<<
>>

1 .Формирование сети российских информационных агентств и учреждений по распространению прессы

Анализ газетных изданий в годы революции и Гражданской войны не будет комплексным без освещения специфики их информационного обеспечения, а также форм и методов распространения газетной информации.

Основную работу по информационному обеспечению газетных изданий выполняли информационно-пропагандистские учреждения, как российских государственных образований, так и иностранных держав. Как показывает изучение материалов прессы, от 60 до 100% информационных и аналитических материалов газеты получали от российских осведомительных агентств. Распространение газетной информации, в значительной степени, осуществлялось также через них.

Эти агентства являлись институционным оформлением идеологизации политики и общественной жизни. Они были основой для глобального манипулирования общественным мнением со стороны властных структур или ведущих политических сил. Через них правительственные органы осуществляли монополию на получение, отбор, препарирование, комментирование и распространение информации. Наиболее крупными из этих информационных органов были: Американское бюро печати, Архангельское (Северное) бюро печати, Дальневосточное телеграфное агентство (ДАПЬТА), Донской отдел осведомления, отдел пропаганды Кубанского краевого правительства, Информационное бюро Временного сибирского правительства, отдел печати Российского правительства,

отдел пропаганды Особого совещания при главнокомандующем ВСЮР, Петроградское телеграфное агентство (ПТА), Российское телеграфное агентство (РОСТА), "Русское общество печатного дела" (РОПД) и др.

Больше всего внимания манипулированию общественным мнением уделялось в большевистской России. Сразу после захвата большевиками власти стала создаваться новая советская партийно-государственная система информационно-пропагандистских органов в целях идеологического обеспечения политики большевистского руководства.

В эту систему входили государственные, партийные и профсоюзные органы. Они работали под общим контролем руководящих структур РКП(б) и осуществляли монополию на информационное обеспечение советского общества.

Основные функции по мифологизации общественного сознания в РСФСР выполняло Российское телеграфное агентство при ВЦИК, которое являлось крупнейшим российским информационным учреждением тех лет. Основной литературный и информационный материал газеты РСФСР получали через него. Оно было создано на основе слияния Бюро печати при СНК и Петроградского телеграфного агентства. Последнее функционировало с 1904 г., и к 1917 г. являлось одним из ведущих информационных органов Российской империи. Корреспондентами ПТА в России и за рубежом были известные российские журналисты Большевистская власть начала создавать систему тотального информационного обслуживания общества с подчинения себе этого агентства. Вскоре после Октябрьского переворота комиссар Петроградского ВРК, бывший редактор газеты "Волна" Л.Н. Старк с отрядом моряков Второго балтийского экипажа занял здание агентства и поставил его под большевистский контроль. Необходимость иметь полную информацию о текущих событиях заставила советское правительство декретом от 1 декабря 1917 г. возложить на ПТА функции центрального информационного учреждения при СНК. Все советские газеты по декрету обязаны были печатать информационные телеграммы агентства. Официальные правительственные сообщения газеты получали от Бюро печати СНК, которое к июню 1918 г. обслуживало более 150 газет/1/.

Однако налаживание работы советских информационных структур проходило трудно. Это, главным образом, объяснялось саботажем старых кадров ПТА, не желавших сотрудничать с советским режимом. Одни из них прекращали передачу телеграмм, другие меняли гражданство и переходили на службу к иностранным государствам. Именно так поступил стокгольмский корреспондент ПТА, бывший секретарь Московского художественного театра М.Ф. Ликиардопуло, который в 1918 г.

перестал сотрудничать с советской властью и перешел на греческую службу. Он стал заведовать отделами печати и пропаганды в греческих миссиях в Стокгольме и Лондоне 121.

Отказался от сотрудничества с советской властью и один из старейших сотрудников ПТА, корреспондент по Китаю и Японии И.А. Добровольский/3/.

Коренные изменения в информационном обеспечении советского общества и газетной прессы произошли во второй половине 1918 г., когда большевики завоевали монополию на власть и стали единственной правительственной партией. Первая попытка реорганизовать информационное обслуживание газет была предпринята летом 1918 г., когда Бюро печати и ПТА были переподчинены ВЦИК.

Коренную реформу информационных учреждений советское правительство предприняло осенью 1918 г. В это время положение большевиков значительно ухудшилось в ходе повсеместного свержения советской власти на востоке, севере и юге России. В целях проведения в газетах широких агитационных кампаний и своевременного осведомления руководства республики 7 сентября 1918 г. декретом ВЦИК было создано Российское телеграфное агентство при ВЦИК (РОСТА). В его ведение переходили все информационные организации на территории РСФСР. Центральный аппарат агентства состоял из 10 отделов, которые выполняли основные функции по собиранию, переработке и распространению информации. В их число входили: литературно-агитационный, телеграфный, инструкторский отделы, бюро газетных вырезок и др. Во главе РОСТА в годы войны стояли известные большевистские журналисты М.Н. Керженцев и Л.С. Сосновский. 12 декабря 1920 г. РОСТА было подчинено Главполитпросвету. До конца Гражданской войны агентство являлось основным источником информации для газет РСФСР.

Большую работу по информационному обеспечению газетной прессы выполнял литературно-издательский отдел политического управления Реввоенсовета Республики под руководством В.Полонского, созданный в октябре 1919 г. Все издательства, обслуживающие нужды армии: Наркомвоен, Всевобуч, Гау, Гвиу, Гувуз, "Военное дело" и др.

подчинялись его руководству/4/.

Центральный комитет РКП(б) с первых дней победы Октябрьского восстания начал работу по массовой пропаганде партийной политики. В этих целях Центральный комитет стремился обеспечить газеты местных большевистских организаций новостями, пропагандирующими руководящие партийные установки. Для этого Центральный комитет начал издавать "Бюллетени ЦК РСДРП(б)". Их первый номер, напечатанный на гектографе 29 октября 1917 г., был разослан в 535 организаций /5/. В нем сообщалось о победе Октябрьского вооруженного восстания. После 9 ноября 1917 г., когда была восстановлена железнодорожная и телеграфная связь Петрограда с другими городами, издание бюллетеней было прекращено. Для информирования центральных газет о политике новой власти ЦК РКП(б) ежедневно к 3-4 часам дня собирал в Смольном редакторов петроградских газет.

ц, . Информационным обеспечением газетной прессы занимались советские профсоюзы, которые были вовлечены в процесс манипулирования общественным мнением. Весной 1920 г. на основании решений 3-его Всероссийского съезда профсоюзов в аппарате союзов начали создаваться информационные отделы. В их состав входили бюро печати, бюро справок и бюро сношений, задачами которых являлись сбор, обработка и распространение информации. Информотдел ВЦСПС ежедневно, не позднее 15 часов, выпускал бюллетени, которые направлялись в центральную и местную печать, а также в центральные советские и профсоюзные учреждения, в Коминтерн и Т.Д.

Антибольшевистские политические режимы также уделяли большое внимание формированию идеологического обеспечения своей политики и монополизации дела информационного обеспечения общества. Для этого они создавали сеть информационно-пропагандистских учреждений. После ликвидации советов на Дальнем Востоке, Урале и в Сибири газеты этого региона получали сведения от информационного бюро при управлении делами Западно-Сибирского комиссариата, созданного в начале июня 1918 г./б/. Первым руководителем информационного бюро был Г.Н.

Бутаков. Его сменил журналист А.И. Манкевич и затем поэт Г.А. Вяткин. Штат бюро был очень небольшим и состоял из 9 человек/7/. Из-за своей малочисленности и общей неустойчивой политической ситуации в регионе бюро не могло давать на места достаточной информации. В основном, эта информация представляла собой телеграфные сообщения о деятельности комиссариата.

Работа по монополизации информационной политики была усилена с образованием Временного сибирского правительства. Была осуществлена реорганизация информационного бюро, расширена его деятельность. Руководителями бюро остались А.И. Манкевич и Г.А. Вяткин, вступившие в должность 10 июля. Манкевич стал управляющим бюро, а Вяткин — его помощником. По согласованию с управлением делами, бюро было отнесено к канцелярии Совета министров в качестве 4-го отделения. За ним было оставлено право автономной работы и самостоятельного внутреннего распорядка/8/.

В конце июля 1918 г. работа по информационному обеспечению газет получила достаточно прочную законодательную базу. 24 июля Временное сибирское правительство утвердило временные правила об организации информационного бюро при канцелярии Совета министров и положение о Сибирском телеграфном агентстве \СТА\. Согласно этим правилам, информационное бюро являлось официальным учреждением Сибирского правительства, "имеющим целью... своевременное и достоверное осведомление печати, правительственных учреждений, общественных организаций и населения"/9/.

Улучшению информационного обслуживания газет способствовали указания положения, согласно которым информационному бюро надлежало организовать корреспондентскую сеть на местах, составлять обзоры газет Европейской России и Сибири, приступить к изданию правительственной газеты. Во главе агентства стали опытные журналисты и литераторы. Управляющим информационным бюро был оставлен А.И. Манкевич, его помощником - Г.А. Вяткин. Секретарем стал журналист Н.А. Вадзинский. Они понимали смысл информационной работы "не только как осведомление, но и как уяснение, толкование и популяризацию правительственных идей, заданий и мероприятий'УЮ/.

Таким образом, осведомление газет сразу приняло тенденциозный, пропагандистский характер.

После образования в сентябре 1918 г. Временного Всероссийского правительства процесс усиления монополизации информационного обеспечения общества был продолжен. Газеты востока России стали снабжаться информацией его отдела печати. Отдел состоял из бюро печати, Всероссийского телеграфного агентства, бюро по обзору печати и редакции "Правительственного вестника". Управляющим отделом печати являлся А.А. Минин, его помощником был И.К. Кунин. Бюро печати возглавлял М.Л. Сапер, телеграфное агентство — С.В. Гонтарев. В.И. Брандо руководил бюро по обзору печати/11/. Бюро печати собирало и редактировало все сведения, исходящие от правительственных учреждений и местных корреспондентов. Эти сведения передавались членам правительства и по телеграфу сообщались газетам.

Монополия властных структур на информацию в белой Сибири достигла своего апогея после колчаковского переворота и организации Российского правительства, которое произвело реорганизацию своего осведомительного аппарата. В составе управления делами Верховного правителя и Совета министров был создан отдел печати, который сконцентрировал у себя работу по обеспечению редакций газет и правительственных структур информационным материалом. Циркуляром управляющего отделом печати при управлении делами Верховного правителя и Совета министров от 30 ноябре 1918 г. до сведения редакций газет была доведена информация о слиянии Всероссийского телеграфного и Сибирского телеграфного агентств и об образовании Русского телеграфного агентства/12/.

Кроме правительственных осведомительных органов, на территории белой Сибири монополию властных структур на информацию обеспечивали военные информационные учреждения. Среди них выделялись Осведверх, Осведстепь, Осведвосток, Осведомительный отдел Сибирского казачества и различные фронтовые учреждения/13/. Их работе придавалось большое значение. В июле 1919 г. в Екатеринбурге под председательством профессора Лондонского университета Пэрса было проведено совещание о постановке

информационного и просветительного дела в действующей армии. Совещание приняло рекомендации о дальнейшей централизации осведомительной работы и объединении усилий различных ведомств по постановке дела агитации и пропаганды в армии. Совещание сочло целесообразным создать Центральный информационный штаб, подчиненный непосредственно Колчаку. Ему должны были подчиняться армейские особые информационные штабы или канцелярии. Для непосредственной работы в войсках планировалось создать особые полевые штабы/14/.

Для активизации военно-агитационной работы летом 1919 года отдел печати Главного штаба и Особая канцелярия штаба Верховного главнокомандующего были соединены в один осведомительный отдел штаба Верховного главнокомандующего (Осведверх). Он начал рассылку военной и военно- политической информации всем управляющим губерниями и начальникам уездов/15/. Правительственные органы Колчака уделяли большое внимание деятельности этого отдела. Согласно циркуляру МВД от 19 июня 1919 г., управляющим губерниями и областями весь присылаемый Осведверхом материал необходимо было сообщать редакциям местных газет и расклеивать по городу/16/. Коме того, военные информационные органы постоянно уделяли большое внимание распространению военных и патриотических газет. Так, штабом Иркутского военного округа с 23 августа по 15 декабря 1919 г. было распространено 15300 экз. газеты "Великая Русь"/17/.

Вопросам монополизации информационного дела большое внимание уделяли правительственные структуры на белом Юге России. О монопольном обеспечении информацией газетных изданий правительство Деникина стало задумываться сразу после своего создания. Информационная политика дени- кинского руководства осуществлялась через отдел пропаганды Особого совещания при главнокомандующем вооруженными силами Юга России (ВСЮР). Данное учреждение было создано одним из первых среди других гражданских ведомств Добровольческой армии и первоначально получило название осведомительное отделение дипломатического отдела Особого совещания. В политическом обиходе того времени, а затем в мемуарной и исторической литературе за ним прочно закрепилось название Осваг. В конце сентября 1918 г. отделение было переподчинено непосредственно председателю Особого совещания. В таком положении оно должно было оставаться вплоть до образования при политической канцелярии Особого совещания, в состав которой оно должно было войти./18/.

На заседаниях Особого совещания много внимания уделялось вопросам постановке пропагандистской и газетной работы. 11 декабря 1918 г. было признано считать постановку агитационной работы в Добровольческой армии вопросом первостепенной важности. Для разработки проблем, связан-

ных с развитием агитации и пропаганды, было решено организовать Особый комитет при Добровольческой армии под руководством М.М. Федорова. В его состав вошли представители штаба главнокомандующего и отдела финансов Особого совещания. Кроме них в комитет входили протопросвитер военного и морского духовенства Г. Шавельский, С.С. Чахотин, Н.Э. Парамонов и др./ 19/.

Особое совещание признало, что расширение деятельности осведомительного отделения требует переименования его в осведомительное бюро/20/ . Необходимость совершенствования информационной работы и урегулирования отношений с прессой привели в начале 1919 г. к реорганизации осведомительного бюро в отдел пропаганды, который обладал всеми функциями информационно-агитационного учреждения.

Отдел пропаганды сконцентрировал в своих руках все депо по манипулированию общественным мнением на белом Юге России. В круг ведения отдела входили все дела, касающиеся собирания, переработки и распространения информации о положении в России и за рубежом. Для передачи информации отделу надлежало организовать телеграфное агентство. В его распоряжение поступило все имущество бывшего телеграфного агентства на юге России и его заграничной агентуры. Для распространения информации отделу были даны также права создания своих печатных органов, устройства типографий, издания и редактирования книжной продукции.

Центральный аппарат отдела пропаганды с начала 1919 г. был переведен из Екатеринодара в Ростов-н/Дону и окончательно сложился петом 1919 г. Отдел состоял из 12 отделений численностью в 255 чел./21/. Сбором, обработкой и распространением информации в отделе занимались: агитационная, инспекторская, информационная, литературная, художественная и особая часть, комиссия для сбора военно-исторических материалов освободительной войны от большевиков. Одним из последних в отделе оформилось пресс- бюро, которое представляло собой "нечто вроде Российского телеграфного агентства"/22/. Его возглавлял проф. Н.А. Ленский.

На качество работы отдела пропаганды накладывала отпечаток деятельность акционерного общества телеграфных и телефонных линий Русса- ген, с которым у него был заключен договор на распространение информации. Возглавлял общество бывший редактор газет "Утро Москвы" и "Пласт народа" С.С. Раецкий /23/. Правительственные чиновники негативно оценивали работу этого телеграфного агентства. Начальник политической канцелярии Особого совещания полковник Д.Л. Чайковский характеризовал его как неудачное/24/.

О характере этого учреждения, в значительной степени, можно судить по функционированию его Одесского отделения. Во главе последнего

стоял известный петроградский книгоиздатель, журналист и предприниматель Г.Е. Грюнберг. До революции он был совладельцем издательств "Искусство", "Пламя" и "Свободное искусство", а также возглавлял акционерное общество "Дом печати". В период правления Деникина он был одним из организаторов и руководителей кооперативных и частных издательств "Освобождение труда", "Омфалос" и "Русская культура", а также книжного магазина "Э. Бернт"/ 25/. Став директором отделения, Грюнберг объединил под своим началом средства Руссагена и капиталы издательств. Таким образом, Руссаген был достаточно сильным информационно-издательским предприятием. Он функционировал на частные средства и активно занимался коммерцией, что, видимо, нередко шло в ущерб основному делу.

Направления и принципы работы отдела пропаганды во многом зависели от личности руководителя данного учреждения. Смена руководства влекла за собой большие изменения. Первоначально Осваг возглавлял проф. С.С. Чахотин. Он был хорошо образованным трудолюбивым человеком, но мало подходил для этой работы. Ему не удалось добиться тесного-сотрудничества агентства с другими правительственными учреждениями юга России и поставить работу учреждения на должный уровень.,

15 января 1919 г. его сменил Н.Е. Парамонов, являвшийся известным общественным деятелем Области войска Донского, одним из лидеров оппозиции атаману Краснову. Он был миллионером, владельцем издательства "Донская речь", имел богатый опыт редакторской работы. В свое время он издавал популярный журнал "Былое". Кроме этого, как купец и предприниматель, он обладал обширными связями. Парамонов стремился изменить курс проводимой Освагом агитации. Он понимал, что никакие реорганизации не помогут пропагандистской работе, если командование Добровольческой армии не изменит своей политики. Необходимость пропаганды лозунга "единой и неделимой России" и политики "непредрешенчества" ограничивали возможности агитационно-информационной деятельности отдела. Парамонов выступил с инициативой проводить более гибкую пропаганду, провозгласить принципы автономии, выборности, социального реформаторства.

Однако его инициативы были неприемлемы для руководства ВСЮР. И в начале марта 1919 г. Парамонов ушел в отставку. Его сменил член ЦК кадетской партии, бывший редактор кадетской "Речи" профессор К.Н. Соколов, являвшийся одновременно управляющим отделом законов Особого совещания. Изучив работу отдела, он пришел к выводу о целесообразности его закрытия в связи с тем, что работа отдела поставлена плохо. По его мнению, отдел надо было расформировать и создать совершенно новое учреждение. Но на это требовалось время. А оставлять деникинский режим без идеологического обеспечения было нельзя. Поэтому Особое совещание зап-

ретило закрывать отдел. Соколову пришлось реорганизовывать работу отдела в ходе его деятельности. Хотя он и предупредил Особое совещание, что реорганизация отдела ни к чему не приведет. Дальнейший ход событий подтвердил его выводы. Деятельность отдела так и не смогла достичь того уровня, который от него ожидали деникинские власти. Провести эффективную работу по тотальному манипулированию общественным сознанием ему не удалось.

Заместителями Соколова были назначены полковник Б.А. Энгель- гардт, являвшийся в марте 1917 г. комендантом Петрограда, и бывший ректор Петроградского университета Э.Д. Гримм. Энгельгардт заведовал кадровыми назначениями, координировал работу региональных учреждений отдела, местной пропагандой и организацией агитпоездов. Гримм занимался прессой и изданием агитационной литературы, ведал театральной и киноагитацией.

У Гримма был свой взгляд на место отдела пропаганды в политической системе российского общества. В отличие от Соколова, который видел в нем временное учреждение, он считал, что отдел должен стать постоянным государственным органом России в деле идеологического воспитания масс. Такой взгляд во многом совпадал с позицией советского руководства на место и значение государственных осведомительных учреждений.

Формированием мировоззрения солдат на белом Юге России занимался военно-политический отдел штаба главнокомандующего. Для координации идеологической работы и установления связи между политотделом штаба и отделом пропаганды в составе последнего была сформирована особая часть. Однако координировать работу с военно-пропагандистскими органами отдел пропаганды не смог. Он стремился монополизировать эту сферу деятельности, в то время как в среде военных часто раздавались голоса в пользу подчинения гражданской пропаганды военной. По мнению офицеров, агитация должна была находиться в руках командного состава, особенно в прифронтовой полосе. В связи с этим много говорилось о необходимости поставить во главе отдела генерала, т.к. "общественные деятели, взявшись за это дело, лукавят, ведут партийную, политическую, а не государственную работу"/26/.

Отдел пропаганды просуществовал как самостоятельное учреждение до середины декабря 1919 г. Военные поражения Деникина и расстройство тыла заставили Особое совещание в конце 1919 г. сократить на 75% штаты отдела. Соколов подал в отставку, и эвакуация отдела целиком легла на Энгельгардта. Энгельгардт с частью сотрудников оставался в Ростове-н/Дону до захвата города красными. По приезду в Новороссийск он ушел с должности. Все работники отдела, желающие выехать за границу, получили визы и эмигрировали.

23 февраля 1920 г., после формирования Южно-русского правительства во главе с Н.М. Мельниковым, отдел пропаганды был переименован в отдел политического образования и подчинен Н.В. Чайковскому. Само правительство просуществовало недолго и было упразднено 16 марта 1920 г. Отдел политического воспитания себя никак не проявил, да в такой политической обстановке проявить себя не мог.

Целенаправленной деятельности по монополизации информационного обеспечения российского общества на Юге России препятствовали противоречия между командованием Добровольческой армии и казачьими правительствами, которые нашли свое выражение в создании правительственных осведомительных учреждений на территории Донского и Кубанского краевых правительств. На Юге России, помимо отдела пропаганды, активно занимался манипулированием общественного мнения и снабжением газет информацией Донской отдел осведомления при правительстве Области Всевеликого Войска Донского. Он был создан в апреле 1919 г. Среди его руководителей были проф. С С. Чахотин и крупнейший донской писатель Ф. Крюков, которые одно время работали в отделе пропаганды. С приходом в отдел Соколова оба сразу оставили службу и перешли в отдел осведомления. Центральный аппарат отдела осведомления делился на части: информационную, агитационную, инспекторскую, организационную и общую. Наиболее важными для работы газет были информационная и агитационная. Донской отдел осведомления работал в тесном контакте с Донским телеграфным агентством (ДОНТА).

В условиях острых политических и идеологических противоречий с Особым совещанием Кубанское краевое правительство также создало у себя информационную структуру — отдел пропаганды краевого правительства. Его заведующим был назначен А. Гончар/27/. Необходимость создания отдела пропаганды казачье правительство Кубани объясняло требованиями населения Кубанского края. "Народ просит правительство: уберите "осваг", дайте нам такое, которому мы верим, чтобы мы знали, что это новое — наше родное", — объясняла причины создания отдела официальный печатный орган правительства, газета "Вольная Кубань728/. Однако развернуть свою деятельность отдел фактически так и не смог.

Информационная деятельность врангелевского правительства в 1920 г. по обеспечению информационной власти над обществом претерпела сложные реорганизации от ликвидации этой монополии до ее воссоздания в наиболее жесткой форме. Это говорило о том, что без информационной монополии политические режимы России в тех условиях существовать не могли. Сразу после эвакуации в Крым остатков деникинской армии и учреждений деникинского правительства информированием общества и осведомлением газет занималось крымское "пресс-бюро" (отделение) отдела пропаган-

ды Но отдел пропаганды оставил о себе очень плохую память, и руководство белыми армиями считало, что он со своими обязанностями не справился. Поэтому приказом Врангеля все оставшиеся структуры отдела были упразднены.

В результате роспуска отдела пропаганды дело монополизации информационного обеспечения общества было нарушено. Информационным обеспечением газет стали заниматься небольшие вновь созданные информационные учреждения. По существу данные учреждения представляли собой маленьких "осважнят", впитавших самые худшие черты отдела пропаганды. На имя главнокомандующего подавалась масса заявлений и смет для выделения средств на эти осведомительные организации. Этим во многих случаях занимались политические авантюристы, члены бывшего Особого совещания, прежние работники отдела пропаганды, оказавшиеся без средств к существованию, нуждающиеся репортеры центральных и местных газет. Вновь основанные осведомительные учреждения назывались: пресс-бюро, редаготы, инфоты, осоготы, политотделы, телеграфные агентства и др. Затраты на пропаганду грозили достичь необоснованно больших размеров и финансовые органы ограничили выдачу средств. Между указанными учреждениями началась борьба за получение дополнительных казенных субсидий. Попытки закрыть эти учреждения или осуществить кадровые перестановки успеха не имели. На месте упраздненных учреждений появлялись новые, которые, по сути, являлись старыми, но под новыми вывесками. "Был упразднен "Осваг"... но вместо его одного расплодилась чуть ли не дюжина маленьких "осважнят", представляющих в подавляющем большинстве случаев скверную креатуру своего родоначальника", — писал крымский журналист А.А. Валентинов /29/

Вести успешную идеологическую работу стало невозможно Не добившись успеха в упорядочении работы учреждений пропаганды, Врангель решил упразднить их вообще, считая, что население должно судить о власти по ее делам. Все учреждения пропаганды были заменены отделом печати при начальнике гражданского управления. Во главе отдела сначала был поставлен полковник А. Мариушкин, а затем молодой петербургский чиновник Г.В.Немирович-Данченко, приглашенный на эту должность в начале июня 1920 г. В сентябре 1920 г. он был снят и его место занял приват-доцент Таврического университета В.Г. Вернадский.

Целью создания отдела являлось ужесточение монополизации дела информационного обеспечения общества. Это подтверждают обстоятельства снятия Немировича-Данченко с должности. Его отстранение от работы произошло при следующих обстоятельствах. В августе 1920 г. в газетах Крыма началась кампания по снабжению армии теплой одеждой и обувью. В начале сентября Немирович-Данченко в беседе с уполномоченным управления тор-

говли и промышленности в Константинополе С.Н. Гербером услышал от последнего, что имущество армии Колчака, оставшееся на кораблях в дальневосточных портах, не перевозится в Севастополь. Немирович-Данченко передал эту информацию в одну из севастопольских газет, где она была опубликована. В сентябре 1920 г., когда последний находился на докладе у Врангеля, главнокомандующий поинтересовался, откуда в газету попали данные сведения? Немирович-Данченко объяснил.

Реакция Врангеля была недоброжелательной. "Этого не надо было делать, раздраженно сказал главнокомандующий: фронт и так недоволен тылом. Это ухудшает и без того неважные отношения между военными и гражданскими властями", — сказал он. Через два дня после этой беседы Немирович-Данченко получил от начальника гражданского управления С.Д. Тверского предложение взять отпуск, чтобы в дальнейшем не возвращаться на прежнюю должность. А.В. Кривошеин сказал ему, что это инициатива Врангеля. Официально было объявлено, что Немирович-Данченко уволен с поста согласно его прошению. Ходили слухи, что он был снят после беседы Врангеля с А Аверченко, когда последний пожаловался на закрытие отделом печати газеты "Юг России". Но Немирович-Данченко в своих воспоминаниях опровергает эти сведения. Он пишет, что газета была закрыта не по распоряжению отдела печати, а по решению Тверского. И после заступничества французской миссии это запрещение А.В. Кривошеиным было снято/30/. Возможна и та, и другая версия этого события. Но и обоих случаях видно, что правительство Врангеля хотело видеть в отделе печати идеологическое учреждение, строго проводящее правительственную политику.

Эту оценку подтверждают мемуары профессора Н.Н. Алексеева, которому в июне 1920 г. было предложено занять пост начальника отдела печати. Он подал Кривошеину докладную записку, в которой изложил свои взгляды на деятельность отдела. Он видел в отделе печати учреждение, которое аккумулирует внутреннюю и внешнюю информацию, но не выполняет идеологических задач. Однако этот план полностью расходился с взглядами Криво- шеина, который, как пишет Алексеев, "хотел организовать в Крыму нечто вроде старого нашего Главного управления по делам печати, которое с одной стороны должно было исполнять функции цензурного комитета, а с другой стороны, призвано было сконцентрировать все печатные средства, бумагу, шрифт, типографии и денежные суммы для субсидирования газет"/31/.

Алексееву подобная организация осведомительного агентства напоминала организацию информационного дела в советской России, в чем он был прав. Назначение Алексеева не состоялось. Отдел печати функционировал до разгрома войск Врангеля и являлся основным источником информации для крымских газет.

При собирании и распространении информации отдел печати опирался на Южно-русское телеграфное агентство. В июле 1920 г. оно было разделено между отделом печати и управлением иностранных сношений, которое возглавлял П.Б. Струве. Вся заграничная информация находилась в его ведении /32/.

На европейском Севере после ликвидации советов и установления власти Верховного управления Северной Области (ВУСО), переименованного затем во Временное правительство Северной области (ВПСО), информационным обеспечением и распространением газет занимался правительственный информационно-агитационный орган — Бюро печати ВУСО (ВПСО). Оно еще называлось Архангельское и ли Северное бюро печати. В его состав входила и редакция официальной правительственной газеты Северной области "Вестника Временного правительства Северной области'УЗЗ/. Заведующим бюро и редактором "Вестника" был эсер Е.Ф. Дацкевич.

Сначала бюро в газетах сокращенно называлось "БП" или "Севбюр". 23 сентября 1918 г. руководство бюро приняло решение сокращенно именоваться Арбюр. Согласно этому решению, весь информационный материал, полученный газетами из бюро или взятый из "Вестника бюро печати" и газеты "Вестник ВУСО" необходимо было отмечать при печати этим сокращенным названием/34/.

Для усиления агитационно-пропагандистской деятельности бюро в декабре 1918 г. была проведена реорганизация этого учреждения. Активное участие в ней принял известный деятель администрации ВПСО С.Н. Мацке- вич. Он подал в ВПСО записку с предложениями по реформированию работы бюро. Главную задачу бюро он видел в необходимости значительного усиления уровня его идеологической работы. По его мнению, бюро должно было незамедлительно начать готовиться к проведению агитации и пропаганды в районах, освобождаемых от большевиков. "Чем шире Бюро будет распространять свои сведения, тем больше сведений будет поступать к нему. Создать мощный аппарат такого взаимного обмена — задача Бюро печати. Нити такого аппарата должны вытягиваться по мере распространения влияния северного правительства вглубь страны, не отставая от фронта", — писал он/35/.

Главная задача бюро должна была заключаться в широкой пропаганде политики ВПСО. Для успешного выполнения этой задачи Мацкевич считал необходимым максимально приблизить бюро к правительству, сделать его частью секретариата и все правительственные акты для опубликования пропускать через него. Мацкевич также предлагал сделать бюро печати монополистом в получении информации от правительственного секретариата. Он считал, что сотрудники последнего должны знакомить со своими материала-

ми только работников бюро печати. "Это ввело бы бюро в курс правительственной политики, заставило бы его подтянуться и меньше ошибаться в процессе своей деятельности'УЗб/. В целях улучшения работы Манкевич предлагал отделить бюро от редакции "Вестника ВПСО". Эти предложения были учтены правительством Северной области, и 10 декабря 1918 г. постановлением ВПСО бюро печати было отделено от редакции "Вестника ВПСО". Однако оба они являлись частью секретариата правительства и все материалы ВПСО, подлежащие опубликованию, проходили через бюро. В тот же день появилось постановление секретариата правительства о назначении Мацкевича заведующим бюро/37/.

Дальнейшие реорганизации бюро ставили целью усиление идеологического влияния правительства на общество. 18 января 1919 г. постановлением ВПСО бюро было передано в ведение отдела внутренних дел правительства/38/. Руководить им стали Л.А. Витлин и подполковник Л.Е. Драшу- сов/39/.

Последняя реформа Архангельского бюро печати была проведена в начале 1920 г. 24 января было утверждено новое "Временное положение о Северном правительственном Бюро печати". Согласно этому положению, бюро передавалось в ведение председателя правительства. При этом оно в полной мере сохраняло свои информационно-пропагандистские функции. На него возлагалось "наиболее широкое осведомление населения Северной области... и осведомление общественного мнения за границей о событиях, происходящих в Северной области и центральной России"/40/.

Для выполнения своей основной задачи Бюро печати должно было получать необходимую информацию "из всех доступных источников". Оно имело право с разрешения председателя правительства запрашивать необходимые сведения у всех правительственных и общественных учреждений. Оно могло через телеграф и радио распространять новости по Северной области и за границу, издавать газеты, листовки, плакаты и другую агитационную литературу. Центральные учреждения бюро располагались в Архангельске/41/ . Трудно сказать, насколько новые изменения были осуществлены на практике, т.к. меньше, чем через месяц члены Временного правительства Северной области бежали за границу, а Архангельск был занят Красной армией. Но до конца существования ВПСО Бюро печати являлось основным источником осведомления и распространения газет в области.

Политика монополизации информационного обеспечения российского общества и идеологизация общественной жизни вызывали недоверие российской и международной общественности к распространяемым правительственными осведомительными учреждениями сведениям. Стремлением укрепить доверие общества к распространяемой информации и повысить эффектив-

ность работы по манипулированию общественным мнением объясняются попытки руководства белых политических режимов придать видимость независимости распространяемой информации. Самая крупная реформа в этом направлении была осуществлена весной 1919 г. в белой Сибири. Она была связана с созданием акционерного предприятия "Русское общество печатного дела" (РОПД) и передачей ему всех центральных правительственных информационных структур. История этого учреждения представляет собой, пожалуй, единственную попытку создать на территории России, разорванной фронтами Гражданской войны, крупное неправительственное информационное агентство. РОПД было образовано 2 мая 1919 г. на учредительном собрании акционеров/42/.

Целью создания РОПД, как об этом говорилось в правительственном обращении, являлось стремление правящих кругов колчаковского режима придать большую объективность информационному обеспечению общества и тем самым повысить доверие общественности к распространяемой информации. Но на самом деле цели у правительства были другими. Оно стремилось создать в глазах международного общественного мнения имидж демократического органа власти. Но под вывеской независимости информации власти стремились сохранить влияние на прессу и контроль над информационным осведомлением общества.

Для этого предполагалось сохранить контрольный пакет акций РОПД за правительственными структурами. В этих целях чиновникам колчаковской администрации выделялись средства, на которые они приобретали акции. Приказом управления делами Российского правительства от 2 октября 1919 г. товарищу главноуправляющего Верховного правителя и Совета министров Т.В. Бутову, вице-директору общей канцелярии Н.М. Горяинову, вице-директору канцелярии совета министров А.Г. Прорвичу и чиновнику особых поручений А.Н. Самойлову выделялось 1000000 руб. на приобретение временных свидетельств (акций) РОПД дополнительного выпуска. Купленные акции должны были быть переданы в распоряжение правительства. "Приобретенные временные свидетельства должны быть переданы означенными лицами в собственность управления делами Российского правительства", — говорилось в приказе/43/.

Акционерами общества являлись крупные чиновники колчаковской администрации. На первое собрание явилось 12 учредителей, паевые взносы которых составляли следующие суммы. Т.В. Бутов внес в казну общества 500000 руб. Н.В. Устрялов, С.Б. Сверженский, Н.М. Горяинов, А.Г. Прорвич, В.Г. Владыкин внесли по 300000 руб. От омского Центрального военно- промышленного комитета средства внесли: Н.С. Лопухин (300000 руб.) и Д.С. Каргалов (200000 руб.) От Союза маслодельных артелей средства Обществу

выделили: А.А. Балакшин (300000 руб.), И.В. Майоров (200000 руб.), Н.Д. Буяновский и А.И, Коробов (по 1000 руб.) /44/. Основной капитал общества составлял 30002000 руб.

Позднее было решено увеличить акционерный капитал до 5000000 руб. путем дополнительного выпуска акций на сумму 2000000 руб. На эти средства предполагалось приобрести типографию и бумагу. Таким образом, на территории колчаковского правительства была создана финансово сильная информационная служба формально независимая от правительства.

В состав правления общества были избраны А.А. Балакшин, Т.В. Бутов, Н.Д. Буяновский, А.И. Коробов, Н.В. Устрялов и Н.М. Горяинов. Председателем правления стал Н.С. Лопухин. Членами ревизионной комиссии были избраны Д.С. Каргалов, В.Г. Владыкин и А.Г. Прорвич/45/. О том большом значении, которое придавалось информационной работе в правительстве Колчака, свидетельствуют высокие оклады сотрудников РОПД. Председателю и членам правления, "несущим по обществу техническую работу", были установлены оклады в 3000 руб., а "членам правления, работ не несущих" — 1500 руб./46/.

Собрание постановило учредить должность директора-распорядителя с окладом в 4000 руб. и пригласить занять этот пост кадета А.А. Клафтона. Правление получило также задание начать организацию Русского общественного информационного бюро в составе телеграфного агентства, которое первоначально планировалось назвать "Русь", заграничного информационного отдела и пресс-бюро с издательством "Русское дело"/47/. Директору-распорядителю было поручено представить правительству докладную записку о передаче РОПД имеющихся в отделе печати пресс-бюро, РТА и бюро иностранной информации/48/.

Руководящий кадровый состав РОПД был кадетским, что соответствовало политическому курсу правительства Колчака. Один из руководителей общества Л.В. Арнольдов назвал его "гнездом активного кадетства". В состав его руководства входили видные кадетские деятели: А.К. Клафтон (директор), профессор Н.В. Устрялов (заместитель директора), доцент С.Б. Сверженский (директор РТА), А.И. Коробов (управляющий делами РОПД), Н.В. Лопухин (член правления РОПД), И.И. Кудрявцев (главный редактор "Правительственного вестника")/49/.

6 мая 1919 г. между Советом министров и правлением РОПД было заключено соглашение о передаче во временное пользование общества правительственных пресс-бюро, телеграфного агентства и отдела заграничной информации, состоявших в отделе печати управления делами Верховного правителя и Совета министров. Согласно договору, указанные информационные правительственные структуры передавались РОПД с инвентарем, шта-

том служащих, местными отделениями, корреспондентами и обязательствами/50/. С 1 июня 1919 г. все правительственные информационные службы перешли в ведение РОПД.

При этом правительственные структуры получили преимущества в передаче информации по каналам РОПД Телеграфное агентство должно было без промедления публиковать все сведения, поступающие официально от управления делами Верховного правителя и Совета министров. РОПД обязывалось также вести обзоры иностранной прессы "для ознакомления членов правительства с заграничным общественным мнением"/51/. Расходы по оплате заграничных агентов, передаче и приему иностранной информации в течение первых шести месяцев оплачивались правительством/52/. РОПД были предоставлены льготы, установленные для Сибирского телеграфного агентства. Общество обязывалось издавать бюллетени на французском языке для осведомления иностранных представителей в Омске о деятельности правительства/53/.

24 мая в РОПД для общего руководства деятельностью по собиранию, переработке и распространению информации было создано Редакционное бюро. Оно вошло в правление с представлением об объединении всех основных подразделений общества под общим названием — "Русское бюро печати" \РБП\. Также предлагалось присвоить телеграфному агентству наименования "Русское телеграфное агентство" 30 мая это представление было утверждено правлением/54/.

К началу осени 1919 г. структура центрального ведомства РБП была следующей. Во главе его стоял Клафтон. Его помощниками по отделу иностранной информации был Устрялов, а по отделу внутренней информации Д.В. Болдырев. Внутренней информацией занимался издательский отдел или пресс- бюро во главе с В.М. Ивановым, экспедиционный отдел, возглавляемый Б.А. Завалишиным, а также агитационный, руководимый А.Г. Соболевым. При пресс-бюро издавалась "Наша газета", редактируемая В.М. Ивановым, и существовал художественный подотдел во главе с Н.Н. Андреевым. Директорами отдела иностранной информации являлись Л.В. Арнольдов (до 1 авг.) и Г.В. Гейнц (после 1 авг.)/55/. Особое положение в РБП имело Русское телеграфное агентство, которое занималось и внутренней и иностранной информацией. Оно было подчинено непосредственно директору-распорядителю и возглавлялось Сверженским/56/. Газеты белой Сибири и Дальнего Востока получали всю основную информацию через РОПД, которое функционировало вплоть до падения колчаковского режима.

Однако ввести в заблуждение общество и прессу колчаковские власти не смогли. Журналисты разгадали намерения правительства. Реакция газет на создание РОПД была неоднозначной. С одной стороны, представители

прессы понимали, что создание неправительственного информационного учреждения может сделать более объективной поставляемую газетам информацию. "Правительство осуществило стародавнее домогательство русской журналистики, отказавшись от казенной монополии в области информации", — писала омская газета "Заря"/57/ С другой стороны, узнав, что самую активную роль в создании общества играло правительство, и руководящие посты в нем занимали кадеты, газетчики поняли, что политическая направленность информации остается прежней — кадетской. Та же газета "Заря" писала: "Мы видим, что ни финансовая, ни общественная, ни даже персональная сторона предприятия ничуть не изменились большую часть денег по-прежне- му дает правительство, "общественность" же осталась представленной все теми же знакомыми лицами"/58/. Создание РОПД не принесло колчаковской пропаганде больших выгод.

После падения колчаковской власти и создания Дальневосточной республики, 16 апреля 1920 г. было образовано Дальневосточное телеграфное агентство (ДАЛЬТА), снабжавшее новостями газеты ДВР/59/. Работа агентства была менее идеологизирована. Агентство получало информацию от своих местных отделений, сформированных во всех городах республики. В ДАЛЬТА приходили сведения от РОСТА и советского представителя в Пекине/60/. Агентство получало советские и иностранные газеты. Оно выпускало бюллетени, которые распространялись по всей территории ДВР. Несколько позднее, в начале 1921 г., отделение агентства появилось в Токио. Силами ДАЛЬТА было организовано Монгольское телеграфное агентство (МОНТА). В январе 1921 г. при ДАЛЬТА был создан отдел Дальцентропечать, который занимался распространением прессы ДВР. После занятия территории республики советскими войсками, в декабре 1922 г. ДАЛЬТА было реорганизовано в Дальневосточное отделение РОСТА/61/.

<< | >>
Источник: Л.А. Молчанов. Газетная пресса России в годы революции и Гражданской войны (окт.1917 - 1920 г.г.). — М., Издатпрофпресс,2002., 272 с.. 2002

Еще по теме 1 .Формирование сети российских информационных агентств и учреждений по распространению прессы:

  1. 1. Информационно-психологические войны
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. 1 .Формирование сети российских информационных агентств и учреждений по распространению прессы
  4. 3. Производство и передача новостей
  5. 6. Распространение газетной^периодики
  6. Глава 2 ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕСС-СЛУЖБ ПАРЛАМЕНТА РОССИИ1
  7. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  8. Информационные службы вооруженных сил
  9. Структура и функции политической системы общества
  10. §1. Типология нижегородской периодической печати на рубеже XX-XXI вв.