<<
>>

Понятие Славы — основное мифологическое понятие.

Слава — это бытие «я» для другого, власть его быть для

другого.

Слава «Я» — реально присущая ему сила. Она нисходит в мир человеческий, становясь как бы особым существом, принимая образы, несущие в себе много сложных и богатых идей.

Славу — Шехину — видели не только в образе света.

Удивительно, например, то явление Славы, которое овладело сознанием Иезекииля. Тут был и бурный ветер, шедший с севера, и великое облако, и клубящийся огонь, и свет пламени из середины огня, — и подобие четырех животных (у каждого четыре лица и четыре крыла); «куда дух хотел идти, туда и шли», не оборачиваясь. Вид «горячих углей» и лампад, и молния от огня. Животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния. По одному колесу перед лицами их, а вид колес, как вид топаза. А ободья их высоки и страшны, потому что полны были глаз. Дух животных был в колесах. Над головами — подобие свода, а под сводом — крылья их. Шум крыльев был как «шум вод», «сильный шум». Престол из сапфира, и пылающий металл, и вид огня внутри его, вокруг и от чресл сидящего на престоле — и выше чресл и ниже чресл — огонь, и сияние вокруг его, как радуга на облаках во время дождя...

«Таково было подобие Славы...» 5.

Через славу свою открывает абсолютное «Я» себя, свое присутствие.

Но Слава его открывает также и его волю. Призыв, который направлен к отдельному «я» от верховного «Я» реальности, содержит в себе веление, волеизъявление, он дает, так сказать, нормы света, нормы личностного бытия.

Отклик Славе «я» становится исполнением его велений, следованием его нормам, потому что только следование этим нормам обеспечивает человеку сохранение им своего личностного достоинства и причастность его сиянию и радости «я».

Только нужно помнить, что существо всех этих норм и всех велений есть не что иное, как любовь. Нормы, в которых нет любви, — уже не от Славы.

Потому нет, строго говоря, никаких велений верховного «Я», кроме веления, говорящего о любовном отклике — всем существом, всем сердцем и всем по-

380

мышлением — любовному призыву «Я», и о таких же откликах другим «я».

Там, где имеют место такие отклики, неомраченно сияет Слава. Сияет она, во множество сознаний входя как свет. Отклик ей во множестве сознаний есть прославление, Слава возглашаемая, «возносимая». 6.

Сияние простирается далеко. Оно захватывает множество личных сознаний, становясь их радостью и вызывая в них возгласы Славы.

Сияние «Я» становится также предметом особого осознания отдельных «я», того сознания, которое выражается в высказывании, в словесных откликах, в слове*.

Отклик словом — Славе «я» возможен потому, что в самой Славе заключено его Слово.

Лицо, обращенное ко множеству «я», обращено к ним своим Словом. Слово его должно войти в сознание духовного личного существа для того, чтобы это последнее услышало зов и веления «я» — и нашло в себе знание, мысль, слово о нем.

Огненное, вечно живое Слово, которым все творится, единственно имеет силу удерживать сознание каждого «я» на путях света и вести к свету. Это Слово самого верховного «Я», Слово, от него не отделимое, им рождаемое и им посылаемое в мир, им же творимый тем же словом.

Видящий сияние Славы слышит Слово «Я» и откликается ему своим Словом. Оттого у греков Слава называлась 6ofa —

мнением, представлением, высказыванием.

Aofa «ходит» в людях, выражая себя в их словах. Aofa —

это Слава в ее отражении в словесных высказываниях личных существ.

Ясно и точно Слава названа Словом в языках славянских. Слава — значит слово, Хвала. Laus.

Восклицание в ответ сиянию само есть сияние. Ответное сияние есть славословие, т.е. утверждение Славы. 7.

Мы говорим иногда о Славе, как о молве ofama. Идет молва о ком-нибудь — идет Слава о нем.

Бывает даже дурная слава.

Слава, как слово, распространяющее себя в мире людей, действительно может быть названа молвой.

Понятие молвы

* Восклицание в ответ сиянию.

могло бы быть поднято на высоту Славы — причем, конечно, молва перестала бы быть тем, чем мы ее теперь знаем.

Но и слава могла бы быть снижена до уровня молвы и «известности», — и действительно снижается нередко до такого уровня. Причем, конечно, она перестает в таких случаях быть истинной Славой.

Слава, которой многие ищут и которая, снижаясь, становится близкой молве, в существе своем, однако, есть то же распространившееся слово, она так же по природе своей родственна сиянию, свету, радости. Оттого-то так и ценят ее люди. Ведь есть славолюбцы, готовые для славы своей отдать свою жизнь.

Но верховное «Я» не ищет славы, а излучает ее от себя. Она становится Словом, простирающим себя в сознаниях многих «я», — но не становится «молвой»*.

8. Снижаться до уровня молвы может лишь слава человека. И не только может. Ей всегда угрожает эта опасность.

Славе человека всегда угрожает опасность такого снижения.

Человек призван к участию в Славе. Его «я» — самоценно, оно — самоцель и самопричина. Оно должно сиять своим светом. Должен светиться свет наш пред людьми.

Однако свет наш должен светиться пред людьми не для того, чтобы они прославили нас, а для того, чтобы прославлено было верховное «Я» всей жизни.

Вся трагедия зла, вошедшего в мир, не замыкается никаким отдельным «я». Так и слава не завершается, не кончается славою отдельного «я». Она непрерывно движется, растет, повышается в направлении к завершающей Славе — к Славе «Я» — как отклик ей.

Самоценность, свобода и целезначимость каждого «я» не умаляются, не ограничиваются, а, наоборот, впервые реализуются таким устремлением к Славе «Я».

Поэтому, чем полнее, бескорыстнее и чище устремление отдельного «я» к Славе, тем светлее оно само, тем более «прославлено» оно, т.е. проникнуто славой, приобщено к ней. Найти свою истинную славу, славу, не ограничиваемую узкой

* «Обо мне говорят, я известен».

Герострат — психолог славы. «Хорошая слава на печке лежит, Дурная слава по дорожке бежит».

382

сферой молвы, можно только не заботясь о ней, а отдавшись всецело отклику полной, завершенной Славы.

Чтобы понять призванность человека к Славе, следует обратить внимание на некоторые общества и, на первый взгляд, представляющиеся несущественными привычки и склонности наши. Потребность сделать себя видимым (примитивно — усилить свою значимость в чужом сознании), небезразличие наше к чужому «мнению», к молве и т.д. — это сниженная Слава, но органической нашей природе присуща потребность Славы.

9. Но есть другой способ утверждения своей славы, состоящий в попытке сделать свою славу, свой свет — последней, завершающей Славой, заместить ею Славу верховного «Я».

Такое присвоение себе роли верховного «Я», противопоставление своей славы, как первой и высшей — славе верховного «Я» — есть отрицание этой последней, отчуждение от света, и ведет к подмене света — зловещим огнем безумной Судороги, — заключающейся в потуге стать началом, не будучи им.

В таком отрыве от Славы ради ложного утверждения своей славы — источник всей порчи, вошедшей в жизнь. («Друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете». Иоанна V,44).

Если высшее и единственное обнаружение смысла всей жизни, всей реальности есть Слава, то отрицание ее — в акте противопоставления ей своей славы — есть прямая противоположность славы — бесславие и бессмысленность бытия.

Бесславие, однако, не есть неизвестность: бесславный при- своитель славы пользуется всеобщей известностью. Известность, молва, дурная слава оказывается следствием потуги к присвоению себе славы верховного «Я», абсолютной, единственной Славы. Это на самом деле есть бесславная гибель личности. Есть единственное благо, единственный критерий всякого добра — причастность и мера причастности к Славе. И есть единственное зло, корень всех зол и мерило зла — отчуждение от Славы, бесславие, рождаемое присвоением Славы, — и мера этого бесславия.

Порча, вошедшая в мир и в волю человека, в глубине, в основе своей есть не что иное, как результат отрицания Славы верховного «Я». Глубже чем отрицание бытия этого «Я» — отрицание его Славы.

В греческом языке хороша форма. Не у меня добрая слава, а Хоуоя &уа8оя ёцё — «Она меня имеет — я в ней».

<< | >>
Источник: Мейер А.А.. Философские сочинения. Paris: La presse libre. 471 с.. 1982

Еще по теме Понятие Славы — основное мифологическое понятие.:

  1. VI ДОСТАТОЧНОЕ ОСНОВАНИЕ
  2. Понятие Славы — основное мифологическое понятие.
  3. 10. Утверждение Славы (отклик ей) выражается прежде всего в слове, в песне, в гимне, возносящем славу, хвалу.
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
  5. 35. Основные расхождения между христианством и «живой этикой»
  6. 1.2. СМЫСЛ ТЕРМИНА «ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ»
  7. «жизнь»
  8. ЛЕКЦИЯ 2
  9. «Мифологический» человек (герой)
  10. Глава 14 РЕЛИГИЯ
  11. Глава 17 ГУМАНИТАРНОЕ СОЗНАНИЕ: ГЕОГРАФИЯ