<<
>>

Ранний этап развития.

Закат рабовладельческих империй в Сре­диземноморье означал и упадок их периферии, что в последующем было усугублено падением Византии. На юго-западе Азии и в Север­ной Африке политическая власть перешла к кочевникам и их оседав­шим потомкам, которые в общем пренебрежительно относились к зем­леделию и не заботились об обеспечении его воспроизводственного цикла, что требовало постоянного внимания к ирригационным соору­жениям.
В распоряжении, например, хлебопашцев Магриба (Тунис, Алжир, Марокко) остались лишь узкие полосы земель вдоль побе­режья и труднодоступные участки в глубине горных массивов, а сами земледельцы были низведены до положения крепостных, плохо воз­награждаемых за свой труд и лишенных каких-либо надежд.

Главный очаг сельскохозяйственного производства начинает фор­мироваться в более северных по отношению к Средиземноморью об­ластях европейского континента. Этот многовековой процесс стал оп­ределяющим в судьбах мировой экономики и глобальной цивилиза­ции и заслуживает потому специального рассмотрения. Перемещение центра земледелия в менее теплые и, казалось бы, не самые благодат­ные края даже на раннем этапе не было следствием простого заимст­вования аграрных достижений античного Средиземноморья, ибо сельское хозяйство в умеренном поясе Европы пошло почти сразу самобытным путем. Показательно, что кельты, в древности широко расселенные на территории к северу и западу от Альп, изобрели и применили железный плуг задолго до появления его у греков и рим­лян, которым было достаточно сохи для обработки сухих мягких почв.

Затерянные в лесах племена длительный исторический период оставались разрозненными и не зависели от единой административ­ной воли, но одновременно они не располагали достаточной силой, чтобы в массовом порядке использовать труд рабов. В условиях господства чисто экстенсивных форм хозяйства земледельческая община нуждалась в обширных площадях угодий для своей жизне­деятельности, но это обстоятельство способствовало также рыхло­сти и аморфности ее внутренней структуры.

Это привело к весьма быстрому распаду больших семей, в связи с чем открылись возмож­ности для превращения пахотных наделов в отчуждаемую частную собственность малой семьи. Тем самым безмерно повысилась личная заинтересованность земледельца в совершенствовании производст­ва и возникли перспективы, как свидетельствует исторический опыт, для мощного прогресса также в социально-общественной сфере.

В итоге в сельском хозяйстве умеренного пояса Европы наибо­лее наглядно проявилась эволюция систем земледелия, выступаю­щих как обобщенное выражение сложившегося в определенных историко-географических условиях способа использования террито­рии (хотя в сельскохозяйственной литературе понятие «система» часто охватывает лишь набор агротехнических мероприятий, осу­ществляемых эмпирически или на базе какого-либо агрономическо­го учения). Аграрное освоение территории умеренной зоны Европы происходило прежде всего за счет расчистки земель от лесов, в первую очередь хвойных, тогда как сырые дубравы на низменно­стях сводились последними.

Подсечно-огневая система сохранялась в Европе на протяже­нии столетий, хотя, видимо, там никогда не господствовала в той степени, как в постоянно влажных тропиках. Еще в начале XX в. подсеки не были редкостью в скандинавских странах и в северных районах России: например, в бывшей Олонецкой губернии (Каре­лия) в ряде уездов еще до 2/3 посевов концентрировались тогда на подсечных участках.

Переложная система основывалась на временной залежи, или перелоге, как на главном средстве восстановления утраченного пло­дородия почвы. Вместе с тем она означала сознательное намерение снова занять землю под посевы после ее отдыха и влекла за собой изменения природных ландшафтов после выжигания лесов и более широкое применение тяглового скота, преимущественно волов. Но­вая система, которую можно рассматривать как частный случай залежного земледелия, не привела к заметным сдвигам в агропроизводстве, в чем, вероятно, и не было особой нужды: при ее распро­странении на раннем этапе средневековья (V—VI вв.) города, а вместе с ними ремесла и торговля в Европе пришли в глубокий упадок и для денег почти не осталось места.

И, следовательно, от­сутствовала сколько-нибудь значительная потребность в товарной сельскохозяйственной продукции, тем более что городские жители тоже занимались главным образом земледелием, особенно активно выращивая разнообразные огородные культуры.

Именно последующее возрождение в Европе городской жизни дало импульсы для внедрения паровой системы, складывавшейся на протяжении длительного периода — примерно с VII по XVIII в. В двухпольном хозяйстве площади под посевами и паром равны, так как они ежегодно чередуются. Однако доминировать стало трех­полье, при котором на каждом участке практиковался следующий севооборот: озимые зерновые хлеба (пшеница или рожь); яровые (ячмень или овес, горох или бобы, или же смешанные посевы зерно­вых); чистый пар. В данной связи классик русской агрономии А.В.Советов подчеркивал: «Форма трехпольной системы, как исключительно хлебной, несовместима с требованиями растений нехлебньгх». Поэто­му сколь ни элементарны были потребительские запросы населе­ния, их нельзя было удовлетворить лишь за счет полевого клина. Отсюда — сохранение и даже усиление весомости приусадебных земель, отводимых прежде всего под овощи и некоторые специальные культуры (в России, например, под коноплю, которая нуждалась в хорошо унавоженной почве и служила важным сырьем для получе­ния растительного масла и изготовления веревок и грубых тканей).

Смена систем земледелия не представляет собой однонаправ­ленного процесса. Случалось и попятное движение, как это просле­живалось при колонизации Сибири русскими крестьянами в XVI— XVIII вв., хотя чаще у них наблюдалось использование разных сис­тем на одной и той же территории: переложной, двухпольной и трехпольной, отличавшейся, однако, недостаточной четкостью и за­конченностью. Отсюда не вытекает прямолинейный вывод, что зем­леделие за Уралом было примитивным, неразвитым, стоявшим на более низком уровне, чем в европейских областях страны. Ибо гео­графия каждой системы земледелия определяется в первую очередь теми условиями, в которые поставлен хлебопашец, и уже первые поколения переселенцев из северорусской деревни, пришедших в Сибирь с превосходным знанием трехполья, убедились в трудно­стях его внедрения в местных условиях (в частности, поля были сильно заражены сорняками, с которыми тогда можно было бороть­ся только применяя залежную систему).

Общая же линия изменений в европейском сельском хозяйстве, особенно с началом промышленной революции в Англии в XVIII в., оказалась выраженной вполне определенно: повышение интенсив­ности использования земли, или, иначе, увеличение демографиче­ской емкости территории. По мнению выдающегося российского демографа Б.Ц.Уралниса, средний урожай подсеки примерно в 1,5 раза превосходил таковой в двухпольном хозяйстве. Однако на преж­ний подсечный участок возвращались лишь через многие годы, так что кормиться с единицы площади было в состоянии впятеро мень­ше людей, чем при двухполье. Переход к трехпольной системе под­нял уровень сборов благодаря введению озимых посевов: они при­носят продукции на 20—30% больше, чем яровые зерновые, и, сле­довательно, средняя урожайность хлебов в целом стала на 10— 15% выше. По этой причине генерал-губернатор Пермского и То­больского наместничества требовал в 1784 г. от всех земских су­дов: «...каждого хозяина обязать рожь сеять не токмо ярицею, но и на озимовом поле: чего наиболее наблюдать за теми из сельских жителей, у которых озимей не посеяно».

<< | >>
Источник: Ю.Г.ЛИПЕЦ В.А.ПУЛЯРКИН С.Б.ШЛИХТЕР. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ ГЕОГРАФИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА. 1999

Еще по теме Ранний этап развития.:

  1. Этапы развития исторической науки
  2. 1.4. Создание государственной системы ранней помощи - перспектива в развитии специального образования
  3. ' Ранний этап
  4. РЕЦЕПЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА (этапы развития) .
  5. АНТРОПОГЕНЕЗ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА
  6. § 9.2.2. Приоритетность задач технического развития при различных предпринимательских реакциях
  7. Ренессансная культура в XV в.: основные черты и этапы развития
  8. Основные этапы развития человека
  9. Важнейшие этапы развития экономической географии Землеописания и экспедиционные исследования
  10. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКОЙ ИГРЫ
  11. § 2. Особенности современного этапа развития науки. Перспективы научно-технического прогресса