<<
>>

Экономические регионы и региональная политика.

Экономико-географическую дифференциацию стран Западной Европы мож­но проводить по-разному: в зависимости от величины природно-ресурсного потенциала, объема ВВП, уровня диверсификации производства или его специализации, размеров ВВП на душу на­селения и т.
п. (табл. 2.2).

В рядах членов ЕС ни о какой нивелировке говорить пока не приходится. Существенно различаются их хозяйственные структу­ры. Так, Дания имеет узкоспециализированную экономику, Гер­мания — диверсифицированную (т.е. многоотраслевую, разветв­ленную); Великобритания и Бельгия — «угольные» державы, к тому же первая, интенсифицируя добычу нефти в Северном море, претендует и на роль ведущей «нефтяной»; Франция иногда рас­сматривается как «амбар, пастбище и молочная ферма» Европей­ского союза и т.д.

До приема в ЕС государств Восточной Европы в пределах со­юза выделяли «преуспевающий север» (Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Германия, Великобритания, Франция, Австрия, Швеция и частично Италия), «отстающий или бедный юг» (Гре­ция, Португалия, Испания) и «маргинальный слой» (Ирландия, Финляндия). Условность подобной регионализации очевидна: во-первых, по сравнению со странами СНГ и Восточной Европы все государства-члены ЕС являются «процветающими нациями», а во-вторых, происходит все более тесное «взаимосцепление» эконо­мик западноевропейских стран, формируется новая культура об­щения между нациями и людьми. С вступлением восточноевро­пейских стран в ЕС место «отстающего Юга» заменил «отстающий Восток».

64

Таблица 2.2

Ведущие государства Западной Европы: банк статистических данных

---- —--- Страна Площадь, тыс. км2 Население, млн чел. Естественный прирост, % Продол­житель­ность жизни, лет Потреб­ление ккал/сут ВВП
муж­чины жен­щины общий,

млрд долл.

на 1 чел., долл.
Велико­британия 244,9 60,4 0,28 75 80 3318 1867 32900
Германия 357,0 82,4 -0,02 75 81 3411 2446 29700
Италия 301,3 58,1 0,04 77 83 3 629 1665 28300
Франция 551,6 60,7 0,35 76 83 3 628 1816 29900

Западная Европа является своеобразной творческой лаборато­рией для «апробации» не только интеграционных процессов (в рамках ЕС), но и региональной политики, направленной на смяг­чение пространственных социально-экономических диспропорций и улучшение социально-экологической среды.

Вот уже более по­лувека ведущие западноевропейские государства в условиях раз­витого рынка с разной степенью удачи экспериментируют с ре­гионами, преследуя две главные цели: упорядочить территори­альную структуру хозяйства и обеспечить социально-политиче­скую стабильность в обществе.

Следует помнить, что полной гармонии между экономически­ми и социальными интересами, равно как и общенациональны­ми и региональными, в принципе не существует. В ходе реализа­ции региональной политики попытки западноевропейских стран снивелировать региональные различия нередко вели к снижению их национального дохода (формула «эффективность или равен­ство»?), а передел «национального пирога» в пользу обездолен­ных (как это произошло, к примеру, в объединенной Германии) вызывал недовольство тех, чьи интересы оказались ущемленными.

Одна из давно укоренившихся традиций западной региональ­ной политики — стремление государства к более сбалансирован­ному размещению производительных сил. В процессе реализации этой идеи используются главным образом следующие рычаги: 1) контроль за размещением частных инвестиций; 2) создание льготных условий для частного капитала; 3) рассредоточение го­сударственных предприятий. Оговоримся сразу — прямой конт­роль, как наиболее жесткая, а иногда и карающая мера, исполь­зуется сравнительно редко (лишь в Великобритании и во Фран­ции при децентрализации Парижа). Более распространены фи-

65

нансовые стимулы (в том числе антистимулы): субсидии (напри­мер, при децентрализации), налоги и т.п.

Наряду с воздействием государства на размещение производ­ства наблюдается усиление его вмешательства и в решение вопро­сов размещения и использования трудовых ресурсов. Депопуляци-онные процессы, продолжающееся старение населения стран За­падной Европы, приток иммигрантов из стран Восточной Евро­пы, Ближнего Востока и Южной Азии, безработица — все эти проблемы заставляют власти принимать административные и эко­номические меры, носящие зачастую региональный «оттенок».

В целях создания желаемой «географии» трудовых ресурсов госу­дарство использует многочисленные меры: уменьшение налогов, создание за счет государства объектов социальной инфраструкту­ры, выдачу специальных жилищных ссуд для граждан, обучение и переподготовку кадров за казенный счет и др. Но все-таки стер­жнем региональной политики высокоиндустриальных стран За­пада являются мероприятия по развитию депрессивных и слабо­развитых территорий, а также децентрализации крупных промыш­ленных агломераций.

Особое внимание в странах Западной Европы уделяется деп­рессивным регионам. Как известно, депрессивные регионы — это те, которые демонстрировали в прошлом относительно высокие темпы развития, но затем в силу ряда причин пришли в упадок. Традиционно они ассоциируются с угольно-металлургическими очагами, которые оказались в наибольшей степени пораженными безработицей в 1929—1933 гг., особенно в Великобритании, Гер­мании, Бельгии, Франции, Нидерландах. (К концу XX в. симпто­мы «депрессивности» стали характерны и для регионов с иной специализацией: химической, деревообрабатывающей и др.) Бо­лее в худшем положении очутились те из них, которые занимают периферийное положение и обладают наименьшей диверсифи-цированностью хозяйства.

Большинство из депрессивных в прошлом индустриальных ре­гионов Западной Европы (Рур и Саар в Германии, Эльзас во Франции, Валлония в Бельгии, Уэльс в Великобритании и др.) сейчас уже мало чем напоминает прежние кризисные террито­рии, но «инерция имиджа» дает о себе знать. К тому же индустри­альные очаги занимают в пределах таких регионов не более 10 — 20 % территории. Опыт реструктуризации депрессивных старопро­мышленных регионов показал, что основой их стабильности в большинстве случаев служило развитие в них наукоемких отрас­лей, сферы деловых услуг, рекреации. Одновременно проводилась «пассивная санация», т.е. поощрение эмиграции высвобожда­ющейся рабочей силы в другие районы.

Отличие слаборазвитых от депрессивных регионов состоит в том, что они никогда не служили местом концентрации произ-

66

лственных мощностей.

Это, как правило, периферийные аграр­ные в лучшем случае — минерально-сырьевые регионы, характе­ризующиеся слабым развитием социальной инфраструктуры, на-**ки и даже культуры. К числу подобных регионов в пределах За­падной Европы традиционно относят Европейский Север (Нор­вегия, Швеция, Финляндия), некоторые местности Средиземно­морья (Португалия, Испания, Италия, Греция), Ирландию и др. Некоторые из слаборазвитых регионов остаются практически «ней­тральными» в экономическом отношении (особенно регионы с экстремальными природными условиями), поскольку редко засе­лены и не выдерживают испытания рынком. Другие (например, итальянский Юг) — стали объектами активной региональной политики и заметно поправили свои дела.

Еще одно направление западноевропейской региональной по­литики — регулирование развития агломераций, мегалополисов. Дан­ное направление, по сути дела — старейшее, но далеко не самое эффективное. Не случайно, в марксистской литературе содержа­лось немало заклинаний по поводу «неспособности капиталисти­ческого общества предотвратить уродливое разрастание сверхболь­ших городских агломераций» и язвительных насмешек в адрес «бур­жуазных теорий ультраурбанизма, оправдывающих безудержный рост городов и считающих его спонтанным и неуправляемым». Во-первых, никто из авторитетных западных урбанистов не оправды­вал неуправляемый рост промышленных агломераций. Во-вторых, проблема децентрализации Москвы вряд ли была (и, главное, оста­ется) менее остра в сравнении с аналогичной проблемой Парижа. В-третьих, человечество, к сожалению, пока не нашло по-насто­ящему эффективных мер борьбы с сверхконцентрацией произ­водственных мощностей и населения в городах и мегалополисах. Вместе с тем принимаемые экономические меры по ограниче­нию роста городов все же приносят несомненный эффект, но подчас малоощутимый из-за невозможности, а то и нежелания оценить гипотетическую, полностью неуправляемую ситуацию. Во Франции — это «субсидии по децентрализации», распространя­ющиеся на фирмы, переводящие предприятия и конторы из Па­рижа; в Италии в отношении агломераций Милана и Турина дей­ствует практика антистимулов, предусматривающая обложение налогом фирм, реализующих проекты, имеющие негативные по­следствия в размещенческом плане и т.п.

<< | >>
Источник: Ю.Н. ГЛАДКИЙ, В.Д.СУХОРУКОВ. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Учебник. 2008

Еще по теме Экономические регионы и региональная политика.:

  1. Стратегические направления социально-экономического развитияКалининградского региона
  2. Глава 13 Географические основы ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
  3. Гл а в а 12 РЕГИОН: РЕАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ ИЛИ «МУСОРНЫЙ ящик»?
  4. Регионалистика и региональная политика России
  5. Экономическое районирование
  6. 82. Региональная политика
  7. 28. Региональная политика в странах Европейского союза
  8. 60. Экономические зоны и регионы Китая. Региональная политика
  9. 5.4. Общественно-географические основы региональной политики
  10. Экономические регионы и региональная политика.
  11. Внутренние интеграционные процессы и региональная политика.
  12. Региональные различия и региональная политика.
  13. Региональные различия и региональная политика.
  14. Внутренние различия и региональная политика.
  15. Региональные различия и региональная политика.
  16. Внутренние различия и региональная политика.
  17. Внутренние различия и региональная политика.