<<
>>

16 тезисов

1.

Верховное начало реальности — я.

Я — самопричина, causa sui, потому что не имеет вне себя никаких условия своего бытия.

Я — самоцель у causa sui finalis, потому что существует ради себя самого, не служа никакой выше стоящей цели.

Я — самоценность у потому что ценность его не определяется никаким вне его лежащим критерием.

Я — мерило всякой ценности.

Я — довлеет себе у т.е. не нуждается ни в чем вне себя.

Я — не бывает «данностью»у наличествующим, т.е. это значит, что «я» не существует в том смысле, в каком существует все наличествующее. Никаким опытом и никакими доказательствами нельзя обосновать его существование. Его нет.

Нельзя сделать данностью и «познать» как «данность» ни чужое «я», ни свое собственное «я», ни верховное «я» всей жизни.

И однако ничто так не достоверно, как существование «я». Я знаю, что я есмь, и знаю также, что существует другое я, что ты еси, и что ни меня, ни тебя нет, если верховное начало реальности не есть «Я». 2.

Я довлеет себе. Но оно не замкнуто в себе, оно само переступает через себя, выходит из самодовления и утверждает других, другие «я».

Оно утверждает не «не Я» вообще, других, а как «Я», во-первых, в их ценности, во-вторых, в их целезначимости, в-третьих, в их свободе и, в-четвертых, — в их бытии. Оно утверждает их ради них, а не для себя, так как такое утверждение другого «я», открывающее нам другого, делает это начало, которое можно было бы обозначить как принцип «ты», столь же основным, как и само начало «я».

Обращенность к другим себе довлеющего «я», искание других ради них, а не ради себя — есть любовь.

Предельное выражение истинного существа «я» — любовь, творящая любимых. То, что мы называем любовью, когда говорим о своих чувствах, есть лишь отдаленный намек на любовь.

Утверждая многие «я» своею любовью, верховное «Я» вызывает их к бытию.

Зовом его они существуют, потому что самым последним, ни к чему уже не сводимым их существом является их отклик зову «я».

Они не существуют раньше откликов своих, — как может показаться, а сами суть эти отклики.

Обращенное к другим «я» — «Я» является Лицом.

Лицо — это то, что обращено к другим лицам.

Верховное «Я» — это лицо, глядящее в лица, само бытие которых определяется зовущим взором его.

Высший, последний смысл бытия многих «я» в том только и состоит, чтобы быть до конца собою, т.е. быть только откликами — во всем, в полноте существа своего — верховному «Я» всей жизни, — и ни в чем больше.

Верховное «Я» едино, потому что безусловно. Безусловное не может иметь наряду с собою ничего. И если каждое из многих «я» есть действительно «Я», оно также должно быть единым и единственным. Множество единственных — это абсурд. И, однако, этот абсурд есть величайшая истина жизни.

Абсурд «множества единственных» есть формула любви. Он же — формула личности. Что-нибудь из двух: или абсурд этот должен быть отвергнут, — и тогда должна быть отвергнута любовь и должна быть отвергнута личность; — или — если несомненна любовь и утверждается личность, — должен быть принят «абсурд».

Существуют иррациональные понятия, при мертвом аналитическом рассмотрении жизни кажущиеся абсурдом, которые, однако, открываются в опыте, как живая идея. К числу таких понятий относится в первую голову понятие личности. <...)*

Понятие личности иррационально, и то, что кажется абсурдом при мертвом аналитическом рассмотрении жизни, открывается в опыте, как живаЯу не убитая схемой идея.

• Пропуск в источнике. — Публ

378

3. Об иррациональных идеях можно говорить только символами, т.е. мифами, — попытки передать их с помощью мертвых терминов приводят к тому, что вместо живой идеи пред нами возникает абсурд.

Позволяю себе перейти на язык символических образов.

Лицо, обращенное ко многим, себя простирает вовне, выносит свой свет в пространство, простирает себя, охватывает собою то, что вокруг него.

«Я» — распространение «вовне» своего света.

Оно выносит свой свет вовне потому, что само есть прежде всего свет.

«Я» — светлейшая, чистейшая мысль; свет мысли этой светел тем, что он все видит и всему дает себя видеть; он светел потому, что он самоцель, самопричина и самоценность. Именно поэтому он светит собственным светом.

Свет абсолютного, т.е. верховного «я» есть великое его «сияние», великий ясный блеск.

Природа откликается свету верховного «я» жизни своими образами, из коих ближе всего к существу его — блестящее светлое небо — div, deva, dyaus, deus, theos, — и сын светлого, могуче простертого неба — Солнце, многорукое и все освещающее и ослепляющее.

Человек должен откликнуться свету верховного «Я» — светом своего «я»; он должен отразить в себе, приняв в себе, сияние и блеск творящего «Я». Со всех концов духовного мира — мира личностей, — должны нестись отсветы — отсветы сотворенных силою любви многих «я», потому что во все концы, к каждому отдельному «я» направлены лучи сияющего удивительным, ослепляющим светом, Личного начала.

Сам человек становится светом, div'oM, и в нем-то сияет свет абсолютного «Я». Это сияние он называет радостью. Бескорыстная самодовлеющая радость, радость-приветствие, ничего не требующая, ничего, кроме себя самой, не получающая, — это радование свету самому по себе, радование тому, что есть свет.

Только личность видит, обладает светом зрения. Все остальное, в чем нет «я», не видит, хотя бы и обладало зрением, потому что само зрение его, как и все другие «ощущения», — только переживание существа, всецело внедренного в природу и ее норму не видящего, только одна из волн ее жизни.Видеть нужно извне.Чтобы видеть мир, нужно из него уйти и противостать и «вышестать». Такова личность, «я».

Ascensio. Dies festus.

379

Радость свету есть участие в сиянии и встреча, общность, соединение с «Я» жизни.

Сияние верховного «Я» всей жизни есть его Славау Gloria. 4.

<< | >>
Источник: Мейер А.А.. Философские сочинения. Paris: La presse libre. 471 с.. 1982

Еще по теме 16 тезисов:

  1. 7. Неопрагматистская критика эмпиризма и холистический тезис
  2. 7.2 Концепция онтологической относительности и холистический тезис Куайна
  3. 3. ФИКСИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ о Л . Тезисы
  4. Тезисы-цита ты
  5. 2. Предпосылки тезиса о заговоре
  6. 2.4. Тезис о «философском заговоре»
  7. 3. Возникновение и формирование тезиса о заговоре
  8. 3.1. Рождение тезиса о заговоре
  9. 3.3. От тезиса о заговоре к теории закулисных организаторов
  10. 3.4. Развитие тезиса о заговоре
  11. 5. Тезис о заговоре как стратегия христианских контрреволюционеров
  12. 5.2. Тезис о заговоре как инструмент познания и орудие репрессий
  13. 6. Использование тезиса о заговоре церковной ортодоксиеи и светскими правыми, 1848-1917