<<
>>

Средовые образы социально-демографических процессов региона.

«Невозможно представить себе, что перегруженная планета будет и дальше терпеть запущенную неосвоенность российских пространств» [13].

Например, в Австралии и Канаде численность населения во много раз меньше, чем в России, низкая рождаемость и огромные неосвоенные пространства.

Однако политическая стабильность этих государств не вызывает вопросов (никто не думает покушаться на их территории). Даже в высокоразвитых странах, например в Италии, огромные региональные различия. У Бразилии, Китая и ряда других стран также огромные слабо освоенные внутренние территории. Положение России в ряду этих стран ни чем, ни примечательно, нашей стране приходится решать проблемы схожие с другими странами мира [14].

В современной литературе вопрос о достоинствах и недостатках необъятных просторов севера России (64 % территории страны, 1/2 площади Западной Сибири, 2/3 Восточной Сибири, 3/4 Дальнего Востока) решается неоднозначно. Так, например, в работе Г.А. Агранат [15] приводится мнение, что мы отдаем нашим необъятным просторам больше, чем получаем от них, они как бы высасывают соки из организма страны, постоянно подталкивая ее на путь экстенсивного развития. И, если бы за Уралом плескался океан, то, скорее всего, Россия уже давно была бы полноправным членом сообщества цивилизованных стран. Речь, разумеется, не об отказе от тех или иных пространств, речь об осознании их роли, положительной и отрицательной, в развитии страны, о необходимости уменьшить бремя расходов и увеличить экономический и социальный эффект путем разумной региональной политики и принятие правильных геополитических решений.

Близкое мнение высказал академик А.А. Арбатов [16], что если бы не было Самотлора, перестройка началась бы десять лет назад.

Утверждение о «пространстве-зле» опровергается всей мировой историей. В неосвоенных районах нельзя безапелляционно ругать экстенсивные методы освоения, они просто необходимы в первоначальный период освоения.

Мы можем по-прежнему утверждать, что в ближайшем будущем движение за сырьем, топливом и энергией в Сибирь и на Север усилится. Это те регионы, где проще и быстрее получить ресурсы, в том числе, и валютные, для экономического роста. Экологическая роль Севера повышается в связи с повышением значимости в мире такого ресурса, как свободная территория.

Российский Север остается последним природным, экономическим и экологическим потенциалом, который может дать России возможность сохранить себя как Великую Державу, обладающую всеми характеристиками, необходимыми для вхождения в сообщество развитых стран, причем с сохранением ресурсов для длительного устойчивого социально- экономического развития в мире с быстро истощающимися естественными богатствами [6].

С другой стороны, по экспертным оценкам, в Сибири количество человеко-часов на единицу валового внутреннего продукта почти в 10 раз больше, чем в развитых европейских странах. Это означает, что в 10 раз тратим больше и условного ресурса природы (бензина, нефти, электроэнергии и т.д.) для того, чтобы получить один и тот же продукт. В конечном счете, мы «тратим» в 10 раз больше и людей [2].

Важной особенностью региона является высокая доля городских жителей [17]. Городская среда непривычна для её жителей, они не адаптированы к ней поколениями, но и от родной сельской почвы уже оторвались. В определенном отношении их жизнь протекает в условиях постоянного скрытого стресса, усугубленного политическим и экономическим кризисом (транспортные и производственные шумы, многолюдность, низкий уровень городской инфраструктуры, поиски дополнительного дохода и другие условия) [3].

Дело усугубляется растущей жилищной неустроенностью, если в бывшем СССР с рождением ребенка можно было надеяться получить жильё, то теперь его нужно покупать или хотя бы снимать.

В результате городской образ жизни съедает свободное время и формирует стереотип репродуктивного поведения – очень консервативную вещь. Как показывает мировая практика, если он установился в период социально-экономического кризиса на невысоком уровне рождаемости, то даже после завершения кризиса меняется очень медленно.

Следует достаточно чётко определить, что любые пиар-компании по повышению рождаемости (например, материнский капитал за рождение второго ребёнка) носят политический характер (сохранение преемственности курса высшей власти) и не являются главным условием для повышения рождаемости. В этих вопросах нет простых и однозначных решений, общего поворота государства и бизнеса к материнству и детству пока не произошло.

Высшая школа - важнейший элемент социально-культурной среды города и региона. Университетские города составляли гордость царской России. Формальный перевод в 70-е годы десятков педагогических институтов в Университеты, понизил их уровень, окончательная дискредитация высшего образования произошла в 90-е годы, когда в вузах стали господствовать индивидуальная мораль и жажда наживы. Университетский корпоративный дух в большинстве вузов страны практически утрачен. Власть стала рассматривать вуз как электоральную силу. В ряде случаев руководство вузов занимается организацией предвыборных кампаний на муниципальном и региональном уровнях. Становится нормой снятие занятий студентов в период предвыборной агитации – налицо нарушения целого ряда законов и целенаправленное действие властей.

Укрепление чиновничьей вертикали привело к росту бюрократии на местах. В большинстве случаев чиновничий аппарат сросся с предпринимательскими кругами, породив особый средовой образ носителя власти, сформировавшийся в округе. Обычно это строго одетые молодые люди, разъезжающие на лучших машинах, часто неадекватно себя оценивающие, циничные, неплохо образованные, но слабо воспитанные. Среди молодёжи формируется культ, образ для подражания, поэтому при опросах многие мечтают занять какую-либо должность. Заняв должность, большинство раздувается от осознания своей значимости, только небольшая часть увеличивает свою работоспособность. Незначительная прослойка интеллигенции в округе не позволяет подобрать достаточно квалифицированных исполнителей, поэтому при достаточно сильных руководителях первого звена слабы средние звенья управленцев.

Молодая политическая элита ХМАО пошла на укрепление межрегиональных связей с соседними территориями. Однако погоня за дешевизной, помощь отстающим регионам, затянувшаяся молодость элит породили элементы политической и экономической нестабильности. Югорию буквально захлестнула волна праздников, шоу, гастролей знаменитостей, балов. Таким образом, «блеск и нищета» населения наиболее ярко свидетельствуют об отсутствии у политической элиты культуры распоряжаться богатством ХМАО [18].

Социокультурный образ северян противоречив: динамичность повседневного уклада жизни, высокие волевые качества (инициативность, предприимчивость) сочетаются с широко распространенной психологией временного пребывания на Севере, создают возможности для психологической напряженности, конфликтности, конформизма и иждивенческих установок [19].

Менталитет первооткрывателя Севера породил социальную иллюзию успеха. Программирование на успех стало нормой жизни северян, что, к сожалению, не всегда подтверждается знаниями и умениями. Что подтверждает незавершённость процессов формирования установок и социально-культурных стереотипов поведения. В тоже время большая уверенность в завтрашнем дне - важное условие роста числа новорождённых. Поддержание позитивных сдвигов в округе в области демографии требуют постоянного пристального внимания к этой проблеме.

ЛИТЕРАТУРА

1. Хореев Б.С. Депопуляционный «взрыв» России // География в школе, 2002. № 1. С. 10-15.

2. Казначеев В.П. и др. Проблемы «Сфинкса XXI века». Выживание населения России. – Новосибирск: Наука, 2000. – 232 с.

3. Голубчиков Ю.Н. География человека. М.: Едиториал УРСС, 2003. – 296 с.

4. МЧС: Прогноз экологической обстановки в 2007 г. // Экологическое образование. № 1, 2007. С. 56-60.

5. Гундаров И.А. Почему умирают в России. Как нам выжить? – М.: Медиа Сфера, 1995. – 100 с.

6. Концепция демографической политики Ханты-Мансийского автономного округа на период до 2015 года // Приложение к постановлению Правительства автономного округа от 18 сентября 2003 года N 387-п.

7. Перечнева И. «…И поставивши град» // Эксперт-Урал. № 31, 2007. С. 10-17.

8. Http://www.admhmao.ru, 2006.

9. Шубик В.М., Мигунов В.И., Стамат И.Я. Здоровье коренных жителей Крайнего Севера (радиационно-гигиенические аспекты). – СПб, 2004.

10. Шаймиев М.Ш. Судьбы демократии в России // "Независимая Газета", 15 сентября 2006 года.

11. Курбатова О.Л. Демографические процессы в населении Москвы и проблема генетической безопасности. Институт общей генетики РАН, Управление Мэра Москвы. М., 2001.

12. Тетиор А.Н. Эрзац жизни. М., 1999.

13. Солженицын А.И. Россия в обвале. М.: Русский путь, 1998.

14. Ткачёв Б.П. Перспективы социально-экономического развития ХМАО // Вестник ЮГУ, Вып. 1. Ханты-Мансийск, 2005. С. 109-113.

15. Агранат Г.А. Возможности и реальности освоения Севера: глобальные уроки // Итоги науки и техники. ВИНИТИ, Сер. Географические и общие вопросы географии. - 1992. С. 1-118.

16. Лексин В.Н., Андреева Е.Н. Региональная политика в контексте новой российской ситуации в новой методологии ее изучения. - М.: Экопрос,1993.

17. Ткачёв Б.П. Устойчивость систем расселения (на примере Ханты-Мансийского автономного округа - Югры) // Социокультурное пространство сибирского города: история и современность. Сб. науч. ст. Вып.3. Ханты-Мансийск, 2006. С.49-62.

18. Мазуров Б.Ф. Политическая культура и региональная идентификация как фактор оздоровления социокультурной политики ХМАО // Северный регион: экономика и социокультурная динамика. Сб. тез. Сургут: Изд-во СурГУ, 2000. С. 206-208.

19. Михеев С.Н. Социокультурные особенности освоения Западно-Сибирского региона // Северный регион: экономика и социокультурная динамика. Сб. тез. Сургут: Изд-во СурГУ, 2000. С. 13-14.

<< | >>
Источник: Б.П. Ткачёв. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ РЕГИОНА. 2007

Еще по теме Средовые образы социально-демографических процессов региона.:

  1. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
  2. Старение организма п продолжительность жизни
  3. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИЗМЕНЕНИЯ СОСТОЯНИЯ ПСИХИКИ ДЕТЕЙ, РОДИВШИХСЯ И ПРОЖИВАЮЩИХ В РЕГИОНЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО НЕБЛАГОПОЛУЧИЯ (В ЗАБАЙКАЛЬСКОМ КРАЕ)
  4. Словарь параллельных терминов естественно-научного и социогуманитарного тезаурусов[91]
  5. Понятие «этнокультурная безопасность»: подходы к определению
  6. 3.2. Территориальные аспекты взаимодействия общества и природы
  7. 3.6. Общественно-географические связи и отношения
  8. 5  .1. Основные направления реализации общественно-географических идей
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Средовые образы социально-демографических процессов региона.