<<
>>

1.2. Общественное направление в географии: объектно-предметная сущность


В системе географии исторически сложились три научных направления: природное (физическое), общественное (социально-экономическое) и геоэкологическое. Взаимосвязанное и взаимообусловленное их функционирование консолидирует разноплановые территориальные исследования и повышает целостность географической науки.

Одновременно каждое из этих направлений функционирует самостоятельно, имеет свой предмет познания и собственные методы исследования. Их «обусловленное» функционирование вызвано потребностью решения практических задач совершенствования пространственного развития природы и общества в процессе из взаимодействия. Их развитие является своеобразным ответом на вызовы времени.
Общественное направление реализуется в форме науки, получившей название по классификации ВАК (Высшей аттестационной комиссии) «Экономическая, социальная и политическая география». Первоначально она называлась «экономическая география», в 1970-е гг. – «экономическая и социальная (социально-экономическая) география», а в XXI веке все чаще называется «общественная география»[13]. Изменения в названии науки происходило в процессе расширения «рамок» предмета познания, когда наряду с экономическими явлениями, стали изучаться социальные, а затем и политические, культурные, духовные и другие компоненты жизнедеятельности людей. Как учебная дисциплина она называется «экономическая и социальная география».
Наиболее важным и сложным в каждой науке является определение исходных понятий и категорий. К таковым, в первую очередь, относятся объект и предмет познания, от истинного выявления которых зависит организация и результативность  всей научной деятельности. Это тем более необходимо  в условиях становления общественной географии как науки, получающей многочисленные социальные заказы на территориальные исследования.
Определение объекта и предмета экономической и социальной географии сопряжено с многочисленными трудностями, обусловленными многими причинами. Среди них:
- интегративный характер самой науки с широким трактованием входящих в нее дисциплин и громоздким названием;
- широкий спектр взаимоотношений со смежными науками и появлением пограничных дисциплин, иногда далеких от традиционного понимания географии (например, география спорта, география образа жизни и др.);
- неустоявшийся статус метатеории, неоднозначные функции метагеографии;
- сложная структура пространственно-временных форм жизнедеятельности людей;
- слабое развитие сквозных теоретических концепций, охватывающих все стороны пространственной организации общества и функционирования территориальных общественных систем;
- неоднозначное понимание объекта и предмета познания, доставшееся в наследие от исторического функционирования экономической географии.
Неоднозначность употребления терминов «объект» и «предмет» дезориентирует теоретико-методологические исследования и осложняет процесс обучения.
Полиаспектное употребление этих терминов обусловлено разнообразным толкованием одних и тех же слов. Так, слово «объект» означает:
- то, что существует вне нас и независимо от нашего сознания, явление внешнего мира, материальной действительности;
- явление, предмет, на который направлена какая-нибудь деятельность;
- предприятие, учреждение, а также все, что является местом какой-нибудь деятельности[14].
Таким образом, слово «объект» означает: 1) предельное, многообъединяющее образование; 2) синоним явления и предмета; 3) предприятие, учреждение (промышленный, военный, сельскохозяйственный и другие объекты). Не исключая многогранного использования этого слова, в географических исследованиях целесообразно его применять в первом значении.
Термин «предмет» также имеет разную смысловую нагрузку. Предмет – это:
- всякое материальное явление, вещь;
- то, на что направлена мысль, что составляет ее содержание или на что направлено какое-нибудь действие;
- отдельный круг знаний, образующий особую школьную дисциплину[15].
С общеметодологических позиций предметом познания является материальное и духовное явление или процесс, который подвергается непосредственному изучению. Более объективное представление о сущности объекта и предмета познания можно получить на основе метатеоретических конструкций. Метатеоретический подход предполагает различать объект как объективное явление, существующее независимо от познавательной деятельности, предмет же определяется исследователем и затрагивает лишь отдельную грань, сторону, свойство объекта[16].
Условиям предельного объекта познания экономической и социальной географии наиболее полно соответствует ойкумена. Ойкумена – это заселенная, освоенная или иным образом вовлеченная в орбиту жизни общества часть географической оболочки Земли с ее пространственными структурами хозяйства и формами организации жизни общества[17]. Понятие «ойкумена» включает в себя жизненное пространство общества, его системную организацию в сочетании с окружающей природной средой.  Человеческое общество и окружающая среда характеризуются пространственно-временными параметрами, социально-экономической целостностью, полиструктурностью.
Ойкумена является объектом познания целой системы наук, каждая из которых изучает определенную ее сторону, свойства, отношения. Среди них особое место занимает экономическая и социальная география. Уникальность ее положения заключается в том, что для нее характерен геопространственной аспект изучения. Данный аспект проявляется в таких понятиях, как «общественно-географическое пространство», «территория», «акватория», «регион», «локалитет», «местность» и т.д.
Пространственный аспект заложен в самой географии как науке и учебной дисциплине. Общественно-географическое пространство является ведущей категорией экономической и социальной географии, отражающей универсальные черты околоземного явления и совмещающей континуальность и дискретность ойкумены.
На современном этапе научного знания можно говорить о пространственно-временной организации ойкумены, общества и его природного окружения. Сложное строение ойкумены обусловило процесс ее познания, для которого характерны поэтапность и покомпонентность ее изучения. Первоначально открывались новые территории, и зародилось землеописание. Затем появилась потребность изучать материальное производство и торговлю, что соответствовало появлению географии материального производства – экономической географии. Позднее в орбиту исследования были включены население и его расселение, социальная сфера и ее пространственная организация, что дало импульс формированию социальной географии. Интеграция экономической и социальной географии поможет глубже и шире познать общественную грань ойкумены, определить предмет ее изучения.
Для более полного представления о предмете современной экономической и социальной географии желательно совершить экскурс в прошлое столетие – эпоху становления науки и ее районного направления.
Важную роль в становлении экономической географии сыграл В.Э. Ден, который выделил ее в отдельную отрасль знания. До него она развивалась на базе описательной статистики и представляла собой набор разрозненных работ по экономико-географической тематике и экономическому районированию. Высоко оценивая работы В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, П.И. Рычкова, К.И. Арсеньева, П.П. Семенова-Тян-Шанского, Д.И. Менделеева, В.П. Семенова-Тян-Шанского и других ученых, следует отметить, что вопрос о предмете науки рассматривался попутно, или не затрагивался совсем.
Проблема предмета экономической географии появилась в связи с ее преподаванием в высшей школе. Первым в России профессором, читавшим курс экономической географии в высшем учебном заведении, был В.Э. Ден. Он определил ее как экономическую науку, предметом которой является изучение современного состояния отдельных отраслей хозяйственной жизни в их географическом распространении, а также тех физических и культурных условий, которые так или иначе влияют на каждую из этих отраслей[18]. В.Э. Ден заложил отраслево-статистическое направление в экономической географии, получившее развитие в трудах многих ученых. Не концентрируя внимание на процессах районирования и районном направлении, он не отрицал наличия районной части, следовавшей вслед за отраслевой.
В 1920-е гг. разгорелась дискуссия об отраслевом и районном направлениях, в процессе которой неоднократно возникал вопрос о предмете экономической географии. Представители районной школы основное внимание уделяли территориальным сочетаниям экономических явлений и процессов. Так, С.В. Бернштейн-Коган полагал, что предметом экономической географии является экономический район. Он писал: «Экономическая география есть наука о районах и их взаимодействии»[19].
Более развернутое представление о предмете экономической географии дал основатель районной школы, крупнейший отечественный ученый Н.Н. Баранский. По его мнению, предметом экономической географии является изучение хозяйственного своеобразия стран и районов, изучение пространственных различий в хозяйстве на земном шаре, т.е. различий от места к месту, а также пространственных сочетаний в хозяйстве[20].
Такое определение предмета экономической географии было воспринято не всеми учеными, что привело к многочисленным дискуссиям и жарким спорам. Определенной «вехой» в определении предметной сущности науки стало определение, приятое на II съезде Всесоюзного географического общества в 1955 году. Экономическая география была названа общественной наукой, изучающей географическое размещение производства (понимаемого как единство производительных сил и производственных отношений), условия и особенности его развития в различных странах и районах. Это было одно из самых неудачных определений экономической географии в связи с неопределенностью предмета познания. Процессы размещения являются необходимым атрибутом экономических исследований любой  отрасли хозяйства и экономики в целом. Расплывчатость предмета познания затрудняла разработку теоретико-методологических основ экономической географии и инициировала распыленность географических изысканий.
Неудовлетворенность данным определением предмета экономической географии выразилась в концентрации научных исследований отдельных ученых на процессах формирования и развития территориальных сочетаний производительных сил. Ими формируется учение о территориально-производственных комплексах (ТПК) и их структурных образованиях – энергопроизводственных циклах[21].
Специализация экономической географии, осуществляемая по линии более углубленного исследования социальных процессов жизнедеятельности людей, способствовала расширению предмета познания и формированию представлений о территориальных социально-экономических системах (ТСЭС). В основу понятия ТСЭС было заложено представление об общественно-территориальном комплексе как совокупности взаимосвязанных и взаимообусловленных форм человеческой жизнедеятельности, развивающихся на основе организованного материального производства[22].
Во второй половине XX столетия ТСЭС становятся основным предметом познания экономической, а затем и социально-экономической географии. Это дало основание Ю.Г. Саушкину утверждать, что экономическая география – это наука о процессах формирования, развития и функционирования территориальных социально-экономических систем и об управлении этими системами[23].
Под ТСЭС понимается пространственно-временное сочетание социально-экономических элементов жизнедеятельности людей, включенное в процессы общественного воспроизводства, развивающееся как звено географического разделения труда, услуг, информации[24]. Внутренняя структура ТСЭС отражена на рис. 3.


Рис. 3. Внутреннее строение ТСЭС
Инфраструктура:
1 – социально-культурная; 2 – социально-бытовая; 3 – производственная; 4 – рыночная;
5 – институциональная; 6 – экологическая; 7 – природно-ресурсная; 8 – рекреационная
Для каждой ТСЭС любого функционального профиля и таксономического ранга присущи следующие черты:
- сложный внутренний состав, включающий абиотические, биотические, технические, экономические, экистические, демографические, социальные компоненты и элементы;
- социальная направленность функционирования экономики, инфраструктуры, природопользования;
- человек рассматривается как биосоциальное явление – главное звено в ТСЭС, выступающее ведущим фактором не только производства, но и потребления;
- формирование и функционирование ТСЭС дает существенный экономический, социальный и экологический эффект;
- наличие внутренних воспроизводственных процессов, сочетающихся с открытостью, выраженной в обмене товаров, благ, услуг, информации;
- динамизм и стремление к равновесию с окружающей природной средой;
- управляемость экономическими и социальными процессами.
К концу XX столетия представление о ТСЭС как основном предмете экономической и социальной географии как интегрированной науки получает общую признательность. При этом следует отметить, что научный поиск предмета происходил на фоне активизации и синтезирования экономического и социального направлений науки. В ходе формирования предмета экономической и социальной географии было предложено множество дефиниций: «социально-экономическая пространственная система», «социально-экономический пространственный комплекс», «территориальный социально-экономический комплекс», «социально-экономический район» и т.д. В конечном счете большинство ученых приняли понятие «ТСЭС».
В ходе географических исследования пространственно-временной организации жизнедеятельности людей существенно расширилось представление о населении и формах его расселения, о рыночной экономике, сервисе и инфраструктурном обеспечении. Появилось понятие «территориальная общность людей» (ТОЛ) и представление об идентификации социума с поселением и территорией. Жизнедеятельность ТОЛ протекает в разнообразных формах, часть из которых выходит за пределы экономических и социальных процессов. К ним можно отнести нравственные, психические, моральные, этические, духовные, мировоззренческие и другие стороны человеческого бытия. «Рамки» ТСЭС стали «узкими» для полного отражения всех сторон жизнедеятельности людей.
Поиск новых форм пространственно-временной организации общества привел исследователей к категории «территориальной общественной системы» (ТОС). Содержание ТОС значительно шире содержания ТСЭС за счет «включения» духовного, психологического, нравственного и других аспектов жизни людей. ТОС становятся главным предметом познания экономической и социальной географии, в связи с чем появилось новое определение науки. Среди множества определений наиболее общим является следующее: «Экономическая и социальная география как целостная интегрально-синтетическая наука изучает пространственную организацию общества в конкретных условиях природной среды. Основным предметом ее исследования являются территориальные (пространственные) общественные систем» [25].
В современных условиях можно констатировать, что ТОС – это пространственно-временная форма организации ойкумены, в которой взаимосвязано и взаимообусловленно сочетаются все сферы жизни людей, включенные в процессы общественного развития и воспроизводства. Каждая ТОС представляет собой единство всех элементов общества, тесно взаимодействующее с окружающей средой. Она характеризуется сложной внутренней структурой, многообразием связей и сфер жизнедеятельности людей (рис. 4).
ТОС относятся к классу сложноорганизованных пространственно-временных систем. Для них характерны антропоцентричность, социальные приоритеты и организованная среда ТОЛ. Среда жизнедеятельности людей отличается разнообразием и включает в свой состав природно-ресурсную, экономическую, социальную и рекреационную среды (рис. 4).
Важную роль в структуре ТОС играет целостность территории и инфраструктурное обустройство. В составе систем функционируют производственная, рыночная, социально-бытовая, социально-духовная, экологическая, природоохранная инфраструктуры.
ТОС относятся к типу управляемых и регулируемых систем, поэтому важнейшим компонентом являются институциональная инфраструктура, геоинформационные системы и мониторинг. Для повышения сбалансированности внутренних компонентов систем активизируется сочетание государственного управления и рыночного регулирования.
ТОС как обобщенная концептуальная модель конкретных форм пространственно-временной организации общества находит свое воплощение в районах и поселениях разного таксономического ранга. Иерархическая структура ТОС способствует упорядочению саморазвития, самоуправления и самофинансирования территории.


Рис. 4. Внутреннее строение ТОС

ТОЛ – территориальная общность людей; Инфраструктура: ПрИ – производственная,
РИ – рыночная инфраструктура, СДИ – социально-бытовая, ЭИ – экологическая, ПИ
– природоохранная; РД – рекреационная деятельность; ПД – политическая деятельность

В границах ТОС всех таксономических рангов протекают процессы общественного воспроизводства, включающие социальные, духовные, материальные стороны воспроизводства, воспроизводство людей, инфраструктуры, форм общения и т.д. Территориальная совокупность всех воспроизводственных процессов создает условия для формирования органической целостности ТОС, сбалансированности и комплексности всех сфер человеческого бытия. Относительная автономность ТОС сочетается с их открытостью, реализуемой в процессах географического разделения и интеграции труда, услуг, культуры, информации и т.д.
Итак, объектом экономической и социальной географии является ойкумена, предметом – ТОС, уникальным аспектом – пространственный. Данное представление об объектно-предметной сущности науки не исключает других подходов к понятию объекта и предмета и, тем более, не ограничивает метатеоретические исследования в этом направлении. Процессы трансформации экономической и социальной географии в общественную географию естественно будут сопровождаться поиском адекватных предметов познания.
<< | >>
Источник: М.Д. Шарыгин. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ГЕОГРАФИИ Учебное пособие. 2007
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1.2. Общественное направление в географии: объектно-предметная сущность:

  1. § 2. Становление и основные направления развитиясовременной географии
  2. 12.2. Сущность и направления воспитательной работы в вузе
  3. ОБЩЕСТВЕННАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ВОСПИТАНИЯ
  4. 2. Новые направления общественно-политической мысли
  5. трансперсональный опыт, проблема субъект-объектного дуализма и недвойственность
  6. Начало зарождения леворадикального направления общественной мысли
  7. Направленность воспитания на овладение личностью общественным опытом как его глубинная сущностная характеристика
  8. 8. Проблемы сущности и типологии права 8.1. Право как нормативный регулятор общественных отношений
  9. 59. Основные направления кодификации советского законодательства в период либерализации общественных отношений(1953 - октябрь 1964 г.)
  10. 7.2. Общественно-политический и экономический кризис в России после окончания Гражданской войны. Сущность и содержание нэпа.
  11. А.Ю. СКОПИН. ВВЕДЕНИЕ В ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ГЕОГРАФИЮ БАЗОВЫЙ КУРС ДЛЯ ЭКОНОМИСТОВ, МЕНЕДЖЕРОВ, ГЕОГРАФОВ И РЕГИОНОВЕДОВ, 2001