<<
>>

Возможности решения продовольственной проблемы.

Про­веденный анализ позволяет заключить, что, с одной стороны, про­довольственная проблема выступает как глобальная, затрагивая так или иначе все человечество, во всяком случае — все крупнейшие государства мира.
С другой стороны, она имеет ярко выраженный географический характер и проявляет себя на разных ступенях тер­риториальной иерархии — региональной, страновой, районной, ло­кальной. Причины, острота и масштабы распространения неправиль­ного питания, недоедания и голода на земном шаре диктуются прежде всего социально-экономическими факторами, что должно опреде­лять и направление поисков выхода из существующего положения. Оно во многих случаях имеет давние исторические корни и цивилизационные истоки, но часто выглядит непосредственным порожде­нием ошибок и заблуждений XX в. Отсюда — неизбежное многооб­разие и оправданная неоднозначность предлагаемых наукой рецеп­тов по улучшению ситуации.

Вырабатывать политику обеспечения населения продуктами пи­тания и стремиться к достижению искомого баланса с учетом внеш­неторговых возможностей приходится прежде всего на уровне от­дельных стран. Ключ к «снятию» продовольственной проблемы у каждой из них должен быть собственным. С подобных позиций оцен­ка агроресурсного потенциала планеты — общетеоретическая задача, с которой связаны выход на конечные параметры — производст­венные и, как следствие, демографические. Прикладные же реко­мендации реальны для исполнения лишь в разрезе конкретных го­сударств как главных носителей суверенитета.

Перспективы дальнейшего вовлечения естественных ресурсов пла­неты в сферу сельскохозяйственной деятельности остаются предме­том оживленных дискуссий. Это вызывается как недостаточной еще изученностью самих агроприродных факторов и вероятности более полноценного их использования в производстве, так и расхождени­ями в отношении перспектив агротехнического прогресса в отрасли.

К тому же, многое зависит от того, какую структуру питания при­нять в качестве исходной: научно обоснованную или фактически сло­жившуюся. Но даже если взять за основу единый рацион, например, «среднего» европейца, разброс в мнениях специалистов касательно допустимой численности населения на планете оказывается очень боль­шим: от уже реально возникшей на горизонте цифры 7 млрд до гипо­тетических 50 млрд человек. В последнем случае не только принима­ют в качестве необходимой посылки повсеместное распространение передовых интенсивных технологий, но и отталкиваются от явно чрез­мерного показателя верхнего уровня распаханности суши — до 70%.

Среди многих расчетов сельскохозяйственного потенциала Зем­ли один из самых фундаментальных был выполнен в 70-х гг. груп­пой голландских ученых. Они оценили всю пригодную для земле­дельческого освоения территорию в 3714 млн га. Это составляет 27,4% всей суши (без Антарктиды), из которых орошением в буду­щем реально охватить до 470 млн га пахотных угодий. В свете этих показателей максимально возможная (с учетом тех ограничений, которые ресурсы фотосинтеза накладывают на естественный процесс формирования биомассы) биологическая продуктивность возделывае­мого клина была исчислена в зерновом эквиваленте в 49 830 млн т в год. Однако на практике весомую часть обрабатываемых площа­дей человеку всегда придется отводить под технические, тонизиру­ющие, кормовые и другие непродовольственные культуры.

На современном этапе упор все больше переносится на необхо­димость подъема урожайности в развивающихся странах, которые располагают возможностями опереться на уже имеющиеся в мире агрономические и прочие научно-технические достижения. Однако при бесспорной в целом справедливости данного тезиса механиче­ские заимствования, увы, вряд ли окажутся эффективными. Иной, слабо еще познанный природный фон тропиков, крайне чувстви­тельная реакция их естественных геосистем на антропогенные воз­действия, избыток рабочих рук в деревне третьего мира, высокая энергоемкость прогрессивных агротехнологий — все это ограничи­вает возможности традиционного сельского хозяйства идти нака­танной дорогой интенсификации.

Представляется, что хорошие перспективы открывает активное внед­рение в странах низких широт практики вторых и даже третьих посе­вов в году, для чего нужны в первую очередь скороспелые сорта и орошение, если наличествует сухой сезон. Поэтому обоснованно свя­зывать надежду именно с грядущими успехами селекции и генетики, но они-то как раз и наименее предсказуемы: так, в середине 60-х гг. неожиданным даже для специалистов стало появление высокопродуктивных гибридных сортов пшеницы, послужившее сигналом бурного развертывания «зеленой революции». Немалые шансы дает совершен­ствование отраслевой структуры посевов, в частности, внедрение бо­гатых белками культур. Известно, сколь крупный вклад в обеспече­ние продуктивного молочного скотоводства калорийными кормами вне­сла получившая в США широкое распространение соя.

Согласно документам ФАО, в 1995 г. в мире насчитывалось 88 стран с низкими доходами жителей, где не хватает продовольствия. Из них более 30 в предшествующие годы свыше 1/4 своих экспорт­ных поступлений направляли на его закупку. К этим странам относит­ся и Россия, в импорте которой продукты питания устойчиво состав­ляют по стоимости 25—30%. Вместе с тем глобальное положение не столь мрачно. В Западной Европе и США государственная политика направлена на ограничение обрабатываемых площадей, чтобы не до­пустить нарастания избытка сельскохозяйственной продукции, ибо в противном случае не исключено наступление такого момента, когда убыток от падения цен не будет компенсирован увеличением плате­жеспособного спроса. Так, в случае богатого урожая цены на аграр­ные товары могут снизиться настолько, что не покроют издержки, и сельское хозяйство как отрасль окажется неплатежеспособным. Од­новременно это косвенно свидетельствует о тех скрытых резервах для увеличения при необходимости производства, которыми располагает аграрный сектор в промышленно развитых странах.

Продовольственная проблема многоаспектна, и добиться ее успеш­ного решения не удается без создания соответствующего социально-экономического климата в стране.

Недостаточными выглядят и попытки достичь подъема сельского хозяйства путем внедрения достижений научно-технической революции, массовой механизации и т.п. Об этом четко свидетельствует недавнее советское прошлое. В СССР за 60— 80-е гг. в отрасли выросли энергетические мощности со 155,9 млн до 603,9 млн л.с., а стоимость производственных фондов поднялась с 43,9 млрд до 227 млрд руб. Поставки минеральных туков деревне увеличились за этот период с 2,6 млн до 18,8 млн т действующего вещества в год. Площадь мелиорированных земель была доведена с 16,3 млн до 31,0 млн га. Отдача же оказалась скромной: средняя урожайность зерновых повысилась с 11 до 14,9 ц/га. Ибо не хватило понимания и необходимой политической воли, чтобы начать преоб­разование форм собственности в деревне, без чего оказывается невоз­можным преодолеть хронический кризис, вызванный насильственной коллективизацией села.

Анализ социально-экономических и исторических истоков силь­ной географической дифференциации в снабжении населения мира продуктами питания подводит к выводу, что голод, массовое недое­дание и другие трудности аналогичного рода сами в сильнейшей степени оказывают обратное влияние на общественную жизнь. Оно состоит, в частности, в стремлении властей упрочить свое воздей­ствие на дела продовольственного сектора, а через него укрепить свою централизующую роль в отношении всех автономных ячеек хозяйственного механизма. В нашей стране это может повести к особенно энергичным попыткам реанимировать бюрократические на­чала в управлении экономикой и воздвигнуть дополнительных шлаг­баумы на путях становления подлинного рынка. Среди многообраз­ных последствий обострившегося продовольственного положения, помимо тех, что имеют явно выраженную гуманистическую сущ­ность, особенно важным представляется торможение развития эко­номики при сохранении ее устаревших консервативных форм. Поэ­тому задача преодоления продовольственного кризиса для любого государства превращается в приоритетную, и решение ее демокра­тическими методами неизбежно приобретает судьбоносный харак­тер, открывая дорогу к национальному возрождению.

Вопросы

1. В чем продовольственная проблема проявляет себя как общемировая?

2. Раскройте ее связи с другими глобальными проблемами.

3. Какие регионы мира характеризуются критической продовольственной ситуацией?

<< | >>
Источник: Ю.Г.ЛИПЕЦ В.А.ПУЛЯРКИН С.Б.ШЛИХТЕР. УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВУЗОВ ГЕОГРАФИЯ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА. 1999

Еще по теме Возможности решения продовольственной проблемы.:

  1. 4 КАЧЕСТВО ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ И ПРОБЛЕМЫ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ
  2. Начальный период оккупации
  3. ГЛАВА ПЕРВАЯ. 1927 год. Аналогия. Проблемы с крестьянством
  4. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  5. 2. Социально-экономическое развитие СССР в 70-е — первой половине 80-х годов.
  6. Принятие решений
  7. Проблемы и приоритеты национальной безопасности Российской Федерации
  8. Конфигурация американского общественного мнения в отношении северокорейской проблемы в 2000-е годы
  9. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
  10. § 29. Демографическая проблема.
  11. Глава 11 ВИДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
  12. Глава 22 ГЕОГЛОБАЛИСТИКА
  13. Перспективы и проблемы развития Северо-Западного федерального округа
  14. 164. Пути решения глобальной продовольственной проблемы
  15. 59. Экологические проблемы Китая
  16. Развивающиеся страны в глобальной продовольственной системе.
  17. Возможности решения продовольственной проблемы.