<<
>>

Пищевая промышленность.

Размещение пищевой промышлен­ности мира характеризуется рядом взаимоисключающих тенденций. С одной стороны, по-прежнему растет традиционная пищевая про­мышленность в менее развитых странах, с другой стороны, начина­ют свертываться многие традиционные отрасли в развитых странах, отчасти потому, что в них усиливается движение за здоровый образ жизни, а это ведет к сокращению таких традиционных производств, как виноделие, производство табачных изделий, сахара.
Наоборот, в менее развитых странах по-прежнему растет и табачное произ­водство, и производство пива, как впрочем и в России, которая по характеру своего потребления оказывается близка к развивающим­ся странам.

В высокоразвитых странах сокращение традиционных произ­водств, особенно в отраслях, «вредящих» здоровью, сопровождает­ся наращиванием производства в отраслях, освобождающих жен­щин от «кухонного труда», происходит как бы «индустриализация кухни». Пищевая промышленность менее развитых стран в опреде­ленной степени повторяет развитие мировой пищевой промышлен­ности на раннем этапе ее роста. Поэтому табачная промышлен­ность переходит из высокоразвитых стран в менее развитые; этот же процесс идет и в сахарной промышленности; растет даже вино­делие в отдельных менее развитых станах при общей мировой стаг­нации этого производства. Пивоварение, почти не развиваясь в вы­сокоразвитых странах, наращивает свои мощности в менее разви­тых, например, в странах третьего мира и Китае.

По техническому уровню среди отраслей пищевой промышлен­ности выделяется сахарная, хотя и в ней, особенно в Индии, есть кустарные предприятия. Но все-таки большая часть выпуска сахара приходится на фабричный сахар, в отличие от любых других видов пищевой индустрии, поскольку и мясопереработка, и особенно хлебо­печение на 50—60% объема являются предметом «домашнего про­изводства» за счет менее развитых стран.

Значительная часть саха­ра поступает на мировой рынок, причем крупные экспортеры — Бразилия, Куба, Австралия, ЮАР и Таиланд, а также европейские страны — Франция, Нидерланды, и даже ФРГ. Крупными импорте­рами выступают Россия, США, Япония, некоторые европейские стра­ны, Иран. 2/3 мирового производства приходится на тростниковый сахар и лишь 1/3 — на свекловичный.

Сахар традиционно является экспортным товаром, так же, как и табак, поставляемый в основном в страны-производители табачных изделий. Однако последние годы производство сахара в связи с общими тенденциями, характерными для всей пищевой промыш­ленности, — перемещение из высокоразвитых стран в слаборазви­тые, — сосредоточилось в значительной степени в развивающихся странах, а в высокоразвитых странах прежде всего в США.

Рынок табака состоит из двух групп стран — высокоразвитых, рынок которых не только насыщен табачными изделиями, но и со­кращается в результате борьбы с курением, и рынок менее разви­тых стран (в числе которых и Россия), где потребление табачных изделий и их производство растет. «Излишки» мощностей табачной промышленности высокоразвитых стран частично давно уже рабо­тают на рынок этих стран, включая и Россию.

Значительная часть табачных предприятий концентрируется ли­бо в крупных центрах, либо в портах ввоза табака, что характерно для стран Западной Европы и тех стран, которые работают на им­портном сырье. В США, где табак выращивается, многие предприя­тия размещаются в центрах реализации табачных изделий, где рынок табака соседствует с районами с относительно дешевой рабочей силой. Рабочая сила является весьма важным притягательным мо­ментом для размещения табачных предприятий.

В целом крупнейшим производителем табачных изделий являют­ся США, затем идут Китай и Индия, а из европейских стран особен­но крупной табачной промышленностью обладает ФРГ, где глав­ным центром является Берлин, поскольку в послевоенные годы имен­но Западный Берлин обладал большими ресурсами незанятой рабочей силы и основное строительство предприятий развернулось имен­но в Западном Берлине.

Сегодня, кроме России, во всех развитых странах сокращается производство табачных изделий, но зато наращиваются мощности в таких странах, как Турция. В еще большей степени растет китайская табачная индустрия, как и во многих дру­гих развивающихся странах, где уровень потребления еще не до­стиг своего максимума.

Примерно то же явление происходит с производством вин или выпуском виноводочной продукции, так же, как и пива. Если в высокоразвитых странах производство вина сокращается и прекра­тился рост производства пива так же, как и производства других алкогольных напитков, то в странах НИС усиленно растет продук­ция не только пивоварения или спиртных напитков, но и расширя­ется производство вина, хотя и в небольшой степени, не покрываю­щее общее сокращение производства вина в высокоразвитых странах.

В последние десятилетия виноделие в странах Западной Европы сократилось более чем на 10 млн. гл (что равно общему произ­водству вин в бывшем СССР). Тем не менее Италия занимает по-прежнему первое место в мире по производству виноградных вин — 61 млн гл (1994 г.), второе место — Франция (57 млн гл). На эти две страны приходится 40% мирового виноделия, остальные страны мира производят 180 млн гл. Среди них в Европе крупными производителями стали Испания (15—18 млн гл), Португалия (10— 12 млн гл) и ФРГ (10 млн гл). В западном полушарии выделяются США (20 млн гл) и Аргентина (8—10 млн гл).

В пивоварении крупными производителями являются США, ФРГ, Великобритания и многие другие западноевропейские страны, но в них производство растет только за счет экспортного спроса. И только в Японии и в странах НИС и Китае усиленно растет производство пива; туда же вывозится и большая часть европейских излишков пива. Россия является одним из крупных производителей пива, но поскольку его потребление быстро растет (по типу спроса в менее развитых странах), большое количество пива ввозится, как и вин и виноводочных изделий.

В общем, тенденция развития пищевой промышленности в ме­нее развитых странах повторяет тенденции развития, характерные для высокоразвитых стран.

Однако в высокоразвитых странах рас­тет производство в пищевой промышленности разного рода полу­фабрикатов. Именно эти отрасли сегодня являются лидерами в раз­витии пищевой промышленности высокоразвитых стран, в то время как «классическая» пищевая промышленность, включая хлебопече­ние, постепенно свертывается. В то же время в развивающихся странах растет консервная промышленность, ориентированная на рынок высокоразвитых стран, куда поставляются многочисленные соки, фруктовые консервы, в меньшей степени мясные и рыбные изделия.

Рыболовство и добыча других биоресурсов моря. Эти виды хозяйственной деятельности относятся к числу древнейших заня­тий человечества. Как правило, они сочетались с теми занятиями, что были полностью привязаны к суше, но в ряде приморских рай­онов явно доминировали. Благодаря техническому прогрессу на флоте создались предпосылки для постепенного превращения рыбного про­мысла в высокоспециализированную отрасль мирового хозяйства. Сказались прежде всего замена паруса механическими двигателя­ми и появление холодильных установок, что позволило судам раз­вернуть операции в открытом море с целью продления путины. Этому способствовало также неуклонное совершенствование как чисто промыслового оборудования, так и навигационного, включая разно­образные средства слежения за косяками рыбы. Мощный стимул для развития получила ихтиологическая наука, перед которой вста­ла задача выявить новые районы и объекты лова.

Тенденция к пространственной дисперсии на океанических про­сторах сочетается с растущей географической концентрацией от­расли на берегу. Современные траулеры, выполняя свою главную функцию, превратились вместе с тем в своеобразные плавучие про­мышленные предприятия, на которых ведется первичная обработка (разделка, мойка, заморозка и т.д.) добытой продукции. Они уже не могут довольствоваться, как баркасы в прошлом, любой удобной бухтой для стоянки, а ориентируются на ограниченное число хоро­шо оснащенных, располагающих специальными причалами и скла­дами портов.

Последние должны иметь надежное транспортное со­общение с заводами по последующей обработке улова и с крупны­ми районами потребления.

В развитых странах, где живучи традиционные варианты ве­дения промысла, соответственно сохраняется и распыленное раз­мещение перерабатывающих производств. В ходу по-прежнему кустарные приемы копчения, вяления и сушки рыбы, не требую­щие больших затрат. Именно сушеная рыба служит для населе­ния многих тропических областей самым дешевым источником белков животного происхождения. Однако отрасль не реализует в достаточной степени возможности для получения ценных ви­дов продукции.

Сколь ни важна роль промышленных предприятий на берегу, их ключевая проблема, выражающаяся в необходимости обеспечить устойчивость сырьевой базы, решается в море. «Золотой век» рыбо­ловства пришелся на 1948—1968 гг., когда мировой улов ежегодно увеличивался в среднем на 2,5 млн т, а по темпам роста достигал 6%. Сказалось то обстоятельство, что в зоне наиболее интенсивно­го промысла — в северной части Атлантики — резко сократились операции в период второй мировой войны, в результате чего биоре­сурсы здесь успели восстановиться. В последующем же техниче­ские улучшения на траулерном флоте и ввод в строй новых судов позволили в основном только компенсировать те потери, которые были вызваны чрезмерной эксплуатацией в 1948—1968 гг. многих традиционных объектов промысла: трески, сельди, анчоусов, кам­балы, морского окуня, мерлузы, лосося.

Избыточная нагрузка на биоресурсы ощущается уже и в тех прибрежных акваториях, где в рыбном хозяйстве придерживаются прежних способов лова с применением архаичных орудий. Частич­но причиной истощения рыбных запасов в таких случаях является демографический фактор: в развивающихся странах население ры­бацких деревень практически имеет мало шансов найти себе иные источники существования помимо традиционного.

В итоге среднегодовой прирост уловов снизился в 70-х и 80-х гг. и в абсолютном выражении — до 0,5 млн т в год, и в относитель­ном — до 2,5%.

Ныне продукция отрасли вплотную приблизилась к рубежу 100 млн т (в том числе примерно 1/10 добывают в пресных водах). Из них рыба, в первую очередь сельдевые и тресковые, со­ставляет около 90%, причем в перспективе можно ожидать сокра­щения этой доли. Остальное приходится на беспозвоночных — мол­люсков и ракообразных — и в меньшей мере на водоросли. До половины вылова приходится на бассейн Тихого океана, на берегах которого расположены страны, лидирующие в развитии отрасли. Это прежде всего Китай и Япония с их годовой добычей более чем по 10 млн т. На следующих позициях с показателем свыше 5 млн т стоят Перу и Россия, унаследовавшая от СССР мощный траулерный флот, активно ведший операции во многих морских акватори­ях. Наиболее интенсивно биоресурсы эксплуатируются в Северной Атлантике, образуя основу экономики некоторых европейских стран, прежде Норвегии, а теперь особенно Исландии.

Естественная продуктивность морей, и в частности, шельфовой зоны, крайне изменчива, причем отнюдь не только из-за зональной поясности. Так, в юго-западной части Индийского океана она оце­нивается в 37 кг биомассы на 1 км2 поверхности, в шельфовой зоне 412 кг/км2 по сравнению со 189 и 4000 кг/км2 в Тихом океане. Поэтому и годовой потенциальный улов с аналогичных по площади акваторий варьирует в несколько раз. Развивающиеся страны вви­ду маломощности своего тралового флота особенно зависимы от биоресурсного потенциала шельфовой зоны, в пределах которой в Шри Ланке добывают 95% всей морской рыбы. Поэтому в низких широтах нарушение экологического равновесия из-за сведения ман­гровых лесов, разрушения коралловых образований и загрязнения вод грозит в конечном счете подрывом основ белкового питания населения. Особенно это касается малоимущих слоев, в рационе которых рыба служит главным источником протеинов животного происхождения.

Положение развивающихся стран улучшает принятая ООН в 1982 г. Конвенция по морскому праву. Она дала определение и юри­дический статус такому понятию, как 200-мильная «исключительная экономическая зона». Тем самым создались условия для действенного контроля за ресурсами наиболее продуктивных акваторий со стороны прибрежных государств и возросла заинтересованность последних в регулировании воспроизводства этих ресурсов. Как правило, развива­ющиеся страны не располагают техническими средствами для полно­го использования открывшихся перед ними возможностей добычи море-продуктов лишь собственными силами. Однако перспективно налажи­вание активного международного сотрудничества в данной области, что помогает этим странам получать в той или иной форме компенса­цию в обмен на выдачу зарубежным судам разрешения вести промы­сел в исключительных экономических зонах.

Как известно, в процессе развития морского хозяйства некоторые виды, преимущественно крупных морских животных были или ист­реблены, например, стеллерова корова, обитавшая у Командорских островов, или оказались под угрозой полного уничтожения, как киты, так что потребовалось усилие международного сообщества по их за­щите. Однако злободневной уже стала опасность катастрофического истощения запасов морепродуктов в целом. Так, внезапно появивша­яся на прилавках магазинов и так же быстро исчезнувшая простипома, нототения, бильдюга свидетельствуют, в сколь короткие сроки подрывается природно-ресурсная база Мирового океана.

Магистральный путь выхода из кризисной ситуации заключает­ся, видимо, в прогрессе аквакультуры и рыборазведении и их широ­ком распространении в разных формах, отвечающих местным при­родным особенностям и традициям. Пока они примерно на 80% сосредоточены в Азиатско-Тихоокеанском регионе, прежде всего в тех областях Старого Света, где густое население сконцентрирова­но на приморских низменностях и обладает давним опытом сочета­ния рисоводства с прудовым рыборазведением. Падение экономиче­ской эффективности рыболовства усиливает жизнеспособность этой многообещающей отрасли хозяйства. Аквакультура завоевала уже лидирующие позиции в удовлетворении мирового спроса на водо­росли и моллюсков и активно работает на экспорт. Ее доля в мор­ской продукции приближается к 10%, но в таких крупных странах, как Китай и Индия, превышает 40%.

В настоящее время аквакультура развивается опережающими темпами в сравнении с промысловой добычей морепродуктов, хотя еще имеются резервы для ее увеличения за счет добычи относи­тельно новых видов, главным образом кальмаров и криля, и разве­дения ценных пород рыб (осетровые, форель) и съедобных моллю­сков (креветок, устриц).

Развитие аквакультуры зависит от создания ее прочной научно-технической основы. Эта задача не только особенно актуальна, но и сложна применительно к наиболее обещающим акваториям — прибрежным морским водам, где четко выражена локальная специ­фика, порожденная взаимодействием разных природных сред. К числу конкретных проблем относят повышение отдачи от поставляемых кормов и увеличение съема продукции с единицы площади на аквафермах, а также интенсификацию производства благодаря совмест­ному выращиванию нескольких видов морской биоты.

Вопросы

1. Назовите главные причины географических сдвигов отрасли.

2. Каковы особенности производства и внешней торговли сахаром?

3. Охарактеризуйте главные сдвиги в размещении виноделия и пивова­рения.

4. Охарактеризуйте береговую и океаническую компоненту современного рыбного промысла.

5. Каковы главные экономико-географические проблемы морского рыбо­ловства?

6. Каковы тенденции развития аквакультуры и рыборазведения?

<< | >>
Источник: Ю.Г.ЛИПЕЦ В.А.ПУЛЯРКИН С.Б.ШЛИХТЕР. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ ГЕОГРАФИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА. 1999

Еще по теме Пищевая промышленность.:

  1. Промышленность
  2. 11.2.12. География пищевой промышленности
  3. Горнодобыча и промышленность
  4. Раздел VIII ГЕОГРАФИЯ МИРОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ
  5. Глава 5 ПРОМЫШЛЕННОСТЬ: ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ И ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
  6. Промышленный комплекс
  7. Промышленный комплекс
  8. Промышленный комплекс
  9. § 24. Легкая и пищевая промышленность
  10. География пищевой промышленности
  11. Пищевая промышленность России
  12. Пищевая промышленность мира
  13. Глава 2 Промышленность Российской Федерации, формы ее территориальной организации
  14. Пищевая промышленность
  15. Отрасли рыночной специализации промышленности