<<
>>

Другие земледельческие типы сельского хозяйства.

Антипо­дом рисоводству муссонных областей выступает подсечно-огневое зем­леделие, которое типологически обособляется не за счет особенно­стей отраслевой структуры, а по совокупности основных системообразующих признаков.
Оно распространено преимущественно в Тропи­ческой Африке, а также в Латинской Америке и в меньшей мере в Юго-Восточной Азии и Океании. В силу своего экстенсивного харак­тера этот тип сельского хозяйства требует обширных площадей в рас­чете на одного человека, хотя располагает внутренними резервами для сокращения при необходимости продолжительности рекультивационного цикла. Подсечно-огневое земледелие оправданно считать од­ним из вариантов залежной системы: после вырубки и пожога лесно­го или кустарникового массива участок используется один—три года, а затем на 20—30 лет забрасывают. В местах относительно много­людных срок отдыха земли уменьшается до 6—8 лет и даже менее, хотя это сопряжено с угрозой деградации ландшафтов.

Такой тип хозяйства особенно свойствен областям влажных эк­ваториальных и тропических лесов, где почва в процессе использо­вания быстро теряет свое плодородие, а борьба с энергично насту­пающими на поля сорняками крайне тяжела и нередко бесперспек­тивна. Земледельцу, который все работы ведет ручными орудиями труда, разумнее расчистить новый участок, нежели продолжать воз­делывать прежний, урожайность на котором с каждым годом пада­ет. Подсечно-огневое земледелие широко представлено также и в менее влажных районах, прежде всего в саваннах. В посевах на передний план выходят зерновые (кукуруза — в Латинской Амери­ке, сорго и другие просяные — в Африке), тогда как ближе к эква­тору на подсеках выращивают преимущественно корне- и клубне­плоды: маниоку, яме, батат. Эти культуры дают наибольший выход калорий с единицы площади, но их питательная ценность низка из-за малого содержания белка и витаминов. Очень распространены смешанные посевы, когда на делянке можно встретить одновремен­но до нескольких десятков видов культурной флоры.

Поскольку обработка земли осуществляется вручную, животно­водство оторвано от ведущей отрасли и развито слабо. Содержание скота чаще имеет престижное значение, символизируя прежде все­го богатство его владельца. Зато важны охота и собирательство, которым отводится много времени, а на берегах рек и озер также и рыболовство. Эти занятия органично сочетаются с агрикультурой в едином хозяйственном комплексе и помогают более полно исполь­зовать природно-ресурсный потенциал территории.

Рассматриваемый тип хозяйствования нацелен в первую очередь на удовлетворение собственных нужд земледельцев, но сумел до­статочно успешно приобщиться к производству некоторых товар­ных культур. Часть их возделывают на отдельных участках, прежде всего в многолетних насаждениях: какао — в Гане, Нигерии, Кот-д'Ивуаре, Камеруне, кофе — в Того, Кот-д'Ивуаре. Отдельные ры­ночные культуры удалось включить в обычный подсечно-огневой цикл, например, арахис в Нигерии и Сенегале. В итоге страны Тро­пической Африки стали крупными экспортерами ряда видов сель­скохозяйственной продукции.

В сходных природных условиях (тоже в первую очередь во влаж­ных тропиках) развивается плантационное хозяйство. Быстро на­раставший в Европе в ходе промышленной революции спрос на «ко­лониальные» товары не удовлетворялся мелким туземным произ­водством, и дело взял в свои руки капитал метрополий. На фоне безбрежного моря небольших хозяйств в развивающихся странах плантации выделяются своими крупными размерами, специализа­цией на одной, реже двух-трех культурах, массовым выходом про­дукции, полностью предназначенной для рынка. На плантациях за­нята большая армия наемных рабочих, еще в недавнем прошлом очень низкооплачиваемых. Предпочтение при возделывании отдает­ся многолетним культурам, которые обеспечивают сравнительно рав­номерную загрузку рабочей силы в течение года.

Типичными для плантационного хозяйства культурами стали чай (Индия, Шри-Ланка, Кения), каучук (Малайзия. Индонезия), бана­ны (Эквадор, Колумбия и другие страны Латинской Америки), са­харный тростник (Куба), кофе (Бразилия, Колумбия), какао (Гана), масличная пальма (Малайзия, Индонезия, Нигерия, Сьерра-Леоне).

Производство разместилось отдельными очагами в районах, наибо­лее благоприятных в природном отношении для той или иной куль­туры и удобно расположенных для экспорта продукции, хотя сказы­вались такие факторы, как возможность обеспечения создававших­ся хозяйств дешевой рабочей силой и снабжения ее продовольстви­ем. С возникновением плантационного сектора экономики многие колониальные и зависимые в прошлом страны приобрели монокуль­турную аграрную специализацию. Их экспорт зачастую более чем наполовину состоит из продукции одной или немногих плантацион­ных культур, например, в Эквадоре — это бананы, какао, кофе, в Колумбии — только кофе, в Гане — какао.

В последние десятилетия мировой рынок был насыщен многими товарами тропического происхождения. В связи с этим страны-про­дуценты вынуждены вводить ограничения на их производство и стре­мятся расширить отраслевую структуру своего сельского хозяйства и состав экспорта.

На географии плантационного хозяйства сказалась общая ориен­тация на сосредоточение технических культур в наиболее выигрыш­ной геоэкологической обстановке, на что зерновые уже в силу сво­его массового распространения не могут рассчитывать. Сельскохо­зяйственные растения обеих этих групп чаще всего независимы друг от друга с позиции агрономической, но потребность в их соче­тании диктуется объективными нуждами той или иной страны, уров­нем трудообеспеченности деревни, ландшафтной мозаикой терри­тории и многими прочими факторами, далеко не всегда замкнутыми собственно аграрной сферой.

Комбинации в рамках смешанного земледельческого хозяйства весьма многообразны и характерны для ряда районов Украины и юж­ных областей России, где еще в прошлом веке широко возделывали подсолнечник, сахарную свеклу, коноплю, махорку. Они сохранили свое значение в последующем, так как СССР не рассчитывал на им­порт тропического сырья, ввоз которого в Западную Европу сущест­венно ограничил в ней собственное производство ряда технических культур. Они в совокупности с зерновыми все же представлены в этом регионе, а также на юго-востоке Европы во многих районах, но на небольших площадях, во многом из-за отсутствия значительных равнинных пространств, свойственных Восточно-Европейской равнине.

В странах потребительского и малотоварного крестьянского зем­леделия могут складываться достаточно равновесные пропорции меж­ду зерновыми и техническими культурами. Причем первые обычно преобладают на поле, даже если денежный доход формируется не за их счет. Подобная картина хорошо выражена во многих частях Индии (независимо от уровня развития в них ирригации), которые концентрируют крупные посевы: арахиса — в Гуджарате и Тамилнаде, сахарного тростника — в Уттар-Прадеше и Бихаре, хлопчат­ника — в Махараштре, Гуджарате, Тамилнаде и Пенджабе, маслич­ного льна и кунжута в центральноиндийских штатах и т.д.

То же не в меньшей мере относится к северо-восточному Китаю, которому, если исключить очаги явного превалирования пшеницы, свойственно многоотраслевое земледелие. В прошлом можно было говорить об определенной «восточной» специфике благодаря крупным посевам местной просяной культуры гаоляна и особенно сои, главным производителем которой в мире была Маньчжурия, а также ввиду узкой ориентации животноводства на откорм свиней. В условиях сохраняю­щегося традиционного агропроизводства, слабо подверженного внеш­ним веяниям, технические культуры остаются по-прежнему «разма­занными» по территории. В Китае, который не был, как в свое время колонии, ареной становления специализированных районов аграрного производства под давлением извне, это проявляется вполне наглядно.

Подобная ситуация таит в себе и слабости. Показательно поло­жение с соей, ставшей главным на полях планеты масличным рас­тением с годовым урожаем порядка 100 млн т (при общей продук­ции масличных около 250 млн т). Доля в ее сборе Китая упала примерно до 15%, так что страна уступила свою былую гегемонию США, которые сумели быстро воспринять эту перспективную, бога­тую белками и ценную также в кормовом отношении культуру. США концентрируют свыше 50% мирового производства сои, а еще 1/4 суммарно сосредоточили Бразилия и Аргентина, вслед за США вы­ступающие ее главными экспортерами.

Специализированное на полевых технических культурах зем­леделие наиболее репрезентативным образом представлено на круп­ных территориях, прежде всего в США, где уже давно проявилась тенденция к глубокой порайонной дифференциации отрасли. В ре­зультате на американском Юге сложились мощные очаги по произ­водству хлопка, табака и арахиса, где сельское хозяйство приобрело одностороннее направление.

Современная общемировая линия в географии данного агрикультурного типа выражается в его расту­щем тяготении к источникам орошения. Это закономерно: требова­тельность возделываемых растений к условиям внешней среды по­рождает чувствительность к колебаниям ее параметров, особенно водного, что «снимается» ирригацией.

В ряде случаев особую значимость приобретают отличительные качества отдельных компонентов природных ландшафтов, в первую очередь почв. Профессионалы полагают, что нет, пожалуй, ни одной культуры, рыночная цена которой в такой степени зависела бы от характера почвы, как у табака. Даже небольшое изменение ее свойств влияет на аромат, цвет и текстуру табака, а самые тонкие различия в продукции нередко сказываются на прибыли гораздо больше, чем раз­меры урожая. Именно это обстоятельство помогло в свое время Старому Югу (Виргиния, Северная и Южная Каролины) плюс штат Кентукки превратиться в крупнейший табаководческий район. Примечательно, что многие виды его почв, которые малопригодны для большинства других культур, оказались превосходными для табака и позволили получить знаменитые виргинские сорта. Этот район все еще остается ведущим в мире как экспортер табака (которого из США ежегодно вывозится около 250 тыс. т), но производство идет на спад. Прежнее лидирующее положение утеряно: в 1990 г. при мировой продукции 7,1 млн т доля в ней США составила едва 10%, а стремительно рас­ширяющего посевы Китая превысила 1/3.

Особого внимания заслуживает хлопчатник, поскольку опреде­ляет аграрный профиль многих тропических и субтропических тер­риторий, прежде всего с развитым орошением. Среди них масшта­бами хлопководства выделяются мощные очаги земледелия на Ве­ликой Китайской равнине и в центральноазиатских государствах, в бассейнах некоторых рек в Мексике, в долинах Инда (Пакистан, Индия) и Нила (Египет, Судан). В последнем случае важны даже не абсолютные размеры продукции, а непревзойденное качество еги­петского длинноволокнистого хлопка. В США в последние десяти­летия наблюдается частичное перемещение посевов в сухие субтро­пики Запада, куда все активнее проникает ирригация, при сдаче позиций хлопковым поясом Юга.

Нередко хлопчатник подавляет и вытесняет с полей другие куль­туры, как это было в советскую эпоху во многих среднеазиатских оазисах, где под него отводилось более 2/3 всей посевной площа­ди. Отсюда ряд тяжелых экологических и хозяйственных последст­вий, в частности, в связи с массовым распространением опасного заболевания хлопчатника — вилта, высокими дозами внесения мине­ральных удобрений для поддержания плодородия истощенной интен­сивным использованием земли, широким применением гербицидов и дефолиантов. Остальную часть пахотных площадей даже при стрем­лении к монокультуре приходится отдавать в интересах севооборо­та кормовым растениям, что подпитывает молочное скотоводство. Для таких оазисов характерны лишь те дополнительные отрасли, которые могут сочетаться с хлопководством, не занимая сущест­венных площадей: шелководство, плодоводство и виноградарство.

После распада СССР его лидирующая роль в производстве во­локнистых культур перешла к Китаю, который, динамично наращи­вая производство хлопка, дает уже около 1/4 мирового сбора хлопковолокна, равного примерно 15 млн т.

Отдельный высокоспециализированный тип земледелия образу­ет садоводческое и овощеводческое хозяйство. Плодовые и ого­родные культуры в роли подсобных всегда присутствовали на при­усадебных крестьянских участках, а небольшие сгустки производства тяготели к большим городам или к особо благоприятным местопо­ложениям. Так, в России исстари славились лук, корнеплоды, зеле­ный горошек и другие овощи с илистых земель вокруг озера Неро (с центром в г. Ростове Великом), за свои превосходные вкусовые достоинства пользовавшиеся доброй репутацией в обеих столицах.

Как правило, ценные плодовые и овощные культуры требова­тельны к природным условиям и сильно страдают от капризов при­роды. Поэтому нужны обычно значительные вложения на сооруже­ние теплиц, интенсивное удобрение, орошение (к нему прибегают даже в районах с относительно влажным климатом), следствием чего становится ориентация на получение очень высоких урожаев. Каждому району важно также использовать свои преимущества в сроках созревания продукции. Например, во Франции из разных центров огородничества в строго определенное время специальный транспорт везет овощи в Париж и другие города, и график надо выдерживать, ибо иначе на эти рынки начинает поступать продук­ция уже из других мест и цены падают.

В крупном масштабе, и притом уже давно, приобрело товарную направленность садоводство прибрежной зоны Средиземноморья. Продолжительное жаркое и сухое лето способствует созреванию высококачественных сахаристых плодов, а зимой выпадает доста­точно осадков для успешного произрастания деревьев и кустарников с глубокой корневой системой. Особенно важны такие культу­ры, как цитрусовые, инжир, многие виды орехоплодных и виноград, а также оливки, плоды которых служат источником оливкового масла. Значимость отрасли для местного населения всегда поднимали не­устойчивость богарного полеводства и расчлененность рельефа, что препятствует массовой распашке земель.

Во многих странах умеренного пояса в Европе тоже сложились очаги плодоводства обычно узкой специализации, например, на произ­водстве яблок, из которых вырабатывают сидр, во французских облас­тях Бретани и Нормандии. Особняком стоят районы виноградарства, известность которых часто определяют не объемы продукции, а ее качество. Назовем знаменитую Шампань, родину шампанских вин, или г. Коньяк во Франции, или «винный погребок» Германии землю Рейнланд-Пфальц, где изготавливают замечательные мозельские ви­на. Заметим, что, по мнению французских специалистов, с винами их страны в состоянии соперничать лишь чилийские, что лишний раз подтверждает исключительную важность местных почвенно-климатических условий, их локальной специфики.

Насаждения плодовых размещены в разных в социальном и эко­номическом плане хозяйствах, отнюдь не в равной мере затронутых процессами модернизации. Однако крупнейший на современном этапе очаг мирового производства плодовых в этом отношении достаточ­но однороден — речь идет о Калифорнии, превратившейся в уникаль­ный сельскохозяйственный район планеты. Удаленность от главных центров потребления на Северо-Востоке США была преодолена с появлением трансконтинентальных железных дорог и вагонов-ре­фрижераторов, а дефицит влаги преодолевается при необходимости за счет ирригации. Признавая выдающиеся достижения калифорний­ских селекционеров и фермеров в выведении новых урожайных и редких по другим своим достоинствам сортов и в апробации передо­вых агротехнических приемов и механизации работ в садах, хоте­лось бы подчеркнуть географическую сторону вопроса: исключи­тельное умение локализовать в каждой из многих солнечных долин штата наиболее подходящие для нее в геоэкологическом и экономи­ческом отношении плодовые культуры и сорта, т.е. с максимальным эффектом использовать агроприродный потенциал местности.

Отсюда чрезвычайное разнообразие возделываемых садовых куль­тур с преобладанием тех, что определяют облик многолетних насаж­дений в южных частях зоны умеренного климата и в субтропиках. Впечатляют масштабы производства: по продукции большинства ви­дов фруктов, кроме яблок и апельсинов, Калифорния занимает первое место в стране. Аналоги отсутствуют и на глобальном уровне: например, по сборам винограда кишмишных сортов, лимонов, абрикосов, миндаль­ных орехов этот штат превосходит даже главные страны-продуценты. Высокоспециализированное садоводство в США рассчитано прежде всего на удовлетворение их внутреннего спроса, в отличие от положе­ния в Западной Европе, где государства, будучи невелики по разме­рам, ведут между собой оживленную торговлю фруктами и овощами.

В двух случаях плодоводству принадлежит специфически важ­ная роль. Во-первых, в пустынных оазисах Северной Африки и Ара­вийского полуострова, где земледельческое хозяйство строится вок­руг финиковой пальмы — дерева удивительно многоцелевого ис­пользования, помимо получения от него плодов. Во-вторых, в гор­ных районах Пригиндукушья, особенно в северной части Кашмира, где на высотах 2300—3000 м террасированные обрабатываемые зем­ли заняты почти исключительно абрикосовыми садами. Сушеный абрикос — важнейший пищевой продукт местных жителей, почти единственный, которого им хватает на круглый год.

<< | >>
Источник: Ю.Г.ЛИПЕЦ В.А.ПУЛЯРКИН С.Б.ШЛИХТЕР. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ ГЕОГРАФИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА. 1999

Еще по теме Другие земледельческие типы сельского хозяйства.:

  1. 11.3. География сельского хозяйства России
  2. Х.6. Геоэкологические аспекты сельского хозяйства
  3. С. А. БАЛАКИН КОНЦЕПЦИЯ ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНОГО ТИПА (СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ В АРХЕОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ)
  4. Глава 7. «Хозяйственно-культурные типы»
  5. География основных отраслей сельского хозяйства
  6. Типы сельского хозяйства мира
  7. Сельское расселение
  8. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
  9. ТИПЫ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАЙОНОВ
  10. Земледельческо-жщцтноводческие районы
  11. География сельского хозяйства
  12. ГЛАВА III ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ КРЕСТЬЯНСКОГО ХОЗЯЙСТВА
  13. ГЛАВА VII/>СЕМЕЙНОЕ ХОЗЯЙСТВО КАК ОДНО ИЗ СЛАГАЮЩИХ СИСТЕМЫ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И ВОЗМОЖНЫЕ ФОРМЫ ЕГО РАЗВИТИЯ