<<
>>

Братотворение

««Воск», добываемый с церковной пасеки,—рассказывает в воспоминаниях своего детства Е. М. Крыжановский,—шел на свечи к иконам и братерские, которые держали почетные хозяева во время пения «Херувимской» и «Тебе поем».
Формы древних братств давно уже не существовало, но все расходы и дела церковные производимы были отцом не иначе, как по совещанию с старейшими и почетнейшими прихожанами, которых выдвигала громада» (далее описываются эти выдвижения громады).

Крыжановский Е. М. Украинская деревня второй четверти нынешнего столетия по воспоминаниям детства (Собрание сочинений. Т. 1. Киев, 1890 г., стр. 538).—297. 258

На полях рукописи Огневой и машинописного экземпляра дата диктовки текста Флоренским: «1922.V.29».—297. 259

См.: Никольский К. Анафематствование (отлучение от Церкви), совершаемое в первую неделю Великого поста. Историческое исследование о чине Православия. СПб., 1879; Анафема: История и XX век/ Сост. П. Паламарчук. М.: Изд. Сретенского монастыря, 1998.—298. 260

Далее в рукописи Огневой и в машинописном экземпляре оставлено чистое место объемом более половины страницы.—298. 261

Алмазов А. И. Проклятие преступника псалмами 0РАЛМОКА- TAR\). К истории суда Божьего в Греческой Церкви. Одесса, 1912. Пер. с греч. текста, опубликованного в данной книге, Флоренского.—298. 262

Вероятно, Флоренский цитирует на память. Ср.: «Кто близ Меня, тот близ огня; кто далеко от Меня, тот далеко от Царства»// Лопухин А. П. Не записанные в Евангелии изречения Христа Спасителя и новооткрытые изречения Его. Изд. 2-е. СПб., 1898. С. 10. Данное изречение сохранилось у Оригена на латинском языке и у Дидима на греческом языке.—299. 263

Ср. молитвы перед причащением: «Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Тайн, ГЪсподи, но во исцеление души и тела»//Служебник. Изд. 6-е. СПб., 1905.

С. 166; «Владыко Человеколюбче, ГЪсподи, Иисусе Христе, Боже мой, да не в суд ми будут Святая Сия, за еже недостойну ми быти, но во очищение и освящение души же и тела и во обручение будущия жизни и Царствия...»— Последование ко святому причащению//Иерейский молитвослов. М., 1907. С. 272—299. 264

родительный падеж дополнения (лат.).—299.

265 Ср.: «Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть» (Ин. 1. 3).—300.

2бё Ср.: Деян. 17, 28.—300. 267

1 Кор. 15, 27—28 («...да будет Бог все во всем»).—300. 268

См.: Рим. 8, 18—25.—301. 269

Ср.: Символ веры Православной Церкви // Книга правил святых апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных и святых отец. М., 1893. С. 4; Ин. 1, 3.—302. 270

На полях рукописи Огневой и машинописного экземпляра дата диктовки текста Флоренским: «1922.V.29».—302. 271

Триодион, сиесть Трипеснец [Триодь Постная]. М., 1897. Л. 74.—303. 272

Ср. стихиру на великом освящении воды: «Глас Господень на водах вопиет, глаголя: приидите, приимите вси Духа премудрости, Духа разума, Духа страха Божия, явльшагося Христа // Миниа. Месяц ианну- арий. Киев, 1911. Л. 93 об.—304. 273

На полях против данного места в рукописи Огневой запись Флоренского: «Мистическая емкость воды».—304.

В рукописи Огневой и в машинописном экземпляре ошибочно повторен § 38 и на полях дата диктовки текста: «1922.VI.4».— 304.

2" В рукописи Огневой и в машинописном экземпляре цитата не дописана и оставлено чистое место. Ср.: Мф. 7, 2.—304. 276

Ср.: Иов. 20, 17.—305. 277

Екзапостиларий Святой Пасхи//Пентикостарион, сиречь Пят- десятница (Триодь Цветная]. М., 1905. Л. 8 об.—305. 278

Символ веры Православной Церкви // Книга правил святых апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных и святых отец. М., 1893. С. 4.—306. 279

Ср.: Деян. 14, 16.—306. 280

Мф. 25, 6.—306. 281

На полях рукописи Огневой и машинописного экземпляра дата диктовки текста Флоренским: «1922.VI.5».—306. 282

заискивание, расположение аудитории (лат.).—306. 283

узрение (лат.).—306. 284

См., например, о росписи Преображенского собора московского Новоспасского монастыря:

«В две церкви, соборную холодную и другую, теплую, с востока ведет крыльцо или всход византийско-готического стиля.

Соединенная с всходом крытая паперть окружает южную и западную стены собора. Здесь встречают вас поучительные напоминания из истории древней философии, Церкви и отечества, как бы предуготовляющие к вступлению во святилище. По обе стороны каменной лестницы, в этом преддверии, на простенках видите изображения мудрецов из области еллинс- кой древности (Roma subterranea novissima op. Aringhi Romani. Lutetiae. P. 2, t. 1649, in f.), намекавших на истины божественного Откровения и посему еще с первых веков христианства заслуживших себе доступ в катакомбы и храмовые притворы; здесь на правой стороне: Орфей, Омир, Солон, Платон и Птолемей, а на левой Ермий, Анахарсис, Аристотель, Плутарх и Иродиан. «Таким изображением,— замечает митрополит Филарет,— отцы наши хотели выразить, что никогда языческая мудрость не восходила выше низших ступеней христианского храма (Воспоминания о посещении святыни Московской Государем наследником. СПб., 1838 г., 12.)».— Сн(егиревУ И. Новоспасский монастырь. Изд. архимандрита Аполлоса. М., 1843. С. 37—38.

О росписи московского Благовещенского собора в Кремле:

«На сводах родословие И<исуса> Христа, изображения семидесяти апостолов. На стенах и простенках храма и паперти написаны лики во весь рост великих князей Российских, с венцами вокруг голов: Даниила Александровича, Димитрия Иоанновича и Василия Иоанновича; ел- линских мудрецов, какие находятся на паперти Афонского Иверского монастыря (Пешеходца Василия Григорьевича Барского Плаки-Ллбова путешествие к св. местам. СПб., 1800 г., т. II, 589): Трисмсгиста, стоика Зснона, Анахарсиса, Менандра, Сократа, Платона, Аристотеля, Фуки- дида, Плутарха с хартиями в руках, содержащими в себе их апофегмы, согласные с христианским учением. У Трисмегиста начертано: «Не созданна естества божественна рождения, не имеет ни начала, ни конца»; у Сократа: «Доброго мужа никакое зло не постигнет. Душа наша бессмертна. По смерти, будет добрым награда, а злым наказание». На свитке у Платона начертано: «Должно надеяться, что Сам Бог ниспошлет небесного учителя и наставника людям».

У Аристотеля: «Прежде Бог, потом Слово и Дух с Ним едино».

Извне над западными и северными входами в собор каменные сени, с узорочною резьбой, на столпах, расписанные разными красками с позолотою по местам. Самые двери, похожие на южные Успенского собора, из медных листов, покрывающих железные полотны; на них изображены растворенным золотом, в пяти рамах на каждой половине: Благовещение Богоматери, таинственные и прообразовательные видения ветхозаветных пророков о воплощении Сына Божия от Девы Марии, Сивиллы с их изречениями, наконец, и некоторые мудрецы еллинского мира, возвестившие в своих книгах истины, близкие к евангельскому учению, и за то получившие себе доступ в притворах и входах храмов, как-то: Ермий, Омир, Менандр, Деугин (Диоген), Платон, Плутарх, Афродитиан (Н), Еугоп (Езоп?). На медных плащах на створах изображены ростовские святители. По свидетельству предания, сии древние двери взяты из ростовского собора Патриархом Филаретом, который из Ростовских митрополитов возведен был на Патриарший престол в Москве. Над сенью северных дверей написаны на стене подле праотцев Иосифа и Вениамина Аристотель и Сивилла с хартиями».— Снегирев Ив. Памятники московской древности. С присовокуплением очерка монументальной истории Москвы и древних видов и планов древней столицы. М., 1842—1845. С. 86.— 307. 285

Ср.: Откр. 1, 8.— 308. 286

Ср.: Ин. 4, 22.—308. 287

Ср.: Откр. 1, 8.—308. 288

Ср. высказывание святого Игнатия Богоносца о соотношении Ветхого и Нового Заветов: «Я слышал от некоторых слова: «...если не найду в древних писаниях, то не верю написанному в Евангелии», а когда я говорил им, что написано, то отвечали мне: надо доказать. Но для меня древнее — Иисус Христос, непреложное древнее — крест Его, Его смерть и воскресение и вера Его; вот чем желаю оправдаться при вашей молитве» (Святой Игнатий Богоносец. Послания к Филадель- фийцам. Гл. VIII//Писания мужей апостольских / Пер. прот. П. Преображенского. СПб., 1895. С. 299).

Отношение Флоренского к античности основывается на мнениях двух полярных по времени жизни святых, Иустина Философа и преподобного Серафима Саровского.

Святой Иустнн Философ «Мы научены, что Христос есть перворожденный Бога, и мы выше объявили, что Он есть Слово, коему причастен весь род человеческий.

Те, которые жили согласно с Словом, суть христиане, хотя бы считались за безбожников: таковы между эллинами — Сократ и Гераклит и им подобные, а из варваров — Авраам, Анания, Азария, и Мисаил, и Илия, и многие другие; пересказывать их действия или имена было бы, я знаю, утомительно, и в настоящий раз я удержусь от этого. Таким образом, те прежде бывшие, которые жили противно Слову, были бесчестными, враждебными Христу и убийцами людей, живших согласно с Словом, а те, которые жили и ныне живут согласно с Ним, суть христиане, бесстрашны и спокойны» (Сочинения святого Иустина Философа и му- ченика/Пер. прот. Петра Преображенского. М., 1892. С. 76—77).

«59. А чтобы вы знали, что Платон заимствовал от наших учителей, то есть из сказания, преподанного пророками, когда он говорил, что Бог изменил безобразное вещество и сотворил мир,—послушайте, как то же самое буквально сказано Моисеем, о котором было прежде упомянуто, как о первом пророке и древнейшем, нежели эллинские писатели; чрез него пророчественный Дух, возвещая, как и из чего в начале Бог образовал мир, сказал так: «В начале сотворил Бог небо и землю, земля была невидима, и тьма была над бездною, и Дух Божий носился над водами. И сказал Бог: да будет свет! И стало так» Таким образом и Платон и другие, то же говорящие, и мы сами научились, да и вы можете убедиться, что словом Божиим весь мир создан из вещества, изображенного выше Моисеем. Даже то, что называется у ваших поэтов Эревом,— мы знаем—прежде было упомянуто Моисеем2.

577

19—2408

60. И то, что у Платона в «Тимее» говорится в физиологическом отношении о Сыне Божием, когда говорится, что Он (Бог) поместил Его во вселенной наподобие буквы X79, он также заимствовал у Моисея. Ибо в Моисеевых писаниях рассказано, что в то время, как израильтяне вышли из Египта и были в пустыне, напали на них ядовитые животные, ехидны и аспиды и всякий род змей и Истребляли народ; и Моисей по вдохновению и действию Божию взял медь и сделал образ креста и поставил его во святой скинии и сказал народу: если вы посмотрите на этот образ и уверуете, вы спасетесь чрез него* Вследствие того змеи, как написал Моисей, стали умирать, а народ чрез такое средство избежал смерти.

Платон прочитал это и, не зная точно и не сообразивши, что то было образ креста, а видя только фигуру буквы X, сказал, что сила, ближайшая к первому Богу, была во вселенной наподобие буквы X. И его упоминание о Третьем произошло, как я уже сказал, от чтения слов Моисея, что Дух Божий носился над водами; ибо он второе место даст Слову Божию, Которое, по его словам, помещено во вселенной наподобие буквы X, а третье место—Духу, о Котором сказано, что Он носился над водами,—говоря: третье около третьего80. Послушайте, как пророчественный Дух возвестил чрез Моисея о будущем сгорении; он сказал так: «Вечный огонь низойдет и пожрет до глубочайшей бездны»81. Итак, не мы держимся мнений таких же, как другие, но все подражают и повторяют наше учение. У нас можно слушать и узнать это от тех, которые и букв не знают, от людей неученых и говорящих варварским языком, но мудрых и исполненных веры по духу, при всем том, что некоторые даже слепы и лишены зрения. Из этого можно понять, что это учение произошло не от человеческой мудрости, но изречено силою Божиею» (там же. С. 89—91).

«54. Те, которые преподают баснословные сказания поэтов, не представляют учащимся юношам никакого доказательства; и я сказываю, что все то было говорено для обмана и развращения рода человеческого, по действию злых демонов. Они, услышавши предсказания пророков о том, что придет Христос и люди нечестивые наказаны будут огнем, сделали то, что многие назывались сынами, происшедшими от Зевеса, думая тем произвести такое действие, чтобы люди сказания о Христе почитали за чудесные сказки, подобные тем, которые были рассказаны поэтами. Это было распространено у греков и у всех других народов, где, как они [злые демоны ] слышали из предсказаний пророков, имело более быть верующих во Христа. И я докажу, что они, услышав слова пророков, неверно поняли их, а как заблуждающие подделывались только к тому, что сказано о Христе нашем. Пророк Моисей, как я сказал, был древнее всех писателей, и чрез него, как прежде я упомянул, изречено такое пророчество: «Не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, доколе не придет Тот, Которому отложено, и Он будет чаяние народов; Он привяжет к виноградной лозе своего осленка и омоет одежду свою в крови грозда». Демоны, услышавши эти пророческие слова, сказали, что Дионис родился от Зевса, и передали, что он был изобретателем винограда, и осла помещают в таинствах его, и учили, что он был растерзан и взошел на небо. И так как в пророчестве Моисея не означено ясно, Божий ли Сын тот, кто имеет прийти, и, ездя на жеребенке, останется ли он на земле или взойдет на нем на небо; и так как имя жеребенка (ПшХо<;) могло означать жеребенка от осла и от коня; то, не зная, молодого ли осла или коня представит символом своего пришествия тот, о котором предсказывается, и Божий ли он Сын, как я уже сказал, или человеческий, объявили они о Беллерофонте, что и он, будучи человек от человеков, на коне Пегасе взошел на небо. А когда услышали от другого пророка, Исайи, что Христос родится от Девы и Сам Собою взойдет на небо, то же самое сказали о Персее. И когда узнали, что Он, как предсказано в вышеприведенных пророчествах, «силен, как исполин, готовый идти в путь», то сказали, что Геркулес был силен и обошел всю землю. Когда же опять услышали пророчества о Нем, что Он будет исцелять всякую болезнь и воскрешать мертвых,—представили от себя Эскулапия.

55. Но нигде ни на одном из так называемых сынов Зевеса они не представили распятия, ибо это им и на мысль не пришло, потому что все, что сказано касательно этого, было сказано символически, как выше замечено» (там же. С. 85—86).

«8. И последователи стоических учений за то, что они были прекрасны в своей нравственной системе, так же как и поэты в некоторых отношениях, по причине семени Слова, насажденного во всем роде человеческом,— были, мы знаем, ненавидимы и убиваемы: таков, известно, был Гераклит, как я прежде сказал, и из современных нам Мусо- ний и другие. Ибо демоны, как я показал, всегда производили то, что все, старавшиеся сколько-нибудь жить согласно с разумом и удаляться зла, были ненавидимы. Поэтому нимало не удивительно, если, по действию обличаемых демонов, подвергаются еще большей ненависти те, которые стараются жить согласно не с какою-либо частию посеянного в них Слова, но руководствуясь знанием и созерцанием всего Слова, Которое есть Христос» (там же. С. 113).

«10. Итак, наше учение, очевидно, возвышеннее всякого человеческого учения, потому что явившийся ради нас Христос по всему был Слово, т. е. и по телу, и по слову, и по душе. И все, что когда-либо сказано и открыто хорошего философами и законодателями, все это ими сделано соответственно мере нахождения ими и созерцания Слова, а так как они не знали всех свойств Слова, Которое есть Христос, то часто говорили даже противное самим себе. Но кто из живших до Христа, по Его человечеству, покушался исследовать и опровергать что-либо Словом, те были предаваемы, как нечестивые и дерзкие, суду. Самый твердый из всех них в этом деле Сократ был обвинен в тех же преступлениях, как и мы; ибо говорили, что он вводил новые божества и не признавал тех, которых граждане почитали богами. А он, изгоняя из государства и Гомера, и других поэтов, учил людей отвращаться злых демонов—злых и делавших то, что описывали поэты, и увещевал их приобретать познание неведомого им Бога посредством исследования разума, говоря так: «Отца и Зиждителя всего и найти не легко, и, нашедши, возвестить Его всем не безопасно». Однако наш Христос сделал это Своею силою. Ибо Сократу никто не поверил так, чтобы решился умереть за это учение; напротив, Христу, Которого отчасти познал и Сократ,— ибо Он был и есть Слово, Которое находится во всем и предвозвещало будущее то чрез пророков, то и Само чрез Себя, когда со делалось подобострастным нам и учило этому,— поверили не только философы и ученые, но и ремесленники и вовсе не образованные, презирая и славу, и страх, и смерть, потому что все это производит сила неизреченного Отца, а не средства человеческого разума» (там же. С. 115—116).

«Отсюда невозможно, чтобы были многие безначальные существа, ибо если бы было какое различие между ними, то, сколько бы ты ни искал, не нашел бы причины различия, но, все простираясь мыслию в бесконечность, наконец после всех трудов ты остановишься на Одном Безначальном и это назовешь причиною всех вещей. Разве этого не знали, говорю, Платон и Пифагор, мудрецы, которые сделались для нас как бы стеною и оплотом философии?» (там же. С. 144).

<< | >>
Источник: Флоренский П. А.. Собрание сочинений. Философия культа (Опыт православной антроподицеи). 2004

Еще по теме Братотворение:

  1. П. КУЛЬТ, РЕЛИГИЯ И КУЛЬТУРА
  2. Органическая связь таинств
  3. Молитва на пострижение власом отрочати, в нервыя острнжения его
  4. Братотворение