<<
>>

Технология общественной жизни.

Исключительную роль в фор­мировании европейского облика играла и продолжает играть тех­нология общественной жизни. Отлаженность и напряженность политических механизмов по существу является предпосылкой эффективной организации социально-экономического пространства.

Общественная жизнь — особая реальность, основу которой составляют социально-политические факты и действия, не сво­димые к другим фактам и действиям и обладающие рядом само­стоятельных характеристик*. Уже в эпоху античной цивилизации в Европе зарождается свобода как реальность. Полисный тип об­щественного и государственного устройства в Древней Греции и Риме — это мировой феномен. В нем главенство было основано не на доминировании и подчинении, а на авторитете и первенстве. Здесь впервые блеснула одна из ярких граней европейской дей­ствительности — уважение к достоинству и правам личности, пока относящиеся к весьма узкому кругу аристократии. Со временем это станет стержнем общественного генотипа. Параллельно в по­лисной структуре получает развитие другой компонент. Зарожда­ется сообщество свободных собственников, как бы субстанция будущего гражданского общества. Царившая в полисе атмосфера трудолюбия, состязательности, стремление к славе, известности породили не только европейский аристократизм. В этом видится и удивительный прообраз «протестантской этики», о роли которой в последующем развитии европейского общества писал М.Вебер.

От античного полиса цепь общественных форм протянулась к городской коммуне Средневековья. Такого феодализма, какой был в Европе, с автономными городами-коммунами, выступавшими в качестве самостоятельных субъектов в политической жизни, другие цивилизации не знали. Дальше типологический ряд обще­ственных форм восходит к индустриальному и постиндустриаль­ному строю. Так выстраивается связная цепь общественных форм, обусловленная единым генотипом. Идеология свободы и достоин­ства личности с примечательным постоянством актуализируется в последующие эпохи.

* Указанные факты российско-американский социолог П.А.Сорокин назвал «ценностью» социального пространства.

40

К нерушимости прав человека в Европе присоединяется его *\) участвовать в политической жизни общества. Поэтому сво-«З^апеализуется в европейских странах только в условиях право-демократии, т.е. при возможном для всех граждан участия в В*ьявлении воли. Каждый человек в зависимости от уровня его иодитической зрелости и убедительности взглядов может рассчи­тывать на признание.

Защите отдельного человека от насилия соответствует защита всех от власти отдельного человека. Даже величайшие заслуги пе­ред государством не являются основанием для неприкосновенно­сти власти индивидуума. Человек остается человеком, и даже луч­ший из людей может стать опасным, если его власть не сдержива­ется определенными ограничениями. Поэтому несменяемая власть в европейских странах явление исключительное. В таких условиях не может быть непомерного возвеличивания какого-либо госу­дарственного деятеля.

Технология современной общественной жизни в Европе стро­ится на основе нескольких идейных течений, выражающих стрем­ление предоставить людям все доступные им возможности, если они не идут вразрез с тем, что жизненно необходимо всем. В тех или иных комбинациях она включает элементы либерализма, со­циал-демократии и неоконсерватизма.

Стержнем либеральной системы является идея прав человека на жизнь, свободу и частную собственность. Их неразрывная связь определяется тем, что частная собственность выступает основой индивидуальной свободы. Поэтому либеральное европейское об­щество — это общество равноценных друг перед другом лично­стей. Либеральная система характеризуется разграничением граж­данского общества и государства. Важным структурным элемен­том либерального государства является идея плюрализма, при­знающая господство принципа многообразия во всех сферах об­щественной жизни.

В таком обществе предполагаются равные воз­можности самореализации и равные права в достижении своих целей. В политической сфере это выражается в равенстве всех пе­ред законом, инструментом реализации которого выступает пра­вовое государство.

Социал-демократическая система сохраняет все либеральные элементы с соответствующей модификацией. Прежде всего идея негативной свободы (максимально возможная свобода от внешних ограничений, в частности, налагаемых государством) дополняет­ся идеей позитивной свободы (свободы, условия реализации ко­торой обеспечиваются государством), а классический индивидуа­лизм — новым. Для корректировки негативных аспектов и неже­лательных последствий свободного рынка и свободной конкурен­ции разработано и во всё больших масштабах используется госу­дарственное регулирование экономики. Политические права до-

41

полняются социальными с предоставлением всем членам данного общества материальных благ на уровне не ниже того, который принят за минимальный. Вводится принцип социальной ответ­ственности частных корпораций и государства. Функции государ­ства расширяются, при этом происходит дальнейшая демократи­зация общества. Вместе с тем социал-демократическая система ведет к росту полномочий исполнительной власти за счет законодатель­ной, сужению сферы деятельности выборных органов и должно­стных лиц в пользу назначаемых. Во многих аспектах государство испытывает определенные перегрузки.

Неоконсервативная система интегрирует важнейшие ценности, институты и постулаты либерального и социал-демократического вариантов, также подвергая их модификации. Центральное значе­ние здесь приобретают ориентации и установки на индивидуали­зацию в экономической, социальной и политической сферах. Ак­цент переносится на приватизацию и частную жизнь. Количествен­ные параметры существования заменяются качественными, на смену материальным ценностям приходят «постматериальные». Провозглашается своего рода «психологическая революция», при­званная выдвинуть в центр внимания человека.

Защита прав лич­ности возводится в ранг одной из основополагающих проблем го­сударственной и международной политики.

Вся технология общественной жизни в Европе опирается на сильный и обширный средний социальный слой. Он исповедует и воспроизводит ценности европейского общества. Этот процесс сопровождается рассасыванием массы низов, тяготеющих к раз­ным версиям люмпен-идеологии. При этом крайне важным оста­ется сохранение контроля гражданского общества над политиче­скими структурами. При всех успехах современное европейское общество не смогло до конца решить некоторые социальные про­блемы. Тем не менее в большинстве случаев здесь подразумевают­ся конкретные аспекты жизни различных категорий населения, но не технология общественной жизни Европы. Не будучи абсо­лютно завершенной, социальная организация общества в то же время должна быть открытой для улучшения. Человеческий про­гресс, по мнению К. Поппера, — это защита и усиление демокра­тических институтов.

Анализ европейского развития убедительно свидетельствует о существовании тесной взаимосвязи процессов демократизации и экономического роста. Взаимосвязь демократического и экономи­ческого развития настолько универсальна, что можно провести аналогию с периодической системой элементов Менделеева. Как в одном случае, зная атомный вес элемента, можно указать его химические свойства, так и в другом, зная экономический рей­тинг той или иной страны, можно определить (с достаточно вы­сокой степенью точности) тип ее социально-политического уст-

42

„ Итак, не может быть стабильных демократий в странах, Р°Иуоовень экономического развития низкий, и нет недемокра-ГЯвеских режимов в странах, где уровень экономического разви­тия высокий.

Можно утверждать, что передовые европейские государства пенно, с Трудом, через пробы и ошибки сумели построить многокомпромиссные социально-экономические структуры. Они сочетают поощрение сильных с защитой слабых, а также научно просчитывают стратегию развития.

Модельный принцип обще­ственной жизни обеспечил иной стиль социального и полити­ческого мышления европейцев. В Европе утвердилась особая эти­ка взаимодополняемости, терпимости и компромисса, регламен­тирующая нормы общественных отношений и разрешения про­тиворечий.

Экономика Европы: Прочным основанием Европы остается ее экономическая система. В ней можно выделить воспроизводствен­ную, отраслевую и территориальную структуры. Каждая из них характеризуется набором компонентов, находящихся в опреде­ленной взаимозависимости и в сравнительно устойчивых пропор­циональных отношениях.

«Европа создала индустриальную систему, которая распространи­лась по всему миру. Эффективно действующей единицей индустриаль­ной системы может быть вся пригодная к освоению поверхность нашей планеты и все человечество.»

А. Тойнби

Воспроизводственная структура отражает динамику общего эко­номического развития региона. Европа была и остается одним из ведущих центров мирового уровня. Ее суммарный ВВП составляет более 10 трлн долл. США (почти 30 % от мирового). Европейский регион занимает первое место в мировой торговле. Ему принадле­жит также лидерство в сфере золотовалютных резервов и загра­ничных инвестиций.

Сложной и динамичной является отраслевая структура евро­пейской экономики. В общем хозяйственном развитии региона можно выделить несколько этапов. Бурный подъем сельского хо­зяйства в Европе начался в X в. Причины его объясняются по-разному, но общее понимание этого процесса более или менее очевидно: ушли в прошлое «темные века», последовавшие за па­дением Рима. Тем временем экстенсивный путь развития привел аграрное производство к глубокому кризису, поразившему боль­шую часть Европы. Ответом на эту ситуацию («вызов») стала про­мышленная революция. Ее воплотил пробудившийся от спячки беспокойный европейский ум, унаследовавший античную тради­цию активного отношения к миру. Стала набирать обороты техно­логическая мысль.

43

Новое время становится эпохой промышленного развития.

Вто­рая половина XVIII в. и начало XIX в. были этапом ранней меха­низации производства. Ключевыми индикаторами хозяйства тогда считались хлопок, шерсть, шелк и чугун. Лидирующими отрасля­ми выступали текстильная промышленность, производство тек­стильных химикатов и текстильных машин, металлоизделий, вы­плавка и литье чугуна, изготовление ювелирных, керамических и стеклянных изделий. Получили развитие пути и средства сообще­ния. Быстро развивалась сеть речных каналов, соединявших между собой естественные водные пути, а также промышленные райо­ны с сельскохозяйственными районами и портами. Доминирова­ли в развитии указанных отраслей Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды.

В XIX в. решающую роль в хозяйстве стала играть паровая ма­шина как универсальный двигатель. Открывается эра машиностро­ения. Увеличивается производство металла. С переворотом в обла­сти промышленной техники тесно связан переворот в средствах транспорта. Развернулось строительство коммуникаций. К числу передовых стран стали относиться также Италия, Германия, Швей­цария, Австро-Венгрия.

С конца XIX в. начинается широкое применение электричества в разнообразных отраслях хозяйства, происходят решающие из­менения в технике связи. Одной из ведущих отраслей становится химическая промышленность. В это время изобретается двигатель внутреннего сгорания, появляется автомобиль и аэроплан.

Двадцатый век и особенно его вторая половина проходят под знаком научно-технической революции. Ключевыми становятся отрасли, обеспечивающие технический и технологический про­гресс.

Своеобразие современного состояния европейской экономики заключается в переходе от индустриального к постиндустриально­му характеру. Этот переход определяется рядом факторов: движе­нием от товаропроизводящей к обслуживающей экономике, что ведет к доминированию сферы услуг над сферой производства; изме­нением в социальной структуре общества (усилением роли про­фессионализма, уровня образования и знаний); бурным ростом интеллектуальных отраслей; введением планирования и контроля в области стратегии и тактики общественного развития.

В настоящее время экономику Европы можно назвать инфор­мационной. Новые технологии направлены на производство пор­тативных товаров, отвечающих тому спросу, который раньше удов­летворялся услугами. Эти новые так называемые «кочевые» пред­меты изменяют ритм и образ жизни европейцев, их отношение к культуре, знаниям, семье, миру, самому себе. Новые предметы становятся средствами расширения свободы, выражением инди­видуальности человека.

44

Территориальная структура хозяйства Европы несет на себе яркий отпечаток прошлых столетий, когда регион стал очагом промышленной революции. Размещение производительных сил унаследовано от того времени, когда близкое соседство с уголь­ными, железорудными бассейнами и судоходными реками было необходимой предпосылкой достижения высокого хозяйственно­го уровня. Не случайно, что наибольшее развитие получили райо­ны, тяготеющие к так называемой «центральной оси развития», проходящей от промышленных регионов Англии через долину Рейна до центральной Италии. Уже два века эти области играют роль европейского индустриального ядра.

Для Европы в целом характерно многообразие форм простран­ственной организации производства. В то же время отчетливо про­слеживается общность территориальных проблем в европейских странах. Так, практически во всех государствах существуют проти­воречия, связанные с высокой концентрацией производительных сил в столичных и других крупных городах и отсталостью депрес­сивных и сельскохозяйственных районов. В конкретных нацио­нальных условиях эти проблемы проявляются в разных сочетани­ях и с различной степенью остроты.

Хозяйственный облик региона определяется прежде всего про­мышленностью. Буквально каждая ее отрасль имеет свои специфи­ческие особенности. Например, энергетика: регион лидирует в мире по развитию атомной энергетики, а в некоторых странах Южной и особенно Северной Европы ГЭС лидируют среди источников электроэнергии; черная металлургия — по объему выплавки ста­ли Западная Европа не имеет себе равных в мире; машинострое­ние: регион является крупнейшим в мире производителем и экс­портером станков, кузнечно-прессового оборудования, оптики и т.д. Продукцию фирм «Фольксваген», «Рено», «ФИАТ», «Бритиш лейленд», «Вольво», «Сименс», «Филипс» знают во всем мире (их специализацию и государственную принадлежность предоставля­ется определить вам самим).

В целом та география промышленности стран Западной Евро­пы, которая сложилась еще в XIX в., сохраняется и сегодня. Важ­нейшие сдвиги в ней связаны с формированием крупных порто-во-промышленных комплексов (Роттердам в Нидерландах, Мар­сель во Франции и др.), освоением нефтегазовых месторождений Северного моря, модернизацией промышленности менее разви­тых стран региона, децентрализацией (т.е. «рассредоточением») промышленности. При этом все страны имеют свое индустриаль­ное «лицо». Так, Дания имеет узкоспециализированную экономи­ку, Германия — диверсифицированную (т.е. многоотраслевую, разветвленную); Великобритания и Бельгия — «угольные» держа­вы, к тому же первая, интенсифицируя добычу нефти в Север­ном море, претендует и на роль ведущей «нефтяной»; Франция

45

иногда рассматривается как «амбар, пастбище и молочная ферма» Европейского союза и т.д.

Высокоэффективное сельское хозяйство Западной Европы прак­тически полностью обеспечивает жителей региона основными про­дуктами питания, а ввозятся лишь товары тропического земледе­лия и фуражное зерно. Преобладают высокотоварные фермы, за исключением отдельных хозяйств стран Юга и новопринятых в ЕС государств (Португалии, Греции, Польши, Словакии и др.). В За­падной Европе собирают самые высокие в мире урожаи пшеницы (до 60 — 70 ц/га в Дании, Германии, Великобритании, Франции и др.). Кроме традиционных культур умеренного пояса, в Южной Европе в условиях субтропического климата большое значение имеют виноградарство, выращивание маслин, миндаля, граната, финиковой пальмы и др. По сбору винограда и производству вин Италия — первая страна в мире, по сбору маслин — Испания. Животноводство имеет преимущественно молочно-мясной уклон. Вылавливается более 10 млн т морской рыбы, при этом главные «страны-рыболовы» — Норвегия, Дания, Исландия и Испания.

Западная Европа — регион высокоразвитого транспорта, всех его отраслей. Имеется густая сеть первоклассных автомобильных дорог. На долю морского транспорта в таких странах, как Вели­кобритания, Франция, Нидерланды, Ирландия, приходится до 80 % грузооборота, а морские порты Роттердама (Нидерланды), Марселя и Гавра (Франция), Антверпена (Бельгия), Гамбурга (Гер­мания) относятся к числу крупнейших в мире.

Экономическое пространство современной Европы включает структурные компоненты: индустриальную «ось», агломерации и мегаполисы (Амстердам, Барселона, Валенсия, Венеция, Гаага, Гамбург, Лион, Лондон, Мадрид, Манчестер, Марсель, Милан, Неаполь, Нюрнберг, Париж, Рим, Тулуза, Турин, Франкфурт, Цюрих, Штутгарт), периферию (Ирландия, Ольстер, Шотлан­дия, Уэльс, Атлантическое побережье Франции, Испании и Пор­тугалии) и депрессивные районы*.

* «Ось» имеет форму вытянутого прямоугольника, вершинами которого можно считать Манчестер и Гамбург на севере, Марсель и Венецию на юге. В широком понимании экономическое пространство географической Европы представляет­ся в виде двух полуовалов — западного и восточного. Западный полуовал с цен­тром в г. Касселе (ФРГ) простирается от Барселоны до Хельсинки и охватывает более половины площади западноевропейских стран, где проживает три четвер­ти их населения. Центр восточного полуовала лежит на стыке границ Украины, Белоруссии и России. В форме законченных овалов западное и восточное образо­вание пересекаются в зоне, вытянутой от Таллинна до Загреба.

Оптимизация территориальных пропорций уже длительное время в Европе осуществляется в рамках отлаженной региональной политики. Улучшением эко­номической ситуации на периферии и в депрессивных районах занимается специ­альная организация — Атлантическая Дуга. Главной материальной базой указан­ной политики является Европейский фонд регионального регулирования (ЕФРР).

46

Новые и новейшие отрасли европейской промышленности, ори­ентированные, как правило, на экспорт, требуют высококвалифи­цированной рабочей силы. Поэтому они притягиваются к зоне ин­дустриальной «оси», крупным и крупнейшим городам. Напротив, для старых, традиционных отраслей важное значение сохраняет бли­зость к сырьевым источникам и транспортным путям. Отсюда тен­денция в размещении этих производств на морском побережье, вблизи портов, на периферии с дешевой рабочей силой.

Наряду с отмеченными явлениями отчетливо просматривается новая тенденция в размещении европейского хозяйства, связан­ная с усилением сферы услуг в структуре экономики. Эта тенден­ция состоит в деконцентрации производства и расселения, в от­носительном и даже абсолютном сокращении «промышленного веса» крупнейших городских агломераций в пользу непрерывно расширяющейся сферы услуг, научных и образовательных учреж­дений. Другими словами, в европейской экономике перестает дей­ствовать эффект агломерации. На смену центростремительным силам в размещении производства приходят центробежные. В ре­зультате в Европе формируется новая пространственная система хозяйства.

<< | >>
Источник: Ю.Н. ГЛАДКИЙ, В.Д.СУХОРУКОВ. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Учебник. 2008

Еще по теме Технология общественной жизни.:

  1. 4. Созидание общественных предметов в духовной деятельности
  2. § 1. Право как общественный идеал
  3. 1.2. Новые тенденции развития международной жизни под влиянием глобализации в оценках российских и монгольских исследователей
  4. Государственно-общественный характер библиотечного дела
  5. ОБЩЕСТВЕННАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ВОСПИТАНИЯ
  6. Тема 2. Экспертиза как современная социальная технология
  7. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СТАТУС СОВРЕМЕННЫХ СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Я.С. Яскевич
  8. Глава 2 ФОРМЫ И МЕТОДЫ РАБОТЫ СОВРЕМЕННОЙ ПРЕСС-СЛУЖБЫ СО СМИ, ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ, ПОЛИТИЧЕСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ И БИЗНЕС-СТРУКТУРАМИ
  9. Глава 3 ТЕХНОЛОГИИ «СОБЫТИЙНОЙ КОММУНИКАЦИИ» В РАБОТЕ ПРЕСС-СЛУЖБЫ
  10. Антропология академической жизни в постсоветском контексте
  11. Новые технологии и гражданское общество
  12. § 2.3. PR-технологии и медиатизация политического процесса
  13. Сущность, структура и функции социальнокоммуникативных технологий
  14. 7.3.1. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ СТРАНЫ
  15. 1.4. Модель подготовки будущих учителей филологических специальностей к профессиональной деятельности с применением медиа- образовательных технологий