<<
>>

3.1. Социально-географическое пространство и территория

Становление теории социально-географического пространства происходит на основе общегеографической категории «географическое пространство». Географическое пространство, в свою очередь, берет начало в философских категориях «пространство» и «время», которые трактуются в широком диапазоне от реальности до умственной конструкции.

В философском понятии пространство и время – это основные формы существования материи. Материалистическая диалектика подчеркивает объективный характер пространства и времени и отрицает внепространственную и вневременную реальность.

Иную позицию занимают философы идеалистического направления. Так, Беркли, Юм, Мах пространство и время ставили в зависимость от содержания индивидуального сознания, И. Кант рассматривал их как априорные формы чувственного созерцания, Г.Ф.В. Гегель – как категорию абсолютного духа.

Философское понятие пространства и времени используется в конкретных науках – физике, математике, географии. В географии создано представление о географическом пространстве и географическом времени. Однако в научной литературе до сих пор отсутствует развернутое толкование этих категорий, а многочисленные определения носят дискуссионный характер. Такое положение можно объяснить сложностью самих категорий в онтологическом и гносеологическом аспектах, а также малым сроком их познания. Однако вторая причина может показаться не совсем обоснованной. Дело в том, что К. Риттер в XIX в., А. Геттнер в начале XX в., и Р. Хартшорн в середине XX в. изложили свою концепцию географического пространства, заполненного объектами разного происхождения. Разработанная ими концепция в нашей стране была воспринята неоднозначно. Наряду с позитивным восприятием хорологической концепции, она была подвергнута разрушительной критике[80].

Следует подчеркнуть, что хорологическая концепция имеет не только слабые, но и сильные стороны.

В частности, в концепции большое внимание уделяется процессам взаимодействия явлений и вопросам уникальности места.

Резкая критика, ярлык «геттнерианства», как буржуазной принадлежности на длительное время оттолкнули многих географов от этой области исследования. И только в конце 1960-х – 1970-е гг. ученые вновь обратились к категориям «географическое пространство» и «географическое время». Это было вызвано потребностью дальнейшего развития методологии и теории географии, потребностью самой жизни и в первую очередь необходимостью решения многих проблем территориальной организации общества.

Одними из первых отечественных ученых, обратившимися к понятиям «географическое пространство» и «географическое время», были Ю.Г. Саушкин, В.М. Гохман и Б.Л. Гуревич[81]. Большой вклад в развитие этого понятия внес А.М. Смирнов[82]. Его работа «Общегеографические понятия» встретила живой отклик у многих географов и явилась стержневой при разработке пространственной парадигмы.

Существенный вклад в разработку категорий «географическое пространство» и «географическое время» внесли Э.Б. Алаев, А.Д. Арманд, А.Ф. Асланикашвили, М.М. Ермолаев, А.М. Колотиевский, В.С. Преображенский, Б.Б. Родоман, А.Г. Топчиев, О.И. Шаблий и др. Из зарубежных ученых ? П. Хаггет, Р. Аблер, Д. Адамс, В. Бунге, П. Гулд, Р. Морилл, Д. Харвей[83].

Слабость некоторых современных представлений заключается в механическом переносе физического пространства и эйнштейновского времени.

В отечественной литературе географическое пространство первоначально было определено как собственное пространство географических объектов – географических целостных образований[84]. Позднее Э.Б. Алаев дал следующее определение: «Географическое пространство – это совокупность отношений между географическими объектами, расположенными на конкретной территории и развивающимися во времени»[85]. Это определение отличают логичность, широта охвата онтологических и гносеологических подходов. К данному определению близко по содержанию толкование, данное А.М.

Трофимовым: «Географическое пространство - это совокупность физических отношений между географическими объектами или системами»[86]. А.Г. Топчиев под географическим пространством понимает «порядок взаиморасположения целостных географических образований (геосистем) и их элементов»[87].

Итак, географическое пространство представляет собой сочетание геосистем и совокупность отношений координации и протяженности сосуществующих разнородных элементов. Географическое время выражает совокупность отношений координации и длительности сменяющих друг друга состояний разнородных элементов и геосистем. Тесная связь пространственного аспекта с временным позволяет говорить не просто о пространственной и временной, а о пространственно-временной структуре как субстрате географических событий. Причем события эти происходят в географическом пространстве-времени.

Каждая точка географического пространства-времени обусловлена особым ходом, природой слагающих ее элементов. Элементы не просто соседствуют, а взаимодействуют между собой, образуя пространственные взаимосвязи и взаимозависимости. В результате сложного взаимодействия составных элементов формируются вертикальные и горизонтальные связи.

Вертикальные связи обусловлены главным образом воздействием компонентов, а горизонтальные определяются взаимоположением территориальных единиц. Совмещение этих связей приводит к образованию особых пространственных структур и пространственных систем. Поэтому можно считать, что географическое пространство – это совокупность физических отношений между географическими объектами или их формальными аналогами – геосистемами.

Для того чтобы понять сущность географического пространства, следует обратиться к концепции «индивидуального и группового пространства» (по А.М. Смирнову). Индивидуальное пространство – это физическое пространство самих географических объектов в совокупности с ареалами их влияния на другие объекты.

Таким образом, индивидуальное пространство – это пространство взаимосвязанных однородных объектов.

Общность индивидуальных пространств образует групповое пространство или истинно географическое пространство.

Географическое пространство как сложное земное планетное пространство вбирает в себя пространственные состояния всех сфер географической оболочки (геоверсума): литосферы, гидросферы, атмосферы, биосферы и социосферы. Каждая из сфер занимает определенную нишу в структуре географического пространства. Они отличаются высокой активностью и стремлением к взаимодействиям и взаимообогащениям. В результате образуются комбинированные пространства - литогеографическое, гидрогеографическое, атмогеографическое, биогеографическое, социогеографическое. Наиболее организованным и завершенным является социально-географическое пространство, представляющее собой пространственно-временное сочетание общественных объектов, явлений и процессов в совокупности с природным окружением.

Таким образом, социально-географическое пространство является пространством общества в совокупности со всеми сферами географической среды. Другими словами, социально-географическое пространство - это пространство ойкумены.

Пространственно-временная обусловленность жизнедеятельности населения приводит к взаимодействиям, взаимовлияниям ТОС и формированию социально-пространственных общностей. Для социально-географического пространства характерны континуальность простирания и одновременно дискретность организации, что приводит к образованию ТОС, реализуемых в регионах разного таксономического ранга и профиля.

Понятие социально-географического пространства «проявляется» через отношения людей, культуры, науки, мышления и др.

Основополагающим началом является человек: его разум, интересы, интеллект, способности, потребности. При этом каждый человек и территориальные общности людей функционируют в тесном сочетании с природной, экономической, социальной средой.

Социально-географическое пространство обладает свойствами континуальности и дискретности. Сочетание этих свойств во многом обусловлено формированием социально-географических полей.

Поле - это концентрированное выражение групповых пространств, образуемых в процессе наложения и пересечения индивидуальных пространств. В точках концентрации группового пространства в конкретный период времени накапливается вещественный, энергетический, духовный и иной потенциал, реализация которого образует множество силовых линий и сравнительных сил. В результате их проявления образуются своеобразные «сгустки», в которых внутренние силы притяжения превышают внешние силы.

В социально-географическом пространстве создаются своеобразные повышения и понижения вещественных, энергетических, пассионарных компонентов и силовых линий. В повышенных частях формируются социально-географические поля, границы которых проходят по понижениям.

В реальности социально-географические поля - это городская агломерация, город и его окружение, хинтерланд порта, ТОЛ, ареал этноса и др. Поля отличаются по потенциалам, центрированности, видам энергии и т.д. В каждом из полей проявляется свой стиль и образ жизни населения, формируется своеобразная форма пространственной организации общества.

Оригинальные идеи социально-географического пространства были заложены Лундской школой (Швеция). Здесь была разработана теория пространственно-временной организации общества[88]. В начале 1970-х гг. в России также начались исследования теории территориальной организации общества, у истоков которых стоял Ю.Г. Саушкин[89].

В основе теории пространственно-временной организации общества лежит идея раскрытия пространства и времени в форме единой, неразрывной организации. В качестве «элементарного объекта» пространственно-временной организации Т. Хегерстранд (руководитель Лундской школы) предлагает рассматривать отдельного человека, индивида. Теория призвана выявить основные предпосылки крупномасштабных проявлений человеческой деятельности на уровне микропространства социально-географического поля. Именно здесь происходит контакт индивидуумов друг с другом, с предметами, орудиями труда и т.д.

В таком аспекте человек в географической среде рассматривается не только впервые, но и с учетом экологического императива.

С раскрытием поведения и жизнедеятельности отдельного человека в пространстве-времени вводится понятие структуры окружения, которая представляет собой систему альтернативных видов деятельности и ресурсов для их обеспечения. Она относительна для каждого человека, в зависимости от совокупности его свойств и особенностей. В связи с этим дополнительно вводятся еще два понятия; повседневное окружение и жизненное окружение. Повседневное окружение - это «арена» действий человека в рамках суточного цикла жизнедеятельности. Жизненное окружение включает в себя все компоненты, с которыми контактирует человек на протяжении своей жизни.

Формой описания поведения индивида в пространстве-времени является путь или траектория - от точки рождения до точки смерти. В результате в окружающем пространстве вычленяется ряд концентрических трубок или колец доступности, радиусы которых отражают способность человека  передвигаться и сообщаться с внешним миром.

В течение суточного цикла жизнедеятельности и обязательного ежевечернего возвращения домой человек ограничен определенными линиями, за которые не может переступить. Эти линии формируют своеобразные острова, которые в трехмерном пространстве-времени приобретают форму призмы. Они и становятся пространственно-временными ячейками человеческого бытия.

Пространственно-временная теория Т. Хегерстранда получила развитие в теории организации социально-географического пространства. В современных условиях пространство человека в изолированном виде почти не сохраняется. Оно интегрируется с подобными пространствами, образуя пространство социально-экономической общности, которое трансформируется в общепланетную общность. Пространственно-временная организация формируется на основе единства людей и природы, интересов и целей социально-экономических общностей, сочетания социального и географического пространств. Интеллектуальное и духовное единство людей, укрепляемое экологическим императивом, формирует континуум социально-географического пространства.

Континуальность (непрерывность) социально-географического пространства, основанная на Разуме мировой цивилизации и каждого человека, укрепляется гуманными, созидательными целями, доминирующими над целями разрушения и торможения, что подтверждает процесс формирования мировой культуры, мирохозяйственных связей, мирового рынка и т.д. Консолидирующая роль мировой коммуникации и информатизации проявилась в результате образования компьютерных сетей, спутников связи и др.

Социально-географическое единство стало возможным благодаря преодолению и разрешению ряда внутренних противоречий (идеологических, политических, религиозных, экологических и др.), которые являются источниками развития целостного пространства.

Социально-географическое пространство функционирует и развивается на основе диалектики взаимодействия двух пространств – природно-географического и социального. Они находятся в генетическом и эволюционном единстве, так как человек является частью природы, выйдя из нее. В то же время это единство характеризуется рядом противоречий, так как каждое из пространств стремится развиваться по собственным законам. Данное противоречие обусловлено сиюминутными интересами и неразумной деятельностью людей. Оно является ведущим, и от действенности и успешности его разрешения зависит будущее всего человечества.

Это противоречие должно преодолеваться коллективным разумом на основе достижений мировой науки и культуры.

Противоречие осложняется тем, что социальное пространство постоянно расширяется и обогащается, а природно-географическое – сокращается и разрушается. Расширение социального пространства происходит за счет формирования внеземных социумов типа космических станций, а в будущем и за счет выхода за пределы земного пространства. Обогащение социального пространства осуществляется путем духовного роста и просветительства, формирования искусственного интеллекта, уничтожения сил зла и т.д.

Разрушение и сокращение природно-географической составляющей пространства происходит в результате все более ускоряющегося хозяйственного освоения территории, не считающегося с законами ее развития; заполнения чуждыми для природы веществами; истребления биологических видов; загрязнения почв, вод, атмосферы и т.д. Уже сейчас часть природно-географического пространства стала непригодной для проживания людей, опасной для их здоровья.

Разрешение этого противоречия возможно на новом методологическом уровне – ноосферном, с опорой на экологический и нравственный императивы. Понятие ноосферы методологически ориентирует общественно-географические исследования на достижение созидательных целей, что позволяет общественной географии конструктивно решать пространственные противоречия.

Континуальность социально-географического пространства предполагает и его дискретность, прерывность в форме полей. Дискретность может носить частный и интегральный характер. Примерами частной дискретности могут служить такие пространственные общности, как этническая, религиозная, политическая и др.

Интегральная дискретность социально-географического пространства предполагает его дифференциацию как целостного образования на целостные же части. Другими словами, социально-географическое пространство как планетарное формирование имеет в виду регионализацию в форме социально-географических полей. В действительности «реализация» социально-географического пространства осуществляется в формах территориальной организации общества, сохраняющих свойства и параметры пространства.

Социально-географическое пространство неразрывно связано с социально-географическим временем, параметры которого пока еще не установлены. Имеются лишь отдельные подходы к частным проявлениям времени. Это социальные циклы А.Л. Чижевского, экономические циклы Н.Д. Кондратьева, этногенетические циклы Л.Н. Гумилева, цивилизационные волны А. Тоффлера и др., т.е. везде используется цикловой подход, в основе которого находится представление о циклах развития, происходящего по спирали. Каждый цикл включает последовательно чередующиеся фазы: становление, подъем, упадок, депрессию (кризис).

Совокупность фаз образует волну цикла. Длина волны может служить первичной единицей социально-географического времени.

В структуре социально-географического пространства циклы имеют разные амплитуды колебания. Для каждого социально-географического поля характерны собственные длины волн и амплитуды колебания. Поэтому в пространственном континууме проявляется дискретность в форме социально-географических полей с собственным временем развития. В результате наблюдается неоднородность социально-географического пространства и времени.

Конкретные временные параметры социально-географического пространства (в целом и для отдельных полей) можно определить по аналогии с экономическими и этногенетическими циклами.

Экономическое развитие происходит циклически. Различаются малые, средние и большие циклы. Теорию больших циклов создал Н.Д. Кондратьев, опираясь на собственные исследования и опыт их выделения многими учеными. Изучение динамики элементов хозяйственной жизни Н.Д. Кондратьев осуществлял по таким показателям:

- средний уровень товарных цен;

- процент на капитал;

- заработная плата;

- обороты внешней торговли;

- добыча и потребление угля, чугуна и свинца[90].

Исследование охватывало период с конца XVIII в. до 1920 г., в течение которого были выделены три цикла.

Первый цикл – повышательная волна (с конца 1780-х – начала 1790-х гг. до периода 1810-1817 гг.), понижательная волна (с 1810-1817 гг. до периода 1844-1851 гг.).

Второй цикл – повышательная волна (с периода 1844-1851 гг. до периода 1870-1875 гг.), понижательная волна (с периода 1870-1875 гг. до периода 1890-1896 гг.).

Третий цикл – повышательная волна (с периода 1890-1896 гг. до периода 1914-1920 гг.), вероятная понижательная волна (с периода 1914-1920 гг.).

В ходе исследования экономического развития Н.Д. Кондратьев установил четыре эмпирические закономерности, которые могут оказать существенную помощь в поиске социально-географического времени.

Первая эмпирическая закономерность сводится к следующему: перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом начале ее наблюдаются значительные изменения в условиях хозяйственной жизни общества. Эти изменения обычно выражаются в той или иной комбинации в значительных технических изобретениях и открытиях, в глубоких изменениях техники производства и обмена, в изменении условий денежного обращения, усилении роли новых стран в мировой экономике и др. Несомненно, указанные изменения происходят непрерывно. Но, по-видимому, они протекают неравномерно и наиболее интенсивно выражены именно перед началом повышательных волн больших циклов и в начале их. В результате получается период 20-25 лет до начала и 5 лет после начала волны большого цикла. В сумме взятое (полученное) число лет составит около половины большого цикла.

Вторая эмпирическая закономерность заключается в следующем: периоды повышательных волн больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и поворотами в жизни общества (революции, войны и др.), чем периоды понижательных волн.

Третья эмпирическая закономерность заключается в том, что понижательные волны больших циклов сопровождаются длительной депрессией сельского хозяйства.

Четвертая эмпирическая закономерность сводится к следующему: большие циклы экономической конъюнктуры выявляются в том же едином процессе динамики экономического развития, в котором выявляются средние циклы с их фазами подъема, кризиса и депрессии. Поэтому средние циклы как бы нанизываются на волны больших циклов. Но если это так, то ясно, что характер фазы большого цикла, на которую приходятся данные средние циклы, не может не отражаться на ходе средних циклов. Действительно, если же рассмотрим средние циклы, приходящиеся на понижательный период большого цикла, то очевидно, что все повышательные тенденции их будут усиливаться общей волной большого цикла. Если мы рассмотрим средние циклы, приходящиеся на понижательный период большого цикла, то будем наблюдать обратную картину. Отсюда следует, что средние циклы, приходящиеся на повышательный период большого цикла, должны характеризоваться обратными чертами[91].

Наряду с циклами Кондратьева большой интерес представляют циклы Л.Н. Гумилева. По его мнению, каждому этносу отведен определенный исторический срок[92]. В этот период этнос проходит следующие фазы: подъем – акматическая – надлом – инерционная – обскурация – мемориальная. Временной цикл этногенеза продолжается в среднем полтора тысячелетия. Этот временной отрезок может быть временем «жизни» того или иного социально-географического поля. Далее следует новый подъем и последующие фазы этногенеза. В данном супербольшом цикле протекают циклы более короткие, в том числе и циклы Кондратьева, отражающие хозяйственную деятельность этноса.

Предложенный подход к выявлению социально-географического времени не претендует на окончательное решение проблемы временной категории. Необходим дальнейший поиск с использованием современной методологии и инновационного методического инструментария.

Итак, в социально-экономической географии сложилось свое представление о земном пространстве, имеющем собственную топологию, динамику, метрику. Одной из главных особенностей социально-географического пространства является его нижняя предельность, представленная территорией и акваторией. Поэтому явления и процессы в социально-географическом пространстве проецируются на территорию и образуют концентрированные территориальные системы, структуры, узлы, сети. В отличие от многомерного социально-географического пространства территория характеризуется трехмерностью: широта, долгота и время. Территория становится субстратом, на котором осуществляется вся жизнедеятельность биосоциальных существ (особей), формируется среда жизни всего живого на Земле. Территория как субстанциональная основа размещения производительных сил и организации жизнедеятельности людей всегда была в поле внимания экономико-географов. Вся жизнедеятельность людей протекает на определенной территории, которая выступает субстанциональным базисом человеческого бытия. Под территорией обычно понимается участок земной поверхности, имеющий определенные границы,  устанавливаемые  по  физико-географическим, социально-экономическим, политическим, этническим и иным показателям в нормативно-правовом порядке.

Понятие «территория» отличается емкостью и фундаментальной значимостью. Территорию рассматривают с разных позиций:

- территория как синоним пространства;

- как субстанция жизни людей;

- как естественный ресурс (природное богатство);

- как хозяйственных ресурс (хозяйственное освоение новых территорий);

- как социальный ресурс (социальный фактор функционирования социума);

- как рекреационный ресурс;

- как генетический ресурс (особо охраняемые территории);

- как среда жизни населения и т.д.

Территориально-ресурсное представление территории тесно взаимосвязано с геоморфологией, географическим положением, расстоянием, внутренними водами, почвами, растительным и животным миром. Особую роль территория играет в формировании и развитии природных и антропогенных ландшафтов, природно-климатических зон.

Территория тесно связана с акваторией – водной частью поверхности Земли. В контактных зонах воды и суши зародилась человеческая цивилизация и до настоящего времени протекает наиболее оживленная жизнедеятельность населения. Акватория как ресурс и среда жизни все шире вовлекается в сферу общественно-географических исследований, в результате чего формируется специальное научное направление – общественная география океана.

Территория и акватория как среда жизнедеятельности людей тесно взаимодействует с аэроторией – приземным воздушным пространством. Аэротория является континуальным началом социально-географического пространства и естественных круговоротов веществ и энергии в природно-общественных системах. Геоториальные условия формируют конкретную экологическую обстановку – среду жизнедеятельности людей.

В географической науке территория (в сочетании с акваторией) находит свое отражение в картах. Географические карты отражают положение территорий в сетке координат по отношению к другим географическим явлениям и процессам. Карта хорошо отражает двухмерные характеристики территории: площадь, расстояние, конфигурацию и др. Помимо этого тематические карты несут информацию о территории как консолидирующем компоненте разных общественных явлений. Они дают наглядное представление об организации и взаимоотношениях экономических, демографических, экистических, социальных и других элементов.

К началу XXI столетия понятие территории существенно обогатилось и приобрело более широкое толкование. Территория стала рассматриваться не только как субстанция для размещения и развития хозяйственных объектов и расселения населения, но и как естественно-природный и социально-экономический ресурс. В связи с этим появилось понятие территориального потенциала, включающего природные, экономические, демографические, социальные, экологические и другие возможности жизнедеятельности людей.

Территориальный потенциал включает естественные ресурсы и социально-экономические богатства. Естественные ресурсы представляют собой имманентно присущие территории полезные ископаемые и топливно-энергетические ресурсы, воды, почвы, флору и фауну. Каждой территории присущи природно-ресурсный, энергетический и природно-экологический потенциалы. На каждой территории локализуются этносы (трудоресурсный потенциал), основные производственные фонды (экономический потенциал), инфраструктурные сооружения и конструкции (инфраструктурный потенциал) и др. В совокупности с естественным потенциалом формируется интегральный территориальный потенциал.

В зависимости от мощности и структуры территориального потенциала формируется ТОС с учетом функций места. Каждая территория выполняет соответствующие функции, которые позиционируют ее в социально-географическом пространстве. Функции места необходимо учитывать при размещении новых объектов хозяйственной деятельности. В данном случае территория выступает как конкретное социально-географическое пространство для размещения на ней людей и социально-экономических объектов, консолидирует и «цементирует» отношения между ними. С учетом специфики территории регулируется размещение хозяйственных объектов путем ограничения их количества и отбора по мощности и функционирующему профилю, лимитируется численность и плотность населения. В этом отношении территория является самостоятельным специфическим ресурсом.

Анализ категории «территория» с позиции потенциальных возможностей показывает, что это понятие выражает результирующую взаимодействия основных компонентов окружающей среды в ее интегральном выражении. В таком случае оно обеспечивает исходные нормативы составляющих компонентов[93].

Нормативы носят функциональный характер. Так, экономический норматив определяет возможность размещения на территории производственных мощностей с точки зрения ресурсной обеспеченности и взаимосвязи компонентов окружающей среды. Экологический норматив позволяет определить возможности насыщения территории хозяйственными объектами без ущерба для устойчивости природной среды. Социальный норматив направлен на выявление взаимодействия ТОЛ с общественным компонентом территории, с тем чтобы избежать стрессовых состояний и сохранить социальную обстановку в приемлемых для жизни формах. Информационный норматив призван дать ответ на вопрос о том, каким образом должно быть организовано обеспечение высокого уровня жизни населения и эффективного функционирования экономики.

Частные «нормативы» синтезируются на конкретных территориях и образуют «интегральный норматив», отражающий «емкость территории». Каждая территория обладает определенной емкостью, т.е. может принимать определенное количество хозяйственных объектов, транспортных средств и определенную численность населения. Емкость определяется размерами площади, положением в природно-климатических зонах, а также экологической напряженностью. В свою очередь, степень экологической напряженности зависит от мощности антропогенной нагрузки и устойчивости природной среды к хозяйственному воздействию. Емкость территории также зависит от формы организации социально-географического пространства, функций места и позиционных свойств территории.

В понятие «территория» включается совокупность компонентов, пространственная суперпозиция которых проектируется в виде территориальных ареалов, сетей, структуры и организаций[94]. По мнению Э.Б. Алаева, зона, район могут выступать в качестве меры членения территории (геотории) как объект исследования, как его конечный результат, как объект действия[95]. При этом ареал – специфическая территория (геотория), которая отличается наличием того или иного явления; зона – территория (геотория), которая характеризуется наличием и интенсивностью явления; район – территория (геотория), характеризуемая наличием одного или нескольких явлений, их интенсивностью и целостностью (рис. 28).

Выделенные таксоны являются территориальными образованиями, базисными в экономико-географических характеристиках. При изучении конкретной территории широко используется понятие «полигон». Это территория, на которой выделяются ячейки, центры, очаги, фокусы, ядра, периферия и т.д.

С территорией тесно связаны процессы размещения (территориального распределения) производительных сил и расселения населения. Эти процессы могут быть равномерными и концентрированными, одноразовыми и сложными, целенаправленными и хаотичными.

Для территории характерна структуризация. Обычно выделяются два вида структуры: иерархическая и территориальная. Территориальная иерархия в наибольшей мере проявляется в таких таксонах, как зона и район. Поэтому вполне правомочно выделение подзон, подрайонов, микрорайонов и др. Территориальная структура – это устойчивое сочетание таксонов и их геокомпонентов в социально-географическом пространстве-времени. Для нее характерны процессы функционирования и количественные изменения. Если же происходят качественные изменения, то правомочно говорить о территориальной организации. Территориальная организация включает в себя структурные, динамические и регулирующие характеристики. Территориальная организация понимается в двух аспектах: динамическом – как процесс становления и развития территориальных совокупностей компонентов и элементов, и статическом – как результат пространственно организованных таксонов. В реальности эти аспекты обычно совмещены, и их размежевание происходит в гносеологическом плане или при принятии управленческих решений.

В последние годы заметно меняется представление о территории, включающей в себя множество социально-экономических, экологических и политических компонентов. Понятие «территория» начинает ассоциироваться не только с природными ресурсами, но и с человеческим, экономическим, специальным, пассионарным и иным потенциалом. На каждой территории формируются природно-общественные предпосылки социально-экономического развития и условия жизнедеятельности людей.

Обогащение понятия территории идет не только по линии ресурса или предпосылок социально-экономического развития, но и по линии среды человеческого бытия, сферы жизнедеятельности людей. Территория все более приобретает социальный статус. Среда человеческого бытия представляет собой ареал, в котором протекает повседневная жизнь людей и формируется социальная общность. Территория как сфера жизнедеятельности людей представляет собой целостную совокупность условий жизни населения. Компонентами территориальных условий являются природные, экологические, социальные, культурные и другие факторы.

Социализации территории способствует усиление влияния на нее людей. Население непосредственно воздействует на все стороны территориальной организации хозяйства, производственной и социальной инфраструктуры, природопользования и др. На всех территориях стали формироваться хозяйственные объекты, коммуникационные сооружения, рекреационные зоны, функционирование которых направлено на удовлетворение потребностей людей. Одновременно с позитивным влиянием человеческой деятельности на территорию все чаще стали проявляться негативные последствия, связанные с ухудшением экологической обстановки и даже деградацией среды жизнедеятельности людей.

Территория является базисом формирования, функционирования и развития регионов как сложных пространственно-временных общественных систем. Развиваясь в едином социально-экономическом и политическом пространстве страны, каждый регион отличается от других территорий совокупностью насыщающих его природно-общественных компонентов. Таким образом, во всех регионах сочетаются универсальные черты, характерные для мировой цивилизации, с уникальными чертами, типичными для конкретных территорий.

<< | >>
Источник: М.Д. Шарыгин. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ГЕОГРАФИИ Учебное пособие. 2007

Еще по теме 3.1. Социально-географическое пространство и территория:

  1. СЕТЕВЫЕ СТРУКТУРЫ В СОЦИАЛЬНО-ОНТОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Белокрылова В.А.
  2. Подход к изучению социально-психологического пространства как одной из форм бытия личности
  3. Реализация программы «Образование и здоровье» в социально-педагогическом пространстве крупного промышленного города
  4. Гл а в а 17 СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ
  5. 27. Объединение Германии: экономико-социально-географические проблемы
  6. Транспортная инфраструктура и территория.
  7. 1.5. Основополагающие категории, парадигмы и научные школы
  8. 1.6. Тенденции развития экономической и социальной географии
  9. 2.1. Научный поиск в общественной географии
  10. 2.3. Общеметодологические основы экономической и социальной географии
  11. ГЛАВА 3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ГЕОГРАФИИ
  12. 3.1. Социально-географическое пространство и территория
  13. 3.4. Районирование в экономической и социальной географии
  14. 3.5. Категории «особенность» и «закономерность» в экономической и социальной географии
  15. 3.6. Общественно-географические связи и отношения
  16. Контрольные вопросы и задания для самостоятельной работы
  17. ГЛАВА 4. БАЗИСНЫЕ УЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ГЕОГРАФИИ
  18. 4.2. Территориальные общности людей и системы расселения
  19. 4.4. Общественное землеведение и страноведение