<<
>>

Геополитическая основа демографической политики.

Многонациональность и поликонфессиональность делают федерализм естественным государственным устройством России. Строительство демократии в сложносоставном обществе, которым является Российская Федерация, если еще учесть ее многоукладность и территориальный фактор, имеет большую специфику и большие трудности.

Известный политический деятель и далеко не друг России З. Бжезинский недавно выступил с интересными умозаключениями: «Поспешное насаждение демократии в отсутствие социально развитого и политически зрелого гражданского общества, скорее всего, послужит целям радикального популизма... Демократия для меньшинства без социальной справедливости для большинства была возможна в эпоху аристократизма, но в век массового политического пробуждения она уже не реальна. Сегодня одно без другого обречено на поражение» [10].

Ряд изменений законов о выборах, например, назначение губернаторов, отмена графы «Против всех» при голосовании все ступеней и др. не делают чести власти, усиливается отчуждение власти и народа, которое подкрепляется социальным и имущественным неравенством.

Трепет и преклонение перед властью легко переходят в отчуждение от власти, страх перед нею, в крайние формы протеста, ненависть к конкретным носителям и представителям власти. И это тоже реальность.

Сегодня Россия одновременно ищет свое место в быстро меняющемся мире и пытается определить идеологический фундамент внутриполитической консолидации. Идея суверенной демократии – удачная попытка дать содержательный, объективный и рассчитанный на перспективу ответ на эти фундаментальные вопросы. Попытки утвердить концепцию российского народа как политико-гражданской нации встречают естественное недопонимание у части общественности. К тому же в памяти еще жива и концепция советского народа как новой исторической общности людей [10].

В 90-е годы феномен межэтнической миграции из-за рубежа стал нормой и для России.

Среднее расстояние перемещения мигрантов возросло к 1995 г., по сравнению с 1955 г., примерно в два раза, с концом прошлого века – в пять раз, (соответственно 1175, 562 и 230 км) [11].

Нефтедобывающие государства Юго-Западной Азии уже несколько десятилетий предпринимают меры по изоляции иммигрантов из Южной и Юго-Восточной Азии от местного населения. Иммигранты приглашаются не более чем на несколько лет и размещаются обычно за пределами населённых пунктов в трудовых лагерях с надписью у ворот «не входить». От места жительства до места работы их доставляют автобусами, питанием обеспечивают на месте. Для того чтобы иммигранты не превращались в местных жителей, им запрещается привозить с собой семьи. Их рабочий день длится 12 часов. Власти внимательно следят, чтобы иммигранты не создавали каких-либо группировок, организаций, даже культурных центров. При проявлении недовольства их тут же выдворяют за пределы страны.

В ряде государств, наоборот, проводится ассимиляционная политика: требуется знание языка, культуры, истории страны проживания. Приезжее население отказавшиеся выполнять предложенные требования, считается не гражданами (например, русские в странах Балтии). До периода «целинных» переселений русские, приезжавшие в другую республику СССР, считали нормой знать язык и культуру народа.

В России нет ни того, ни другого, в стране не проводится продуманная миграционная политика, не определены приоритеты, пути и меры по её проведению. А заявление некоторых политических деятелей о том, что в стране проживают русские православные и русские мусульмане оскорбляет национальные чувства национальных элит Татарстана, Башкортостана и др. Ещё один из первых юридических актов в России – 12 июня 1990 г. провозгласил суверенитет России по отношению к СССР. Националистическая окраска это акта только в последние годы позволила считать эту дату красной датой календаря. Но уже совсем неуклюжими выглядят попытки завуалировать православные религиозные праздники под светские в многоконфессиональной России (перенос красной даты с 7 на 4 ноября).

Считать в настоящее время русских неэтнической, а социальной категорией - опасная политическая игра последних лет, сопровождающаяся рядом официально признанных или закрытых для широкого знания общественности взрывов недовольства этнических русских. Закрытие властями дипломатического, мирного, парламентского диалога с рядом общественных организаций страны, загоняет проблему внутрь, открывая дорогу экстремизму этнических русских.

Уже сейчас власти следует решать, каким этномиграционным группам предпочтительней передавать российские пространства с учетом резкого возрастания риска межэтнических проблем невиданной остроты. С кем лучше жить? С выходцами из Кавказа (косовский вариант событий)? С арабами (французко-алжирский вариант)? С китайцами и вьетнамцами (индонезийский вариант)? С прибывающими из среднеазитских республик и Афганистана (индо-пакистанский вариант)? Или со всеми вместе взятыми?

Приезжие стремятся сохранить свою субкультуру (уклад жизни, традиции), явно отличную от вмещающей. Было бы ошибкой игнорировать факт того, что богатства округа осваивали представители разных народов: русские, украинцы, татары, башкиры, азербайджанцы, чеченцы и другие. Доля населения этих народов в ряде городов округа значительна. Возникает вопрос о мигрантах и коренном населении, кто они? Для ненцев – мигранты народы ханты, манси, русские и др., для ханты мигрантами являются русские. Эту цепь можно продолжить далее. Однако вопрос об адаптации или ассимиляции мигрантов остаётся открытым.

Сплачивающая эти народы в единое целое – советская идеология отсутствует. Духовный вакуум заполняется религией (прежде всего, радикальной, которая ближе молодому поколению), национальной идеологией, индивидуальной моралью, жаждой наживы.

Православные храмы и мусульманские мечети как грибы после дождя стали покрывать территорию ХМАО. Пассионарность ряда ветвей мусульманства приводит к переходу в ислам этнически русских граждан. Приверженность религии становится модой. В результате растёт число случаев, нарушающих религиозные чувства верующих и моральные принципы атеистов.

Не следует забывать, что искажение общественной морали деятелями от церкви способствовало падению авторитета религии в обществе. Возрождение православной церкви в большой мере связано с укреплением её связи с народом.

Бездействия органов власти приводит к тому, что храмы, молельни стали открываться не только в тюрьмах и больницах, где это объяснимо с точки зрения христианской морали, но и в вузах округа, нарушая закон об образовании и устав вузов, не беря в расчёт чувства атеистов, которых в России большинство.

Нерешенность многих социальных проблем, отсутствие чёткой демографической политики позволяет считать достаточно обоснованным возможное развитие событий по сценарию ряда европейских государств, например, Франции, где уже несколько лет не прекращаются студенческие погромы.

Суть сценария в следующем: поначалу мигранты довольствуются низкооплачиваемыми должностями или теми, где в принимающих странах не хватает квалифицированных специалистов («утечка умов»). Затем начинают требовать экономического и культурного равноправия. Заметными среди них становится этноцентризм – склонность оценивать все жизненные явления с точки зрения ценностей своего этноса. На жителей страны пребывания начинают сыпаться упрёки в ксенофобии и расизме. Особенности демографической ситуации начинают переплетаться с проблемой дестабилизации межэтнических отношений.

Среди российских городов в кризисной ситуации находится г. Москва. По этому региону накоплен первый опыт анализа социокультурного пространства и проведены обобщения. В предкризисной - г. Санкт-Петербург, на очереди гг. Воронеж, Самара, Ханты-Мансийск, Владивосток, регионы с высоким уровнем дохода и широким привлечением дешёвой рабочей силы из-за рубежа.

В настоящее время, разрозненные жители Москвы не выдерживают экономической конкуренции с национальными землячествами и одно за другим сдают им наиболее прибыльные места, магазины, автостоянки в Москве и ближнем Подмосковье. Аналогичные процессы широко представлены и в ХМАО, ряд направлений бизнеса в городах округа контролируется национальными землячествами.

Между пребывающими мигрантами и коренными жителями столицы возникает доселе невиданный контраст. Мигранты привносят в город не толь свои нравы, обычаи и диалекты, но и паразитарные заболевания, сложную криминогенную обстановку, свои гены – в случае, если они вступают здесь в брак и имеют детей. Мутационный эффект миграции тем значительнее, чем разнообразнее национальный состав мигрантов и чем больше различия между мигрантами и коренным населением, в частности, чем больше географическое расстояние от места рождения мигранта до города, в который он прибыл [11]. Во всяком случае, последствия взрывообразного притока огромного нового генетического разнообразия в относительно однородную среду москвичей теоретически неоднозначны, а практически мало изучены. В истории нет примеров столь радикальных трансформаций национального состава крупного города или страны за пять-семь лет. Не ведает ни наука, ни статистика и о национальном колорите сфер деятельности новосёлов-москвичей. Хотя он хорошо прослеживается на бытовом уровне и неплохо известен жителям столицы. Всё вышесказанное, с некоторыми оговорками, актуально и для ХМАО.

Несмотря на неблагоприятную, с точки зрения геополитических интересов России и гуманитарных ценностей, демографическую ситуацию, показатели воспроизводства населения в ХМАО существенно лучше, чем в целом по России и в преобладающем большинстве ее районов. Более того, в последние годы в округе наблюдается и хорошая динамика показателей рождаемости и смертности населения. Даже конъюнктурное увеличение рождаемости в 2001 - 2004 гг. (процент прироста) оказалось больше, чем почти во всех остальных субъектах РФ. Во многом это связано со значительными расходами округа на социальные нужды. Очевидно, что наметившаяся благоприятная динамика в демографической сфере должна быть сохранена и приумножена (рис. 2) [6].

Впереди, судя по всему, поступают еще более трудные времена с возможными периодами глобального голода. «Любовь и голод правят миром» - это изречение Шиллера было названо А.Н.

Тетиором [12] главным законом биосферы. Любовь, толкающая к росту и голод, сдерживающий рост.

У животных наибольшее потомство обычно производят те, которым угрожает уничтожение. Насекомые, которые вынуждены переживать суровую зиму, размножаются в невероятных количествах, чтобы хотя бы часть их потомства выжила и сохранила вид. Часто задаются вопросом: не тот ли механизм направляет кажущийся неконтролируемым демографический взрыв? Рассмотрим рис. 2. В 1998 г. происходит дефолт, и смертность падает, а рождаемость, обладающая инерционным эффектом, падает только в 1999 г., восстанавливаясь к 2001 г. Биологическая сущность человека проявляется в снижении смертности из-за мобилизации защитных сил организма в период кризиса. Социальная сторона – при финансовых потерях меньшее число семей планирует рождение ребенка. Ответ на вопрос: возможны ли прямые биологические параллели? Достаточно прост – возможны, но только очень взвешенные.

Рис. 2. Естественное движение населения, на 1000 человек

<< | >>
Источник: Б.П. Ткачёв. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ РЕГИОНА. 2007

Еще по теме Геополитическая основа демографической политики.:

  1. 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы
  2. 7.2. Итоговый прогноз, основанный на взаимодействии различных ритмов и циклов мирового развития
  3. § 1. Пограничные процессы на постсоветском пространстве
  4. Лекция 1 Государство как политико-правовая форма существования общественных отношений
  5. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  6. Жесткость элит и геополитический упадок
  7. Демографический кризис как угроза социальной безопасности современной России
  8. Наукоемкое производство
  9. Мораль и политика
  10. Глава 7 ПОНЯТИЕ ГЕОПОЛИТИКИ
  11. Введение
  12. Глава 13 Географические основы ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
  13. § 30. Политичная география. Геополитика
  14. Лекция 3. Теоретические и методические основы социально-экономической географии
  15. Глава 14 ИДЕИ ИКОНЦЕПТЫ-«ПРИОРИТЕТЫ»
  16. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ПОЛИТИКА КАК НАУКА
  17. ФИЛОСОФИЯ ПРАВА. ПОЛИТИКА, ИДЕОЛОГИЯ, ГОСУДАРСТВО. ГЕОПОЛИТИКА: КЛАССИЧЕСКАЯ И НЕКЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ