<<
>>

Классификационные подходы к современному сельскому хозяйству мира.

При любых попытках классификации сельского хо­зяйства обнаруживается богатая гамма типов, сформировавшихся под воздействием сложной совокупности естественных и социально-эко­номических факторов.
Особенно пестрая картина на современном этапе свойственна тропическому поясу, деревне которого по-прежнему при­суща многоукладность, а потребительская направленность производ­ства вынуждает возделывать широкий круг культур. К тому же, с приближением к экватору ослабевают ограничения, которые тепловой режим накладывает на отраслевую структуру земледелия. Поэто­му она при рассмотрении в региональном аспекте явственно демонст­рирует максимальную разносторонность в тропических областях Ла­тинской Америки и в Африке к югу от Сахары.

Рис. 30. Отраслевая структура земледелия по регионам мира (1980-е гг.)

Вследствие изначальной сопряженности отраслевого профиля сель­ского хозяйства с географической средой оно всегда было дифферен­цировано в территориальном разрезе. Но аграрные районы как тако­вые складываются только с ростом торгового земледелия, следующего путем специализации. Подобное развитие событий, протекающее в глобальном масштабе с разной скоростью и еще далеко не завершен­ное, собственно и ведет к превращению сельского хозяйства в неот­рывную часть мировой экономической системы. В силу исторических обстоятельств этот процесс наиболее далеко зашел и особенно на­глядно проявился и в отраслевом, и в пространственном ракурсе в США, где четко обособились сельскохозяйственные районы, или, как их здесь называют, пояса: хлопковый, кукурузный, молочного живот­новодства и др. Производственное лицо аграрных районов определя­ется доминирующим в его пределах типом (типами) предприятий. Фак­тически этот тип на выделяемой территории не становится единст­венным, хотя бы потому, что она в орографическом и гидрологиче­ском отношениях не бывает идеально однородной.

По мере увеличения заинтересованности сельского хозяйства в более тщательном учете физико-географического своеобразия мест­ности отраслевая специализация все ярче обнаруживается на уров­не ферм и слабее — на уровне обширных по площади районов, которые начинают дробиться на мелкие территориальные совокуп­ности агропроизводственных типов предприятий. Так, под сомне­ние поставлено существование единого кукурузного пояса США, который сложился на базе так называемого смешанного хозяйства с его трехлетним севооборотом (кукуруза, пшеница и кормовые тра­вы). Часть зерна выращивалась на продажу, а часть шла на откорм скота для рынка. В 70-х гг. кардинальное совершенствование агро­техники, получившей опору в массовом применении минеральных удобрений, стимулировало на востоке пояса заметное расширение посевов кукурузы. Второй профилирующей культурой стала соя, занявшая уже до трети всей уборочной площади. Поскольку про­дукция обеих культур оказалась в числе главнейших статей амери­канского экспорта, фермерам оказалось выгодным переключиться на получение товарного кормового зерна, а производство продо­вольственных хлебов и мяса было отодвинуто на второй план. На западе пояса, напротив, возделывание кукурузы сократилось при одновременном усилении пространственной мозаичности местного сельского хозяйства. Это влечет за собой постепенное отпадение данной территории от кукурузного пояса и утрату ею единой четко выраженной специализации. Сходным образом протекает также про­цесс разрушения целостности знаменитого хлопкового пояса.

Отмеченный процесс переноса центра тяжести специализации на низовой уровень ускоряется в промышленно развитых странах появлением в растущем числе сельскохозяйственных предприятий, по тем или иным причинам мало зависимым в своем размещении от природной среды. Ярким примером служат бройлерные фабрики. Во Франции они обнаруживают, в частности, тяготение к Бретани с ее избыточной и дешевой рабочей силой. Этот фактор локализа­ции весьма банален, но его глубинные истоки отнюдь не стандарт­ны: в Бретани, где католичество по-прежнему пользуется авторите­том, деревенские традиции сильны и рождаемость населения доста­точно высока, молодежь, как и прежде, менее охотно покидает род­ные места, чем в других депрессивных областях страны.

Таким образом, есть основания полагать, что сельское хозяйство, которое в одних регионах мира еще только вступает на путь районо-образования, в других уже прорастает в новую, еще пока не познан­ную учеными стадию. Для нее характерно, что прежние специали­зированные районы с четко выраженной на крупных пространствах специализацией начинают мельчать и распадаться на отдельные, не­редко весьма беспорядочно расположенные сгустки разных типов хо­зяйств. Станет ли эта тенденция всеобщей — неясно, но уже бесспор­но, что сельское производство в своем размещении не выступает малоповоротливой пассивной системой. Причем работа основной мас­сы аграрных предприятий на рынок придает производству дополни­тельный динамизм, а накапливаемые ими основные фонды предстают, наоборот, в качестве консервативных элементов.

Поскольку сельское хозяйство отнюдь не представляет в своей локализации только механическую совокупность входящих в него отраслей, весьма существенно понять закономерности его геогра­фии в типологическом аспекте. Между тем размещение даже одной культуры на современном этапе выглядит очень сложной задачей, особенно если работать приходится на мировой рынок с его безжа­лостной конкуренцией. Требуется учитывать воздействие все боль­шего числа разнообразных факторов, проявляющих себя на разных территориальных уровнях. Еще труднее решаются те теоретические и практические проблемы, что встают, когда агропроизводство вы­ступает в типологическом обличии. Учитывая, что в мире насчитывается ориентировочно 200 млн сельскохозяйственных пред­приятий, их изучение в мелком масштабе неизбежно должно опи­раться преимущественно на дедуктивный метод. Такой подход «свер­ху» делает акцент на качественном исследовании явлений, базиру­ющемся прежде всего на анализе двух направлений связей села: с природной средой и с социально-экономическими структурами. Не­избежное при этом отсутствие опоры на твердые количественные критерии порождает вместе с тем известный субъективизм при обособлении типов и проведении конкретного районирования. «Тип сельского хозяйства» все чаще трактуется в современной агрогеографии как самое общее и всеохватывающее понятие. Оно синтези­рует все существенные признаки данного сельского хозяйства и «вбирает» в себя все другие классификационные категории подо­бного рода, как-то формы (системы) земледелия, системы растени­еводства и животноводства, типы фермерских хозяйств и т.д. Ука­занное понятие применимо ко всем устоявшимся способам выращи­вания культурных растений и разведения домашнего скота и может использоваться на разных ступенях таксономической лестницы.

Ниже характеризуются типы, выделенные на базе отраслевой направленности производства и особенностей природопользования и определившие аграрный лик нашей планеты.

<< | >>
Источник: Ю.Г.ЛИПЕЦ В.А.ПУЛЯРКИН С.Б.ШЛИХТЕР. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ ГЕОГРАФИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА. 1999

Еще по теме Классификационные подходы к современному сельскому хозяйству мира.:

  1. о ПАСПОРТАХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ
  2. Очерк двенадцатый ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ДОКАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ КЛАССОВЫХ ОБЩЕСТВАХ
  3. Глава 11 ВИДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  4. Гл а в а 12 РЕГИОН: РЕАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТ ИЛИ «МУСОРНЫЙ ящик»?
  5. О «донорах» и «реципиентах».
  6. Классификационные подходы к современному сельскому хозяйству мира.
  7. 1.3. Внутренняя структура экономической и социальной географии
  8. Речевая организация монометафорических текстов