<<
>>

Внешнеэкономические ориентиры новой России.

Российская Федерация имеет все основания быть недовольной своим крайне

175

невыгодным положением в международном разделении труда.

Эк­спортируя преимущественно сырье в обмен на товары широкого потребления и машиностроительную продукцию производствен­ного назначения, Россия может окончательно превратиться в сы­рьевой придаток западной экономики (в начале XXI в. доля топ-ливно-сырьевых товаров в российском экспорте составляла более 60 %, в том числе нефти — 14 %, природного газа — 20 %, нефте­продуктов — 4 %).

Лишь в последние годы внешнеэкономической стратегии в стра­не стали уделять большее внимание. Во-первых, для государства важно «вмонтироваться» в мирохозяйственную систему не только сегодняшнего дня, но и завтрашнего, поскольку мировая хозяй­ственная система — динамично развивается. Во-вторых, необхо­дим пересмотр упрощенного взгляда на хозяйственную карту мира, когда она искусственно отрывается от политической. Не грубая военная сила, а экономическая мощь становится в третьем тыся­челетии главным «геополитическим инструментом». В-третьих, следует отказаться от конъюнктурного ожидания времени выхода во внешнеэкономическую сферу (с наступлением благоприятной ситуации на мировых товарных рынках, например нефти), а це­ленаправленно создавать необходимые геоэкономические ситуа­ции с использованием широкого арсенала приемов и средств стра­тегического оперирования. В-четвертых, необходимо переосмыс­лить возможности международной экономической интеграции. При включении национальной экономики в интеграционный процесс первостепенное значение имеет умение маневрировать интегра­ционной формой союзов, гибким их переходом из одной формы в другую, возможностью быстрого создания новых интеграцион­ных союзов и альянсов, выходить на различные формы междуна­родного хозяйственного общения.

Ярким примером мало продуманной, спонтанной внешнеэко­номической стратегии стала попытка руководства России в 90-е гг. XX в. реализовать доктрину немедленной переориентации россий­ской экономики на западные рынки. Очень скоро выяснилось, что на западных рынках Россию «никто не ждет». На этих рынках продукция российской обрабатывающей промышленности и сель­ского хозяйства в настоящее время неконкурентоспособна: либо чрезмерные издержки, либо низкое качество, либо экологиче­ская загрязненность, либо и то, и другое, и третье. В то же время линия на разрыв или свертывание торогово-экономических свя­зей с другими странами СНГ привела к потере многих традици­онных рынков сбыта.

Причины проведения столь непродуманной внешнеполитиче­ской политики Россией состоят не только в поспешности «бег­ства от империи», но и в отсутствии соответствующей теорети­ческой базы, которая, впрочем, фактически отсутствовала и в

176

бывшем СССР. Известно, что стратегические направления внеш­неэкономической политики в Советском Союзе были связаны главным образом с обеспечением теоретических основ сотрудни­чества со странами Восточной Европы (снабженческо-бытовая модель внешнеэкономических связей), конъюнктуроведческими разработками (способствовавшими созданию торгово-посредни-ческой модели сотрудничества) и т.д. Подлинно геоэкономичес­кие изыскания, направленные на поиск и привлечение кредит­ных и особенно инвестиционных ресурсов во внешней сфере, раз­вивались слишком медленно. Сказывалось влияние геополитичес­ких категорий, являвшихся опаснейшим пережитком, подтверж­дением негативного влияния внешнеполитических установок на внешнеэкономическую стратегию.

Сегодня объективное изменение геополитических и геоэконо­мических ориентиров в развитии внешнеэкономических связей России вырисовывается в двух совместимых плоскостях. Первая — это сотрудничество с финансовыми структурами высокоразвитых государств Запада и Японии по формированию валютно-финан-сового потенциала для осуществления крупномасштабных струк­турных сдвигов в экономике.

Вторая — не менее активное сотруд­ничество с остальными странами СНГ и государствами Балтии в целях развития внутреннего рынка, создания условий для посте­пенной модернизации имеющегося производственного потенци­ала и развития сырьевой и топливно-энергетической базы.

Советская эпоха, с одной стороны, в чем-то приблизила Рос­сию к Западу (вспомним хотя бы афессивную дехристианизацию советских граждан), с другой — отдалила от него, «реанимировав» извечный спор о том, с кем интефироваться нашей стране — с Западом или Востоком? Однако в начале XXI в. как никогда преж­де видна бесплодность данного спора.

Интенсивное развитие внешнеэкономических связей России с индустриально развитыми странами Запада (прежде всего с Гер­манией, Францией, Италией, Великобританией, Скандинавски­ми странами) — оправданный и логичный шаг.

«Докуда должна простираться Европа?

С одной стороны, мне кажется, что в очень долговременной перс­пективе Европа остановится, скорее всего, за Уралом, не доходя, одна­ко, до Тихого океана. Давление на Россию таково, что это кажется мне неизбежным. Китайское давление на незанятые земли по ту сторону границы велико. Я не вижу, как может долго Россия защищаться при ослаблении своего влияния. На российском Дальнем Востоке люди не уверены, что они живут в России. Разница во времени составляет не­сколько часов, центр на самом деле очень далеко. Жители Урала нахо­дятся, конечно, в России, но, прежде всего, они находятся на Урале. Именно так они определяют свою идентичность. Россия не сможет веч­но сохранять свою власть в отдаленных районах, часто населенных

177

нерусскими, малочисленными народами, вошедшими в российскую ис­торию потому, что Россия продвинулась сюда, но которые в большей степени родственны восточным народам. Частью Европы станет Евро­пейская Россия.»

Э. К. д'Анкос (Франция, 1997)

«Примкнуть к Европе — значит примкнуть к некоторому проекту. Я не думаю, что даже через пять, десять или пятнадцать лет Россия сможет стать членом ЕС с той степенью сплоченности, которая предполагается одновременно общей политикой, единой валютой и огромным потенци­алом развития, содержащимся в Маастрихтском договоре.

Я вижу Рос­сию, соединенной с Европой узами добрососедства, тесным экономи­ческим партнерством, соглашениями о разоружении, культурном со­трудничестве и обмене, может быть договором, но остающейся особой единицей, без присоединения. И я не думаю, что надо сохранять ка­кую-то двусмысленность на этот счет, это было бы неразумно.»

Ю.Ведрин (Франция, 1997)

Однако надежды на скорую интеграцию России в Европей­ский союз мало реалистичны, прежде всего в связи с ее соци­альным отставанием (не говоря уже о живучести антироссийских настроений, особенно среди новых членов ЕС). Полное членство России в Евросоюзе затруднено также из-за ее «физических» раз­меров. В настоящее время среди стран-членов ЕС максимальное население имеет Германия (около 80 млн человек). Даже эта циф­ра вызывает среди остальных членов Союза опасения по поводу «германского преобладания в Европе». Ясно, что вступление в Сообщество страны со 140-миллионным населением нарушило бы равновесие внутри интеграционной группировки. Если бы эконо­мика России укрепилась, возникла бы угроза ее доминирования в Сообществе, что явно неприемлемо для остальных членов Союза. При слабой экономике Россия «затопила» бы Европу массовым наплывом своих безработных, а гигантский масштаб государствен­ных расходов вызвал бы резкий рост инфляции.

Не благоприятствует вхождению России в Евросоюз и общее изменение характера экономического развития Западной Евро­пы, переход на интенсивный путь промышленного производства, что предопределяет более рациональное использование сырьевых и энергетических ресурсов. Отсюда — понижение спроса на мно­гие виды такой продукции из государств Восточной Европы и, разумеется, из России.

Одновременно Россия обязана «выстраивать» азиатский век­тор экономических связей, во всяком случае в среднесрочной пер­спективе.

О динамизме стран Азиатско-Тихоокеанского региона (Япония, Китай, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Индонезия, Филиппины, Ма­лайзия и др.), включающего в себя громадный треугольник — от

178

российского Дальнего Востока и Кореи на северо-востоке до Авст­ралии на юге и Пакистана на западе, — написано много.

Речь идет о реальном социально-экономическом прогрессе целой группы не­когда отсталых государств, добившихся грандиозных успехов бла­годаря тщательной продуманной экономической стратегии и внут­ренней дисциплине. Многих из них «облекает единая ткань» эконо­мических, гуманитарных и прочих связей. Здесь уже существуют хорошо налаженные транспортные сети, осуществляется широкий обмен не только товарами, но и услугами, идеями, информацией, особенно научно-технической. Это стратегическое пространство располагает мощным технологическим и производственным потен­циалом, кадрами и выдающимися навыками в области организа­ции маркетинга и сферы услуг, мощным финансовым капиталом, колоссальными природными и трудовыми ресурсами.

Между тем Россия до последнего времени по своей воле оста­валась «тихоокеанским изгоем». Ясно, что рано или поздно про­изойдет неизбежная «встреча» двух регионов, но она потребует от России гораздо большей внутренней мобилизованности, чем ра­нее. Прежде всего здесь нужны «инвестиции в человеческий капи­тал» как главный вид богатства. Известно, что численность насе­ления России за Байкалом — всего около 10 млн человек, в то время как население близлежащих стран (Китая, Японии, Юж­ной и Северной Кореи) составляет около 1,5 млрд человек. Сло­жилась беспрецедентная «ситуация встречи» перенаселенного и динамичного региона, имеющего сотни миллионов свободных и энергичных рук, с российским пространством, отличающимся природными богатствами и демографическим «вакуумом». Вне человеческого приложения колоссальные ресурсы России лежат мертвым грузом. Оживление этого пространства и вступление в достойный диалог со странами региона — одна из главных задач современной России.

К тихоокеанской «лоции» первоочередных геоэкономических устремлений России можно отнести прежде всего КНР и Японию. Китай стал одной из «несущих опор» многоэтажной экономиче­ской структуры Восточной Азии и всего АТР, важным производи­телем готовой продукции для рынков индустриальных и развива­ющихся стран.

Развитие процессов открытости внешнему миру в течение последних двадцати лет существенно изменило соотно­шение политических и экономических факторов, способствовав­ших активизации КНР на внешнем рынке. Можно сказать, что это государство служит для России (впрочем, как и для других постсоветских стран) наиболее «свежим примером» поразитель­ного экономического возрождения. Процесс проникновения КНР на мировой и региональные рынки, опыт создания и деятельно­сти свободных экономических зон, практика сосуществования го­сударственного и частного капитала могут оказаться весьма по-

179

лезными для российских экономистов и государственных деяте­лей, несущих ответственность за формирование геоэкономической стратегии государства.

Среди стратегических целей внешнеэкономической политики России можно выделить следующие.

Первая цель — восстановление и развитие экспортного потен­циала и улучшение структуры экспорта. Экспортная ниша России на мировом рынке хорошо известна — это углеводородное сырье, металлы, лес, пушнина, алмазы и бриллианты, рыба, минераль­ные удобрения, продукция энергетического и металлургического оборудования, вооружений и военной техники. Социально-эко­номический кризис, поразивший Россию в первые годы ее суве­ренного развития, привел к заметному сужению рынков сбыта традиционного российского экспорта. По мнению российского правительства, эти рынки не только должны быть восстановле­ны, но и расширены.

Заметим, что в ассортименте российского экспорта имеется и «облагороженная» продукция таких отраслей, как авиакосмиче­ская, лазерная, атомная промышленность, судостроение (разви­тие коммерческого флота на базе достижений оборонного судо­строения), космические услуги (прежде всего вывод объектов на околоземную орбиту), проведение геологических изысканий и т.д. Вторая цель — рационализация импорта. Считается, что импорт­ная политика должна служить не только интересам удовлетворе­ния текущих нужд населения, но и целям модернизации эконо­мики, повышения ее эффективности и конкурентоспособности. В частности, предполагается организовать новые импортозамеща­ющие производства тех видов материалов и полуфабрикатов, ко­торые могут быть произведены на месте с меньшими издержка­ми, чем цены импорта. В импорте машин и оборудования (доля которых составляет около 30 % от общего объема импорта Рос­сии) планируется перейти к закупке комплектного технологиче­ского оборудования и лицензий для организации собственного производства товаров широкого потребления. В области импорта продовольствия предлагается проводить политику постепенного сокращения неэффективного ввоза в больших количествах фураж­ного зерна и перераспределения валютных средств для закупки семян высокоурожайных сортов, оборудования для хранения и переработки сельскохозяйственных продуктов, техники для осна­щения фермерских хозяйств и т.д.

Третья цель — повышение конкурентоспособности продукции рос­сийских предприятий на мировом рынке. Для устранения этой «ахил­лесовой пяты» российского экспорта считается необходимым при­вести качество и издержки производства продукции российской обрабатывающей промышленности в соответствие с требования­ми и условиями конкуренции на мировом рынке. Для этого пла-180

нируется осуществить постепенное сближение внутренних и ми­ровых стандартов производства и качества продукции.

Четвертая цель — привлечение иностранных инвестиций для тех­нологической модернизации и создания потенциала расширенного воспроизводства. Речь идет о предпочтительности прямых иност­ранных инвестиций по сравнению с централизованными кредит­ными линиями, организующимися в интересах экспортеров и предполагающими возврат полученных средств. Вместе с тем в России растет понимание того, что масштабные иностранные инвестиции невозможны в условиях высокой политической и эко­номической нестабильности. Необходимо полностью устранить дискриминацию иностранных инвесторов, а также сформировать современные институты страхования иностранных инвестиций от политического, экономического и криминального риска.

Пятая цель — обеспечение экономической безопасности страны. Здесь существуют три основные сферы регулирования, важные для обеспечения национальной безопасно"; и: валютный контроль, экспортно-импортнь' контроль и эегул звание стратегических видов сырья.

В мире трудно I ,1 пример, который лучше, чем Россия, подтверждал бы известное изречение «география — это судьба на­ций». Расположение между Европой и Азией, на стыке различных культур, цивилизаций и религий, уже не говоря об экстремаль­ности природных условий на значительной части территории, всегда оказывало мощное влияние на ее внутреннее развитие, внешнюю политику, геополитические приоритеты.

Сегодня перед Россией — наследницей и правопреемницей СССР, остро стоят проблемы укрепления основ федеративного устройства (рис. 3.1), определения ее геополитического и геоэко­номического статуса и выработки соответствующей стратегии по­ведения в современном многополярном мире.

Контрольные вопросы и задания

1. Как соотносятся понятия «Азиатская Россия» и «Сибирь»? Какое из них, по вашему мнению, имеет более «строгое» содержание? 2. Каким образом формирование рыночной экономики в РФ влияет на сдвиги в географии хозяйства? 3. Российская Федерация отличается колоссаль­ным разнообразием условий для развития ее субъектов. Каких именно? Аргументируйте каждую позицию. 4. Семь народов России насчитывают более миллиона человек каждый. Ясно, что первую строчку среди них занимают русские, а кто остальные? 5. Можно ли считать современную Россию постиндустриальной страной? Если нет, то когда это станет воз­можным. 6. Есть ли в стране субъекты Федерации, по отношению к кото-

181

182

Рис. 3.1. Федеральные округа России:

/— Центральный: / — Московская область, 2 — Тверская область. 3 — Ярослав­ская область, 4 — Костромская область, 5 — Владимирская область. 6 — Рязан­ская область, 7— Тамбовская область, 8— Воронежская область, 9— Белгород­ская область, 10 — Курская область, // — Липецкая область. 12 — Орловская область, 13 — Брянская область, 14 — Смоленская область, 15 — Калужская область, 16 — Тульская область; // — Северо-Западный: / — Ленинградская область, 2 — Псковская область, 3 — Новгородская область, 4 — Вологодская область, 5 — Архангельская область, 6 — Республика Коми, 7 — Ненецкий авт. округ, 8 — Республика Карелия, 9 — Мурманская область, 10 — Калининград­ская область; /// — Приволжский: / — Нижегородская область, 2 — Республика Марий Эл, 3 — Республика Чувашия, 4 — Республика Мордовия, 5 — Ульянов­ская область, 6 — Пензенская область, 7 — Саратовская область, 8 — Самарская область, 9 - Оренбургская область, 10 - Республика Татарстан, // - Респуб­лика Башкортостан, 72- Республика Удмуртия, 13— Кировская область, 14 — Пермский край, 75— Коми-Пермяцкий авт. округ*; IV — Южный: / — Ростов­ская область, 2 — Волгоградская область, 3 — Астраханская область, 4 — Респуб­лика Калмыкия, 5— Краснодарский край, 6 — Республика Адыгея, 7— Ставро­польский край, 8 — Республика Карачаево-Черкесия, 9 - Республика Кабарди­но-Балкария, 10 — Республика Северная Осетия - Алания, 11 — Республика Ингушетия, 12— Чеченская Республика, 13— Республика Дагестан; V — Ураль­ский: / — Свердловская область, 2 — Челябинская область, 3 — Курганская область, 4 — Тюменская область, 5 — Ханты-Мансийский авт. округ - Югра, 6 — Ямало-Ненецкий авт. округ; VI — Сибирский: 1 — Новосибирская область, 2 — Омская область, 3 — Томская область, 4 — Алтайский край, 5 — Республи­ка Алтай, 6 — Кемеровская область, 7 — Республика Хакасия, 8 — Краснояр­ский край, 9 — Республика Тыва, 10 — Иркутская область, // — Усть-Ордын­ский Бурятский авт. округ*, 12— Республика Бурятия, 13 — Читинская область, 14— Агинский Бурятский авт. округ*; VII — Дальневосточный: / — Хабаровский край, 2 — Приморский край, 3 — Сахалинская область, 4 — Амурская область, 5 — Еврейская авт. область, 6 — Республика Саха (Якутия), 7 — Магаданская область, 8 — Камчатская область, 9 - Корякский авт. округ*, 10 — Чукотский

авт. округ (*) — упраздненные субъекты РФ.

рым термин «постиндустриальный» вполне уместен? Аргументируйте позицию. 7. Какова должна быть социально-экономическая стратегия ос­воения Сибири? 8. Назовите регионы страны, где природа не препят­ствует их социально-экономическому развитию? 9. Считается, что в мире трудно найти пример, который лучше, чем Россия, подтверждал бы из­вестное изречение «география — это судьба наций». Подтвердите или отвергните эту максиму.

<< | >>
Источник: Ю.Н. ГЛАДКИЙ, В.Д.СУХОРУКОВ. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Учебник. 2008

Еще по теме Внешнеэкономические ориентиры новой России.:

  1. ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ США С КИТАЕМ
  2. 1.2. Новые тенденции развития международной жизни под влиянием глобализации в оценках российских и монгольских исследователей
  3. 3.3. Новые моменты в политических отношениях между СССР и МНР во второй половине 1980-х гг.
  4. 4.2. Актуальные проблемы российско-монгольских отношений на современном этапе
  5. 5.2. Развитие современной культуры в Монголии и влияние России
  6. § 3. Россия и ситуация в Центральной Азии
  7. § 3. Гуманитарные и экологические проблемы
  8. Борьба политических партий России за депутатские мандаты IV и V Государственной Думы
  9. РОССИЯ НЭПОВСКАЯ
  10. Оценка современной ситуации в России
  11. Экономические трансформации в России в 1990-е гг. как фон для появления новых промышленных районов
  12. 3.5. Мягкое и гибкое: экономико-географическое положение в новых территориальных структурах
  13. Поиск идей пространственного развития современной России.
  14. Глава 23 ГУМАНИТАРНАЯ ГЕОГРАФИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ
  15. Россия на экономической и политической карте мира
  16. Развитие внешнеэкономических связей России со странами ближнего зарубежья
  17. 72. Азиатско-Тихоокеанский регион в мировом хозяйстве
  18. 41. Новые индустриальные страны зарубежной Азии: общая характеристика