<<
>>

Сельское расселение

  По данным последней переписи населения (1989 г.), 39,0 млн сельских жителей (т. е. 26% всего населения России) проживало в 153 тыс. населенных пунктах самой различной величины и облика.
Но не все селяне заняты в сельском или лесном хозяйстве. В том же 1989 г. из всех работающих жителей села в этих ведущих для сельской местности отраслях хозяйства было занято лишь 49% . Почти 25% трудились в промышленности, на транспорте, в строительстве: одни — как «маятниковые мигранты», живя в селе, а работая в городских поселениях, другие— на предприятиях этих же отраслей, расположенных непосредственно в сельской местности (особенно на малых железнодорожных станциях, небольших строительных и промышленных предприятиях или же занятые обработкой сельхозпродукции). Остальные (26%) были заняты в сфере обслуживания, главным образом самого сельского населения (торговля, образование, здравоохранение и др.), но также и горожан (в домах отдыха, санаториях, на турбазах и т. л.). Следует отметить, что из 153 тыс. сельских поселений до 13 тыс. составляют «сельские несельскохозяйственные» поселки, из которых больше всего железнодорожных или рекреационных.

Изменения, произошедшие

в сельском расселении России с 1926 по 1989 г.

Таблица 3.6

1926 г.

1959 г.

1970 г.

1989 г.

Численность сельского населения (млн человек)

76,3

55,9

49,1

39,0

Число сельских поселений (тыс.)

405

294

217

153

Средняя людность поселений (человек)

188

190

226

255

Доля сельского населения (%), проживающего в СНП:

крупных (свыше 1 тыс.

человек)

37

32

37

48

средних (0,1—1 тыс. человек)

52

56

53

45

малых (до 100 человек)

11

12

10

7

Как известно, в связи с индустриализацией страны и ростом городов численность сельского населения в России, начиная с конца 20-х годов, сокращалась (по крайней мере до 90-х годов) (табл. 3.6). Сокращение численности и доли сельского населения при превращении страны из аграрной в индустриально-аграрную — закономерный процесс. По-видимому, для России он уже завершается. Такая высокоразвитая (и близкая к нам по структуре хозяйства) страна, как Канада, имеет более 20% сельского населения. У нас в большинстве районов можно ожидать дальнейший заметный миграционный отток из деревни только при значительном росте производительности труда в сельском хозяйстве и внедрении в него рыночных отношений или в случае начала заметного роста промышленного производства в городах.

Одновременно с уменьшением сельского населения сокращалась и сеть сельских поселений. Исчезали, как правило, мелкие селения, а часть их, с уходом молодежи в города или другие районы России, превращалась в «поселки пенсионеров», становясь безлюдными, но еще долго сохраняясь на картах. Одновременно теряли население поселки и других категорий (кроме некоторых крупных), поэтому средняя людность сельских поселений почти не менялась.

Ликви^ция части мелких поселков была еще ускорена в 60—70-е годы непродуманной политикой борьбы за укрупнение сельских поселений и переселением жителей из малых деревень в центральные села (что потребовало бы громадных капиталовложений, а их не было, поэтому люди уходили не в крупные поселки, а в города). Деревни, объявленные «неперспективными», лишались начальных школ и магазинов, почтового обслуживания, других видов необходимой инфраструктуры, что ускоряло уход из них трудоспособного и семейного населения.

Пожелания укрупнить сельские поселения хотя бы до 1—2 тыс. жителей (а желательно и более) имели свою логику: конечно, только в крупном селе можно обеспечить сравнительно высокий уровень обслуживания населения, причем на одного жителя это обойдется намного дешевле, чем при попытках создавать карликовые учреждения обслуживания в малых деревнях. Но, во-первых, для этого нужны гигантские капиталовложения в сельскую инфраструктуру крупных сел и на перенос туда домов и усадеб из малых поселков, а во-вторых, в ряде случаев малые поселки желательны и даже необходимы по производственным соображениям, например при небольших животноводческих фермах, на очень удаленных участках пахотных земель, отделенных оврагами, лесом, болотами от центральных сел (таких полей, разбросанных далеко друг от друга, очень много во всей нечерноземной полосе), поэтому не случайно здесь много малых поселений. Например, в Псковской обл. из 8143 сельских поселений 7568 имеют до 100 жителей, а нередко и 20—30; в Ярославской обл. таких деревець 4760 из 5368.              ^

Наименьшим был отток населения из крупных сел и поселков, особенно выполнявших функции центров колхозов или совхозов, где концентрировались и развивались нужные населению учреждения (а часто находились и местные органы власти — сельские Советы). Согласно по- 4 - 3399

следней переписи, из 153 тыс. сельских поселений в России подобных низовых местных центров было около 28 тыс. Во всех областях и республиках России они, как и прежде, являются основой сельского расселения. В них живет почти половина всех сельских жителей страны, и сеть их очень устойчива, независимо от того, что в них сейчас находится: колхоз, кооператив или агрофирмы (часто по нескольку в селе). Иногда агрофирмы строят отдельные поселки, но это очень дорого, так как необходимо создавать заново всю социальную инфраструктуру. Появился и совсем новый тип сельских поселений — фермерский, когда на выделенной земле, на чистом месте или на базе заброшенной деревеньки селятся одна или несколько семей.

Но таких поселений пока немного, и большая часть фермеров предпочитает жить в своих старых домах в селах, создавая на своих участках времянки для вахтового использования.

Под влиянием экономических требований современного сельского хозяйства складываются различные производственные типы расселения в сельской местности. Они определяют возможности большего или меньшего укрупнения поселений, их плотность (число на 100 км2 территории), иногда создание сезоннообитаемых пунктов.

Поскольку различия в использовании земельных угодий и специализации сельского хозяйства тесно связаны с зональными особенностями природных условий (климатическими и почвенными), то и распространенность различных производственных типов «сельскохозяйственного* расселения имеет в значительной степени зональные черты (рис. 3.7, см. цветную вклейку).

Так, оленеводческое хозяйство в зоне тундры, в прошлом связанное с кочевым бытом народов Севера, теперь опирается на сравнительно крупные и новые постоянные поселки, образующие очень разреженную сеть и дополняемые вспомогательными или сезоннообитаемыми пунктами на главных путях перегона стад (базы снабжения, ветеринарного осмотра и т. д.) и передвижными жилищами бригад оленеводов (имеющих постоянные дома в поселках). Морская охота и рыболовство в той же зоне привели к созданию цепочек постоянных поселков, иногда крупных, в наиболее удобных для базирования промысловых судов местах северных побережий.

Для таежно-промыслового хозяйства Севера, в основе которого лежат охота, речное и озерное рыболовство, нужны небольшие и средние поселения, расположенные по берегам рек и озер. Их дополняют часто весьма удаленные сезонные пункты ночлега и отдыха («промысловые избы», базы на рыболовных тонях). Во все более глухие таежные места начинает проникать лесопромышленное расселение, для которого характерны разного рода «пионерные» поселки, часто создаваемые на определенный срок (5—20 лет).

Преимущественно земледельческое (ибо земледелие всегда в той или иной мере сочетается с животноводством) расселение создало несколько разных зональных производственных типов.

На севере лесной полосы пашня образует редкие вкрапления, в основном в долинах рек и на берегах озер, где и концентрируются (иногда «гнездами» и цепочками) сельские поселения, создавая очаги заселения среди обширных лесных пространств, гарей, болот и т. п. Издавна здесь возникали лишь малые деревни и выселки, так как для земледелия могли быть использованы обычно очень небольшие и перемежающиеся «неудобьями» участки, на каждом из которых и должна была располагаться деревня соответствующей величины. Эти мелкие поселения гнездово-полосного расположения сохранились и ныне. Крупные поселения развивались местами лишь в долинах больших рек и узлах наиболее важных местных дорог.

В южной части лесной полосы, составляющей главный массив Нечерноземной зоны РФ, земледельческое использование земель значительно шире, здесь издавна возникло «выборочное» освоение и заселение территории. Доля пашни во всей земельной площади составляет от 15—17% в Новгородской, Костромской областях до 44—50% на юге зоны. Расселение неравномерное: разреженное, например в районах Полесий, и очень густое на сплошь распаханных пространствах и вокруг многочисленных крупных городов этой зоны. Заселены многие речные долины, но чаще — повышения рельефа. Разбросанность и мелкоконтурность полей способствовали сохранению значительной мелкоселенности даже при переходе к крупным социалистическим предприятиям — колхозам и совхозам. Здесь были типичны «многоселенные» колхозы и совхозы.

Преобладающий производственный тип сельского расселения в основной черноземной земледельческой полосе России, в лесостепной и степной зонах определяемся высокой, почти «сплошной» распаханностыо территории (от 60 дй 80%, местами и более), распространенностью обширных, сравнительно однородных массивов пашни и крупных хозяйств. Здесь преобладают большие (иногда до 3—5 тыс. жителей) сельскохозяйственные поселения, расположенные главным образом в долинах рек или около балок, нередко образующие многокилометровые цепочки селений.

Однако поселки, особенно более позднего происхождения, размещаются и на водораздельных ровных пространствах.

Особые производственные типы расселения характерны для южных районов наиболее интенсивного трудоемкого земледелия, основывающегося преимущественно на поливном хозяйстве, возделывании табака, на садоводстве и виноградарстве и т. п. Здесь есть условия для существования крупных и очень крупных сельских поселков (нередко по одному на колхоз или агрофирму), для создания густой их сети, «рисунок» которой часто определяется построением ирригационной системы. В России такие типы встречаются только в Предкавказье. Районы такого типа расселения, как правило, соседствуют с полупустынями и пустынями, а также с крупными горными системами.

В пустынных и полупустынных районах основной производственный тип сельского расселения связан с отгонно-пастбищным животноводческим хозяйством. Для него характерны крайне разреженная сеть сравнительно крупных базовых поселков (обычно центров хозяйств, у постоянных источников водоснабжения, часто из подземных ресурсов), немногочисленные, удаленные от центров фермы или отделения и масса сезонных «летников» и «зимников» (состоящих из 1—2 домов для чабанов при колодцах и загонов для скота), разбросанных на зимних, весенних, летних и осенних, нередко территориально разобщенных пастбищах.

В горных районах Предкавказья возникли еще некоторые типы сельскохозяйственного расселения. С горным земледелием связано появление в основном крупных сел, аулов, в некоторых долинах и межгорных котловинах; их своеобразный облик сложился под влиянием исторических факторов и этнических традиций (селения-крепости и сплошные массивы застройки аулов Дагестана и т. д.). Такие села — база и для горного животноводства, но для его нужд возникают еще и многочисленные сезонные летние пункты на высокогорных пастбищах, а в некоторых случаях специальные поселки. В отдельных горных районах уже построено немало туристических баз, горных санаториев, пансионатов, а также горнопромышленных поселений.

В каждой из зон возникли свои подтипы сельского расселения в пригородных местностях, особенно вокруг крупных городов и в составе агломераций. Они тесно связаны с городскими пунктами, сочетают функции пригородного интенсивного сельского хозяйства (теплично-парникового, свинооткорма на городских отходах и т. п.), рекреационные (включая «дачные», специализированные летние поселки на садовых участках и т. д.).

Сельские поселения образуют территориальные системы разного уровня. К первичной системе относятся все поселения одного крупного хозяйства, неизбежно имеющие тесные и разнообразные связи с его центральным поселком, развивающиеся по общему плану и обслуживающие как бы различные «цеха» одного крупного сельскохозяйственного предприятия.

Более крупную систему образуют селения группы хозяйств или ферм, тяготеющие или к определенному местному центру переработки их продукции (к сахарному или консервному заводу, первичной переработки льна или хлопка, молокозаводу и т. д.), или к транспортному узлу. Большинство таких местных центров представляют собой аграрно-промышленные поселения. Еще сложнее система «районного» уровня — все поселения сельского административного района, имеющие многообразные связи (административные, организационные, хозяйственные, культурно-бытовые) с районным центром, которым может служить крупное село, но чаще поселок городского типа или малый город.

<< | >>
Источник: Под ред, проф. А. Т. Хрущева. Экономическая и социальная география России: Учебник для вузов. 2001

Еще по теме Сельское расселение:

  1. Историческая смена типов расселения
  2. ГОРОДСКОЕ И СЕЛЬСКОЕ РАССЕЛЕНИЕ
  3. Урбанизация в России. Сущность урбанизации. Закономерности и процессы развития городского расселения
  4. Сельское расселение
  5. Расселение населения
  6. Городское и сельское население
  7. Расселение. Города и села
  8. Сельское население и сельские населенные пункты
  9. 2.5. Урбанизированное расселение
  10. 6.4 Сельское расселение
  11. РАЗМЕЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ. ГОРОДСКОЕ И СЕЛЬСКОЕ РАССЕЛЕНИЕ. УРБАНИЗАЦИЯ
  12. 69. Городское и сельское население Японии
  13. 1.1 Региональное расселение в системе научных исследований
  14. 1.2 Методология социально-экономико-географического исследования систем расселения населения региона
  15. 1.3 Методика социально-экономико-географического исследования регионального расселения
  16. 2.2 Исторические предпосылки современного формирования системы расселения