<<
>>

Дилемма позиционирования.

Данная дилемма возникает тогда, когда позиция другого индивида кажется вам более предпочтительной по сравнению с вашей собственной. Как правило, это происходит в том случае, когда под давлением дилемм приходится отказываться о той позиции, которую вы занимали ранее, и, руководствуясь здравым смыслом, переходить на другую, казавшуюся менее предпочтительной.
Часто эта ситуация сопряжена с необходимостью выяснения отношений с соратниками, остающимися на прежних позициях. Чувство вины сопровождает данную дилемму.
Дилемма позиционирования является, в сущности, «дилеммой вины»[664]. Преодолевается эта дилемма за счет предпочтения новой позиции старой.
Энтузиазм как сопутствующая эмоция характеризует данную дилемму, проявляющую себя в том случае, когда бывшие коммунисты начинают рьяно отстаивать идеалы рыночного капитализма, или бывшие алкоголики усердно отстаивать идеалы трезвого образа жизни.
Что же следует за тем, когда все шесть указанных дилемм преодолеваются? Исчезает ли нестабильность, присущая периоду решения дилемм? Ответ положительный. Преодоление всех дилемм означает, что все «характеры» пришли к единой позиции и с уверенностью могут приступить к ее осуществлению.
Финальная часть конфронтации характеризуется следующим образом.
Если все стороны достигли согласия по единой позиции, тогда отсутствие какой-либо дилеммы кооперации гарантирует отсутствие намерения какого-либо «характера» или группы отступить от нее.
Если общей позиции не выработано, тогда единственным способом для «характеров» избежать их дилемм приманки, не порождая дилемм устрашения друг для друга, является достижение общей позиции.
Если имеется общая позиция и не существует дилемм кооперации, тогда не может быть никаких других дилемм, за исключением дилеммы угрозы.
Однако драма может иметь как счастливый, так и трагический конец. В случае трагического конца наступает нестабильность, надежды не сбываются, опасения становятся реальностью. В случае счастливой развязки – все наоборот.
Схема (см. рис. 10) может быть использована для анализа как деталей соглашения, так и всего его каркаса в целом. Это достигается с помощью следующих рекомендуемых шагов.
Начинать нужно с упрощенной модели, представляющей общие позиции сторон, для того чтобы сделать выводы по поводу дилемм и их избегания.
Подвергните свои выводы испытанию и критике за счет добавления к модели разыгрываемых карт и действующих лиц, особенно тех, которые могут в принципе свести на нет данные выводы. Оцените возможный эффект, который они могут произвести, когда стороны в момент истины приступят к резюмированию обсуждаемых вопросов более запутанной ситуации в терминах другой упрощенной модели, возможно, отличной от первоначальной. Исходным орудием такого рода оценки послужит анализ субконфронтаций между субхарактерами. Основываясь на новой упрощенной модели, получите новые выводы относительно дилемм и способов их преодоления.
Вновь подвергните критике новые выводы, полученные вами за счет добавления деталей к упрощенной модели. Продолжайте так до тех пор, пока не получите удовлетворяющую вас модель[665].
Проанализируем характеристики, интерпретируемые Н. Ховардом как сущностные по отношению к стадии «конфликт».
Он полагает, что особенностью этой стадии является отсутствие коммуникации, рассматриваемой в качестве основного момента, присущего переговорам. Невозможность обмениваться сообщениями приводит к созданию чисто теоретико-игровой ситуации фиксированных положений и фиксированных структур. Решение отойти от достигнутых соглашений квалифицируется как теоретико-игровое.
На стадии «конфликт» каждая сторона по отдельности вдается в детали сложившегося положения, обсуждая со своими союзниками возможные способы осуществления варианта отступления. Детальное рассмотрение сложившегося положения может явиться причиной изменения их умонастроений, что может выразиться либо в возвращении на стадию «климакс», либо просто в отказе от попыток осуществления планов, связанных с реализацией варианта отступления.
Общую оценку теоретического аспекта концепции конфронтационного анализа Н. Ховарда, имеющую отношение непосредственно к проблематике анализа конфликта, с учетом уже прозвучавших оценок можно сформулировать следующим образом. Мы имеем дело с успешно реализуемой попыткой специфического теоретического подхода к осмыслению структурно-функциональных особенностей противостояния сторон, определяемого как конфронтационный анализ. «Противостояние сторон», понимаемое в традиционном конфликтологическом смысле как отличающееся от понятия «конфликт», в данном случае является синонимом понятия «конфронтация». Конфликт, как уже отмечалось, интерпретируется Н. Ховардом сугубо в качестве одной из стадий конфронтации, место которой в общей системе этапов конфронтационного взаимодействия с функциональной точки зрения определяется параллельно месту, занимаемому этапом «разрешение». Разрешение и конфликт как стадии конфронтационного противостояния в понятийном отношении выводятся за счет их разделения за рамки традиционного для конфликтологического дискурса употребления понятия «разрешение конфликта». К слову сказать, в самом тексте книги пару раз встречается словосочетание «разрешение конфликта» (conflict resolution) [например, на с. 290], но безотносительно к контексту, в котором можно было бы усмотреть не случайный характер его употребления, а концептуально обусловленный и имеющий ориентацию на существование в понятийной структуре, работающей на основную идею концепции. Если автор понимает под конфронтационным анализом технологию разрешения конфликта, то это можно было бы специально оговорить. И тогда эпизодическое появление данного понятия не казалось бы случайным. Однако представляется, что Н. Ховард не ставил перед собой такой задачи и дело здесь не в какой-то терминологической невнятности или перекодировке. С определением конфликта как одной из стадий конфронтационного противостояния вполне ясно формулируется и технологически прописывается суть данной стадии в сопряжении с другими этапами.
Фактически Н. Ховард употребляет понятие «конфликт» в значении формы разрешения конфликта. В российской конфликтологии уже проделана работа, демонстрирующая доказательство того, что негативное отношение двух сторон друг к другу порождает антагонистический тип связи между элементами системы: усиление (ослабление) системы А вызывает ослабление (усиление) системы В. Возникающая в данном случае положительная обратная связь является признаком отсутствия конфликта как такового. Поэтому антагонизм рассматривается как один из способов разрешения конфликта. Любая война, драка, ссора являются одним из возможных вариантов разрешения конфликта.
Конфронтационный анализ скорее вызывает ассоциации с переговорным процессом, понимаемым в традиционном конфликтологическом дискурсе как один из способов разрешения конфликта. Если рассматривать предложенный подход в данном аспекте, то следует указать на ряд несомненных достоинств, обнаруживаемых при более тщательном знакомстве с ним. Первое, на что хотелось бы обратить внимание, так это на концепцию переговорного процесса (ориентированную, между прочим, непосредственно на то, чтобы она применялась военным командованием и поэтому была бы доступна и понятна), четко структурированную с помощью выделяемых стадий, методологически очень удачно объединенных на основании взаимосвязанности и взаимообусловленности шести дилемм, интерпретируемых в теоретико-игровом смысле.
Второй момент связан с попыткой демонстрации принципиальной установки на понимание особого значения взаимосвязанности рационального и иррационального компонентов «конфронтационного анализа». «Рационализации» как инструментальные аспекты переговорного подхода всегда сочетаются с иррациональной (эмоциональной) составляющей, при этом особым образом проговариваемой. Своеобразность проговаривания заключается в ориентации на необходимость указания на специфическую роль, которую эмоции играют в процессе рационализации поведения в рамках конфронтационного взаимодействия – при выборе дилемм, а также разыгрываемых карт. Дополнительные краски привносит указание на особое значение роли, которую играет эмоциональная составляющая при переходе от одной дилеммы к другой, а также остроты и силы проявляемых эмоций в зависимости от уровня конфронтации и его стадии.
Третье достоинство, которое следует отметить, – тщательная и детальная проработка материала, иллюстрирующего теорию примерами актуальных конфронтаций в сфере международных отношений и ограниченных рамками отдельных государств, что часто порождает ассоциации с добротным учебным пособием по ее практическому применению. Случай, не столь часто встречающийся.
В отличие от других подходов к моделированию, ориентированных на формальную процедуру конструирования модели и ее последующего воплощения в жизнь, Н. Ховард использует формальный анализ для поиска ответов на вопросы о самой реальности. Например, что означает для Х разрешение той или иной дилеммы? Ответы на такие вопросы дают возможность делать утверждения, в большей мере приближающие к реальности, нежели удаляющие от нее.
Конфронтационный анализ проводится любой из вовлеченных сторон с использованием метода погружения в ситуацию, предполагающую проигрывание ролей всех участвующих сторон на основе моделирования их позиций, тактики поведения, вариантов отступления. Действующее лицо может имитироваться в форме ролевой игры командой или индивидуально. Информацию, необходимую для проведения инструктажа по конфронтационному анализу, игроки получают с использованием программных продуктов (теория драмы имеет существенным образом проработанное математическое обоснование), где им предстоит только отмечать выбираемые позиции. После инструктажа игроки вступают в интеракции друг с другом, пытаясь разрешить существующую проблему. Интеракции могут осуществляться с помощью различных средств – от использования электронной почты до личных контактов.
Конфронтационный анализ может применяться также только одной из сторон. Тогда он может послужить выработке такого решения, которое наилучшим образом удовлетворит ее интересы.
Теория драмы показывает, каким образом существующие социальные институты по разрешению конфликтов могут содействовать выработке потребности в поиске аргументации, способствующей достижению общего интереса. Конфронтационные стратегии, содержащиеся в теории драмы, могут усилить возможности этих институтов.
Очень важной установкой, провозглашаемой Н. Ховардом, является ориентация посредников, использующих конфронтационный анализ, на разрешение конфликта как такового, а не на то, чтобы обеспечить победу одной из сторон. Движение по направлению к кооперации считается единственно позитивным и целесообразным.
Несмотря на очевидные достижения, продемонстрированные в рамках теории драмы, связанные с возможностями по анализу и разрешению конфликтов, было бы неправомерным преувеличением принятие ее в качестве законченной попытки создания единой теории анализа и разрешения конфликтов. Как уже было показано, теоретики и практики, работающие в рамках данной теоретической концепции, в основном продолжают мыслить в терминах теории игр, хотя и значительно модифицированной. Одним из следствий такой установки можно считать то, что анализу конфликта как системного и самостоятельного феномена не было придано должного значения. В результате возник некритический перенос обыденного представления о конфликте в теоретический контекст.
<< | >>
Источник: Дурин В.П., Семёнов В.А.. Конфликт как социальное противоречие. 2008

Еще по теме Дилемма позиционирования.:

  1. ИНФОРМАЦИОННО-ИМИДЖЕВАЯ ПОЛИТИКА ВУЗА И АКТУАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ПО ЕГО ПОЗИЦИОНИРОВАНИЮ В НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  2. 2. Дилемма: свободная торговля или протекционизм
  3. Смысл или бытие (дилемма номинализма)
  4. ЧЕЛОВЕК В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА: ДИЛЕММА ЦЕННОСТНОЙ И ЦЕЛЕВОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ В.Т. Новиков, А.А. Легчилин
  5. 8 Поймите, как развивают новые стратегические позиции
  6. Литература
  7. Методические рекомендации преподавателям
  8. 4.1. Рабочая программа курса «Технологии развития корпоративной социальной ответственности»
  9. Вопросы для контроля •
  10. Разметка проблемы: пространство оппозиций
  11. Роль команды в развитии творческого потенциала сотрудников организации
  12. Социально-психологическое обеспечение командного взаимодействия в организации
  13. РАСПЛАТА
  14. 10 Die Zeit
  15. Глава 5. Гибкость
  16. СТРАТЕГИЯ КАМПАНИИ