской работой. В начале 1919 г. он был назначен заведующим информационным отделом при управляющем Иркутской губернией. Одновременно с этим он редактировал неофициальную часть "Иркутских губернских ведомостей". Все это помогало ему в его библиографической и собирательской деятельности. Поршнев организовал в Иркутске отделение книжной палаты еще летом 1917 г. За 1917- 1919 гг. ему удалось собрать от 70 до 85% местных изданий, в первую очередь газетных/257/. Адрианов регистрировал и собирал газетную прессу Сибири, подготовил и выпустил брошюру о сибирских газетах/258/.

Архивисты, музейные работники, краеведы стояли во главе отделений Книжной палаты в РСФСР. Как правило, это были большие энтузиасты и подлинные знатоки своего дела/259/. Право на получение обязательных экземпляров для Книжной палаты по Казанской губернии при Комуче было также передано научному учреждению — Казанскому обществу истории, археологии и этнографии/260/.

На территории Кубанского казачества в 1919 г. "Кубанским комитетом помощи воинам Великой войны и в частности бывшим военнопленным из русских войск" организовывалась выставка "Война и печать (1914-1919 гг.)", на которой широко должна была быть представлена газетная пресса. Комитет обратился к населению с просьбой "не отказать сообщить... краткие перечни сохранившихся у них печатных произведений: книг брошюр, листков, нот, картин, рисунков, журналов, газет, манифестов, прокламаций, приказов, объявлений и т.д., за время с половины 1914 года по настоящее время, всякого рода по содержанию, независимо от места издания, в полном или неполном виде, хотя бы в экземплярах попорченных, надорванных и пр."/261/.

Таким образом, основным полем идеологической борьбы в годы революции и Гражданской войны стали газетные издания. Они были одним из важнейших средств политики и власти. С их страниц политическая элита российского общества вела борьбу за влияние на общество.

 

<< | >>
Источник: Л.А. Молчанов. Газетная пресса России в годы революции и Гражданской войны (окт.1917 - 1920 г.г.). — М., Издатпрофпресс,2002., 272 с.. 2002

Еще по теме Библиографирование и собирание газетной прессы:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Библиографирование и собирание газетной прессы