Лекция 29. Понятие о научно-технической революции. Наука как подсистема НТР


Прежде чем приступить к рассмотрению современной НТР, давайте разберемся в ее предыстории, а также в некоторых вопросах терминологии, в первую очередь связанных с различиями в понятиях «прогресс» и «революция».

Конечно, понятие о прогрессе — более широкое. Если трактовать его в самом широком смысле, то можно сказать, что прогресс вечен и охватывает всю историю человеческой цивилизации от каменного топора до ЭВМ. Но когда говорят о научно-техническом прогрессе (НТП), как о взаимосвязанном поступательном развитии науки и техники, то начало его обычно относят к XVI-XVIII вв., когда нужды мануфактурного производства, торговли, мореплавания потребовали решения многих практических и теоретических задач. Именно в этот период число открытий в естественно-научной сфере намного увеличилось по сравнению не только со Средневековьем, ной с античностью. В значительной мере НТП данного периода был связан с эпохой Возрождения, которая, по выражению Ф. Энгельса, «породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености». Не сомневаюсь , что сейчас вы все вспомнили о поистине титанической фигуре Леонардо да Винчи.
На этом общем фоне более или менее эволюционного научно-технического прогресса выделяются отдельные периоды, когда развитие производительных сил приобретало гораздо более революционный характер.
Яркий пример такого рода — промышленная революция (промышленный переворот) второй половины XVIII — первой половины XIX в. В Европе и Северной Америке, которая, как мы уже отмечали в лекции 6, означала переход от ручного труда к машинному производству. Как пишет известный экономист О.В. Яковец, «подобно гигантскому катку, машинные технологии прошлись по странам и ци-

вилизациям, сметая ремесленные и мануфактурные уклады». Эта революция потому была названа промышленной, что затронула главным образом данную отрасль, включая производство текстиля, угля, железа, а затем и машин; ее главным всеобщим символом обычно считают паровую машину. Впрочем, на конечном этапе эта революция затронула и транспорт (паровоз, пароход), а также связь (телеграф), но в сельском хозяйстве она действительно проявилась очень слабо. Обратите внимание и на то,, что промышленную революцию XVIII-XIX вв. не называют научной, и это вполне объяснимо. Вспомним, что все ее главные герои — Джеймс Уатт, Джордж Стефенсон, Роберт Фултон, Сэмюэл Кромптон, Эдмунд Картрайт, Абрахам Дерби — были не учеными, а меха- никами-самоучками.
Другой пример такого же рода — машинно-техническая революция (МТР) второй половины XIX в., которую в последнее время стали выделять некоторые экономисты и экономи- когеографы. Как и предыдущая промышленная революция, МТР затронула прежде всего эту главную отрасль материального производства, ускорив процесс индустриализации при одновременном переходе от «века пара» и «века текстиля» сначала к «веку стали», а затем и к «веку машин», «веку электричества», «веку химии». МТР в полной мере затронула и транспорт. Это было время широкого железнодорожного строительства, перехода морского флота от парусных судов к пароходам и теплоходам, зарождения и первых успехов авиа- и автомобилестроения. Были изобретены также радио, телефон и телеграф.

Еще в середине XIX в. в Англии был построен пароход «Грейт Истерн» («Большой Восточный») водоизмещением 32 тыс. т, который в соревновании за «голубую ленту Атлантики» преодолевал Атлантический океан между Европой и США за 14,5 суток. В начале XX в. были спущены на воду «Лузитания» и «Мавритания», имевшие тоннаж 36 тыс. т, длину 247 м и скорость 47 км в час; они пересекали Атлантику за 4 суток и 20 ч. Сразу же вслед за ними появились «Олимпик» и печально знаменитый «Титаник» водоизмещением более 46 тыс. т и длиной почти 270 м, а уже перед Второй мировой войной — такие огромные пассажирские лайнеры как британские «Куин Мэри» и «Куин Элизабет», французская «Нормандия», американский «Юнайтед Стейтс», который установил последний рекорд пересечения Атлантики — 3 суток и 11 ч. Лайнер «Куин Мэри» водоизмещением 81 тыс. т мог принять 2000 пассажиров и 1000 членов экипажа. Он обслуживал преимущественно трансатлантические судоходные линии, в годы Второй мировой войны перевозил главным образом солдат и офицеров союзных войск, а всего

за время службы перевез 4 млн человек. В сентябре 1967 г. он совершил свой последний (тысячный!) рейс во Флориду, где его переоборудовали в музей.
Нужно отметить, что в эпоху МТР развитие производительных сил уже широко опиралось на достижения науки и в особенности той революции в естествознании, которая была связана с именами А. Эйнштейна, М. Планка, Ч. Дарвина, Л. Пастера, Д.И. Менделеева, А.П. Павлова, П. Кюри и других ученых. Важные открытия и изобретения были сделаны в металлургии (Г. Бессемер, С. Томас, Э. Мартен), в двигателестроении (Н. Отто, Р. Дизель), в электро- и радиотехнике (Т. Эдисон, Г. Маркони, А. Попов), в химии (Э. Сольве), в военном деле (А. Нобель) и др. Вот почему в этом смысле машинно-техническую революцию можно рассматривать как своего рода прелюдию к современной НТР.
После такого краткого обзора предыстории можно перейти к характеристике сущности современной НТР, которая началась в середине XX в. под влиянием крупнейших научных и технических открытий, возросшего взаимодействия науки с техникой и производством. Если исходить из того реального факта, что НТР зародилась в военной сфере, то о ее наступлении возвестили взрывы атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки в августе 1945 г. Если иметь в виду экономику в целом, то ее исходными точками принято считать два события, произошедшие в Советском Союзе: начало работы первой АЭС в Обнинске (1954) и запуск первого искусственного спутника Земли (1957).
Научно-техническая революция представляет собой коренное преобразование производительных сил на основе превращения науки в ведущий фактор развития производства, непосредственную производительную силу.
Что касается сроков НТР, то после ее начала делались многочисленные прогнозы такого рода, но теперь стало совершенно ясно, что это длительный процесс, продолжающийся уже несколько десятилетий. Поэтому такой известный ученый как академцк Н.Н. Моисеев предложил называть НТР перманентной (т. е. постоянной, непрерывной) революцией. Но подобная трактовка уже сама по себе предполагает какую-то внутреннюю периодизацию, выделение отдельных этапов. По мнению большинства ученых речь должна идти о двух главных этапах НТР. Первый из них (его иногда называют первой научно-технической революцией), охвативший в основном 50-60-е годы, базировался на развитии трех следующих основных направлений: 1) освоении энергии атома, 2) квантовой электронике и лазерной технике, 3) кибернетике и вычислительной технике. Второй этап (или вторая научно-техническая революция), начавшийся в 70-е годы XX в., основывается на несколько иной триаде, включающей: 1) микроэлектронику, 2) биотехнологию, 3) информатику. Именно эта вторая НТР ознаменовала собой начало перехода к постиндустриальному технологическому способу производства. И мы часто говорим о самых разных революциях — энергетической, кибернетической, информационной, транспортной, «зеленой революции» в сельском хозяйстве, микроэлектронной, биотехнологической и т.д.
Теперь вы понимаете, насколько сложное и многогранное явление представляет собой современная научно-техническая революция. Именно поэтому она как бы вбирает в себя понятия о многих революциях — микроэлектронной, информационной, биотехнологической и других, о чем мы уже говорили. И лишь одну оговорку при этом хотелось бы сделать. Она касается весьма распространенного ныне понятия «зеленая революция».
Это понятие, вошедшее в международный лексикон в 60—70-х годах XX в., обычно относят к развивающимся странам, где такая революция прежде всего и проявилась, затронув три главных компонента. Первый из них — выведение новых сортов сельскохозяйственных культур (особенно пшеницы, риса и кукурузы), с чего, собственно говоря, эта революция и началась в Мексике еще в 1944 г. Второй ее компонент — ирригация, потому что новые сорта культур гораздо лучше произрастают в условиях искусственного орошения, тем более, что речь идет преимущественно о странах жаркого климатического пояса. А третий элемент «зеленой революции» — это индустриализация и химизация сельского хозяйства, т. е. развитие той сферы, где развивающиеся страны еще не так давно отставали особенно сильно. В целом «зеленая революция» в странах Азии, Африки и Латинской Америки дала положительные результаты, хотя наряду с этим надо понимать, что она, во-первых, охватила далеко не все страны развивающегося мира, а, во- вторых, привела к обострению многих социальных противоречий, включая расслоение на богатых и бедных.
Когда пишут о «зеленой революции», то иногда забывают упомянуть о том, что подобные радикальные преобразования в сельском хозяйстве большинства экономически развитых стран произошли еще до Второй мировой войны или сразу же после нее, когда им удалось перевести свое сельское хозяйство на путь механизации, электрификации, химизации, селекции. Иногда этот процесс называют «первой зеленой революцией»^ его более позднее повторение в развивающихся странах — «второй зеленой революцией», и это, пожалуй, правильно. Вторая революция по времени действительно совпала с эпохой НТР, но ничего особенно революционного в ней по-существу нет. И, наверное, ее было бы правильно именовать «зеленой эволюцией ». Мне кажется, что эту оговорку вам следует учесть.
Вслед за характеристикой сущности рассмотрим четыре общие черты современной НТР.
Первая общая черта современной НТР — универсальность, всеохватность, причем эту всеохватность можно трактовать по-разному. Во-первых, в отличие от промышленной революции XVIII-XIX вв., современная НТР охватила все страны мира (хотя и в разной степени). Во-вторых, она затронула все географические сферы — литосферу, гидросферу, атмосферу, биосферу, а также космическое пространство. В-третьих, она охватила все сферы человеческой деятельности, и производственные и непроизводственные, в-четвертых, все области знаний. Поэтому ее можно назвать полиструктурной. Соответственно и символов у современной НТР — в отличие от прошлой промышленной революции — тоже много. Это спутник и космический корабль, это компьютер, это атомная электростанция, реактивный самолет, всемирная сеть Интернет и даже ставший столь обычным телевизор.
Вторая общая черта современной НТР — чрезвычайное ускорение научно-технических преобразований. Раньше между научным открытием и его техническим воплощением в жизнь (т.н. инкубационный период) обычно проходило очень много времени. Например, для фотоаппарата оно составляло 112 лет, для электромотора — 65, для телефона — 56 лет, а вот для телевйзора этот срок уменьшился до 14, для лазера^ — до 5 лет. Еще более яркой иллюстрацией такого ускорения может служить развитие космонавтики.
Вспомните, что между запуском первого искусственного спутника Земли (1957) и полетом Юрия Гагарина (1961) прошло всего четыре года. Еще через несколько лет (1969) американские астронавты вступили на поверхность Луны. Одновременно полеты человека в космос стали регулярными, возросла их продолжительность. Известно, что Гагарин пробыл в космосе 108 мин и сделал лишь один виток вокруг Земли. (У Стефана Цвейга есть повесть «Гений одной ночи», посвященная К. Ж. Руже де Лилю, автору слов и музыки знаменитой Марсельезы, ставшей затем гимном Франции. Так и Юрия Гагарина можно назвать «гением одного витка».) А о самом продолжительном полете вы можете узнать из той же «Книги рекордов Гиннесса»: его совершил в 1994—1995 гг. на орбитальной станции «Мир» российский врач-космонавт Юрий Поляков, пробывший в космосе 437 суток, 17 ч и 52 мин. Добавим, что и сама станция «Мир» массой около 40 т и длиной почти 40 м работала в космосе с 1986 до конца 2000 г. А Международная космическая станция (МКС) «Альфа» массой 450 т и длиной 120 м, на которую первый экипаж прибыл в 2000 г., рассчитана на работу в течение как минимум 20 лет.
Третья общая черта современной НТР — качественно новая роль человека в процессе производства. Если в эпоху промышленной революции человек был фактически только «живым придатком машины» (К. Маркс), то теперь он стал главным действующим лицом, активным потребителем и проводником новых научных и технических достижений. Современная НТР привела также к резкому усилению интеллектуализации труда во всех сферах человеческой деятельности. Если вернуться к понятию о человеческом капитале, которое мы уже использовали, то при его оценке тем более возрастает роль образования, культуры, профессионализма. Ученые подсчитали, что в общем национальном богатстве современной развитой страны, ориентирующейся на достижения НТР, доля человеческого капитала достигает 70-80%, намного превосходя доли остальных производственных факторов, включая природные ресурсы.
В качестве четвёртой общей черты современной НТР можно назвать сохранение ее военно-технического характера. Мы уже говорили о том, что НТР началась в ходе Второй мировой войны как военно-техническая революция. В последующую эпоху длительной «холодной войны» и гонки вооружений она стала едва ли не важнейшей чертой НТР, отвлекая огромные силы и средства от развития экономики в целом. При этом военная техника развивалась последовательными витками, в основе которых лежал отнюдь не физический, а моральный ее износ. Так стали появляться все новые поколения баллистических ракет, самолетов, подводных лодок, стрелкового оружия и т.п. Но этот процесс с окончанием «холодной войны» не закончился, он продолжается и в наши дни.

1$ качестве примераможно привести т.н. высокоточное ору- жие, способное поражать совершенно точно намеченные цели. США уже применили его в Югославии в 1999 г., в Афганистане в 2001 г., в Ираке в 2003 г. В газете вы можете прочитать о происходящем перевооружении российской армии. Так, на вооружение наших ракетных войск стратегического назначения (РВСН) поступили новейшие межконтинентальные ракетные комплексы «Тополь-М» и «Булава».
Уникальность комплекса «Тополь-М» заключается в следующем. Во-первых, его старт происходит быстрее, из-за чего система спутникового наблюдения противника просто не успевает его зафиксировать. Во-вторых, благодаря расположенным на ракете десяткам вспомогательных движков в полете она движется не по классической баллистической траектории, а «змейкой», что затрудняет определение ее точного местонахождения радиолокационными станциями наблюдения. В-третьих, комплекс имеет сверхзвуковой ядер- ный блок, перехватить который не способна ни одна система противоракетной обороны. Вот почему Президент России В.В. Путин сказал про комплексы «Тополь-М»: «Для них, что есть система ПРО, что нет». На вооружение поступили также морская баллистическая ракета «Булава», ракетные комплексы «Триумф», «Ясень», «Искандер», новый бомбардировщик для ядерных стратегических сил сдерживания ТУ-160, скорость которого более чем в два раза превышает скорость звука.
Теперь мы подошли к вопросу о том, что современная НТР представляет собой единую сложную с и с т е м у, которая в свою очередь включает отдельные подсистемы или составные части. Если иметь в виду самое главное, то можно выделить четыре таких подсистемы.
Первую такую подсистему образует наука, главная цель которой заключается в производстве научных знаний. Вы хорошо представляете себе, что наука — это очень сложная, многоуровневая подсистема — настолько сложная, что ее изучение вызвало к жизни специальную науку о науке, называемую науковедением. Одна из ее задач заключается в классификации наук. Напомню, что знаменитый отечественный физик-теоретик академик Л.Д. Ландау когда-то в шутку подразделил все науки на естественные, неестественные и противоестественные. Но, кроме шуток, их обычно подразделяют на естественные, общественные, гуманитарные и технические. В свою очередь науку можно рассматривать с двух позиций — как систему знаний и как вид труда человеческой деятельности.
О науке как системе знаний мы уже начали говорить в предыдущей лекции. Продолжая эту тему, отметим, что каждая наука обычно выполняет три взаимосвязанные функции: 1) познавательно-теоретическую (фундаментальные исследования), 2) прикладную или конструктивную (прикладные исследования) и 3) культурно-просветительную (образование и популяризация научных знаний).
Вас, конечно, не может не интересовать вопрос о роли отдельных наук в развитии современной НТР. Нет сомнений в том, что ее исходной базой стала революция в естественных науках, а непосредственный старт новым открытиям был дан физикой и продолжен химико-технологическими науками.
Об этом можно косвенно судить по количеству ученых, получивших Нобелевскую премию по физике — их уже более 150. Примерно 1/3 всех Нобелевских лауреатов по физике — граждане США. Из советских и российских ученых этой премии были удостоены академики П.Л. Капица, Н.Н. Семенов, Л.Д. Ландау, И.Е. Тамм, И.М. Франк, А.М. Прохоров, Н.Г. Басов, Ж.И. Алферов, В.Л. Гинзбург.
В дальнейшем центр тяжести научных исследований и открытий стал постепенно перемещаться в сторону наук о жизни — медико-биологических, биотехнологических и т.п., а затем и гуманитарных наук, т.е. наук о человеке. В связи с человеком большие перспективы открываются и перед науками, изучающими среду его обитания, к которым относится и география.
О науке как виде человеческой деятельнос- т и обычно судят по двум показателям: 1) занятости, 2) размерам затрат. И в том и в другом случаях в научной литературе принято употреблять аббревиатуру НИОКР, которая означает «научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы».
Если начать с занятости, то прежде всего нужно отметить, что ныне во всем мире научными исследованиями и разработками занято примерно 10 млн человек. Это сравнимо с населением Москвы, но совершенно несопоставимо с занятостью в ведущих отраслях материального производства. Как и следовало ожидать, большая часть (почти 2/3) всего мирового научного персонала трудится в экономически высокоразвитых странах Запада, а остальные — в развивающихся странах и странах с переходной экономикой.
Из отдельных стран по числу занятых в научно-технической сфере первое место занимают Соединенные Штаты, где таких работников уже почти 1,5 млн. Для США характерен очень высокий уровень материально-технического оснащения
НИОКР, а высокая зарплата позволяет им привлекать наиболее компетентных специалистов со всего мира. В результате такой «перекачки мозгов» доля иммигрантов среди исследователей в этой стране составляет почти 2/3, а среди компьютерщиков 2/5. На второе место по числу лиц, занятых научными исследованиями и разработками, недавно вышел Китай (более 1 млн). Далее следуют Япония (850 тыс.), Россия (815 тыс.), Германия (500 тыс.) и Франция (350 тыс.).
Обратимся теперь кзатратам на науку, которые можно рассматривать и в абсолютных, и в относительных показателях.
Абсолютные затраты в 2005 г., по-видимому, уже достигли 800-900 млрд долл., что сопоставимо с ВВП такой страны как Канада. Первое место и здесь за США (около 400 млрд долл.), второе место за Японией (более 100), третье за Китаем (около 100), четвертое за Германией (55), за которыми следуют Франция, Великобритания, Республика Корея, Канада, Италия, Россия.
Относительные затраты обычно измеряются в процентах к ВВП той или иной страны. Это отнюдь не конъюнктурный, а довольно стабильный показатель, весьма наглядно отражающий положение трех типов стран в мировой научно- технической иерархии. Так, экономически высокоразвитые страны Запада инвестируют на научные исследования и разработки в среднем 2,2% своего ВВП. В качестве конкретных примеров можно привести США, Германию, Францию, Бельгию,. Данию, Австрию, Швейцарию, где затраты на НИОКР составляют 2-3% ВВП. В Японии, Финляндии, Исландии они превышают 3%, в Швеции и Израиле — 4%. В развивающихся странах соответствующий показатель обычно колеблется от 0,1 до 0,5% и только в Китае и Бразилии превышает 1%. В большинстве стран с переходной экономикой он также не дотягивает до 1%, и только в России, Чехии и Словении составляет 1-1,5%.
Интересно также привести данные об удельном весе стран в общем числе статей в ведущих научных журналах. Здесь внеконкурентное место у США (20%), за которыми следуют Япония, Великобритания, Германия, Франция. Важно отметить и то, что в большинстве развитых стран финансовое обеспечение НИОКР в основном берут на себя крупные корпорации (например, в США — на 3/4, а государство на 1/4).
С другой стороны, в Японии подобные затраты финансируются в основном из государственного бюджета, что позволило этой стране достичь впечатляющих успехов в области фундаментальной науки. По такому же пути ныне идет и Китай.
О России в этом свете нужно сказать особо. В 90-х годах, в период рыночных реформ и «шоковой терапии», наука в нашей стране испытала глубокий спад, связанный прежде всего с уменьшением бюджетного финансирования в 10-15 раз. В результате за годы кризиса российская наука потеряла половину своего кадрового состава: число исследователей (без технического, вспомогательного и прочего персонала) уменьшилось с 800 тыс. в 1992 г. до 390 тыс. в 2006 г. Десятки тысяч ученых либо насовсем уехали за границу, либо стали работать там по длительным контрактам; еще больше научных работников перешло в другие сферы деятельности. Соответственно сократилось число организаций, занимающихся научными исследованиями и разработками, число докторов и кандидатов наук, научных публикаций. В связи с оттоком в первую очередь молодых специалистов катастрофически ускорился процесс постарения научных кадров: в системе РАН средний возраст кандидатов наук вырос до 53 лет, докторов наук — до 61 года. По индексу цитируемос- ти наша наука на 17-м месте, по количеству публикаций в мировых изданиях — на 14-м. Мы оказались, стыдно сказать, на вторых ролях. Только в последнее время положение в научной сфере России стало улучшаться. В 2009-2011 гг. правительство собирается потратить на науку и образование 600 млрд руб. Таких денег в этой сфере не видели никогда. Осуществляются смешанные программы прикладных и фундаментальных исследований. Россия уже вошла в число стран-лидеров по государственным расходам на научную деятельность. Хотя по ее результатам мы по-прежнему отстаем. Это прямое следствие слабого взаимодействия научных и образовательных организаций, государства, бизнеса, недостаточного привлечения в науку частных инвестиций. Будем надеяться, что те из вас, кто станет заниматься научной деятельностью, окажутся в благоприятном положении. Остается только позавидовать вам. И вспомнить слова Михаила Ломоносова: «Науки юношей питают, отраду старцам подают...»

Кош рольные вопросы Расскажите предмморию современной научно-технической революции. Дайте определение сущности НТР. Охарактеризуй ie г ланныс общие черты НТР. Расскажите о науке как о системе знаний. Расскажите о науке как виде человеческой деятельности.
| >>
Источник: Максаковский В.П.. Общая экономическая и социальная география. Курс лекций. В двух частях.Часть 2. 2009

Еще по теме Лекция 29. Понятие о научно-технической революции. Наука как подсистема НТР:

  1. Лекция 32. Управление как подсистема НТР
  2. Лекция 31. Производство как подсистема НТР
  3. Лекция 30. Техника и технология как подсистема НТР
  4. Тема 6. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ(лекции 29—32)
  5. § 8.1. ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ В ОБЛАСТИ НАУЧНОЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. ГЛАВА 19 ТРЕТЬЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ПОСТИНДУСТРИАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ
  7. Д ж. Р. Брайт ПРОЦЕСС ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ НАУЧНО- ТЕХНИЧЕСКИХ НОВОВВЕДЕНИЙ — ПОМОЩЬ В ПОНИМАНИИ СУЩЕСТВА НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ
  8. Глава 15 ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ГЕОГРАФИИ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВАВ ЭПОХУ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  9. Тема 11. Советский Союз в послевоенный период. Научно-техническая революция и её влияние на ход общественного развития
  10. Подсистема “Материально-техническая база”
  11. § 8.1.2. Организация и принципы регулирования научной (научно-технической) деятельности
  12. Лекция 68. Международное производственное сотрудничество. Международное научно-техническое сотрудничество
  13. ЛЕКЦИЯ 10. ЗАПАД И ВОСТОК КАК ПОНЯТИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ