<<
>>

[Статья четвертая] Буддизм в науке

Впервые опубликована в «Отечественных записках», 1843, кн. XII, отд. И, с. 57 — 74 (ценз, разр.— около 30 ноября 1843 г.). Подпись: И — р. Рукопись неизвестна.

Работа над статьей начата в конце января 1843 г., хотя замысел ее возник раньше, так как уже в первой статье цикла есть упоминание о «му- хаммеданах в науке».

31 январи Герцен пишет в дневннке, что «начал статью о формализме — будет хороша» (2, 265). Уже несколько дней спустя он читал или показывал рукопись ее Боткину, который назвал начало статьи героической симфонией. «Я принимаю эту хвалу — оно написалось в самом деле с огнем и вдохновением. Тут моя поэзия, у меня вопрос науки сочленен со всеми социальными вопросами. Я иными словами могу высказывать тут, чем грудь полна» (2, 265). Эти фразы выражают сознание невозможности открытой политической публицистики, являются свидетельством того, что разговор на философские темы был для Герцена способом обсуждения столь волновавших его насущных социально-политических вопросов. Определенную роль в возникновении статьи сыграл, по всей видимости, какой-то неизвестный нам обмен мнениями с Огаревым: 22 апреля (3 мая) 1843 г. Герцен сообщал ему: «...я написал еще две [статьи философского цикла]: одну, которую ты хотел,— «о формализме в науке», другую — «о специализме» [ «Дилетанты и цех ученых»] » (22, 145). К этому времени работа над статьей, очевидно, закончена. (Ее авторская датировка — 23 марта 1843 г.) 7 (или 8) мая Герцен читал ее И. В. Киреевскому и Л. С. Хомякову и вызвал «большой эффект и рукоплескания» (2, 281).

Центральная категория статьи — «действование» (деяние) как специфически человеческий способ существования. С этих позиций Герцен критикует не только «буддизм» в науке и в жизни, под которым он имеет в виду «правых» истолкователей Гегеля, но даже и его самого, усматривая недостаточность его учения в том, что в нем в сущности не развита идея практики, активного действия человека в жизни.

Заключительные положения статьи выражают веру Герцена в осуществимость социалистического идеала; здесь нашел свое конкретное воплощение тот «союз» немецкой философии с социализмом, о котором Герцен написал впоследствии (см. 7, 252).

Для истории отечественной социально-философской мысли 40-х годов статья характерна как яркое литературное обнаружение революционной интерпретации гегелевской диалектики, стремления пойти «дальше Гегеля». А понимание, трактовка Герценом самой философии как средства социального освобождения, без которого процесс освободительного движения невозможен, делает эту статью сопоставимой с ранними произведениями Маркса и Энгельса, в которых они также ставили проблему «обмирщения» философии, слияния ее с жизнью.

С напечатанием статьи произошла какая-то задержка. Только осенью 1843 г. Герцен переслал ее в Петербург. Но вскоре отсутствие ее в очередных книжках «Отечественных записок» начало, вероятно, треножить

Герцена. «...Что IV статья?» — запрашивал он Кетчера 10 ноября 1843 г. (22, 157). Сквозь цензуру статья прошла лишь в самом конце ноября. 8 декабря Герцен уже просмотрел номер журнала, в котором она была опубликована. «12 книжка «От[ечественнных] зап[исок]» получена,— пишет он Кетчеру,— спасибо за корректуру, а все-таки бесмыслиц много, явна вина переписчика — и они теперь остались мне в обвинение, тебе не в оправданье...» (22, 162—163). Очевидно, все-таки цензурные ножницы коснулись этой статьи. 11 декабря Герцен записывает в дневнике: «Главный характер нашего периода у нас — это хаос, анархия, толку не найдешь ни в чем. В «Отечественных записках» напечатана моя четвертая статья почти вся. Я со всяким днем нахожу вероятным, что над всеми нами опять разразится гром,— а между тем истинно, никто ничего не делает такого, что бы выходило из пределов; полуслова, абстракции. Что за жизнь!» (2, 319).

14 (26) сентября 1844 г. Огарев писал Герцену из Берлина о «Буддизме в науке»: «Твоей статьей я очень доволен, я давно просил ее у тебя, и был бы еще довольнее, если б ты ее не так разбросал, а обделал бы последовательнее и не вмешивал бы слишком много фигурных выражений, сравнений etc., что иногда не объясняет мысли, а затмевает ее» (Огарев Н.

77. Избр. социально-политич. и филос. произв., т. 2. М.т 1956, с. 344).

Продолжая письмо на следующий день, он высказывает пожелание: «Наниши-ка еще статейку о дилетантах-формалистах. Эти люди имеют не одну неподвижную формулу, всюду ими прикладываемую, а несколько, не имеющих между собой никакой связи и прикладываемых в разных случаях по произволу» (там же). В приписке к этому письму 25 сентября (7 октября) Н. М. Сатин, вероятно, как и Огарев, получивший в подарок отдельный оттиск статьи, иишет: «За статью твою спасибо, но делаю тебе тот же упрек: язык ее чересчур фигурен и в этой статье ты имел неудачу перещеголять предыдущие; удержи немного коней своих» («Русская мысль», 1891, кн. 6, с. 7).

Зимой 1848 г. петрашевец Н. С. Кашкин написал и прочитал на собрании своего кружка речь о задачах общественных наук, в которой дословно воспроизвел ряд мест из комментируемой статьи (см.: Философские и общественно-политические произведения петрашевцев. [М.], 1935, с. 656-657, 660). 1

Первая строка эпиграфа из Матф. 10, 39; вторая — Иак. 2, 17. — 132. 2

В Древней Греции фаланга — боевой порядок тяжеловооруженной пехоты. См. также герценовскую трактовку «передовой фаланги человечества» (наст, том, с. 126.). —132. 3

В начале первой статьи цикла (см. наст, том, с. 85). —132. 4

непременное условие (лат.). —133.

4и В октябре 1848 г. А. А. Григорьев, имея в виду эти мысли Герцена, писал II. В. Гоголю: «Остроумный, хотя и поверхностный, Искандер сравнивает где-то последний, безвозвратный шаг мышления с последним, отчаянным шагом игрока, который самого себя ставит на карту. Пожалуй, это так; да только шаг, считаемый И — ром за последний, далеко не последний. Современное мышление не само себя, но только свое прошедшее приносит в жертву...» («Аполлон Александрович Григорьев. Материалы для биографии». П., 1917, с. 112). —133. 5

и новые мучения, и новые мученики (итал.). Цитата из «Божественной комедии» Данте («Ад», песнь шестая). —136. 6

Ср.: «Слова не представляют собой дела или высокого поступка.

Правда бывает сказана к месту и вовремя, когда она служит осуществлению дела. Речь — удивительно сильное средство, но нужно иметь много ума, чтобы пользоваться им» (Гегель Г. В. Ф. Работы разных лет, т. 2. М., 1971, с. 72).-137. 7 Ср.: Метафизика, IX, 8 (Аристотель. Соч., т. 1. М., 1975, с. 246).—

* Вероятно, от нем. lustig — веселый, весельчаки, нустосмехи. Положение о человеке как представителе рода и самого себя, к которому Герцен дает данную сноску, явно фейербаховского происхождения.— 138. 9

См.: Гегель. Философия истории.—Соч., т. VIII. М.—Л., 1935, с. 392. Герцен ссылается на издание лекций Гегеля по философии истории в составе первого немецкого собрания его сочинений, том IX. —138. 10

Имеются в виду скорее всего события в Испании летом 1843 г., приведшие к падению военной диктатуры Б. Эспартеро. —139. 11

Первое печатно выраженное суждение Герцена относительно возможной всемирно-исторической роли России в будущем — явная оппозиция мнению Гегеля насчет неисторичности славянских народов. Ср. с записью в дневнике 7 января 1843 г.: «Когда французы примутся обобщать и популяризировать германскую науку, разумеется понявши ее, тогда наступит великая фаза der Betatigung (деятельности — нем.). У немца нет еще языка на это. В этом деле, может, и мы можем вложить лепту» (2, 257; см. также 2, 289, 336).—140. 12

от джентльмена (англ.). Ср. с дневниковой записью о характере русского народа в связи с чтением «Мертвых душ» (см. 2, 214). —140. 13

[Гегель.] «Филос[офия] права», Предисловие; см.: Гегель. Соч., т. VII. М.-Л., 1934, с. 16.-/47. 14

На суждениях Герцена о Шеллинге лежит отсвет идей памфлета- брошюры Энгельса «Шеллинг и рткровение», с которым он был знаком благодаря рецензии А. Руге на эту работу из «Deutsche Jahrbiicher», а также статьи В. И. Боткина «Германская литература» из № 1 «Отечественных записок» за 1843 г. Объективно критика Шеллинга Герценом и другими авторами этого журнала означала полемику с теми высокими оценками Шеллинговой «философии откровения», которые в это время давались на страницах «Москвитянина», а также формой противостояния иррационалистической тенденции в русской философской мысли, нашедшей выражение, в частности, в воззрениях славянофилов И.

В. Киреевского, А. С. Хомякова и др.—141. 15

поэт (лат.).—141. 16

См.: Гёте. Фауст, часть вторая, действие I: Фауст отправляется в мир «матерей» — первообразов всего сущего. Из этого мира он извлекает бесплотные тени Елены и Париса. —141. 17

Подчеркиваемая Герценом «неполнота» науки — не только выражение неприятия им идеи «формалистов» об отрыве философии, науки от жизни, но и первая, хотя еще и не очень четко выраженная, полемика против идеалистического панлогизма, суперрационализма Гегеля. Сам Герцен считал это место статьи одним из важнейших. Некоторое время спустя, в январе 1845 г., он писал Огареву, что идею об абстрактности логики — «этою-то высотою наджизненной она и ниже жизни» — оп выразил в своей «IV статье»: «Я прямо сказал это. И ты совершенно прав, что естествоведение оттого и кобенится, что логика хочет задавить своим всеобщим элементом частно-вольную природу» (см. наст, том, с. 432). Развитие этих мыслей будет дано уже в нервом из «Писем об изучении природы». —142. 18

«Зевс, почему преходящая я?» — красота вопрошала.

«Лишь преходящее я сделал прекрасным», — он рек.

(Пер. С. Соловьева) Из цикла эпиграмм Гёте «Четыре времени года».— 142. 19

непременное условие (лат.). Развитая здесь концепция личности как воплощенного творчества, деяния — важное завоевание русской философской мысли XIX в. — 142.

погоня за расположением (лат.). —143.

Тут находит свое литературное завершение спор Герцена с идеей «примирения с действительностью», проповедовавшейся в конце 30-х годов М. Бакуниным (Предисловие к «Гимназическим речам» Гегеля, .1838), Белинским («Бородинская годовщина», 1840) и др. Называя далее положение Гегеля «все действительное разумно» «великою мыслью», Герцен раскрывает эту мысль именно так, как о содержании ее писал впоследствии Ф. Энгельс в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии»: если брать существо учения Гегеля, из нее следуют отнюдь не консервативные, а революционные выводы: достойно гибели все то, что существует (ср.: Маркс К., Энгельс Ф.

Соч., т. 21, с. 21Ъ).-144. 22

прекраснодушие (нем.). Термин гегелевского учения (см. «Феноменология духа».— Гегель. Соч., т. IV, с. 351 — 354), широко использовавшийся в философской лексике Бакунина и Белинского конца 30-х годов.— 144. 23

[Гегель.] Филос(офия) права.— Соч., т. VII, с. 17. — 144. 24

См. особенно: Гегель. Соч., т. IV, с. 7-8, 26—31. — 144. 25

Скрытая цитата из стихотворения М. В. Ломоносова «Ода на день восшествия на престол Елисаветы Петровны» (1747). У Ломоносова: ? Отраду старым подает». —145, 26

[Гегель.] Феноменология [духа]. Предисловие.— Гегель. Соч., т. IV, с. 18.-/47.

*7 См.: Гегель. Соч., т. VII, с. 16.- 147.

но должности (франц.). —148.

Вероятно, Герцен имеет в виду, в частности, положение Гегеля о том, что «высшей абсолютной целью» духа является «возврат его к себе»: «Все то, что совершается — вечно совершается — на небе и на земле, жизнь бога и все, что происходит во времени, стремится лишь к тому, чтобы дух себя познал, сделал себя самого предметом, нашел себя...» (Гегель. Лекции по истории философии. Введение,— Соч., т. IX, с. 28). Такая же мысль развивалась многократно и в других произведениях Гегеля, например, во Введении к «Философии истории»: «...высшее достижение для духа заключается в том, чтобы знать себя...» (Соч., т. VIII, с. 68).-148.

См.: Гегель. Феноменология духа,— Гегель. Соч., т. IV, с. 25.—149.

Подобно Фейербаху, Герцен рассматривает здесь человека как единство природного и духовного, хотя и выражает это по-своему. —149.

Имеется в виду сочинение Лессинга «Воспитание человеческого рода». —150.

«Природа не делает ни одного шага, который не был бы направлен во все стороны» (франц.). —150.

«Создание природы вещей и сама природа вещей — одно и то же» (лат.).-151.

Термин философии Гегеля. Означает, что дух обладает свойством переступать им же поставленные границы, так что каждая последующая ступень его развития оказывается выше предыдущей. —./5/.

[Гегель.] Филос[офия] права (нем.). — Гегель. Соч., т. VII, с. 354: «История духа есть его деяние*.—151.

все свое неся с собой (лат.). Ср.: Omnia mea mecum porto — изречение греческого мудреца Бланта, приведенное Цицероном. —152.

«Блаженство не есть награда за добродетель, но сама добродетель» (лат.) (Спиноза. Этика, ч. V, теорема 42.— Избр. произв., т. I. М., 1957, с. 617). Подчеркнутое Герценом слово virtus может быть переведено как «добродетель», так и «доблесть».— 153.

<< | >>
Источник: Александр Иванович ГЕРЦЕН. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ / том 1. 1985

Еще по теме [Статья четвертая] Буддизм в науке:

  1. Методология религиоведения второй половины Х1Х - начала ХХ века
  2. ПРИМЕЧАНИЯ (к книге С.Максуди «Тюркская история и право») 1.
  3. Введение
  4. Примечания
  5. БЫЛОЕ И ДУМЫ Глава XXV
  6. [СТАТЬЯ ЧЕТВЕРТАЯ] БУДДИЗМ В НАУКЕ
  7. [РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, КАК И ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА...]
  8. Статья третья Дилетанты и цех ученых
  9. [Статья четвертая] Буддизм в науке
  10. Письмо второе Наука и природа,— феноменология мышления
  11. [ИЗ ПЕРЕПИСКИ]
  12. Основные вехи жизни и творчества А. И. Герцена
  13. 1. ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИАЛОГА КУЛЬТУР (на примере Северного Кавказа)
  14. Глава первая «Желание плавать и служить в море»
  15. Открытое обращение Общественного комитета по правам человека № 70 от 21.10.2009