<<
>>

IV. ТАИНСТВА И ОБРЯДЫ

В основу публикации данной части положен первый экземпляр машинописи с авторской правкой (1-я половина лекции) и рукописный авторский оригинал (2-я половина лекции). Машинописный экземпляр имеет заглавие «Лекция.
Таинства и обряды», находится на 95—106-й машинописных страницах (нумерация поздняя карандашом) и содержит § 46—48 (но со сбоем, повторен § 46). Текст обрывается на фразе «Мы понимаем их...». Машинопись продолжает нумерацию страниц и параграфов предыдущих трех лекций. Авторский рукописный оригинал имеет заглавие «Лекция (оставлено чистое место). Таинства и обряды», находится на 1—23-й рукописных страницах (с дополнительными вставками) и содержит § 1—8. Вторая половина лекции начинается с конца С. 10. Рукописный экземпляр не продолжает нумерацию страниц и параграфов предыдущих трех лекций. Очередность лекции IV очевидна из времени ее написания (12.V.1918 ст. ст.), произнесения и содержания. По неизвестным причинам рукопись лекции IV была напечатана в неполном объеме, и правка и дополнения Флоренского имеются лишь к той меньшей части, которая была перепечатана. Хотя машинописный экземпляр обрывается не только на «половине» текста, но и не заканчивает предложения, никаких помет Флоренского по этому поводу нет. Кроме того, ненапечатанным осталось своеобразное введение к лекции, которое было в основном написано 14.V.1918 и в тетради расположено на ненумерованных л. 24—28 об. с пометами «V.1 .1».

Игумен Андроник

Текст данной части подготовлен к печати игуменом Андроником, текст приложения—игуменом Андроником и А. Н. Харьковским. Примечания игумена Андроника (1 — 10, 16—19, 21—27, 29—36, 38, 40— 46; приложение (1—12)); С. М. Половиннина (11 — 15, 17, 20, 21, 28, 37, 39, 40); Трубачевой М С (42). 1

(Введение) было написано Флоренским 14.V. 1918 ст. ст., т. е. после завершения основного текста лекции. При этом весь текст (Введения) написан чернилами, а первый абзац надписан карандашом вверху и стилистически немного не согласован с последующим текстом, так что получилось как бы два начала.—126. 2

Точное название книги. Игнатий, архиепископ Воронежский и Задонский. О таинствах Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви: Опыт археологический. СПб., 1863.—126. 3

Икос—«Последование мертвенное мирских тел» (иначе «После- дование погребения мирских человек», т. е. Чин отпевания)//Требник: В 2 ч. Ч. 1. М., 1915. JI. 125. Употребляется также в чинах погребения священников, младенческом, в панихиде.—127. 4

Ср. воспоминания С. И. Фуделя (1900—1977): «Помню, я иду с отцом по Никольскому переулку и говорю ему, что, как я слышал, Флоренский так объясняет слова панихиды «надгробное рыдание творя- ще песнь»: «Надгробное рыдание мы претворяем в песнь торжествующей победы». И я помню, как радостно просветлело лицо отца: «Да, да, как это он верно сказал». Флоренский умел открывать золото в совершенно стертых веками монетах, считающихся медными. Для меня лично этот разговор имел особое значение: он был осенью 1918 г.— месяца за три до смерти отца. Флоренский один из первых священников пришел к нам в дом после смерти отца и служил панихиду. Я помню его сутулящуюся фигуру в ризе у гроба, его тихий голос, произносящий: «Боже духов и всякия плоти...»» (Флоренский П.

A. Pro et contra. 2-е изд. СПб., 2001. С. 137). Прот. Иосиф Фудель (1854— 5(18) октября 1918).—128.

К данному месту Флоренский вложил в тетрадь ряд выписок на ту же тему:

Кан(он) Иис(усу) Сладч(айшему), п(еснь) 8, тр(опарь) 3-й: «Лежу, ранами уязвен: елей, Христе мой, возлей на мя и вино»64 (ср. траъцата xfj^ і|/і)хл<;).

Еще в Плаче Богоматери—это не выписано65.

«Ангеле Божий, хранителю мой святый, живот мой соблюди в стра- се Христа Бога, ум мой утверди во истинном пути, и к любви горней уязви душу мою» (Тро(парь) Ангелу Хранителю — Кан(он) Анг(елу) Хран(ителю))66.

Для Антроподицея

Нед(еля) Фомина, на Іосп(оди), воззв(ах): «увижду язву, от нея же исцеле великий струп человеческий»67.

Язвы

Мол<итва> ко св<ятому) прич<ащению) 7-я Сим<еона) Н<ового) Бог<ослова): «Веси зол множество, веси и струпы моя и язвы зриши моя, но и веру веси и произволение зриши и воздыхание слышиши»

Язвы дуига и проч.

«Вышняго Бога плотию рождшая, от гноя мя возстави страстей, оскорбляющих мя» (Канон Иоанну Предтечи, п<еснь> 8, Богоро- д<ичен»68.

«Из корене секирою твоего покаяния исторг язвы страстнаго сердца моего, всади, Предтече, божественное безстрастие и страх чистейший Божий, всякия злобы отчуждающий мя» (Кан<он> Иоанну Предтечи, п<еснь> 7-я, тр<опарь> 1-й)69.

Христос—врач. Язвы души

«Врача всех человеков рождшая, радуйся, Богоневесто...» (Канон <благодарный с) Акафист<ом> Пресв<ятой> Богородице, п<сснь> 7-я, тр<опарь> 2-й)70.

«Иисусе... болящим Врачу, исцели и просвети мое сердце, Иисусе, струпы греховными и страстей тлею покровенное, Иисусе, и спаси мя» (Ака?><ист) Иисусу Сладчайшему. Светилен <Канона умилительно-

Язвы

«Извещаю Ти, Спасе, грехи, яже содеях, и души и тела моего язвы, яже внутрь убийственнии помыслы разбойнически на мя воз- ложиша» (Кан<он> Вел<икий> Андрея Критского, повеч<ерие> втор<ника> 1-й седм(ицы) Вел<икого> Поста, п<еснь> 1-я, тр<опарь) 5-й), т. е. грехи суть язвы души и тела, а возложены эти язвы убийственными помыслами 71.—128. 6

Иерейский молитвослов. М., 1907. Л. 136.—128. 7

Там же. Л. 135.—128. 8

Там же. Л. 271.—129. 9

Там же. Л. 268 об.—129. 10

Флоренский имеет в виду вступление святого Василия Великого к «Беседам на псалмы», где говорится: «...книга же Псалмов обняла в себе полезное из всех книг <...) Ведь она врачует и застарелые раны души, и недавно уязвленному подает скорое исцеление, и болезненное восставляет и неповрежденное поддерживает; вообще же, насколько возможно, истребляет страсти, какие в жизни человеческой под разными видами господствуют над душами» (Творения иже во святых отца нашего Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской. Изд. 5-е, вновь пересмотренное и исправленное. Ч. 1. Сергиев Посад, 1917. С. 149).—129. 11

У Фрейда «вытеснение» есть действие, посредством которого субъект старается устранить или удержать в бессознательном свои влечения, которые я стремилось бы забыть.

Зигмунд Фрейд в своих «Лекциях по введению в психоанализ» (1915—1917) так понимал «травму»: «Мы называем травмой опыт, предполагающий быстрое и резкое увеличение психического возбуждения, в результате которого все обычные средства его устранения или обработки оказываются недействительными, что приводит к устойчивым нарушениям в энергетической системе» (цит. по кн.: JIa- планш ЖПонталис Ж. Б. Словарь по психоанализу. М., 1996. С. 527).—129. 12

Бальмонт К. Д. Мало криков // Бальмонт К. Д. Солнечная пряжа. М., 1921. С. 210.

Мало криков. Нужно стройно, Гармонически рыдать. Надо действовать спокойно И красивый лик создать. Мало искренних мучений, Ты же в Мире не один.—130. 13

Из стихотворения К. Д. Бальмонта «Слова любви» (сборник стихов «Горящие здания», 1900).—130. 14

Иванов Вяч. Сыны Прометея // Русская мысль. 1915. С. 30 = Собр. соч. Т. 2. Брюссель, 1974. С. 147.—132. 15

Иванов Вяч. Огненосцы//Cor ardens. М., 1911. С. 23; То же. Сыны Прометея = Прометей. Трагедия. Петроград, 1919.— 133. 16

Флоренский соединяет русский и церковно-славянский переводы Иов. 38, 11. Русский перевод: «Доселе дойдешь и не прейдешь и здесь предел надменным волнам твоим». Церковно-славянский перевод: «До сего дойдеши и не прейдеши, но в тебе сокрушатся волны твоя». Учитывая, что в рукописи Флоренский проставил ошибочную ссылку Иов. 37, 2, можно предположить, что данная цитата вписывалась на память.—133. 17

«Вперед, сыны отечества»—начальные слова «Марсельезы». Слова и музыка К. Ж. Руже де Лиля (1792).—134. 18

Окончание предложения, находящееся только в рукописи, было вычеркнуто самим Флоренским: «а от опаленных крыльев Демона разит, как от паленого поросенка».—134. 19

Источник цитаты не выявлен.—134. 20

См.: Гёте И. В. Фауст/Пер. М. П. Вронченко. СПб., 1844.

Ср. перевод слов Мефистофеля, сделанный Б. Л. Пастернаком:

Я—части часть, которая была Когда-то всем и свет произвела. Свет этот—порожденье тьмы ночной И отнял место у нее самой...

(Гёте И. В. Собр. соч.: В 10 т. М.: Художественная литература, 1976. Т. 2. С. 51).—134. 21

В конце стихотворной строки Флоренский сделал в тексте ссылку: «Іоленищев-Кутузов». На самом деле это неточная цитата из стихотворения, принадлежащего Вяч. Иванову. Ср.: «Познай меня,—так пела Смерть,—я—страсть!» (Иванов Вяч. Спор. Поэма в сонетах. ГУ // Иванов Вяч. Cor ardens. М., 1911. С. 22).

Отметим, что в работе «Первые шаги философии» Флоренский цитирует эти же строки точно, но также ошибочно ссылается на: «Гр. А. А. Голенищев-Кутузов. Серенада» // Священник Павел Флоренский. Соч.: В 4 т. Т. 2. М., 1996. С. 111, 126. В собрании сочинений

А. А. Іоленищева-Кутузова (Т. 1—4. СПб., 1914) данные стихи отсутствуют.—134. 22

У Флоренского несогласование: «И тогда, удовлетворенный своим восхождением...» Исправлено по аналогии со сходным местом: «И, насытившись...» (см. абзац выше).—137. 23

На этих словах обрывается машинописный экземпляр, и видны карандашные пометы машинистки: «доселе» , «до сих» Ниже красными чернилами (в конце с. 10 рукописи) Флоренский написал: «Конец 1-го часа».—138. 25

Предложение написано Флоренским красными чернилами в самом верху с. 11 рукописи. Повтор фразы, вероятно, вызван началом второго часа после перерыва.—138. 26

Речь идет о следующем тексте Флоренского, который он пересказывает здесь так («учетверение» Троицы), как его понял «критик»: «Разум вещи есть, с точки зрения твари, тот акт, посредством которого тварь отрешается от самости своей, выходит из себя и посредством которого в Боге находит свое утверждение, как самоистощающаяся; другими словами, разум вещи есть, с точки зрения твари, любовь к Богу и происходящее отсюда видение Бога, частная идея о Нем,—условное представление о Безусловном. С точки же зрения бытия Божественного разум твари есть безусловное представление об условном, идея Бога о частной вещи,—тот акт, которым Бог, в неизреченном само-уничижении своей бесконечности и абсолютности, наряду с Божественным содержанием своей Божественной мысли, благоволит мыслить о конечном и ограниченном, вносит в полноту бытия Троичных недр тощее полу-бытие твари и дарует ей само-бытие и само-определяемость, т. е. ставит тварь как бы вровень с Собою; с точки зрения Бога, разум твари есть само-уничижительная любовь Божия к твари. Неописуемым актом (—в котором соприкасаются друг с другом и содействуют друг другу неизреченное смирение Божественной любви и непонятное дерзновение любви тварной —) ВХОДЯ в жизнь Божественной Троицы, стоящей выше порядка (—ибо число «3» не имеет порядка —), эта любовь-идея-монада, этот четвертый ипостасный элемент в отношении к себе вызывает различие по порядку—ката xot^iv—Ипостасей Пресвятой Троицы, благоволящей на это со-отноше- ние Себя со Своею же тварью и на вытекающее отсюда определение Себя тварью и тем Себя «истощающей» или «опустошающей» от атрибутов абсолютных. Оставаясь всемогущим, Бог относится к Своему же созданию как бы не всемогущий: не принуждает тварь, а убеждает, не заставляет, а просит. Оставаясь «едино» в Себе, Ипостаси делают Себя «ино» в отношении к твари. Последнее открывается в характере промыслительной деятельности, как в каждой особной жизни, так и,— по преимуществу,—в трех последовательных Заветах с цело-купным миром. Иначе говоря, эти три Завета, открываясь прооб- разовательно и предварительно в личной жизни монады,—онтогенетически,—повторяются с полностью в истории всей твари,— филогенетически.

Но, милый, прости мне эти грубые и ненавистные мне пинцеты и скальпели, которыми приходится препарировать тончайшие волокна души. Не думай только, что холодные слова мои—метафизическая спекуляция, «гностика». Они—лишь жалкие схемы для переживаемого в душе. Та монада, о которой я говорю, есть не метафизическая сущность, данная логическим определением, но переживается в живом опыте; она—религиозная данная, определяемая не а priori, но а posteriori,— не гордостью конструкции, но смирением приятия. Правда, я вынужден пользоваться метафизической терминологией, но эти термины имеют в м о е й речи смысл не строго-технический, а условный или, скорее, символический,— значение как бы красок, которыми описывается внутренне-переживаемое» (Письмо «София» // Священник Павел Флоренский. Столп и утверждение Истины. М., 1914. С. 323—324).

В рецензии на «Столп и утверждение Истины» архимандрит Ника- нор (Кудрявцев) писал в журнале «Миссионерское обозрение» (1916, № 1,2): «Правда, даже следя за диссертацией о. Ф. по нашему отрывочному изложению ее, нельзя не заметить несогласованности в определении автором понятия «София». Но во всей красе данная плюс недопустимая с догматической точки зрения разноголосица предстанет при сопоставлении с этими двумя определениями Софии целого ряда остальных. Итак, София—тварь в своей сущности, а религиозно она «почти сливается со Словом и Духом и Отцом». А теперь будем по порядку выписывать из книги о. Ф. определения Софии, едва ли требующие для оправдания нашей мысли каких-либо пояснений. София — осуществленная (в твари) Мудрость Божия, Великий Корень і/ело-купной (sic!) твари, т. е. всецелостная (sic!) тварь. В отношении твари она есть Ангел- Хранитель твари, Идеальная личность мира, образующий разум. По отношению к Богу София—«образуемое содержание Бога-Разума», ««психическое содержание» Его, вечно творимое Отцом через Сына и завершаемое в Духе Святом». София, далее,— Вечная Невеста Слова Божия, вне Его и независимо от Него она не имеет бытия и рассыпается в дробность идей о твари; в Нем же получает творческую силу. Единая в Боге, она множественная в твари и тут воспринимается в своих конкретных явлениях как идеальная личность человека, как Ангел-Хранитель его, т. е. как проблеск вечного достоинства личности и как образ Божий в человеке. «София участвует в жизни Триипостасного Божества, входит в Троичные недра и приобщается Божественной любви» ( = четвертое тварное Лицо). «Под углом зрения Ипостаси Отчей София есть идеальная субстанция, основа твари, мощь или сила бытия ее; если мы обратимся к Ипостаси Слова, то София—разум твари, смысл, истина или правда ее; и, наконец, с точки зрения Ипостаси Духа мы имеем в Софии духовность твари, святость, чистоту и непорочность ее, т. е. красоту». «В отношении к домостроительству (sic!) София... есть нача- ток и центр искупленной твари, Тело Господа Иисуса Христа, т. е. тварное естество, воспринятое Божественным Словом... или Церковь в ее небесном аспекте». Потом, София есть «Церковь в ее земном аспекте», «Дух», «Девство как горняя сила, дающая девственность». «Если,—рассуждает наш автор,— София есть вся Тварь, то душа и совесть Твари—Человечество—есть София по преимуществу. Если София есть все Человечество, то душа и совесть Человечества — Церковь—есть София по преимуществу. Если София есть Церковь, то душа и совесть Церкви — Церковь Святых—есть София по преимуществу. Если София есть Церковь святых, то душа и совесть Церкви святых—Ходатаица и Заступница за тварь пред Словом Божиим, судящим тварь и рассекающим ее надвое (sic!), Матерь Божия—«миру Очистилище»—опять-таки есть София по преимуществу». Наконец, «София есть красота». Но, замечает наш автор, «это лишь некоторые из аспектов Софии в их взаимоотношениях» (sic!). Заключительным дополнением является: «София... память Божия, в священных недрах которой есть все, что есть, и вне которой—Смерть и безумие». Данную формулу о. Ф., умалчивая о «мировой душе» Платона, считает наиболее пригодной для сокращенного выражения пантеистических идей: Вл. С. Соловьева о Женском Начале и О. Конта о Великом Существе, развиваемых нашим автором преимущественно в письме под заглавием «София». Заявление о. Ф., будто все его сочинение стоит по духу (NB) антиномичности против примирительной философии Вл. Соловьева, «Великое же Существо» нашего автора «не то, которому молился О. Конт, а воистину великое», едва ли гарантирует доброкачественность богословствования о. Ф. при внешнем совпадении его с буквой отдельных мест или произведений литургической и патристической письменности Церкви, пропущенных сквоэьь призму личного их понимания или истолкования нашим автором» (цит. по кн.: Флоренский П. А. Pro et contra. СПб., 1996. С. 345—349).—138.

21 Полное собрание творений св. Иоанна Дамаскина. Т. 1. СПб., 1913. Ср.: «Философы говорят об индивиде в этом смысле, согласно которому он обозначает основывающуюся на субстанции ипостась» (указ. изд. С. 71).—139. 28

Две души живут в моей груди (нем.).—140. 29

Текст этого абзаца от слов «Но прежде, чем делать...» до данного места написан Флоренским в виде вставки на отдельном листе и представляет собой вторую редакцию. Первая редакция этой вставки была написана на л. 10 об. рукописи и имеет значительные отличия. Приводим первую редакцию.

«Обратим внимание на важность святоотеческих терминов oucrta и vnocTzoLGig в применении к вопросам антропологическим. Забвение их вносит много путаниц и недоразумений. Современное сознание упрощает ч<елове)ка, видя в нем либо чистую личность, йтюатастк;, либо одну стихийность—ouaia. Отсюда—либо морализм, либо имморализм.— либо понимание всего в плоскости морали, либо неведение и непризнание никаких норм. На этой почве—постоянные недоумения к вопросу о первородном грехе и о всех его нравственных, телесных и литургических последствиях. Ipex во Адаме и Адамом—как же ответственны все? Искуплен и спасен во Христе и Христом—почему же искуплены все? Почему действие греха Им искупается <нрзб.>?

Ответ: начало действия в ипостаси, но следом его, кроме того. переходит на оисгі'ю. Порча УСИИ не знает сложности , нравственная несостоятельность, нравственная порча <5 нрзб.) не знает чистоты ouaia. Нравственная порча входит в понятие греховности, как ее составная часть, но греховность шире. Грех <нрзб.) существенно <нрзб.> иногда почти вещественно. Ритуальные очищения, <нрзб.) Ветхого Завета и образом.

Разработанное раввинизмом предание имеет в виду такое понятие о греховной нечистоте, которое глубоко чуждо современному морализирующему сознанию, не переставая оттого, однако, быть глубоко принятым. Прикосновения к телу умершего, хотя бы для погребения его, к трупу животного, бывшая проказа, рождение ребенка, истечения из половых органов, подозрения в прелюбодеянии, совершенное неизвестно кем убийство—все это требовало по закону Моисееву непременного очищения особыми обрядами, часто весьма сложными и затруднительными, и, будучи оставленными без очищения, оскверняло собою все теократическое общество. Я прикоснулся нечаянно или по необходимости к телу умершего. Почему это грех? Почему это требует очищения?..

В. В. Розанов призывает поставить эти вопросы в христианстве. Но так было не только в В<етхом) 3<авете). В чинах исповеди старинных редакций священник обязан был задавать ряд вопросов, по-видимому с современной) точки зрения не имеющих отношения к исповеди, как исповедованию нравственного) сознания кающегося грешника <1 нрзб.)72

Левитская нечистота—осквернение трупом—нечистота. Это грех. В чинах исповеди вопросы о нечистоте функций, например, не наступил ли на извержения,—грех... Что это, смешной анекдот или иная метафизика? Крещение. На этой же почве вопросы о женской нечистоте и об очищении жены родильницы. Или брак чист <нрзб.>, и тогда родильница чиста,—или напротив—и как же объяснить молитвы жене.

Но прежде всего—она <нрзб.> чадородия. Во-вторых, речь идет яе об ипостасном проступке, но о метафизической скверне... Она связана с ouoia. И у ouoia—у общего рода, народа греховная inac?f\a, •своя скверна и своя правда, как своя скверна и своя правда у ииосттасл9>.—140. 30

К данному месту Флоренский вложил в тетрадь следующую выписку.

Тлитель смыслов

«Радуйся, тлителя смыслов упраждняющая».

(Акаф<ист> Б<ожией> М<атери>, ик<ос)10)!.—140. 31

Ин. 1, 14.—143. 32

Триодион, сиесгь Трипеснец [Триодь Постная]. М., 1897. Л. 459.—

144. 33

Ср.: Лк. 24, 7.—144. 34

На л. 15 об. к данному месту Флоренский сделал карандашом запись, содержащую перечень высказываний святых отцов о крестной •смерти Господа Иисуса Христа как великом таинстве. Поскольку запись малоразборчива, приводим в примечании то, что поддается цельной расшифровке:

Св<ятой> Ио<анн> Злат<оуст>, говоря о крестной смерти Христа, называл ее великим, страшным и превышающим ум челов<еческий> неизреченным таинством, <греч. нрзб.).

Ср.: Григ<орий> Палама: ибо Крест есть «великое таинство и понятие Божественное». <...) Клим<ент> Алек<сандрийский>, Злат<оуст>, Кир<илл> Алекс<андрийский>, Дио<нисий> Аре<опагит>, Макс<им> Исп<оведник>, 1ерм<ан> Конст<антинопольский>, Григорий) Богосл<ов> и др.

Таинство, таинство домостроительства нашего спасения, таинство нов<ое> спасения.

Симеон Н<овый> Бог<ослов> называет

«Велия благочестия тайна» (ап<остол> Павел, 1 Тим. 3, 16). Словоупотребление апостола, особ(енно) Павла, прекрасно знавшего ми- стериальн<ые> термины. <...)—144. 35

Ср. прошение мирной ектении: «О избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды, Господу помолимся»//Служебник. Изд. 6-е. СПб.. 1905. С. 100.—145.

Октоих, сиречь Осмогласник [с 1-го гласа по 4-й]. М., 1906. Л. 14. Глас 1-й, суббота вечера, стихира на стиховне. У Флоренского сноска в тексте работы ошибочна.—145.

37 Из «Фауста» Гёте: «Мephistopheles. Blut ist ein ganz besondrer Saft».

Перевод H. Холодковского:

«Кровь—сок совсем особенного свойства» (Гёте. Фауст. Т. 1 / Пер. Николая Холодковского. Пг.: Издание А. Ф. Девриена, 1914. С. 55).

Перевод Б. Пастернака:

«Кровь, надо знать, совсем особый сок» (Гёте. Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. Фауст/Пер. Б. Пастернака. М.: Художественная литература, 1976. С. 62).

Перевод Л/. Вронченко:

«Кровь есть особенность»73 (С. 70) (Гёте. Соч. СПб., 1844).—145. 38

Ср.: Быт. 9, 4—5; Левит 17, 14.— 145. 39

дело профанов (лат.).—146. 40

Из библиографических выписок Флоренского: «Феоксения—сотра- пеза богов и людей. Богоядение, теофагия... тотемизм, см.: «Вопр<осы> жизни», 1905, № 6, стр. 217, 218, пример в статье Вяч. Иванова «Религия Диониса»». См. также работу Вяч. Иванова «Эллинская религия страдающего бога» (Новый путь, 1904, № 1—3, 5, 8, 9), переработанную впоследствии в книгу «Дионис и прадионисийство» (Баку, 1923), где речь идет о пра-Дионисе кротком, жертвенном и страдающем.—146. 41

Триодион, сиесть Трипеснец [Триодь Постная]. М., 1897. Л. 502.—

147. 42

Флоренский имеет в виду роспись северной паперти церкви в честь святого Иоанна Предтечи (1694—1695) в Ярославле, где над входными дверями изображено Распятие с предстоящими, а по сторонам сверху вниз расположены шесть композиций с изображением таинств (по три с каждой стороны), заключенные каждая в круг. См.: Покровский Н. В. Очерки памятников христианского искусства и иконографии. 3-е изд. СПб., 1910. С. 387—392; Он же. Церковная археология в связи с историей христианского искусства. Пг., 1916. С. 190—191; Брюсова В. Г. Фрески Ярославля XVII—начала XVIII века. М., 1969. С. 92- илл. 63.—147.

Кавасила Николай, архиепископ Фессалоникский. Семь слов о жизни во Христе. М., 1874. С. 81 .— 148. 44

К данному месту Флоренский вложил в тетрадь следующие выписки:

Евхаристия. Абсолютизм

«Знай, что на небе нет ничего больше того, что совершается пред твоими очами за литургией».

Иоанн Златоуст

В Евхаристию

«Ибо семенем жизни стала смерть Христа».

(Св(ятойУ Кирилл Алекс(андрийский>. Толков<ание> на Ин. XII, 24)74.—148. 45

Святой Ириней, епископ Лионский. Сочинения/Пер. прот. П. Преображенского. СПб., 1900. С. 365.—150. 46

Ср. ирмос 1-го гласа в неделю о Фоме: «Утверди мене, Христе, на недвижимом камени заповедей Твоих и просвети мя светом лица Твоего, несть бо свят, паче Тебе, Человеколюбче» // Ирмологий, обдержай вся ирмосы Осмогласника, Владычных же и Богоматере праздников и всего лета. М., 1913. Л. 6 об.—150.

(Приложение)

1 Ср.: Флп. 2, 6. См. также работу Флоренского «Не восхищение непщева» // Священник Павел Флоренский. Соч.: В 4 т. Т. 2. М., 1996. С. 143—188.—150. 2 Иерейский молитвослов. М., 1907. Л. 154.—150. 3

Там же. Л. 174.—150. 4

Пснтикостарион, сиесть Пятдесятница [Триодь Цветная]. М., 1905. Л. 195 об.—151. 5

Епископ Феофан [Іоворов]. Письмо к одному лицу в Санкт-Петербург по поводу появления там нового учителя веры. СПб., 1881.—151. 6

Щит веры. М., 1913. Л. 41 об.—152. 7

Там же. Л. 13 об.—152. 8

Там же. Л. 14 об.—152. 9

Там же. Л. 54 об.—752. 10

Там же. Л. 27 об.—152. 11

Издание не выявлено.—152. 12

Дванадесять статей, иже уверяют сомнящихся или неверство имущих человеков о пресуществлении хлеба в Тело и вина в Кровь Господа нашего Иисуса Христа, многия образы показующи//Сочинения святого Димитрия, митрополита Ростовского. Часть пятая. Изд. 3-е. М.: Синодальная типография, 1857. С. 124—128.—152.

<< | >>
Источник: Флоренский П. А.. Собрание сочинений. Философия культа (Опыт православной антроподицеи). 2004

Еще по теме IV. ТАИНСТВА И ОБРЯДЫ:

  1. Геннеп А.. Обряды перехода Систематическое изучение обрядов / Пер. с франц. — М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН,. — 198 с, 1999
  2. Обряды жизненных переломов и календарные обряды
  3. О тайнах и таинствах I)
  4. Таинства Православной Церкви
  5. V. СЕМЬ ТАИНСТВ
  6. Органическая связь таинств
  7. Металлургические ритуалы и таинства
  8. 31. Таинство искупления
  9. МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЕ РИТУАЛЫ И ТАИНСТВА
  10. ВОЙНА КАК ТАИНСТВО
  11. Глава двадцать шестая ПРОТИВОРЕЧИЕ В ТАИНСТВАХ
  12. 6.4. Обряды
  13. Глава IV. ПРАЗДНИК — ОБРЯД — РИТУАЛ
  14. Глава IV. ПРАЗДНИК — ОБРЯД — РИТУАЛ
  15. ОБРЯД КРЕМАЦИИ
  16. ОБРЯДЫ ИНИЦИАЦИИ У НАРОДОВ МОЗАМБИКА
  17. ОБРЯДЫ ПЛОДОРОДИЯ И ПОСВЯЩЕНИЯ