<<
>>

ПРОШЛОЕ

Если верить архивам, The Times была первой газетой, взявшей себе такое имя. Она была основана 1 января 1785 г. как The Daily Universal Register. С начала 1788 г. она стала называться The Times or The Daily Universal Register.
Позднее громоздкое дополнение было отброшено, и осталось просто The Times. Газета закономерно появилась в ходе маркетингового проекта. Печатник по имени Джон Уолтер решил издавать рекламные листки о революционном методе типографского набора — логографии. Метод был основан на использовании сборных блоков слов и типовых сочетаний литер, в противоположность ранее применявшимся единичным литерам. Считалось, что это ускорит процесс набора, но на практике оказалось, что новый метод требует столько же времени, что и старый, и от него быстро отказались. Тем не менее, когда в середине 80-х гг. Руперт Мердок вводил новую технологию печатания, он непреднамеренно продолжил сложившуюся за много лет традицию рационализации. В 1814 г. The Times 6ыла первой газетой, которая печаталась с помощью пара на станке Кенига и Бауэра. До этого газеты печатали вручную. Когда Джон Уолтер-второй увидел машину Кенига в работе, то понял, что это устройство позволит ему увеличить тираж газеты, который до того времени ограничивался четырьмя с половиной тысячами, и даст ему возможность давать в номер самые последние новости. Затем последовали другие достижения научно-технического прогресса XIX в. Создание Уолтером новой печатной машины в 1860 г. позволило печатать газету одновременно с двух сторон, что значительно повысило производительность. Кстати, The Times была и первой английской газетой, доставленной 11 декабря 1849 г. на поезде в Париж к 1.30 пополудни — в день своего выхода из печати. Именно в то время The Times получила свое знаменитое прозвище «Громовержец». Считается, что это прозвище ей дали в 1831 г. после передовицы, написанной редактором Томасом Барнсом, в которой он призывал читателей громогласно поддерживать Билль о парламентской реформе.
Однако, судя по газетным архивам, это не совсем так. В 1830 г. газета напечатала передовицу, где подвергались сомнению обстоятельства смерти лорда Грэйвса. Он был найден лежащим в своей ванной комнате в луже крови с перерезанным горлом. Следствие вынесло вердикт о самоубийстве, но The Times считала, что это решение вызывает вопросы. Грэйвс был объектом скандальных слухов о его супруге и графе Камберленд. Позже всплыли факты, которые, похоже, снимали сомнения в версии самоубийства, и The Times в своей передовице признала, что поспешила с обвинениями. Конкурирующая газета, The Morning Gerald, воспользовалась возможностью упрекнуть The Times — «известная как Громовержец, но чаще называемая Головотяп». Так или иначе пристало к газете и укрепило ее имидж весомого, авторитетного издания название The Times. И это к лучшему, поскольку с годами The Times стала мастерски использовать собственный бренд. В 1895 г. она впервые выпускает Times Atlas (и продолжает эту традицию по сей день). Тот первый выпуск впоследствии, в 1902 г., стал литературным приложением к The Times (The Times Literary Supplement). В 1932 г. газета даже создала собственный шрифт — Times New Roman. Он был разработан, чтобы повысить удобочитаемость газеты, а позднее заимствован издательством Penguin Books для дешевых изданий в мягких обложках. Сейчас это один из самых распространенных в мире шрифтов. В эпоху цифровой связи торговая марка The Times все еще имеет большое маркетинговое влияние. В начале 2002 г. вслед за The Wall Street Journal и Financial Times газета впервые ввела для читателей платный доступ на некоторые разделы своего веб-сайта. Еще одна линия, прослеживаемая через всю историю The Times, — это ряд харизматичных и ярких личностей владельцев газеты. Первый — Джон Уолтер — сначала торговал углем, затем работал страховым брокером в компании Lloyds и разорился из-за урагана, потопившего торговые суда у берегов Ямайки, что вызвало лавину исков о возмещении убытков. В типографское дело Уолтер пришел в 1784 г.
с убеждением в исключительных возможностях логографии. Хотя новый метод типографского набора не был прибыльным, Уолтер предвидел, что газета получит значительный доход от рекламы. Все метаморфозы, случившиеся с газетой в 1788 г., сделали ее популистской, зачастую печатающей сплетни и противоречивые сообщения об общественных деятелях того времени. При Джоне Уолтере-втором, унаследовавшем газету в 1803 г., The Times стала более серьезной. Публикации энергично поддерживали политические реформы, дававшие право голоса широкому кругу граждан и бросавшие вызов консервативному большинству в Парламенте. В 1832 г. был принят Закон о парламентской реформе. Газета принадлежала семье Уолтеров вплоть до 1908 г., когда она была продана газетному магнату лорду Нортклиффу, хотя небольшой пакет акций Уолтеры сохраняли за собой до 1966 г. Лорд Нортклифф (урожденный Альфред Чарльз Уильям Хармсворт) начинал в качестве внештатного жур налиста, а впоследствии основал несколько популярных газет, в том числе Daily Mail (1896) и Daily Mirror (1903). В начале 1900-х гг. для The Times началась черная полоса: она стала терять деньги и читателей. Нортклифф заменил устаревшее оборудование типографии и снизил цену газеты с трех пенсов до двух, а затем до одного. К началу Первой мировой войны ее тираж поднялся до 278 тыс. (в начале десятилетия он составлял 38 тыс.). После смерти Нортклиффа в 1921 г. газета была продана Джону Якобу Астору, младшему сыну лорда Астора и прапраправнуку американского торговца пушниной, ставшего впоследствии мультимиллионером. В руках этой семьи газета оставалась до середины 1960-х гг., когда пережила еще один период спада. Тираж упал до 228 тыс., доходы от рекламы были низкими, а будущее — неопределенным. Ходили разговоры о слиянии The Times и Financial Times. Но Рой Томсон — первый пресс-барон Томсон, стоявший у истоков концерна — вмешался и спас газету. Это было в 1966 г. Едва ли менее внушительная фигура, чем его предшественники, Томсон был сыном парикмахера из Торонто. В свое время он открыл радиостанцию с целью увеличить продажи радиоприемников — история, похожая на стратегию Джона Уолтера двумя столетиями ранее. Радиостанция разрослась до информационной империи, в которую вошли компании Канады, США и Великобритании. Кеннет Томсон стал преемником своего отца в 1976 г., a The Times оставалась частью группы Томсона до 1981 г., когда в феврале она перешла в руки некоего мистера Мердока.
<< | >>
Источник: Тангейт М.. Медиагиганты: Как крупнейшие медиакомиании выживают на рынке и борются за лидерство. 2006

Еще по теме ПРОШЛОЕ:

  1. ОБРАЗЫ «ПРОШЛОГО» В СМИ КАК ПРЕДМЕТ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  2. Прошлое чекиста
  3. § 1. Структурализм и постструктурализм: прошлое и будущее
  4. Прошлое, настоящее и будущее
  5. ПРОШЛОЕ КАК ЦЕННОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ В ФИЛОСОФИИ Н.С. АРСЕНЬЕВА Довыденко Л.В.
  6. ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРОШЛОЕ: НЕКОТОРЫЕ ОНТО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Табачков А. С.
  7. Что в прошлом?
  8. ТЕМНОЕ ПРОШЛОЕ
  9. §4.1. Чем отличается будущее от прошлого?
  10. Лекции Социальная антропология• прошлое и настоящее
  11. Анализ индивидуальных проявлений в смысловой структуре образа личного прошлого
  12. Глава 2 Будущее — то же прошлое (хотя это не всегда так)
  13. Краткий экскурс в историческое прошлое
  14. Глава 15. Российское государство: прошлое, настоящее, будущее
  15. ТРАДИЦИОННЫЕ ЭТНИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОЙ АФРИКЕ: ТОЛЬКО ЛИ ПРОШЛОЕ?