<<

РЫНОЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Важной сферой, в которой законы функци­онирования мирового рынка непосредственно влияют на географию мирового сообщества, яв­ляется также региональная экономическая меж-

государственная интеграция.

В географическом отношении она, по сути, означает изменение экономической карты мира, объединение и пе­рераспределение сил и потенциалов субъектов

Мировой рынок: результат и фактор географического разделения труда

187

экономического взаимодействия. В то же время политическое оформление интеграции в много­сторонних соглашениях и в создании общих структур межгосударственного управления еще более усиливает процесс объективного экономи­ческого сближения стран-участниц и в результа­те ведет к значительному изменению географии международных экономических связей, а в даль­нейшем и производства.

На сегодняшний день существует целый ряд региональных интеграционных группировок разного размера и разной степени объединения национальных экономик. Из них важнейшей как по масштабу, так и по глубине интеграции является Европейский союз, объединявший до

1994 г. включительно 12 государств с населением около 350 млн человек, к которому с 1 января

1995 г. присоединились еще 3 западноевропей­ ские страны с населением 22 млн чел. В 1991 г. странами — членами прежнего Европейского сообщества были подписаны Маастрихтские со­ глашения, вступившие в силу с 1 ноября 1993 г. и имеющие целью создание валютно-экономи- ческого и военно-политического союзов в рам­ ках ЕС. К 2000 г. вне прямого членства в ЕС в собственно Западной Европе оставались пока Норвегия, Исландия и таможенная уния Швей­ царии — Лихтенштейна.

Не столь интегрированной группировкой, но важной с точки зрения экономической мощи и численности населения выступает НАФТА — Североамериканское соглашение о свободной торговле, заключенное между США, Канадой и Мексикой и вступившее в силу с 1 января 1994 г.

Оно охватывает регион с населением в 390 млн человек (1996).

В Латинской Америке в 1991 г. возникла группировка Меркосур, объединившая Аргенти­ну, Бразилию, Парагвай и Уругвай с численно­стью населения около 200 млн человек. С 1 янва­ря 1995 г. объявлено превращение Меркосура из зоны свободной торговли в таможенный союз, что означает не только либерализацию взаимной торговли, но и согласование единых таможенных тарифов для третьих стран. Кроме того, страны — участницы этого соглашения, помимо установ­ления свободного обмена товарами, деклариро­вали распространение его на услуги, капиталы и рабочую силу, хотя пока здесь определенные ша­ги предприняты только в плане либерализации движения капиталов. Продолжается в Америке

и развитие интеграционного процесса «вширь»: рассматривается вопрос о приеме новых членов в группировки НАФТА и Меркосур, а также ведут­ся переговоры либо об объединении последних, либо об образовании еще более крупного интег­рационного региона, в который войдут страны Северной Америки и большое число латиноаме­риканских государств.

Важной перспективной зоной интеграции в мире является Азиатско-Тихоокеанский регион, страны которого уже давно обсуждают формы более тесного многостороннего взаимодействия друг с другом. В мире существует также ряд ме­нее крупных и в той или иной мере* интегриро­ванных экономических группировок стран.

Хотя формирование региональных интегра­ционных группировок идет легче, чем многосто­ронние переговоры о снижении барьеров на мировом рынке, здесь также возникает мно­жество серьезных проблем, вытекающих из столкновения интересов стран в их экономиче­ском взаимодействии. Наиболее драматично это происходит в Европе как в отношении вступле­ния в ЕС новых стран, так и в плане изменения форм интефации в рамках самого ЕС.

В 1994 г. решался вопрос о присоединении к ЕС четырех западноевропейских стран — Авст­рии, Финляндии, Швеции и Норвегии. В пер­вых трех правящие структуры и проведенные ре­ферендумы вынесли положительное решение, тогда как референдум в Норвегии дал отрица­тельный ответ, как это уже произошло в этой стране за 22 года до этого.

Также на протяжении ряда лет шло рассмотрение вопроса о включе­нии в ЕС шести восточноевропейских стран, в отношении которых ЕС принял программу их частичной интеграции в свои структуры на пер­вом этапе. Здесь уже больше препятствий к ин­теграции не со стороны желающих присоеди­ниться стран, а на уровне самого ЕС, для кото­рого принятие более слабых партнеров означает серьезные внутренние проблемы.

Одной из сфер наиболее выраженного столк­новения интересов стран — членов ЕС и всту­пающих или готовящихся к вступлению в него стран является аграрный рынок. Сельское хо­зяйство стран ЕС отличается высокими издерж­ками и, кроме того, пользуется особым отноше­нием к своим проблемам со стороны общества в силу европейских социальных традиций. В це­лях поддержки этой отрасли в ЕС проводится

188

Компоненты и факторы географического разделения труда

единая сельскохозяйственная политика, содержа­нием которой является поддержание повышен­ного уровня сельскохозяйственных цен путем интервенций органов ЕС на аграрных рынках (централизованных закупок сельскохозяйствен­ной продукции по гарантированным ценам), а также некоторые другие виды поддержки фер­меров. На все эти цели в начале 90-х годов ЕС расходовал более 50% своего бюджета.

Адаптация к этому механизму стран Центрально-Восточной Европы представляет большую проблему. Аграрный сектор этих стран оказался в трудной ситуации после того, как, с одной стороны, был утрачен обширный рынок бывшего Советского Союза, а с другой — резко снизились возможности государственной под­держки отрасли. Кроме того, положение усугу­бил поток дешевых импортных продуктов из ЕС, цены на которые искусственно занижаются с помощью специальной системы субсидирова­ния экспорта. Для защиты своих национальных рынков большинство государств Центрально-Восточной Европы стало применять высокие импортные тарифы на сельскохозяйственную продукцию. Также были созданы системы госза­купок сельскохозяйственной продукции по ми­нимально гарантированным ценам для после­дующей ее продажи при повышении цен или для субсидированного экспорта.

Наиболее раз­витая система интервенций на аграрном рынке и субсидирования экспорта была создана в Венгрии.

Хотя последнее и напоминает механизмы, применяемые в ЕС, это не снимает проблему. Быстрое вхождение восточноевропейских стран в аграрный рынок ЕС, во-первых, означало бы автоматическое выравнивание цен на уровне еще более высоких внутренних цен ЕС, который совершенно неприемлем для менее платежеспо­собных покупателей в Центральной-Восточной Европе. Во-вторых, это стало бы непосильным бременем и для самого ЕС, который в 1992 г. и так уже провел значительное снижение уровня цен. Заметим, что в Центрально-Восточной Ев­ропе доля сельскохозяйственного населения и относительная численность крестьянских хо­зяйств значительно выше, чем в странах ЕС, что означало бы дополнительную выплату через ме­ханизм интервенций больших средств из едино­го бюджета. Поэтому рассматривавшиеся вари­анты вхождения стран Центрально-Восточной

Европы в общеевропейский рынок предпс ли специальные поэтапные программы вклн ния аграрных рынков первых в рынки ЕС и i раллельную работу по встречному преобр нию механизмов регулирования.

В сравнении с ЕС страны Центрально-1 точной Европы имели более либерализовав аграрный рынок, что соответствует пр» альным целям ВТО и вообще мирового < ства. В ЕС также наметилась выраженная денция ко все большему приведению своей рарной политики в соответствие с установк Уругвайского раунда, что в итоге поставит и. падноевропейских фермеров в общие кон рентные условия, действующие на миров рынке. В результате это облегчит и взаимн адаптацию сельскохозяйственных рынков ЕС I стран Центрально-Восточной Европы.

Противоположного типа проблемы возник в отношении интегрирования в аграрный рык ЕС новых стран-членов из Западной Европы Австрия и Скандинавские страны имели еще I лее мощные системы государственной подле ки своего сельского хозяйства. При вхождении! ЕС их должны были заменить общей един системой, что вызывало негативное отношен со стороны фермеров и поддерживающих кругов.

Для решения проблемы этим была предложена значительная степень се в применении неценовых методов государствен ной поддержки фермеров, что не протик принципам современной аграрной политик ЕС. Однако подобные действия не сказали на решении Норвегии не присоединяться Евросоюзу. Перспектива отмены практикуе» крупных субсидий сельскому хозяйству — од из важнейших причин, вызвавших отри1 ный итог проведенного референдума.

Серьезные проблемы и противоречия cyii ствуют и на других рынках. В отношении при ма восточноевропейских стран особенно чительным препятствием является практикуемо! в них государственное прямое и косвенное сидирование депрессивных отраслей, пг всего черной металлургии и горнодобываюи промышленности. Хотя немногие страны трально- Восточной Европы могут себе позв лить предоставление крупных государствен* субсидий, существует ряд косвенных пу дающих тот же эффект. Поскольку это нар рыночное равновесие, то ЕС не может допу

Мировой рынок: результат и фактор географического разделения труда

189

такую практику в рамках единого европейского рынка. Особенно большую скрытую государст­венную поддержку предприятиям черной метал­лургии оказывало правительство Польши, кото­рое еще в 1994 г. позволяло им не платить до по­ловины налогов, от которых они не были освобождены по закону. Значительные привиле­гии отдельным отраслям и предприятиям пред­оставляло также правительство Чехии.

Не просто складываются отношения и на рынке труда. Хотя социальные аспекты фор­мально не входят в подготовленный руководя­щими органами ЕС список обязательных тре­бований, которым должны удовлетворять эко­номические механизмы в восточноевропейских странах при вхождении в ЕС, правительства этих стран не хотят исключать столь важную для себя сферу интеграции. Но в то же время соблю­дение странами Центрально-Восточной Европы всей сложной системы норм ЕС в отношении рынка труда и несение связанных с ней расходов могут оказаться тяжелым бременем для неок­репших деловых структур этих стран.

Много противоречий и трудностей возникает внутри самого ЕС в ходе его реформирования и дальнейшего углубления интеграции.

Одно из направлений модернизации ЕС — преобразование Европейской валютной систе­мы в Европейский валютный союз и переход к единой денежной единице. С 1 января 1999 г. вступил в действие Европейский экономиче­ский и валютный союз, в который из числа стран — членов ЕС вошли 11 государств — без Великобритании, Греции, Дании и Швеции. Не вошедшие в ЭВС 4 страны либо не сочли это для себя выгодным на данном этапе (Велико­британия), либо не смогли выполнить необхо­димые для вступления критерии по размеру бюджетного дефицита и инфляции. ЭВС, таким образом, существует как бы в рамках Евросо­юза. Национальные валюты стран — участниц ЭВС будут оставаться в хождении максимально до 1 января 2002 г. Новая денежная единица ев­ро до этих пор не будет представлена банкнота­ми или монетами и пока является лишь безна­личной денежной единицей. Но к 1 января 2002 г. должны быть выпущены банкноты и мо­неты, выраженные в евро, и тогда начнется 6-месячяый переходный этап одновременного об­ращения евро и прежних национальных валют в форме банкнот и монет. На этом этапе будет

происходить обмен национальных денежных знаков на евро. Наконец, 1 июля 2002 г. опре­делено как крайний срок полного перехода стран ЭВС на единую валюту во всех секторах (хотя обмен прежних банкнот на новые еще бу­дет продолжаться).

Создание ЭВС упростило пересчеты цен и тарифов во взаимной торговле и сделало ненуж­ными расходы на обмен валют, что нацелено на всемерное устранение препятствий в экономи­ческом взаимодействии стран-участниц. В связи с переходом на единую валюту помимо очевид­ных технических и организационных труднос­тей, включающих необходимость* пересчета в новую валюту всех банковских активов и пасси­вов, цен и тарифов, подготовки персонала ком­паний и населения к новому масштабу цен, между странами возникали серьезные споры. Так, для Германии было важно, чтобы новая ва­люта была не менее сильной, чем немецкая мар­ка, а для стран со слабыми валютами (например, для Италии) предметом беспокойства являлся вопрос, не будет ли переход к евроденьгам озна­чать для них скрытую девальвацию используе­мых ими денежных единиц.

Опыт показал, что опасения были не напрасны. Первоначально курс евро к доллару был установлен на уровне 115 долл. за евро, но очень быстро он упал, и в сентябре 2000 г. давали только 0,88 долл. за один евро.

Осложняют интеграцию в рамках ЕС и про­блемы, связанные с регламентированием де­ятельности ТНК. Многими в ЕС была негативно встречена идея о единоразовом налогообложе­нии ТНК только в какой-то одной стране, если материнская компания и ее зарубежные фили­алы переводят отчисления за технологию, диви­денды и проценты через национальные границы в рамках ЕС. Особенно большое беспокойство это вызвало у Бельгии, Греции, Португалии, в которых расположено много филиалов ТНК, но мало материнских компаний.

Несмотря на имеющиеся проблемы, реги­ональная интеграция демонстрирует способ­ность повышать эффективность системы взаим­ных экономических связей, и это можно видеть не только в Европе. Наиболее быстро сдвиги происходят в области торговли. Страны, образо­вавшие Меркосур, почти удвоили взаимный торговый оборот только в течение 1991— 1993 гг., сохранив при этом развитые торговые

Компоненты и факторы географического разделения труда

связи с другими регионами мира. Вступление в силу НАФТА уже в течение первого года тоже значительно изменило торговые потоки в реги­оне, увеличив относительный вес взаимной тор­говли между тремя странами по сравнению с их

торговлей с третьими странами. Это тоже изошло не только в результате простого пер пределения потоков, но и по причине возник вения новых торговых* возможностей. При эт сильно вырос экспорт Мексики в США и Кана

В целом развитие мирового рынка в послед­ний период отличается высокой степенью слож­ности и противоречивости. Расширился круг участников международных экономических свя­зей, география экономического роста становит­ся более многополярной, все большую роль играют ТНК, пронизывающие национальные экономические границы, режим которых под­держивается государствами в национальных ин­тересах, противоположность тенденций глоба­лизации и регионализации создает иерархиче-

скую многоуровневую систему, задаюи глубину межгосударственного взаимодействи небывалых масштабов достигли обороты на i нансовом рынке, наиболее трудно контролиру мом со стороны отдельных государств. В то время возрастают усилия стран по совместно^ регулированию состояния мирового рынка, выразилось в создании ВТО, в согласованна регулировании курсов валют странами «семе| ки» с середины 80-х годов, в лавинообразно росте интеграционных соглашений.

<< |
Источник: В. В. Вольский. Социально-экономическая география зарубежного мира. 2003

Еще по теме РЫНОЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ:

  1. 22.3. РАСПАД СССР. ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКАЯ РОССИЯ. ТРУДНОСТИ ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ
  2. 3. Концепции международной интеграции
  3. 1.3. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ
  4. 4.2. Актуальные проблемы российско-монгольских отношений на современном этапе
  5. 4.1. Психология интеграции и дезинтеграции в России
  6. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  7. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НА ОСНОВЕ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ БЕЛОРУССКОГО НАРОДА А.И. Осипов
  8. Глава 35 ПРОБЛЕМА ЭТНИЧЕСКОЙ МИГРАЦИИ И ЭТНОНАЦИОНАЛИЗМ
  9. Как особенности региональной власти влияют на развитие российских регионов?
  10. Распад СССР. Посткоммунистическая Россия. Трудности перехода к рыночной экономике