<<
>>

XVI

Ничто внешнее, само по себе, не может быть отождествлено с universale; но, с другой стороны, все, так или иначе, просвечивает им. Отсюда с необходимостью рождается мысль о соответствиях между разными внешними областями, являющими в себе одно и то же внутреннее.
Все соответственно, все дышит согласно, яа\та аицяуоіа. Но там, где грубая кора осветляется и где вещество более податливо «легким, как сон», перстам образующей его Художницы,—в этих местах соответствия должно искать более насыщенного и взаимных откликов—более чистых. В огненном эфире небесных сфер,—там, где «хоры стройные светил»,

там мысль искала особливых знамений о земном. Коренным началом древнего мировоззрения было сочувствие земного небесному. «'Ети яроіїяохєіц^ф TOIVDV тф aojnraSsiv та єяіуєіа тоц oupaviot<; xai хата та<; exetveov аяорроіа<; єкаатотє таита veox|Ao6a9ai

тоТсх; у&|Э voo<; ёаriv ?7tix$ovlcov avSpcoTtcov

oXov in9 T|HaP ayijai 7iaxf|p av8p«Предпосылка астрологии—сочувствие земного небесному и изменение земного, сообразно с влиянием небесного:

Ибо таков у людей земноводных характер бывает, Явит его каковым и богов и мужей Родитель».

Повторяясь в несметном числе видоизменений, эта основная тема принимает самые разнообразные оттенки и самые различные степени отчетливости. Но, может быть, крайним выражением ее было использование в астрологии терминов биологических применительно к звездному своду. Имею в виду термины ysvsai<; ngenitura.

Что такое уєуєак; и genitura? Синонимичны им слова: шієрца и semen. Правда, Аристотель190, а за ним Га лен и другие вносили в значение их некоторые различительные оттенки, но последние не столь существенны, чтобы уничтожить указанную синонимичность в корень; да к тому же позднейшая биология, в лице Избранда де Димербрэка, и вовсе отвергла необходимость сделаїшого ранее различения152.

Итак, термины уєуєац и genitura могут быть передаваемы чрез слово «аъмя». Но мысль, лишь дремлющая в слове «сїьмя», примечательно раскрывается в термине genitura: будучи причастием будущего времени, слово genitura указывает на потенциальность того, чему предстоит родиться из него: genitura—настоящее некоторого будущего. Это—лицо некоторой жизни, но в свитой и эмпирически бесформенной почке. Однако, вся полнота его определений уже предначертана в этом зачатке жизни; тут, если угодно, древние различения между атгЕр^а и yeveoiq получают свой смысл и место. Конечно, семя есть genitura только тогда, когда оно способно оплодотворять, когда оно живо, а для этого требуется слияние с женским началом. Если же видеть в животном мире преимущественного выразителя жизни, то тогда понятно и то, что genitura относится по преимуществу к семени животному»153.

Ко пока шли лишь предварительные замечания. Суть же дела—в том, что термин уєуєстц, или genitura, получил, наряду с первичным значением биологическим, значение и астрологическое. То самое предначертание личности, которое незримыми линиями записано в капле семянной жидкости, оно же, в письменах из звездных лучей, читается на «огненной стене мироздания». Из эфирных лучей, или, как их называли, аяорроіаі—излияния, или, еще influenzae—влияния или вте- чения, ткется в материнском чреве тельце «человека, грядущего в мир»; и не капля семянной жидкости, а незримая ноуменальная сила, в ней действующая, есть истинная genitura. Почему ж не перенести и наименование genitura с этой капли на огненно-начертанные небесные письмена? Так и произошло. Вид или карта неба в момент рождения, или, по другим системам мысли,—в момент зачатия193, стала называться «темою генитуры,—&є|іа или 5іа$є|іа tfjq yeveaeox;», а также «созвездием constellatio»; сокращенное же название для «темы генитуры»—просто «genitura» или «у eve а к;». А т. к. в астрологии действенным признается не все небо, а только зодиакальная полоса его, то генитурою называется, естественно, зодиакальная полоса небосвода при указанных выше условиях,—так сказать, мгновенная фотография зодиакальной части неба в указанный выше момент времени154.

Заметим, кстати, что нередко слышится называние генитуры гороскопом.

Но это есть неверное употребление термина «гороскоп», ибо то (Ьоахотюу, о <Ьроах6яо<;, то wpoaxorciov или horoscopus называется одна из четырех замечательных точек генитуры, называемых в астрологии центрами (xevtpoc), а именно: то (bpoaxoTuov, то цєаоораугціос, то Sovov, то илоуаюу, или о avTijieaoupocvrina, или еще цеаоираутща58*. Іороскоп, именно, есть восходящая точка или, общее, восходящая точка генитуры155. При таком только слово-употреблении не вызывают недоумения слово-сочетания вроде: «халдеи ставят гороскоп генитуры—TOV тг\<; yeveaeox; ©poaxorcov»156.

Итак, «живой свет звезд»157—вот семя, вот вид или идеяу отодвинутая с земли на небо. Идеи—это «семена стихий»158, «духовные звезды»159. Таков идеализм в преломлении натур- философией. «Сначала,— говорит один из натур-философов,— сначала должно знать, что наружное семя не есть истинное семя, как простолюдин думает, но только храмина истинного семени, которое невидимо, ибо ежели сие выдохнется, то оное не приносит никаких плодов; так и внешнее семя зверей есть только храмина истинного семени. Сии духовные невидимые Семена называются от Философов разными именами, именуются или созвездиями по причине движения; семенными разумами, или корнем будущих ради плодов; или образами (формами) ради сигнатуры или знамений; или представлениями (идеями) ради личных свойств рода, долженствующих впечатлеться телу; или солнечными пылинками ради нераздельной скорости и неис- четного множества.—Описание же есть таково; семена суть духовные звезды или созвездия, в первом творении в стихии от Самого Бога Творца насажденные, жизненною и искусство смыслящею силою напоенные, которые потом с помощью натуральных тел произведены на свет или на театр сего мира» 20°. Этот «живой свет» течет, по мнению цитируемого автора, от высших существ в низшие. «Ибо в том,— говорит он,—содержится и вмещается Златая Цепь Небесной Премудрости Гомеровой, Лествица Иаковля, и круглое натуры обхождение, когда из Бога, яко первого источника, река благости течет в Ангелы, из Ангелов в звезды, или созвездия, из звезд в сердце и средоточие натуры, для порождения всеобщего семени в стихиях, из стихий в натуральные тела зверей, земных растений, руд, из сих тел отводится к малому миру человеку»160.

Мысли, здесь изложенные, не составляют достояния какого- нибудь одного мыслителя. В разных сочетаниях и, притом, во многих случаях, по-видимому, самостоятельно они всплывают на всем протяжении истории,—как древней, так и новой.

В древности они собраны в один фокус эклектическим учением Плутарха Херонейского. Вместе с большинством своих современников Плутарх видит богов в небесных телах161; это— нетленные «логосы, истечения и виды» Божества162, «подобия» богов. На небесах, в над-лунной области, в звездах,—по его учению,—сияют нетленные воплощения «видов», «идей» или «логосов»; наоборот, те «виды», «идеи», «логосы», «истечения», «семена», «подобия» или «отпечатки», которые рассеяны в подверженных изменению существах, в земле, море, растениях и животных,—разлагаются, уничтожаются, погребаются, чтобы вновь воскреснуть к жизни, возродиться в новых рождениях163.

Итак, отброшенная на небо, идея не остается там безличною силою, только метафизическим принципом. Небесная генитура сама принимает в идеалистических построениях не только философской, но и народной мысли личность, иногда еле намеченную, а иногда—явную и отчетливую. Учение об ипостасных идеях можно встретить, вероятно, в любой религии.

Сюда относится, например, индусское учение о гандхарвах или гадхаббах164> живо напоминающее Лейбницевское учение о переживающей смерть центральной части организма.

Что же такое гандхарва? Гиллебрандт считал сначала гандхарву за «гения плодородия»165, позднее—«за участвующее в зачатии духовное существо, происходящее из прежнего бытия»166. Сходное определение дает Ольденберг,— «das Lebenswesen», «der Wesenkeim»208 59\ Зачатие, по буддистским воззрениям, происходит от «сочетания трех факторов»167, от «соединения троих: отца, матери и гандхарвы»168, или еще, от «сочетания родителей и сочетания гандхарвы с матерью»169. Этот таинственный «зачаток жизни»170 индусов мыслится как формующая сила, одаренная желанием и волей и, вместе с тем, независимая от того тела, которое она образует. Тут—довольно близкое подхождение к римскому учению о гениях и юнонах171; но только у римлян идеальная личная природа этих гениев выражена гораздо яснее.

Современное понимание гения сделало его имманентною способностью личности.

Между тем, для римлян genius, или, в женском роде, j u п о172, был идеальным началом и, более того, горним существом, образующим дольнее и покровительствующим лицу, месту, явлению или вещи. Учитель грамматики и риторики в Риме С ер ВИЙ, живший в IV веке после Р. X., определяет гения так: «Genium dicebant antiqui naturalem deum uniuscujusque loci, vel rei, aut hominis173—гением древние называли божество, естественно принадлежащее всякому месту, или человеку, или вещи». Коренное значение слова genius указывает все на то же понятие рождения, так существенно связанное с понятием о жизни. «Genium,—свидетельствует в VIII-м столетии Павел Диакон174,—genium appellant deum, qui vim obtineret rerum omnium generandarum»21760*. Первоначально, по Кюб- леру175, genius—олицетворение производительной силы. Он—родитель, истинный родитель членов рода, ибо жизнь свою получают они не как вообще жизнь, а как жизнь рода, как полноту видов, хотя они осуществляют и не все виды, в роде содержащиеся, а лишь каждый—свой. Род, как реальность, как высшая реальность, хранящая членов своих, мы- слится идеальной личностью данной родовой крови, данного родового семени,—как Genius. Іений—это и есть род, в его верховном аспекте. Но он же—и лик данной личности. В первом своем значении, т. е. с преобладанием стихийного момента, гений несколько соприкасается с иудейскими терафимами и индусскими питрами; во втором же значении, дающем перевес с формальной и нормативной стороне гения, он близко подходит к парсистским феруэрам, или фравашам219, китайским шин176 или, наконец, к именам-ипостасям, учение о каковых находим не только в Риме, но, положительно, и во всех религиях177. Сюда же надо отнести и скандинавские божества: фильгию, гамингию и спадизу178, присутствующих при рождении человека и покровительствующих ему; из них первая—сопровождает людей, вторая — иногда является им, а третья — предсказывает будущее. Наконец, идеи-ангелы Филона и гностиков, идеи-божества неоплатоников и другие, тому подобные, оккультные учения—ветви одного и того же корня.

В разных степенях отдаляемые от эмпирии и вводимые в эмпирию, universalia, по мере своего оплотнения, возбуждают новые вопросы—об идеях идей, ибо и они, друг в отношении друга, оказываются единичностями, требующими высшего над собою начала.

Возникает учение об иерархии горних сущностей, и вся пирамида идей восходит к верховной точке своей—к идее идей—«ібєа TCOV i8e65v»179, по выражению Филона,—к Богу, как Сущности всех сущностей, ибо только в Нем они получают и свой разум и свою реальность. Тут возникает свой вопрос—о само-обосновании Божием, и концепция идеализма неизбежно переходит в проблему феодицеи. При исследовании же этой последней оказывается, что в собственном и окончательном смысле только Триединица есть «ev хаі яоХХа», т. е. только в Ней получает решение основной запрос всей философии. А, вместе с тем, именно в догмате Троицы основные темы идеализма,— слышащиеся порознь и предварительно у разных мыслителей,—сплетены воедино и звучат в своей предельной отчетливости. Рождение, жизнь, красота, творчество, единство во множестве, любовь познающая, вечность и т. д. и т. д.—эти частные моменты Троичного догмата разве не суть, в слабом отблеске, предметы живейшего интереса для всего идеализма? Вот почему верховный догмат веры есть тот водораздел, с которого философские размышления текут в разные сторонні. «Учение о Св. Троице не потому только привлекает мой ум, что является как высшее средоточие святых истин, нам откровением сообщенных,— писал 2-го октября 1852 г. А. И. Кошелеву И. В. Киреевский,—но и потому еще, что, занимаясь сочинением о философии, я дошел до того убеждения, что направление философии зависит, в первом начале своем, от того понятия, которое мы имеем о Пресвятой Троице»180.

ПОСВЯЩАЕТСЯ ДОРОГОЙ МАТЕРИ И

ПАМЯТИ ЛЮБИМОГО ОТЦА

<< | >>
Источник: Флоренский П. А.. Сочинения в 4-х томах: Том 3(2) / Сост. игумена Андроника (А. С. Трубачева), П. В. Флоренского, М. С. Трубачевой; ред. игумен Андроник (А. С. Трубачев).— М.: Мысль.— 623, [1 ] е. 2000

Еще по теме XVI:

  1. Лекция 4. Московское государство в XVI веке
  2. 13. Уголовное и процессуальное право по Судебникам XV-XVI вв.
  3. 5.4. Позднее Средневековье (XVI – нач. XVII вв.)
  4. Глава 9 Россия в XVI-XVII вв.
  5. 9.1. Россия в XVI веке
  6. ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ УКРАИНЫ (от появления человека на украинских землях до первой половины XVI в.)
  7. Украинские земли в составе Великого княжества Литовского и других государств (вторая половина XIV — первая половина XVI в.)
  8. ИСТОРИЯ УКРАИНЫ (вторая половина XVI — первая половина XVIII в.)
  9. Украинские земли под властью Речи Посполитой (вторая половина XVI — первая половина XVII в.)
  10. Национально-культурное движение в Украине (вторая половина XVI — первая половина XVII в.)
  11. 1.5. Европейский гуманизм эпохи Возрождения (XIV - XVI вв.)