<<
>>

3.3 Проблемы устойчивости областной системы расселения

Природно-ресурсные, экологические, экономические, социальные условия и факторы, а также анализ демографической ситуации и сложившиеся тенденции расселения не раскрывают в полной мере такую существенную сторону вопроса, как количественная оценка устойчивости систем расселения.

Сформулированное автором это понятие и накопленные данные о функционировании систем расселения в границах пяти муниципальных районов Воронежской области дают основание начать поиск и сделать конкретные расчёты.

Ранее уже отмечалось, что разработанная методика применима для исследования сельских поселений аграрно-промышленного типа, а устойчивость системы расселения представляется как социально - экономическая категория и это стало основанием для расчёта её параметров с точки зрения самодостаточности, способности производить сельскохозяйствен­ную продукцию не только для нужд конкретных муниципальных образований, но прежде всего как товарную продукцию, предназначенную для потребления за пределами их границ . Индикатором этого процесса в нашем исследовании является разработка целевого индекса устойчивости.

Первоначально апробация нашей методики была проведена укрупнённо на основе данных пяти муниципальных районов. В результате конкретных расчётов определились существенные различия по показателю «потенциальный контингент потребителей» (тыс. чел.): в Новохопёрском районе - 32,8 ; в Таловском - 91,3 ; в Кантемировском - 75,0 ; в Россошанском - 104,1 ; в Новоусманском - 96,2 тыс. человек. Сравнение этих показателей и фактической численности постоянного населения соответствующих районов определило различия в устойчивости систем расселения, которая выражается соотношением Cp и Pc (табл.14).

В рамках принятой методики отрицательной для систем расселения являются значения целевого индекса устойчивости (Is) от 0 до 1, поскольку это

Таблица 14

Исходные данные и порядок расчёта показателей , необходимых для количественной оценки устойчивости систем сельского расселения муниципальных районов в 2009 году

Название показателей Единица измерений Условное обозначение показателя Муниципальные районы
Ж

К

«

о

Он

X

о

X

о

ОЭ

о

К

Ж

X

«

О

ОЭ

о

н

Ж

X

«

о

ОЭ

о

Он

X

X

н

S

ы

Ж

X

«

о

S

0

о

о

о

о

Рч

Ж

X

«

о

S

о

о

ОЭ

о

к

1.
Численность постоянного населения
чел. Pc 39551 43793 39763 92234 72638
2. Объём

сельскохозяйственной продукции сельских поселений , произведенной:

сельхозпредприятиями тыс.

руб.

Ri 339920 1304190 811980 1137417 1253585
личными подсобными хозяйствами тыс.

руб.

R2 371252 676529 816802 1122608 834569
Всего по двум секторам аграрной экономики тыс.

руб.

IR 711172 1980719 1628782 2260025 2088154
3. Цена минимальной продуктовой корзины в среднем на одного человека в год тыс.

руб.

Bi 31 31 31 31 31
4. Цена

продовольственной корзины в закупочных ценах

тыс.

руб.

B2 21,7 21,7 21,7 21,7 21,7
5.
Потенциальный контингент

потребителей, включая местное постоянное население, обеспечиваемый конкретным сельским поселением

тыс.

чел.

Cp 32,8 91,3 75 104,1 96,2
6. Дополнительный контингент, обеспечиваемый продовольствием за пределами собственной территории тыс.

чел.

Ca 0 47,5 35,2 11,9 23,6
7.Целевой индекс устойчивости Is 0,83 2,08 1,89 1,13 1,32
Составлено автором по да нным паспортов поселений за 2009 год

означает, что система расселения не является самодостаточной. Данные табл. 14 указывают на то, что Новохопёрский муниципальный район в 2009г. не являлся самодостаточным, а остальные четыре района обеспечили себе индекс устойчивости выше единицы. Таким образом, чем больше значение Is, тем выше устойчивость системы расселения.

Однако расчёты целевого индекса устойчивости на уровне муниципальных районов дают недостаточное представление в связи с сущест­венными внутрирайонными различиями, поэтому было проведено детальное изучение показателя на уровне сельских поселений. Во-первых, это позволяет выделить первичные муниципальные образования, развитие экономики которых в условиях доминирования сельскохозяйственного производства идёт за счёт внутренних ресурсов и в меньшей степени зависит от других территорий . Во-вторых, целевой индекс устойчивости даёт основание оценить роль конкретного сельского поселения в обеспечении продовольственной безопасности всего муниципального района.

В процессе исследования 89 сельских поселений пяти муниципальных районов было выявлено семь уровней, которые затем были графически отображены на гистограмме, где объекты исследования размещены в порядке возрастания их устойчивости от меньшего к большему. По существу, полученные показатели отражают эффективность использования имеющихся ресурсов хозяйств населения и сельхозпредприятий на территориях конкретных муниципальных образований, что могло бы стать одним из индикаторов продовольственной безопасности [5]. В результате анализа сельских поселений по уровню устойчивости определились следующие различия (рис.42): 1. Очень низкую устойчивость (I уровень) имели 14 поселений или 15,7 % от общего их числа. В лучшем случае такие поселения являются самообеспечиваемыми и их социально-экономическое развитие зависит от возможностей, предоставляемых другими территориями, например муниципальными районами и областным центром; 2. Низкую устойчивость (II уровень) имели 16 поселений (18% от их общего числа). Эти поселения были способны обеспечить продовольствием

VII
U 4,0
^ 2,0
31 зз
Талоеский
Нов охоп ёрский
Кантемиров ский
Россошанский
Нов ovcm ан ский
Рис.
42. Гистограмма устойчивости 89 поселений пяти районов Воронежской области за 2009 год

в достаточной степени не только собственное население, но, если это необходимо, и другие территории; 3. Средней устойчивостью (III и IV уровни) характеризовались 36 поселений (40,5%). Их хозяйственная деятельность имела явную направленность на сбыт продукции за пределами собственных муниципальных образований; 4. Высокую устойчивость (V и VI уровни) имели 18 поселений (20,2%). Этот уровень устойчивости во многом определяется выгодным ЭГП. Такие поселения размещаются в приграничных с Украиной территориях Кантемировского района (Бондаревское, Новомарковское, Новобелянское сельские поселения), а также в местах с менее чем тридцатиминутной доступ- ностью до городских поселений на автодорогах с твёрдым покрытием (Евстратовское, Шрамовское, Поповское сельские поселения Россошанского района; 5. Очень высокая устойчивость (VII уровень) характерна для пяти из 89 поселений: приграничное Бугаевское СП Кантемировского района, Шекаловское СП - пригород Россоши, Добринское СП на востоке Таловского района, также Воронежское и Трудовое сельские поселения Новоусманского района с Is более 12. Последние два сельских поселения ориентированы в основном на поставку продукции потребителям ГО г. Воронеж.

Изучение распределения поселений по уровню устойчивости позволяет более полно характеризовать их системы расселения с точки зрения интенсивности внешних связей, обеспечивающих продовольственную безопасность (табл.15). В результате такого подхода были сделаны следующие выводы: 1.Во всех исследуемых муниципальных районах система сельского расселения способна обеспечить себя продовольствием самостоятельно; 2. На приграничных территориях (Кантемировский район) и вблизи средних городов - опорных центров (Россошанский район) системы сельского расселения обладают наибольшей устойчивостью.

По -видимому, такие территории отличаются преимуществом в развитии аграрного сектора за счёт существенного влияния потребительского фактора, что подтверждается отсутствием в них сельских поселений с очень низкой устойчивостью I уровня ;

Распределение 89 поселений в составе Новохопёрского, Таловского, Кантемировского, Россошанского и Новоусманского муниципальных районов [1]

по уровню устойчивости в 2009 году
Муниципальные

районы

Кол-во

МО-

объектов исследова­ния, ед.

Распределение сельских поселений районов по уровню устойчивости, ед. Число

МО

выше

III

уровня (Is >3), ед.

Доля

МО

выше

III

уровня,

%

I II III IV V VI VII
Новохопёрский 19 6 3 9 1 1 5,2
Таловский 22 1 3 4 7 6 1 14 63,6
Кантемировский 15 4 3 2 2 3 1 8 53,3
Россошанский 17 2 3 5 5 1 1 12 70,6
Нов оусманский 16 7 4 2 1 2 3 18,7
Всего 89 14 16 21 15 13 5 5 38 42,7
Доля МО по уровням устойчивости, % 15,7 18 23,7 16,8 14,6 5,6 5,6
Индекс устойчивости уровней (Is) 1

o'

1,01 - 2 2,01 - 3 3,01 -4 4,01 - 5 5,01 - 6 6,01 -13

Составлено автором

целью выявления их оптимальной численности населения в условиях преимущественного развития в них сельского хозяйства. С этой целью автором был проведен расчёт целевого индекса устойчивости по тем же 89 поселениям, но разделённым на группы по численности постоянного населения (рис.44). В результате сопоставления полученных данных оказалось, что среди первичных муниципальных образований наибольшей устойчивостью обладают поселения с численностью постоянного населения от 1000 до 1750 человек. При этом более крупные поселения характеризуются меньшими значениями Is.

Yi

Составлено автором

Рис. 44. Устойчивость 89 поселений пяти районов по группам численности

постоянного населения за 2009 год

Следовательно, в современных условиях устойчивыми для развития сельскохозяйственных производств оказались муниципальные образования со средней численностью постоянного населения (1000-1750 чел.), поскольку в этом случае на их долю часто приходится большая площадь земель населённых пунктов. Например, в Бугаевском СП Кантемировского муниципального района (Is=6,25) площадь в расчёте на одного жителя составляет 0,56 га, а в Митрофановском СП того же района Is составил 1,03 при площади земель 0,16 га в среднем на человека. Соответственно экономическое пространство для хозяйств населения и сельхозпредприятий муниципальных образований с меньшей людностью может быть использовано более эффективно.

При детальном рассмотрении устойчивости сельских поселений с учётом их средней людности на гистограмме прослеживается обратная связь, когда снижению целевого индекса устойчивости соответствует большее значение средней людности. Это видно исходя из расчёта Is поселений, входящих в различные группы по средней людности постоянного населения (рис.43). Из этого следует, что крупные сельские населённые пункты в условиях монофунк­циональной структуры хозяйства весьма ограничены в возможностях произ­водства сельхозпродукции и не могут развиваться только за счёт сельского хозяйства. На современном этапе такие поселения функционируют в основном как опорные центры сферы обслуживания населения, которая в основном представлена бюджетным сектором, что сделало их зависимыми от инвестиций и привело к значительному сокращению численности и населения за период

Рис. 43. Гистограмма распределения устойчивости сельских поселений в зависимости от средней людности их населённых пунктов за 2009 год

2002-2010 гг.. Поэтому укрупнение муниципальных образований вокруг крупных сёл качественно не изменит устойчивость системы сельского расселения в целом.

Полученные данные подтверждают, что сельская местность интегриру­ется в систему рыночных отношений не только на уровне сельхозпредприятий, но и личных подсобных хозяйств, поскольку они обеспечивают продовольственную безопасность как местного населения в границах муниципальных образований, так и других территорий с меньшей занятостью в сельском хозяйстве, то есть характеризуются внутренней устойчивостью. Всё это во многом предопределило постоянство территориальных различий основных морфологических характеристик (средняя людность, густота населённых пунктов, плотность населения) региональной системы сельского расселения, что является внешним проявлением её устойчивости. Для подтверждения этого нами была выполнена статистическая оценка с применением коэффициента корреляции рангов этих показателей по муниципальным районам области и Борисоглебскому городскому округу за 2002 и 2010 год (приложение 27).

В результате расчёта оказалось, что значения коэффициентов корреляции рангов достаточно высоки и являются статистически значимыми: по параметру средней людности - 0,98 ; плотности - 0,97 ; густоте населённых пунктов - 0,99. Таким образом, несмотря на существенные изменения, происходящие в экономике и социальной сфере, сохраняется преемственность территориальных различий по основным параметрам морфологии системы расселения Воронежской области на уровне муниципальных районов. Тем не менее, сокращение мельчайших сельских населённых пунктов с численностью населения до 25 чел. уже в ближайшей перспективе может привести к резким изменениям густоты поселений. Аналогичным образом было установлено сходство различий в распределении сельских населённых пунктов, рабочих посёлков и посёлков городского типа по категориям людности за 2002 и 2010 гг., где коэффициент корреляции рангов составил 0,97.

Более подробно оценить территориальные различия в размещении населения возможно на уровне сельских поселений в составе муниципальных районов. Для этого был применён показатель плотности населения за 2002 и 2010 гг. по каждому сельскому поселению и в результате расчёта

коэффициентов корреляции по 31 муниципальному району и Борисоглебскому городскому сделаны следующие выводы (приложение 28): 1. В 18

муниципальных районах области различия по плотности населения в 2010 году по сравнению с 2002 годом остались прежними, поскольку коэффициент корреляции рангов составил 0,97 и выше. 2. На северо-западе области тенденции динамики численности населения привели к незначительным изменениям различий в плотности населения за счёт муниципальных образований, находящихся вблизи ГО г. Воронеж. Это подтверждается более низкими коэффициентами корреляции рангов четырёх районов, которые оказались заметно ниже, чем по области в целом: например в Верхнехавском и Семилукском районах - 0,93, Хохольском районе - 0,92 и в Каширском районе - 0,95. 3. В результате значительного снижения численности сельского населения на севере области (например, в Эртильском районе на 22%) началось также некоторое изменение различий плотности населения. На юго-востоке этот процесс затронул территорию Калачеевского района, а на востоке - Борисоглебский городской округ, где коэффициенты корреляции рангов составили 0,88 и 0,90 соответственно. Это возможно обусловлено сменой положительной динамики численности населения на отрицательную на большей части территорий этих муниципальных образований за период 2002 - 2010гг. по сравнению с 1989-2002 гг.

Прежде чем относить областную систему расселения к тому или иному типу должен быть проведён мониторинг устойчивости каждой её территориальной единицы за многолетний период (5-6 лет), что позволит выявить тенденции их развития. Это особенно важно при разработке социально-экономической стратегии, когда сравнивается реальный и потенциальный контингент потребителей и рассматривается возможность развития аграрного сектора экономики в границах конкретных территорий.

В результате изучения количественной оценки устойчивости было подтверждено, что категория «устойчивость» является в первую очередь социально-экономической, в основе которой лежит способность сохранять численность и структуру населения, состав населённых пунктов, функциональный облик, инфраструктуру, внутренние и внешние связи, а следовательно и потенциал развития.

С учётом действия внутренних и внешних факторов диверсификации производства во многих муниципальных образованиях создаётся возможность не только для самообеспечения и самодостаточности, но и насыщения внешнего рынка продукцией собственного производства. Следовательно, в условиях вариации факторного (численность населения) и результативного (объёмы собственного производства сельхозпродукции) признаков, обоснования понятия «потенциальный контингент потребителей» (в основе которого лежит способность обеспечения продовольственной корзины), появилась возможность расчёта целевого индекса устойчивости, как отношения численности потенциального контингента потребителей и численности постоянного населения конкретных территорий. Естественно, эта методика более применима к системам сельского расселения, основным видом деятельности которых выступает сельскохозяйственное производство, особенно при оценке уровня их продовольственной безопасности.

<< | >>
Источник: Овсянников Артем Сергеевич. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАССЕЛЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ СТАРООСВОЕННОГО РЕГИОНА РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ). 2014

Еще по теме 3.3 Проблемы устойчивости областной системы расселения:

  1. 2.1. Воздействие экономических процессов на человеческие ресурсы малых городов
  2. Россия, которую нужно обрести: необходимые северные институты управления собственностью
  3. Очерк третий К ВОПРОСУ О ВЫДЕЛЕНИИ ЭТНОСОВ СРЕДИ ДРУГИХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ
  4. ЗАГРЯЗНЕНИЕ ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ. ИСТОЩЕНИЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  5. Урбанизация в России. Сущность урбанизации. Закономерности и процессы развития городского расселения
  6. Население
  7. 1.2 Методология социально-экономико-географического исследования систем расселения населения региона
  8. 3.3 Проблемы устойчивости областной системы расселения
  9. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ
  10. Е.П Наумов Г.Г. ЛИТАВРИН , ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ РАННЕФЕОДАЛЬНЫХ СЛАВЯНСКИХ НАРОДНОСТЕЙ