<<
>>

ГЛАВА ТРЕТЬЯ ДОГМАТИКО-МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕРКВИ

I

Чтобы составить себе правильное и живое представление о Церкви, как ее понимает Священное Писание, необходимо, конечно, раскрыть идею Церкви с помощью всех трех видов определений: метафизического, символического и аллегорического.

Только совокупность всех их даст наглядную картину, а не одни только контуры или одни только цветные пятна.

Но из сказанного выше (гл. 1, § III) о догматико- символическом и, тем более, догматико-аллегорическом определении явствует, что правильность их понимания есть естественное последствие правильного непосредственного отношения к тексту. Где же истинный центр, откуда отношение между отдельными элементами само собою складывается в перспективное целое? Где корректив непосредственного отношения? Где вход в библейское представление о Церкви? С чего начинать?

Ответ на это ясен. Догматик о-м етафи- зическое определение Церкви, как наиболее бедное живым содержанием, но вместе с тем наименее подверженное субъективным искажениям, одно только может быть ключом к идеям о Церкви в Священном Писании. Так, - по крайней мере постольку, поскольку известное понимание этих идей притязует на общезначимость, не хочет оставаться чисто-субъективным, но в то же время не смеет ссылаться на озарение свыше (то, что католические богословы называют rcvelatio sccundaris), подобное бывавшему у многих святых.

Чтобы иметь возможность правильно воспринять слова-эмблемы, необходимо руководиться для них коррективом в словах-символах; коррективом для последних же будет догматико-метафизическое определение. И начинать необходимо именно с него, чтобы затем пополнить его отвлеченность конкретным содержанием, даваемым определениями символическими и аллегорическими.

Вместе с тем ясно, что последних может быть по нескольку, но первое - необходимо одно и единственно. Иначе Священное Писание могло бы быть понимаемо ad libitum21 - и так и этак.

II

Основной вопрос в учении о Церкви - это отыскать догматико-метафизическое определение Ее - начало клубка, после которого размотается и весь намот.

Но отыскать такое определение еще не достаточно: надо доказать, что оно именно таково, а доказав, надо затем уяснить его. Этим и займемся.

С формальной стороны полное определение Церкви находится в Еф. 1, 23. Но, прежде нежели приводить текст, установим последовательность предшествующей мысли Апостола (Еф. 1), чтобы тем облегчить дальнейшую задачу.

Святой Апостол благословляет Бога за Его дело спасения, имеющее конечною целью «всё, небесное и земное, возглавить во Христе» (1, 10), в Котором-«залог» спасения. Поэтому, услыхав о вере ефесян во Христа, Апостол благодарит за них Бога, вспоминая в молитвах своих чтобы и ефесянам дано было постигнуть искупительное дело Божие и величие Его могущества. Это величие проявилось в следующих отдельных моментах истории спасения: «Бог воскресил Христа из мертвых и посадил одесную себя» выше всех горних сил и выше всякого имени; хаі. яаїлгос гжста?еи (6 Geo?) vno той? по5АГ ccvxov (xov Хрсстои), xai CLVTOV (ТOV XpLтб старое airrou, тд пХ-црщісс той та паї/та си тгштси тгХтзрои^ісиоо (Еф. 1, 22, 23)-«И всё (Бог) покорил под ноги Его (Христа) и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего всё во всем»145.

Общее стремление Апостола не возбуждает сомнений. Ему надо, именно, раскрыть величие дел Божьих, направленных к спасению всего «небесного и земного». Поэтому немыслимо допустить, чтобы в этой переполненной содержанием тираде, где экономия слов доведена до максимума и предложение лепится на предложение, а сжатость их весьма затрудняет понимание текста, - чтобы в такой тираде было бы хоть что-нибудь, не идущее прямо к той цели, которую ставит себе Апостол. И потому мы не можем предположить, чтобы стих 23-й был простым констатированием, простым заявлением. Несомненно, и он тоже (даже по преимуществу он!) служит общей цели. Какой же именно? Всмотримся: Апостол говорит, что Бог: 1)

воскресил Христа, т. е. выделил Его из ряда всех других существ, не воскресающих; 2)

посадил выше всего, т.

е. доказал делом, что выделил, явно обнаружил его превосходство; 3)

покорил это всё под ноги Его, т. е. это всё заставил признать обнаруженное превосходство Христа; 4)

поставил Главою Церкви над всем.

Тут, несомненно, идет усиление, climax, и Апостол выдвигает на вид моменты все более и более сильные, чтобы убедить читателя в главной мысли своей аргументации. Но могло бы показаться неясно, в чем же разница между покорением всего под ноги Христу и поставлением Христа Главою над всем. Вот эта-то разница и уясняется стихом 23-м, определяющим, что такое Церковь.

Всё покорено Христу, все под ногами Его. Но это - именно покорение, т. е. нечто насильственное, внешнее. Бог же хочет полного преодоления в с е - г о. Он имеет в виду всс, «небесное и земное возглавить Христом» (Еф. 1, 10), и потому Ему недостаточно, чтобы всё было только покорено Христу. Необходимо органическое соединение, а не механическое подчинение. Залогом первого и служит Церковь. Бог, говорит апостол Павел, поставил Христа главою Церкви, т. е., значит, сделал Церковь внутрен- н е связанною со Христом. Последнее и выражается словами: «ибо Церковь есть тело Его, всецело наполнена Его благодатными силами»146, т. е. существует в полной, не только внешней, но и внутренней зависимости от Христа - Главы. Это и значит быть телом Главы, как и наоборот: потому-то Он и Глава, что Церковь такова, какою ее описывает Апостол (Тело).

В подтверждение этого понимания можно сослаться и на авторитет Иоанна Златоуста и Э к у - мения ,- говорящих, что Апостол прибавляет: «...Которая есть тело Его», чтобы кто-нибудь, услыхав слово «Глава», не понял его в смысле «Начальник», «власть», но понял в смысле собственном; другими словами, сказанное добавление сделано, чтобы показать «родство и близость» Церкви ко Христу147 и высоту, на которую вознесена Церковь148.

Отсюда следует, что стих 23 б (т. е. предложение, начинающееся с "fixes'23), поставленный на конце рассуждения, по смыслу имеет центральное место, ибо в нем - ключ ко всей аргументации.

Не будь этого последнего по месту стиха - являются сомнения, точно ли, что осуществляется дело спасения. Последний стих (23 б) разрешает вопрос, и поэтому он-как бы балка, на которой уравновешиваются все отдельные тяги аргументации. В этом - его существенная, незаменимая значимость, которая, в конечном итоге, вся приводится к слову bcrxiv в ст. 23 б. Этот важнейший скреп не может быть непрочным, это kcrvLv не может иметь метафорическое значение. Необходимо следует из всего предыдущего, что с<гxiv имеет реальный, буквальный, метафизический смысл.

Евхаристийные формулы (Мф. 26, 27; Мр. 14, 22; Лк. 22, 19; 1 Кор. 11, 24), в грамматическом отношении тождественные с разбираемым определением, признаны Церковью за метафизические, а не за метафорические; не метафорическое значение в них tcrxiv было главным базисом в полемике с протестантами (1, 43-44). Помимо всех прямых требований понимать это bДо сих пор, желая сохранить цельность рассуждений, мы не разбавляли их филологическим анализом, хотя и опирались на него молчаливо. Однако не лишне привести доселе подразумевавшийся разбор слова т)хс$.

Слово 8

Но по большей части (особенно в позднейшее время, а в новозаветном языке чуть не всегда) б<гтсу имеет более специальные значения, среди которых мы отметим два, как чаще всего встречающиеся и, вместе с тем, наиболее отклоняющиеся от основного. 1.

Scrxtr, вообще имеющее неопределенное значение, в Новом Завете часто (Гримм (62, 313)150 указывает 34 случая) «относится к определенному предмету (но, однако, так, что он чрез то подводится под лежащее в основе его общее понятие» (61, 263)151 и имеет значение: некоторый каковой, некоторый который, ciner der, eincr welcher-«ad unam quidcm personam vel rem refcrtur, sed ita ut respiciatur ad universam notio- ncm vel classem ad quam haec una persona vel res per- tinet eoque modo qualitas indicetur; aliquis qui; (von der Art wie; ein soicher, welcher)» (62, 313). 2.

«В йсгтсу может также лежать указание на основание, ибо он, поскольку он, как латинское ut qui, quippe qui» (62, 313)152. «Usui jam iilustrato (см. 1) finitimus est, qua reddendae rationi inservit: tales qui-quippe qui, ut qui» (61, 264)153.

Таким образом, неопределенное &ггіу (основного значения) получает эссенциальное или каузальное значение указанных частных случаев, т. е. приобретает характер термина. - В первом случае им устанавливается индивидуальный предмет в его сущности; во втором - в его соотношении с некоторым следствием, из него вытекающим. Ясно, что оба этих частичных значения не исключают друг друга.

Это «аргументирующее» (57, 374)154 значение 8

Все предложение построено «argumentiercnd», подобно как Кол^ 2, 23; 3, 5 и др. (57, 374).

"Нтls подчеркивает последующее за ним bЭтим, собственно, мы считаем доказанным догматико- метафизическое значение разбираемого текста Еф. 1, 23. Но сейчас мы увидим новое основание для того же утверждения.

III

Разобрав, имеет ли экзистенциальное значение связка С(ГТ?У, мы обращаемся к предикату всего определения, к тд (гйцос и к тд пХ-прица29. Прежде всего обращает на себя внимание член тд при <7441 а, равно как и при параллельном ему ігХт)рь>цос. Член при существительном обычно является индивидуализатором, выделяющим объект из ряда ему подобных (66, 143 след.), тогда как без члена объект имеет смысл одного из многих, или же слово употреблено как абстракт.

Но как понимать член при сказуемом? Ведь, вообще говоря, при сказуемом-существительном и сказуемом-прилагательном не бывает члена. Однако при особенных обстоятельствах случается и обратное сказанному. Так, например:

ovx OVTOS ?і/несу сотс то аЛау TTIS (Мф. 5, 13)

VfJicls сотс то (pus TOV KOC^IOV (Мф. 5, 14)

о Xvxvos TOV <го)цссто'$ с<гтiv о офФосХцо'ї(Мф. 6, 22) <ги єГ о хркгтоу о vlbs TOV Qcov (Мф. 16, 16) оч> єГ о &abyu сі[іі 7) a^atrxatrcs' зеаі т) (Ин. 11, 25),

далее Ин. 1, 4, 8 и проч. (66, 153)30. Смысл приведенных мест прозрачен: тут говорится не о соли, свете и проч. вообще, не о некоторой соли (cin Salz) и т. д. наряду с другою солью и т. д., а о том, что одно только имеет или доступно иметь это название, - о том, что несет в себе самую суть тех свойств, за которые обычная соль, обычный свет и проч. получают свое имя (66, 153).

Итак, то ?Церковь есть Тело Христа», И на этом утверждении висит вся аргументация 1-й главы.

Как сказано, член то, поставленный при сказуемом» делает явным, что Апостол не хочет говорить об одном из признаков Церкви (напр., о ее неодолимости), не хочет оставаться на ее периферии, но углубляется в самые недра ее бытия, в ее метафизическую природу. Поэтому-то мы и сказали, что апостольское определение Церкви есть определение онтологическое, а не метафорическое или акциденталъное. Что это так, можно сослаться еще на одно обстоятельство.

Из восьми случаев, где стоит crtD/ioc в качестве подлежащего (во всем Новом Завете), только в двух (1 Кор. 12, 12; 12, 20 б) оно поставлено без члена, тогда как в остальных шести-с членом. Из них два (Кол. 2, 17, 19) говорят прямо о Теле Христовом, а четыре остальных (1 Кор. 12, 12 а, 14, 17, 20 а)-о теле вообще, но применительно к Телу Христову, имея его в виду, равно как и вышеупомянутые два случая <гйрос - подлежащего без члена.

Отсюда явно, что Но, кроме того, мы имеем еще три случая /ia- сказуемого. В двух из них, а именно:

ос тгоХХос cv (гйіла co^icv (Рим. 12, 5) и

vficZs 6с с<гхс jia Xptcrrou (1 Кор. 12, 27)

Это и понятно. Первые два места указывают на акци- дентальный признак людей - входить в состав Тела Христова (акцидентальный, ибо человек может быть и лишен его), тогда как в последнем указывается признак уже не акцидентальный, но конститутивный. То, что для человека - приобретение, для Церкви - самая сущность. Этим еще раз доказывается онтологичность определения Церкви в Еф. 1, 23.

В таком же выделяющем и усиливающем значении член при <гица с особою наглядностью употребляется Евангелистами также в применении к евхаристийному Хлебу, и тут устанавливается (уже раз - гл. III, § 2 - указанная мельком) связь Церкви и Евхаристии. Имеем следующие места: TOVTO є<ггiv то (ГЙЦОС IJLOV (Мф. 26, 27)

TOVZO C(RZCV то (ГСОЦА fiov (Mp. 14, 22)

tovto єсгт LV TO (Г&ЦСС fiov TO vncp VfJLWV

dtdofievov ^ ( (JIk. 22, 19)

тогЗто fiov ccttl то (ги/ла тд vncp vfiuv (1 Кор. 11, 24).

Везде при сказуемом <гицос стоит член то, ибо речь идет не о теле вообще, а о теле эеост' c^oxvv, о Теле истинном. Напротив того, всюду, а именно в: ...Xafiwv о > ITICTOVS ocpTov асаL euAorwas* (Мф. 26, 27) ...Ла/З&у apTov ciAorwas* (Mp. 14, 22)

...xai Xafiuv apTov с^арсст^ау (JIk. 22, 19)

...cXocfiov apTov xai, сі>д;аріо-тт)очху (1 Кор. 11, 23).

Хлеб назван артоу без члена, ибо этот хлеб до «благодарения» (которое следует за актом взятия и, в свой черед, предшествует евхарйстийному «примите, ядите») есть просто хлеб, один из хлебов. По освящении же его молитвою благодарения, во время произнесения евхаристийных «примите, ядите» и при вкушении его он уже не простой хлеб, но хлеб по преимуществу, Сам Хлеб, о артоу -Хлеб, и в этом убеждаемся, сличая данные места с 1 Кор. 101 16-17 и Ин. 6, 33, 34, 35, 41, 55 и др. Тут везде говорится о артоу (с членом), и притом этот о артоу мыслится тождественным с то <гйца. Истинный Хлеб=Истинному Телу. Этим опровергаются рационалистические возражения, будто в Священном Писании не содержится учения о Евхаристии.

Итак, комбинируя все сказанное, мы делаем заключение: Церковь есть (метафизически, субстанционально, а не образно*) Истинное Тело Христово.

Но что такое, собственно, Тело, понимаемое метафизически? Посмотрим сперва, не даст ли чего лингвистика.

IV

Греческое <ги>1ш - тело происходит, по-видимому, от корня санскритского ska, греческого сrwy, лежащего также в основе слов: сгаоу, сгооу - здравый, целый; очЗоу, (г&у - благополучный, здравый, спасенный; <г&зеоs - сильный, здоровый; <гаоа>, <га>?(<> (вернее - (тиС^и>) - лечу, излечиваю, спасаю; <ги-тт)р - спаси- тель, целитель. Сопоставляя поэтому ctwjiа с <ги)ті)р и с мы можем сказать, что эти слова относятся друг к другу как результат или орудие действия (cvcpyтща, effectus vis) к действующему (о єі>єруа>і>, auctor) и к процессу действования (cvcpvtu). А так как окончание тт)р равносильно окончанию то crcjfxa: сгитур:

cra>?Выясним (1, 26 след.; 60, 539-542; 64, 730-731; 61, 373; 62, 417-418) теперь словоупотребление crcDfxa. Собственное значение <гй/іа, вероятно, оболочка (от ska). Отсюда у Гомера оно употребляется как «бездыханное тело», cadaver. Позднейшие писатели употребляют сгGfia в значении одушевленное тело, видя в нем «сосуд жизни» (60, 539) и, как таковой, противополагая его душе - содержимому, VVXT}. В других случаях (у апостола Павла и в позднейшей церковной литературе) это дихотомическое воззрение на человека уступает место трихотомическому и тогда делается возможным соединять понятия <гйца и фь>хч (cr&jia ^удаэеоу), как не исключающие друг друга. В иных случаях <гица с присоединением ccw&pumov или без него означает лицо, индивид. У святых отцов crwjia означает вещество или материю, из соединения которой с душою состоит целый человек; жилище души,-всякое творение; покров и одеяние души; человека, особенно же подвластного господину своему. Наконец, греческое /ia означает всякого рода людей, объединенных в целое, в корпоративное тело или crcdfiaxetoy, стадах с оіл

Вглядываясь в вышеприведенное словоупотребление стада, мы можем сделать некоторые общие выводы. Прежде всего, стада мыслится не само по себе, а как стоящее подчиненным высшему началу, для которого стада является сосудом, оболочкою, орудием, обнаружением и без которого стада - только труп. 1&да - это начало пассивное, воспринимающее, имеющее источник действия в другом, но не самодействующее, хотя и имеющее реальность. Как таковое, оно имеет характер подвластности и в силу этого особенно подходит к обозначению раба, служащего как бы телом для своего господина. Отмеченное чертою служебности, crOfia естественно имеет инструментальное, орудное назначение: не оно действует, а посредством него совершается действие, и тем самым fiа делается выявлением внутренней мощи, в противоположность <г<Ьр?, обозначающему всего человека (17, 1902 г., ч. II, 38, 94) или же телесность по ее материальной стороне (60, 521—524) и т. п. Посредственность тела особенно явствует из слов Апостола: ?...всем нам должно явиться пред судилище Христово^ IVa xoiiLcrriTOLL txaxrvo? та Sta той <гц>/іатог тгроу а спра?съ>» (2 Кор. 5, 10). Это бса не достаточно подчеркивается в обычных переводах157 и обозначает опосредствование (Vermittelung) действий посредством тела, так что приводимый текст имеет смысл: ?средством для чего было ему тело» (60, 540).

Из того факта, что jia с настоятельной энергией представлена теми случаями, когда очЗрос значит совокупность, целое, как, например, то tov x6Корнесловие же очоца (от <ги>у) показывает, что очЗра, будучи орудием, есть орудие, направленное ко благу, спасению, целости, невредимости, защите его обладателя и других.

Объединим отдельные штрихи, отмеченные в значении jia. Мы можем при этом охарактеризовать оч^іа как некоторое реальное (в противоположность призрачному, мнимому, словесному) бытие, являющееся орудием, посредством (в противоположность бытию самостоятельному, самодовлеющему, самодеятельному и всецело авто- номному) спасения и вообще всякого блага (в противоположность орудию вреда и всякого зла) для целостного существа и, значит, отдельных его органов, поскольку они связаны со всем организмом (в противоположность частным целям и задачам, являющимся сепаратными от общих и целокупных, каковы, например, эгоистические интересы отдельных: органов).

Таково метафизическое, наиболее очерченное зерно этого, вообще говоря, расплывчатого и многомысленного, понятия стыда.

Учение о Церкви развито по преимуществу у апостола Павла, и потому важно было бы проверить раскрытое только что понимание crujia как орудия духа и, следовательно, Тела Христова - Церкви, - как орудия Христова Духа, на словоупотреблении этого Писателя. Этого достигаем, сличая соответствующие159 места, где упоминается «гОра. Во всех этих местах (гйца имеет значение орудия, «да, притом еще, такого орудия, посредством которого верующие освобождаются от житейских скорбей и несчастий, исцеляются от всяких, телесных и душевных, недугов, очищаются от грехов, становятся причастниками Христовой святости, короче: опять живут истинною жизнью в единении с Богом». Формула: «Церковь - Тело Христово» значит: «Церковь есть спасительное орудие Христова Духа» или, короче, «спасительное Христово орудие» (1, 27).

V

Такова идея о Теле Христовом при известном рацио- нализировании. Но отвлеченность ее допускает довольно легко подсунуть туда несоответствующее конкретное содержание, которое, по-видимому мало разнясь от надлежащего в начале, с необходимостью отклонит сознание в решительно неподходящую сторону при своем усилении. Этот подмен может быть совершен на почве соотношения Церкви и верующих. Чтобы ближе выяснить отношение Церкви к верующим и обратно, разберем, как именно квалифицирует Священное Писание совокупность верующих. Апостол говорит: ос noXXoi cv crGjia с<г/ісі> сv Хрссгто) (Рим. 12, 5); cv cru^a оі noXXoL ccrjicv (1 Кор. 10, 17); tyictr St cЗамечательно, что во всех трех случаях стоит не cv то craifxa, но просто cv сгсада (без члена), откуда следует160, что верующие Спрссу, vficty) не суть само Тело (=Церковь), а только причастны ему, - присоединяются к нему, входят в него, тоща как само оно есть нечто большее, нежели простая совокупность ве- рующих161. Верующие - тоже Тело Христово, но не существенно, не в себе (per se); не образуют и пополняют его, а только входят в него, приобщаясь его. Напротив того, т/ сххЛт)<г?а bcrxLv то <ги>\ж аитои (той Xptcrrov) (Еф. 1, 23). Итак, было бы крайней погрешностью против логики (не говоря уже о вере) повторить за сплошь и радом делающимся силлогизмом:

major: rj bxxXrpLa тд <г?3ра той ХрмгсоЪ;

minor: оі яссгтос «огЭра той Хркгтои;

ergo, conclusio: ос TtLсиллогизм тем более заманчивый, что филологически, согласно корнесловию cxxAT)ца тоО Хркгтои. Проведенная мысль о нелепости такого силлогизма резко подчеркнута в 1 Кор. 10, 16-17. Tov apzov ov xX&ficv, оидч xotvui/ca той очЬ/іато? той

XpLТут сопоставляется рядом о артоу, т. е. о apxos bx тои ovpavov о аХтівсvos - «истинный Хлеб с неба» (Ин. 6, 33; ср. Ин. 6, 34, 35, 41, 55 и др.), Хлеб по преимуществу, который и есть истинное Тело Христово (ті <гй/іа тог) ХрссттогЗ), Тело по преимуществу162, и целокуп- ность (ос яаутє?) верующих, которые-тоже суть Тело Христово (но уже не Само Тело), но не тело в себе, а только тело по причастию Истинного Тела. Общение (XOIVUVLQL) Тела истинного делает целокупность верующих тоже Телом Христовым. Чтобы стать Телом Христовым, верующим нужно дстє^єсу34 в Вечном, Едином Хлебе - Теле.

Массивность понятия Церковь - Тело защищена от атаки номинализма. Но как же конкретно представить, что такое Церковь? Если нам недостаточно отвлеченных характеристик, то необходимо обратиться к созерцанию конкретного, к опыту. Но, конечно, чувственный опыт не может раскрыть существа Церкви - объекта мистического в самой своей основе и во всех своих проявлениях. Поэтому только мистический опыт способен удовлетворить нашему желанию. Но тут кончаются границы догматики и начинается область аскетики.

Чтобы в этом смысле уразуметь природу Церкви, необходимо жить в церковной атмосфере, быть членом Церкви163. «Только тот понимает Церковь, - говорит А. С. Хомяков (4, 63),-кто понимает Литургию». А «вера не только мыслится или чувствуется, но, так сказать, и мыслится и чувствуется вместе; словом, - она не одно познание, но познание и жизнь». «Истина не поддается отвлеченным понятиям» (Отрывки из соч. св. Иринея Лионского, цит. по 1, 68).

Не задаваясь, однако, целью излагать святоотеческое учение о Церкви, мы не станем множить мест вроде приведенных. Да, в сущности говоря, свидетельствами и разъяснениями невозможно дать не знающему в личной своей жизни общения с Церковью конкретного представления о ней как о Теле Христовом. «Кто вышел из Церкви, для того она перестает быть образующим Тело Христово обществом верующих, но является только религиозною общиною,-ни больше, ни меньше» (1, 1956)164. «Norunt fidelcs corpus Christi, si corpus Christi esse non negligant165»,- говорит блаж. Августин.

Но как же представилась бы Церковь для религиозного опыта высшей ясности? Священное Писание прямо не говорит о том. Но авторитетный толкователь, архиепископ Солунский Николай Кавасила166, известный не только как глубокий мыслитель и богослов, но и как жизненно изведавший истину догматов, дает следующее важное указание. «Церковь, - пишет он, - указуется тайнами, не как символами, но как сердцем указуются члены, как корнем дерева - отрасли и, как сказал Господь, как виноградною лозою ветви: ибо здесь не одинаковость только имени и не сходство подобия, но тождество дела, так как тайны суть тело и кровь Христа... Если бы кто мог увидеть Церковь Христову в том' самом виде, как она соединена со Христом и участвует в плоти Его, то увидел бы ее не чем иным, как только телом Господним. По этой-то причине Павел пишет: «...вы есте тело Христово и уди от части» 1 Кор. 12, 27»167.

Вот как была бы воспринята Церковь в мистическом опыте. «Итак, Церковь есть совершенно новое, особенное и единственное на земле бытие (unicum)36, которого нельзя с точностью определить никаким понятием, взятым из мирской жизни»168. Этот unicum можно169 также отождествить с богозданным Естеством Человеческим, раздробленным в грехопадении и собранным в Тело свое Господом Иисусом Христом. «Тем самым действием, - говорит митрополит Филарет (7, 24-25)170, - которым ты вступил в союз с Церковью Греко-Российскою, ты насажден, яко член в теле Христовом: не ясно ли, что в оной видимой Церкви таинственно находится невидимое тело Христово, или как бы часть сего тела, составляемого из верующих всех времен и мест?»

Вот этим отношением Тела Христова к верующим обусловлено то, что Господь, Адам с неба (ср. 1 Кор. 15, 47), может быть назван не только Богочеловек, но еще и Человеко-человечеством (25, 21), ибо Тело Христово - Церковь - «типически реализована»171.

Как величина «премирно-религиозная» (17, 1903 г., ч. II, 646)172, Церковь не должна и не может рассматриваться как результат или естественный продукт исключительно человеческой деятельности. Объектом оправдания (так учит, между прочим, и А. Ричль37 (17, 1903 г., ч. II, 671)) является Церковь, - «Естество Человеческое», - а дело индивида - усвоить себе оправдание уже через посредство Церкви. Но «усвоить оправдание» - это не значит быть в Церкви, точнее сказать - числиться ее членом, но значит - быть вчле- ненным в самое Тело Христово. Священное Писание (например, 2 Тим. 3, 5; Мф. 5, 22 и др.) резко различает эти два случая, говоря об истинной принадлежности к Церкви и лукавой. «Се sont deux choscs fort

differentes que d'etre dans l'Eglise ct d'etre de

/ „

1'Eglisc» (26, 172) . Иначе и быть не может, раз верующие присоединяются к Церкви, но не составляют ее в подлинном смысле этого слова (26, 39); см. Деян, 2, 41-47. Но, раз «привитые к Церкви», верующие не являются чем-то внешним для нее. Они в подлинном смысле ассимилируются Телом Христовым, делаясь его членами. Поэтому в страданиях и муках бывают не они только, индивидуально, но и все Тело Христово и, значит, также Глава Его - Христос. Страдания Христа - страдания Церкви, и обратно, страдания Церкви и членов ее суть страдания Христа. Сам Господь сказал: «Пребудьте во Мне (т. е. вы, ученики Мои) и Я в вас» (Ин. 15, 4). Это и было на деле, например, во время гонений, поднятых Савлом. Савл гнал членов Церкви Христовой, как сам он о том свидетельствует: так, церкви иудейские услышали, что «преследовавший их некогда ('О 8ll>xuv 7}ца?) ныне благовествует» (Гал. 1, 23); «вы слышали..., - обращается Апостол к Галатам, - что я жестоко гнал Церковь Божию и опустошал ее» (cdtvxov TT}V CXX\7)CTL0Cl> TOV GCOV xai knop&ow CLVTT)V, Гал. 1, 13, ср. 1 Кор. 15, 9); когда Савл обратился, то «все дивились и говорили: не тот ли это самый, который гнал в Иерусалиме призывающих имя сие (Христово), да и сюда за тем пришел, чтобы вязать их и вести к первосвященникам» (Деян. 9,21: о тгорАтїочху.;. той? c7icxa\ovptci>ovr то ovoiicL tovto; айтоиг), и Савл сам сознается в том, что он «даже до смерти гнал последователей сего учения, связывая и предавая в темницу и мужчин и женщин» (Деян. 22, 4: ttjv odov cScw?a a^pi tfavarou, 6cТак же и в благоденствии. «Принимающий вас (учеников Христовых) принимает Меня», - говорит Господь (Мф. 10, 40; Ин. 13, 20); «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мф. 18, 5). Поэтому-то Господь скажет: «Алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф. 25, 35-36), тем, которые «сделали это одному из братьев Моих (Христовых) меньших», потому что «сделали это Мне (Христу)» (Мф. 25, 40). Напротив, те, которые не сделали это «одному из меньших», не сделали и Христу (Мф. 25, 41-45).

Подобных мест можно было бы легко привести много еще. Но достаточно и приведенных для общего вывода, что страдания и радости членов Церкви суть в то же время страдания и радости Церкви и Христа. Если только не хотим обратить это положение в пустую метафору, то неизбежно признание, что Христос, Церковь и верующие связаны реальным (а не нравственным только) единством.

Напротив того, страдания Христа - в то же время страдания Церкви и членов ее, равно как и прославление Христа - прославление Церкви с ее членами. Эта идея с особою силою раскрыта в творениях аскетов и слишком общеизвестна, чтобы стоило подробно останавливаться на ней. Кто не знает, что верующий должен сораспинаться и соумирать Христу, чтобы с Ним же со- воскреснуть и сопрославиться? (Ср. 1, 141).

«Я ношу язвы Господа на теле моем», - пишет апостол Павел (Гал. 6, 17); «а я не желаю хвалиться,- заявляет он же, - разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6, 14); «я сораспялся Христу» (Гал. 2, 19); «неужели вы не знаете, - пишет он римлянам, - что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились?., погребались с Ним крещением в смерть... мы умерли со Христом» (Рим. 6, 3, 4, 8) и т. д. Поэтому Господь требует от каждого, хотящего идти за Ним, взять крест свой (Мф. 10, 38; 16, 24) и быть готовым на самые тяжкие страдания и лишения (Мф. 20, 23, 26-28; Ин. 13, 15, 20), «носить в себе мерт- вость Господа» (2 Кор. 4, 10; Рим. 6, 6-8), чтобы, по мере умножения в нас страданий Христовых, умножалось Христом и наше утешение (2 Кор. 1, 5). «Если мы-тело Христово, - поучает св. Иоанн Златоуст173, - то неси крест, ибо и Он нес; переноси заплевания, заушения, прободение гвоздьми: таково было Его тело, хотя оно было безгрешно».

VI

Выяснив до известной степени понятие о Церкви, как Теле Христовом, мы возвращаемся к разбору Еф. 1, 23, потому что там осталось еще дополнительное определение, раскрывающее понятие Церкви. Определение это предвосхищает результаты экзегезиса - раскрывает, чем и как живет Тело Христово. Пояснение это тем более необходимо, что ранее Христос был назван «Главою» Церкви. Нужно теперь пояснить, чем именно Он исполняет функцию «Главы» и как заметна на церковной жизни Его Бого-человеческая природа. Ведь голова сама по себе есть орган один из многих, хотя бы и первый по значению, primus inter pares. Но вместе с тем она является физическим носителем разума в человеке, начала уже сверхфизического, как бы наполняющего все тело, все органы. Так же и Христос, по человечеству своему будучи главою, как отдельным органом, вместе с тем, по Божеству, стоит выше, так сказать, органических категорий и, подобно душе, наполняет все Тело. Впрочем, не останавливаемся пока на этом, ибо еще будем иметь случай вернуться к тому же. Церковь, говорит Павел, — то nX7)po>fia той та тга^та bv naxrtv nX-qpov^icvov (Еф. 1, 23 б)39. Слова эти, по признанию всех толковников, отличаются высокою степенью непонятности, происходящей главным образом от слишком большой сжатости речи, «составляют своего рода экзегетический crux и потому изъясняются весьма различно» (39, 330). Западные исследователи (о том- ниже) видят тут «гностические влияния», и это еще более запутывает понимание текста. А так как от решения его зависит очень многое, то мы не должны жалеть места для подробного разбора загадочных слов.

«Имея в виду теснейшую связь их с предшествующими, наиболее естественно предполагать, что они составляют ближайшее определение: тб іюс служит Христос, а под тои та паута bv тга(TLV wXvpov^ibvov разумеется Бог-Отец, причем получается мысль, что Христос есть nXvpcjfia Того, Кто все во всем наполняет» (39, 330). (Это - толкование Эразма, Ветштения, Мейера и др., считающих ijтсу ccrrcv то crujia auxou за вводное предложение, а то тгХт)рь>/іа хтХ непосредственно относящимся к auxov cduxcv из Еф. 1, 22.) (там же, прим. 3.) Точно так же трудно считать субъектом при лХурора Церковь; а той... nXrjpov^cvov относить к Богу-Отцу невозможно, ибо, начиная с 20-го стиха, лицо не меняется и под айтои разумеется Христос.

Другим основанием того же утверждения (а именно утверждения о цельности 23-го стиха) может служить параллелизм двух половин стиха 23-го:

то В силу этого параллелизма субъектом при пХурира и при (гйца служит одно и то же понятие; а так как при 353

12 П. Флоренский, т. 1

Наконец, третьим основанием для того же заключения будет параллельность Еф. 1, 23 б с Еф. 4, 10. Последнее место указывает (AG: в том же послании) цель «нисхождения и восхождения Христова» как то, «чтобы он наполнил все», L'va пХт}р<їхгу та тгаі>та. Отсюда опять вытекает, что тои... nXripov^cvov подразумевает Христа; а тогда то лАт^рида нельзя разуметь иначе как относящимся к Церкви.

Этим доказана цельность стиха 23-го.

VII

Нет сомнения, что в рассматриваемой 2-й части 23- го стиха слово тгАтірида, как ближайшим образом определяющее Церковь, имеет наиважнейшее значение, и отсюда понятны многочисленные попытки выяснить смысл этого слова. Но экзогетика, по-видимому, исчерпала филологические средства, а чего-нибудь действительно бесспорного и незыблемого так и не удалось добиться. Ни попытки (Робинзона, Ляйтфута и др.), полагавшие в основу изысканий окончание исследуемого слова на да, ни исследования, опирающиеся на словоупотребление, не могут174 быть признаны решающими, и потому, сославшись на источники175, мы только пробежим бегло основные моменты в значении яАтірс^да.

Слово лАтірода, равно как и глагол nXrjpou, имеет санскритского родственника в виде слова пул - быть великим, быть в сборе, в кучке - русское полнить, полный, полк176, откуда и латинское populus, plenus и проч.

Отсюда п\г)рои -1) наполняю, делаю полным, заставляю изобиловать; 2) дополняю, восполняю, совершаю, заставляю превосходить все, привожу к концу, осуществляю (verwirklichen), привожу в исполнение задуманное и проч.****

Из значения пХт)рои явствует и общее содержание лАтірида, но затруднительность более точного разбора в modus'e этого содержания. Вообще говоря, под лАт^рида можно разуметь:

1) in quod impletur seu impletum est; все то, что чем-нибудь наполнено, восполнено, т. е. видеть в тгАт^рида форму страдательного залога и значения действительного. Так понимаемое ітАтірида - ncnXjipu^icvov.

Тут действие полноты направлено от того объекта, который поставлен в родительном падеже. 2)

id, quod implet seu id quo aliquid impletur; все то, чем наполнено что-нибудь, т. е. тогда в яАт)рь>/іа нужно видеть форму действительного залога, а значение - страдательного. Так разумеемое пХурыца

= nXrtpovv. Тут действие полноты направлено на тот объект, который поставлен в родительном падеже. 3)

copia, abundantia; изобилие, т. е. нужно рассматривать nXi\pu>[ioi абсолютно, как результат акта, отвлеченный от самого акта.

«Само по себе слово пХт)ри>ііоі не указывает ни на действительное, ни на страдательное значение, ни на конкретный, ни на абстрактный характер предмета» (55, 31), и потому, взятое отдельно от других членов предложения, не может самоопределять своего значения, которое формируется лишь контекстом (55, 32). Рассмотрение п\т)ро>іі(х со ipso40 естественно перебрасывается на рассмотрение стоящей при пХуроура конструкции. Последняя-то и служит реактивом для той или другой окраски соответственного 7гЛт/рица.

Рассматривая примеры177 вроде: nXrjpuiict г гy^S* (1 Кор. 10, 26; Пс. 24, 1 и проч.); пХі)ро>цос тт)? olxovncvns (Ис. 50, 12; 88, 12); яЛт/рыда тт)? ваЛоочгт)? (Пс. 96, 11; 97, 7; пХ-прыца Зрооеог (1 Пар. 16, 32); Еккл. 4, 6) и т. п., убеждаемся, что здесь говорится о том, что вещи наполняют землю, вселенную, море, горсть и проч. Действие полноты переходит здесь на землю, вселенную, море, горсть и проч., и, следовательно, их родительный падеж есть родительный объекта. ПАт/рыда имеет смысл «id quod implet», т. е. материальной полноты. Следовательно, если со словом пХ-прыцк соединяется представление о материальной полноте, то конструкция непременно должна иметь такой вид: TrAr/pcjjLta - действительного значения, а существительное - родительный объекта.

Напротив, в примерах вроде: то 7)ттт)/іа airrwv... то пХурицсс avzu>v (Рим. 11, 12) то n\ripo>iiot TU>V BFTVUV (Рим. 11, 25)

пАурица cvXoyLas Xpttrrou (Рим. 15, 29)

паи то nXripuiicc тт)? Фєоттїто? (Кол. 2, 9) и т. п., говорится, что «они», язычники, благодать, Божество и проч. наполняют. Не на все это направляется действие полноты, а от всего этого, причем главное внимание обращено на конечный результат наполнения; лАт/ра>да значит: quod impletur seu impletum est. Поэтому при таком представлении полноты, как результата (вот причина, почему такое лА7)рс^а может быть передано чрез perfectum41), конструкция будет следующая: лАт)ри>да- действительного значения, а существительное - родительный субъекта.

Наконец, третий случай, это когда лАт/ро>да имеет значение nX-qpoxris (62, 355; 61, 303 ff.), т. е. акта наполнения. Подобно этому (62, 233)178, xau^rjjua, ?єЛтміа, ta/ioc, aerjpvrjua, эеАаида, Так, например, в фразе: «Любовь не делает ближнему зла; итак, любовь есть исполнение закона» - п\1)ро)ца ovv xov vofiov т) ссуоспт) (Рим. 13, 10) - nXT)pufioc имеет значение исполнения, соблюдения179, obscrvatio (62, 303), Beobachtung (61, 303) и потому может быть передано как actio implcndi42. Чтобы уяснить, какова должна быть конструкция при лАт/pwfia в данном случае, сократим предложение: «вы исполняйте заповеди» (Ин. 14, 15). Чтобы сокращение было правильно, т. е. чтобы сохранилось указание на процесс, необходимо сказать: «ваше исполнение заповедей» или «исполнение вами заповедей». Действие переходит с субъекта («вы») на объект («заповеди»). Таким образом, конструкция при п\7)рица будет иметь новый вид: лАт/рида действительного значения, и при нем имеется два родительных падежа - субъекта и объекта. Итак:

«1) при выражении словом яАт/ро>да материальной полноты конструкция принимает такой вид: лАт/ра>/иа имеет действительное значение и требует после себя родительного объекта;

2) при выражении чрез лАт)ро>да результата наполнения конструкция совершенно иная: nXripufioc имеет стра- дательное значение и требует после себя родительного субъекта;

3) при выражении словом тсАт^рица процесса наполнения употребляется отличная от первых двух конструкция: тсАт/рс^а в действительном значении и два существительных - родительных объекта и субъекта» (55, 34).

VIII

Вопрос сводится к тому, какая именно конструкция стоит при nXypufia. Но решить этот вопрос не так-то просто. Однако, чтобы конкретный смысл того или иного решения был явен, мы пробежим а parte priori43 основные типы экзегезиса для данного места Еф. 1, 236. При этом все несчастье - в том, что каждое толкование, правильное или нет со стороны текстуальной, по смыслу не является безусловно неприемлемым и даже не исключается смыслом остальных. Епископ Феофан заявляет: «Слова эти темноваты и дают разные мысли» (42, 110), а после того перечисляет все возможные толкования (там же, 110-114).

Первое из них, получающееся, если отнести лЛурица ко Христу, мы уже отвергли. При нем «будет такая мысль: Бог дал такую главу Церкви, которая выше всего; ибо сама есть полнота божества, полнота Того, Кто наполняет Собою все» (там же, 110). Второе понимание, если относить п\і)ра)цо(. к Церкви, двоится, смотря по тому, кого разуметь под о nXiqpoviievos - Бога-Отца или Иисуса Христа. «Если Бога-Отца или вообще Божество, то мысль будет такая: Бог всё наполняет, но души и сердца отпадших людей не наполняет; ибо они закрылись для Него. Верою в Господа Иисуса Христа они отверзаются, и Божество входит в них и исполняет их. Все верующие составляют Церковь и, быв исполнены Богом, ее делают исполненною Им. Так понимает блаж. Феодо- рит» (там же, 110-111).

Если разуметь под о n\i)poviicvos Иисуса Христа, то вся 2-я половина 23-го стиха будет продолжением 1-й, поясняя ее, давая ей дальнейшее движение и приложение... Св. Златоуст говорит: «Апостол считает как бы недостаточным название главы для того, чтобы показать родство и близость Церкви ко Христу. - Показать родство и близость... т. е. показать, что в Церкви и христианах всё Христово. Она полна Христом; Он ее наполняет всю, во всем составе и во всех членах по частям, - и в ней и в членах ее Он всё исполняет. В таком случае слова сии переложить можно так: я же есть Тело Его, - полнота Его, исполняющего всс во всех (членах ее). Его-свет ведения, присущего Церкви, которым Он исполняет ревнителей святости. Его - благотворения, любовью к коим исполняет Он благотворителей. Его - всякие другие дарования духовные, видные в Церкви, ибо Он ими исполняет способных вмещать их верующих. В Церкви - всяческая и во всех Христос (Кол. 3, И)» (там же, 111-112).

ПЛт/ра>да можно также понять как восполнение или пополнение. «В таком случае слова Апостола будут внушать, что Церковь дополняет Христа» (там же, 112). Как это возможно, поясняет Златоуст: в стихе 23-м последние слова «значит, Церковь есть исполнение Христа точно так же, как голову дополняет тело и тело дополняется головою... Видишь, Апостол представляет, что для Христа, как главы, нужны все вообще члены... Тело Его вполне составляется из всех членов. И значит: тогда только исполнится глава, когда устроится совершенное тело» (там же, 112). Так полагают и Эку- мений с Феофилактом. Последний пишет: «...исполняется Христос, и как бы пополняется членами чрез верующих; рукою пополняется в человеке милостивом, ногою - в ходящем с проповедию или посещающем немощных, всяким другим членом в других верующих» (там же, 112-113). Наконец, сам епископ Феофан пишет: «Церковь - исполнение Христа, может быть, подобно тому, как древо есть исполнение семени. Что в семени совмещено сокращенно, то в полном развитии является в дереве. И Христос Господь сказал о Себе: аще зерно пшенично, пад на земли, умрет, мног плод сотворит (Ин. 12, 24). По смерти Его, воскресении и вознесении, в каком обилии стали прилепляться к Нему верующие; а дотоле Он был будто один. - И точно - спасенное и обоженное в Господе Иисусе Христе человечество, и одно, всё совмещает. Но как оно не для себя самого, а для людей, то, пока оно одно, все еще будто не полно, поколику не исполнено еще то, для чего оно таково. Прилепление верующих к Нему исполняет то, для чего оно таково, и тем пополняет Его. Как верующие суть Церковь, то выходит, что Церковь есть восполнение Христа - Своего главы. Сам в Себе Он полон и всесовершенен; но еще не во всей полноте привлек к Себе человечество. Оно постепенно все более и более общится с Ним, и чрез то как бы Его пополняет, - делу Его давая приходить чрез сие в полноту исполнения» (там же, 112-113).

В сущности говоря, из круга этих толкований не выходят и западные ученые. Некоторые исторические соображения их, независимо от правильности или неправильности их, не меняют догматического содержания разбираемого места. Важно отметить только то, что лАтгїрсс)/іа, по словам Гольтцманна (ЗО, И, 240-244), во многих местах является, как terminus tcchnicus44, не требующий объяснения для читателей и, за утерей точного его смысла сейчас, чрезвычайно затрудняющий наше понимание, - понимание людей нового времени. Проще всего, по мнению того же богослова, понимать п\т)рь>ца, как оно разумелось в гностических кругах (30, I, 481-483; 32, И, 219)180 (т. е. в онтологическом смысле). Но большой вопрос, имеет ли п\тіро>ііа и этическое значение; по крайней мере Еф. 3, 19 мы не можем разуметь «в смысле этического идеала», как это полагает Гольтцманн (ЗО, II, 242). Заметим, кстати, что мысль западных ученых о параллелизме п\і)ро>ц(х. у Павла и у гностиков не может считаться неправославною, ибо гностики, весьма возможно, заимствовали этот terminus tcchnicus у Апостола и придали ему несколько иное содержание.

То или другое понимание 7гХт/ри>]иа, будучи существенно различно для понимания текста, не вносит существенных различий в догматическое содержание его. В самом деле, каждое из возможных решений логически влечет за собою, как выводы, и все остальное. Начнем с того, которое, как будет впоследствии доказано, текстуально более правильно, а именно с того, что Церковь - то nXrjpvfioc, ибо она исполнена благодатными Христовыми силами и энергиями. Но ведь благодатные силы Христовы не что-нибудь внешнее для Него Самого, а обнаружение и раскрытие Его природы, актуальное выявление того, что имело своим назначением раскрыться в Церкви. Это - в развернутом виде мессианство Христа, бывшее до своего обнаружения только потенцией, ибо если Иисус - Сын Божий в отношении к Отцу, то Мессия - в отношении к человечеству. А раз так, то Церковь, так сказать, напитанная Христовыми силами, является, конечно, восполнением Господа, дополнением к Нему, как к Мессии, а мир есть дополнение, восполнение Божества, как Творца. Ведь всякое актуальное выявление известной потенции и внутренней мощи всегда служит ее восполнением; художник, конечно, не зависел от своего творения, но тем не менее оно восполняет его. Так и Церковь, наполненная внутренней полнотою Христа, сама является восполнением Его, тем более что на ней в раскрытом виде отпечатлеваются основные черты ее Наполнителя, Его внутреннее содержание. Но этого мало. Христова полнота - Божья полнота, и в этом смысле придется повторить о Боге-Отце все сказанное о Христе. Тогда Церковь придется рассматривать как наполненность Отцом и, вместе с тем, восполнение Его (в выше раскрытом смысле). И, наконец, так как Христос «наполнен» Божеством, то и про Него можно сказать, что Он - восполнение Божества. Следовательно, все толкования находят свое место и, установив одно из них, со ipso, мы устанавливаем все остальные. Прочее же для догматики не важно. Во всяком случае, если только мы станем относить п\т)рь)іш к Церкви, а о nXypoviicvos - ко Христу, то этим будет установлено «между Христом и Церковью отношение взаимной обусловленности» (32, II, 219), в силу которого Церковь будет наполненностью Христом и дополнением ко Христу одновременно.

IX

Оттенок слова яАт/pWfia неопределим вне конструкций при разбираемом слове. Поэтому последующей (за яАт)ро)да) ступенью является решение вопроса о залоге n\7)povticvov. Но так как глагол izXiipoo) может образовать и participium medii, и participium passivi45 в такой форме, то поставленный вопрос в свою очередь заставляет обратиться к зависящему от nXripovubvov - та navxa bv пас lis.

Робинзон (см. 55, 36) видит в нем наречное выражение, равносильное английскому all in all и означающее всецело, - нечто вроде усиленного navxanactv. При таком понимании пса>та bv naXpLcrxos (Кол. З, 11) союз эеас свидетельствует о самостоятельности каждого члена, а выражение тосу nccatv у су ova navra (1 Кор. 9, 22) еще более убеждает в самостоятельности этих речений и собственной их силе. Итак, в Еф. 1, 236 должно разбирать порознь та лса>та (вин. пад.) и cv UCCCTLV (дат. с предл.) (55, 35). Прежде всего, как понимать та ла^та? Если это- винительный отношения, то TtXripovixcvov - страдательного залога, если же та navra - винительный прямого дополнения, то nXypoviicvov - среднего залога. Но та лаі>та не может быть понимаемо в первом смысле и, следовательно, непереводимо чрез речение «в отношении ко всему». В самом деле, местоимение лау без члена имеет общее, неопределенное значение в с я к и й, каждый (не каждый в отдельности, как ^эеасгтоу, но любой), и тогда только лосята (без члена) употребляется в форме винительного отношения. 1820 лау означает весь, весь до единого, исключительно весь и «противополагает целое или совокупность его частям»; от о па$ винительного отношения не может быть*. Это различение navra и та navra поясняется на следующих примерах: тои та navra cvcpvovvros (Еф. 1, 11)

о... Єєо? о cvcpywv та navra cv natrtv (1 Кор. 12, 6) той та лаїлга cv na&cv nXvpovficvov (Еф. 1, 236) аитоу Stdovs naта (Деян. 17, 256),

т.е. «Сам давая всем жизнь и дыхание и все». tva т\ о Qcos navra cv nanavra зсаі cv navtv Хркггб? (Кол. З, 116)

Kayd) лаі>та nactv арс<гхи (1 Кор. 10, 33),

т. е. «и я угождаю всем во всем».

Итак, та navra означает совокупность, целокуп- ность, всецелостность чего-то, определяемого ближайшим образом в словах cv лаочіл Вместе с тем та navra есть непременно винительный прямого дополнения. А так как это слово не зависит ни от выражения cv лаоч^, ни от то лАт)ра>да, то остается признать, что оно зависит от причастия nXypovncvov. Следовательно, тои n\j)povncvov есть причастие среднего залога и должно быть переведенным чрез форму действительного с добавлением «себе», т. е. «для исполнения, для реализации, для осуществления своих планов, своих намерений» (62, 354)183.

Обращаемся к bv лбогсу.

Различие этого выражения от та тга^та заключается прежде всего в отсутствии члена тосу, что, в противоположность та 7гоа>та, указывает на нечто частичное, - скорее многое, нежели всС, и во всяком случае на все (или многое) незаконченное, не обладающее единством. Та navza - это множественность, ставшая законченной и объединенной, всеединство (на что указывает и средний род), тогда как bv nactv - только множественность, без характера единства, в своем противоположении все - единству и законченности. Но вопрос в том, какого рода это bv ла<гcv - среднего или мужского. Если верно первое, то bv NAТут возникает еще вопрос, поднятый некоторыми толковниками (см. 55, 37), не имеет ли bv U6CНужно выяснить, являются ли «все» орудием для наполнения «всего» или местом этого «всего». Г. Думский (55, 37) приходит к заключению, что «новозаветная конструкция глагола л\г)рої)цои при дательном падеже с bv выражает мысль, что предмет, обозначаемый им, представляет из себя вместилище наполнения, область действования и т. п.», т. е. видит в naто п\т)ро)^а тои nXypoviitvov (Еф. 1,23)

и то лХг)ро)ілсс ХркгтоО (Еф. 4, 13)

имеют свое разрешение в словах Апостола

bv а&тй эеатосэесс noiv то лЛт)ра>{іа Tfjs184 #є6тт)тоу

ач^атсэеОу (Кол. 2, 9)47,

где bv аиты (во Христе) имеет несомненно локальное значение и относится к то пХурица. Действие наполнения исходит от Бога и направлено на Христа, в силу чего Он есть то пХ-црицос ті)? fleoTTjTos*. Вместилище наполнения обозначается тут через bv с дательным, откуда заключаем, что и в Еф. 1, 236 bv natriv обозначает вместилище наполнения, «Слова bv ncL&tv не могут означать ни «во всех вещах»*, ни «повсюду», ни «всем» (в инструментальном значении): особенно же последнее толкование, будто Христос наполняет всю вселенную посредством всего, не дает мысли»185.

Чтобы объединить все сказанное о та navra bv nactVy нам полезно сопоставить Еф. 1, 23 с Кол. 3, 11, где Апостол говорит, что navra эсас bv na&tv Хрс(гт6у, — буквально: «всякое и во всяком - Христос». Христос есть все во всех верующих (или шире - во всех разумных тварях), изображается на всяком духовном их движении, но есть лишь постольку, поскольку каждый из них использовал и воспринял то церковное наполнение (лаігса), которое дал самому существу их (та лаіпга) Наполняющий. В Кол. 3, 11 рассматривается незаконченная христианизация всей жизни в незаконченном, «вскисающем» еще человечестве, т. е. процесс христианизации, идущий в глубь индивида и в ширь человечества, увеличение христианского сознания как по интенсивности, так и по экстенсивности. Напротив, в Еф. 1, 23 говорится о данном каждому из верующих (число их - незаконченно), а потому и всецелостном, завершенном обновлении самых тайников человека, так сказать, его цельного, всецелостного ядра. Все внутреннее существо во всяком из верующих наполнено, запечатлено Христом, говорит Еф. 1, 23. Многое, но еще не все в каждом человеке из его жизни, из эмпирических обнаружений его существа наполнено и запечатлено Христом, говорит Кол. 3, 11.

X

Разобрав по частям весь текст Еф. 1, 23, мы получаем теперь возможность окончательно определить смысл слова ПХГ)РИ^ХА (55, 46-47). С этой целью заменим TOV NXYPOVJJLCVOV равнозначащим ему TOV ХрссгтояЗ. Тогда то TrArjpwjia, сделавшись зависимым от лА^рс^а, перейдет в форму родительного падежа, так что получится конструкция то пХърицсс TUV TICCVTLJV TOV Хрс<гтох> bv NCC|иа, обнаруживают наконец-то давно искомую конструкцию. Оказывается, что мы имеем дело с третьим случаем (см. § VII) конструкции, а именно, когда лАт)ра)ца относится к процессу наполнения. Мысль Еф. 1, 236 можно передать поэтому как: «исполнение всего во всех верующих Христом», или, отдаленнее: «Жизнь Христова (и только Христова) в воссозданных людях».

«Вечная жизнь Церкви во Христе - всегдашнее ее свойство, - говорит Думский (55, 50-51). - Развитие ее не есть что-либо новое, не данное Христом, а есть осуществление того идеала, который дан ей во Христе. Каждый новый момент ее развития имеет для себя и благодатные силы во Христе Богочеловеке, главе Церкви. Благодать полностью принадлежит телу Христа, и каждый член его усвояет ее себе, чтобы выработать в себе постоянную христианскую настроенность. Это является условием постоянного пребывания в теле Церкви, и раз человек не причастен благодати, - он оставляет Христово тело. Общая жизнедеятельность тела-Церкви, совершаемая Иисусом Христом, есть органическое воплощение данного идеала и дарованной благодати в действительных ее членах. Будучи по самому своему основанию живым организмом, Церковь всегда и остается живым организмом, созидающим себе идеал полноты Христовой, и вечно останется таким жизнедеятельным телом Христовым в зависимости от вечности самого идеала».

«Итак, начало и продолжение Церкви являются процессом развивающейся в людях новой жизни и реализующегося в них идеала Богочеловека. В этом смысле и назвал апостол Павел Церковь полнотою - «исполнением» Христа. Она есть развивающаяся жизнь во всех членах чрез Христа, во Христе и Христом. Это название не обозначает всех ее сторон, а указывает лишь на одну - на всегдашний ее процесс развития, начавшегося от страданий Христа и имеющего продолжаться до бесконечного ее идеала во Христе».

При таком понимании nXr)pufia9 - говорят иные толкователи (см. 55, 46), - получается тавтология. Выходит как будто, что «Церковь есть наполненность тем, кто наполняет», причем определение этой наполненности является чистейшим плеоназмом. Это соображение основывается, однако, на недостаточном вглядывании в текст, читаемый, очевидно: п\т)риц<х. та navTa cv naта cv naviv n\i)poviicvov. Как было указано ранее (§ III), член при сказуемом устанавливает исключительную принадлежность предиката субъекту. В данном случае он придает смысл, что Церковь есть полнота зеат* є^о^у, полнота эссенциальная, а не акцидентальная - полнота по существу, а не по причастию. Короче, Церковь - не одна из полнот, но Сама Полнота. Это - во-первых. Во-вторых, стоит член тои при nXvpovfjcvov. Член при самостоятельном и ни к имени, ни к местоимению не относящемся причастии встречается довольно часто (66, 153, 37) и в данном случае обозначает, что действие наполнения не просто констатируется за субъектом действия (Христом), но вменяется Ему, как нечто существенное для Него, и именно для Него.

Другими словами, тои nAvpovfucvov - nXripovficvov хат9 C?OXVV = TOV ХркгтоО (ср. 55, 46), что, впрочем, видно и из параллелизма той nXypoviibvov с аитov. Это делается тем более явным, что тои nX^pov^icvov стоит не одиноко, но с та яаі^та bv TZCCCLV, определяющим ближайшим образом деятельность тои n\r)povixcvovy и тем лучше оттеняется выразительность подмены тои Хркгтох) чрез тог) nXripoviibvov. Итак, окончательно получается: то лЛт/рс^ха (наполненность по преимуществу, единственная в своем роде полнота энергий и сил, и потому отпечатлевающая в себе существенные черты) тои та тгсапга bv UOLVLV n\y\pov[ibvov (т. е. Христа, Того Самого, Которого она есть тело и Который есть Глава тела).

«Все апостольское выражение, - говорит Думский (55, 46),-будет чрез это содержать такую мысль: Христос вообще заботится обо всем в мире, но особливо о Церкви, которая в силу этого является центром мирового развития». «Таким образом, в апостольском выражении нет тавтологии, а глубочайшее выражение общения Христа и верующих» (там же, 47) и, следовательно, тем определеннее отмечается онтологический характер всего определения.

Определив Церковь, как Тело Христово (Еф. 1, 23 а), т. е. в ее статическом моменте, Апостол определяет ее затем в моменте динамическом, как Жизнь Христову. Первое характеризует Церковь, так сказать, со стороны анатомической; второе-со стороны физиологической. Синтез же того и другого дает цельное представление, как об Организме, энергия жизни которого исходит из Все-верховного Главы - Христа.

<< | >>
Источник: Флоренский П. А.. Сочинения в 4-х томах: Том 1. 1994

Еще по теме ГЛАВА ТРЕТЬЯ ДОГМАТИКО-МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕРКВИ:

  1. ОПЫТ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЗНАНИЙ ESSAI SUR L'ORIGINE DES CONNAISANCES HUMAINES
  2. ГЛАВА ТРЕТЬЯ ДОГМАТИКО-МЕТАФИЗИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕРКВИ
  3. ГЛАВА ПЯТАЯ СООТНОШЕНИЕ АТРИБУТОВ ЦЕРКВИ И СИМВОЛИЧЕСКОЕ ЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  4. позитивность ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИИ
  5. 3. «Живая этика» и наука
  6. 34. «Невежды» о теософии
  7. ГЛАВА 3. ПЕДАГОГИКА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА
  8. §1. КУЛЬТУРНО - ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЭПОХИ ФРАНЦИСКА АССИЗСКОГО: СОБЫТИЯ, ПЕРСОНАЖИ, ИДЕИ.
  9. 2.1. Идеология и религия
- Гегель Г.В.Ф. - ГЕРЦЕН А. И. - Жак Деррид - И. Кант - Кондильяк Э.Б.-сочинения - Л.Фейербах - Локк Дж - Мейер А.А. - Н.Н. Страхов - Поль Анри Гольбах - Флоренский П.А. -
- Абитуриентам и школьникам - Бизнес-литература - География - Гуманитарные дисциплины - Для школьников и абитуриентов - Журналистика и СМИ - Исторические науки и археология - Конфликтология - Культурология - Литература по недвижимости - Медицинская литература - Менеджмент и маркетинг - Политология - Право - Психология и педагогика - Публицистика - Студентам и аспирантам - Технические науки - Физика - Физическая культура и спорт - Философские науки - Философы - Экология и природопользование - Экономика - Языки и языкознание -