<<
>>

§ 3. Движение и разрешение противоречий мышления и духовных конфликтов



Специфика противоречий мышления и духовных конфликтов определяется тем, что они формируются на основе объективных противоречий. Отражение объективных противоречий в сознании людей осуществляется через проявление противоречий субъективных, т.
е. присущих самому процессу познания, противоречий и конфликтов различных видов.
Среди этих противоречий можно выделить противоречия, являющиеся отражением противоречий природы и общества, противоречия, отражающие двойственность практики, которая выступает определяющим фактором познания[191], а также противоречия и коллизии, свойственные именно развитию познания как процесса, они «…возникают в рамках восхождения от относительных истин к истине абсолютной»[192]. Между данными видами противоречий и духовных конфликтов имеется генетическая связь при одновременном существовании противоречивого взаимодействия между ними.
Все это накладывает отпечаток на процесс движения и разрешения этих противоречий и конфликтов: разрешение противоречий познания и духовных конфликтов имеет своей основой разрешение противоречий объективных и противоречий (конфликтов) практики, в свою очередь, потребность разрешить объективные противоречия приводит в движение противоречия (конфликты) практики и познания, в мышлении формируется прогноз разрешения объективных противоречий, этот прогноз через практику реализуется в разрешении объективных противоречий: мир не удовлетворяет человека, и человек своими действиями решает изменить его.
Если же противоречия и конфликты в действительности не разрешаются, происходит иллюзорное, «запредельное» их разрешение в мышлении (в религии, фантастике, легендах и т. п.) – строятся умозрительные конструкции в стиле Г. Гегеля. Основное противоречие всего процесса познания – противоречие между субъектом и объектом. Проявлениями и производными этого противоречия выступают наиболее общее противоречие познания между бесконечностью предмета познания и конечности той ее части, которая познана человеком, а также противоречия между опытом и теорией, между теориями, между фактами, понятиями, суждениями и т. д.[193].
Среди множества видов противоречий мышления и духовных конфликтов (коллизий) нас прежде всего интересуют диалектические противоречия процесса познания, анатомии, формально-логические противоречия, противоречия между полярными философскими категориями, споры, полемика, дискуссии и другие виды духовной борьбы.
Отражение природы в мысли человека надо понимать в вечном процессе движения, возникновения противоречий и разрешения их. Это означает, что все противоречия мышления должны закономерно разрешаться, и это разрешение не должно состоять только в создании адекватного образа объективного противоречия как фиксации его современного уровня. Такая фиксация есть остановка противоречия в мышлении, в то время как объективные противоречия продолжают двигаться. Противоречия познания разрешаются в их движении и снятии.
При этом процесс движения и разрешения противоречий и конфликтов мышления есть двоякий процесс: во-первых, это движение противоречия мышления к своему основанию, своим истокам, которыми является объективное противоречие, во-вторых, движение противоречия мышления к своему завершению, т.
е. разрешению как созданию наиболее адекватного образа разрешающегося объективного противоречия и элиминации собственных противоречий познания. При отсутствии в данный момент разрешения объективного противоречия создается прогноз его разрешения. Двойственность движения противоречий мышления приводит к цикличности процесса движения противоречий познания, познание движется от содержания к содержанию. Б.М. Кедров отмечает в этой связи, что общий ход познания в его исторической перспективе можно представить в виде последовательного ряда относительно завершенных и переходящих один в другой кругов или циклов: от явлений к раскрытию их сущности (так сказать, первого порядка), а затем к более сложным явлениям и от них к раскрытию сущности второго порядка и так далее без конца[194]. Цикличность основного противоречия познания, естественно, определяет цикличность противоречий и конфликтов, производных от него: противоречия между теориями; между дифференциацией и интеграцией и т. п. При более подробном рассмотрении оказывается, что существует два противоположных цикла, один из которых доминирует. Так, например, в противоречии между фактами и теорией, «…несмотря на свою прочность и непоколебимость, именно факты играют роль наиболее подвижного, революционизирующего элемента в развитии науки»[195]. Кроме отмеченной качественной асимметрии противоречий познания существует и количественная асимметрия, причем асимметрия изменяется на различных фазах движения противоречий: отмечается превалирование на начальных этапах развертывания противоречий (при выходе на внешний уровень) анализа над синтезом, дифференциация знания над интеграцией его и т. п., а после переломного момента – снятие этого превалирования[196].
В формально-логических противоречиях асимметричность резко выражена: как правило, одно из суждений ложно, другое – истинно. Антиномия возникает как противоречие без выраженной асимметрии ее полюсов, оба высказывания антиномии можно доказать, на первый взгляд, с одинаковой истинностью.
Однако здесь всегда можно вычленить первичность одного полюса и вторичность другого, ибо «…свойство быть крайностью кроется лишь в сущности одного из них»[197]. Так же асимметричны и полярные философские категории: одни из них производны от других.
В зависимости от того, идет ли противоречие (конфликт) к своим истокам, основанию (так сказать, вниз по восходящей ветви своего движения) или к своему обострению и завершению, определяется специфика его разрешения.
Добавляется дополнительная фаза движения противоречия (конфликта): ретроспектива его предыдущих этапов. В случае объективных противоречий мы также замечаем противоречие уже на развитой стадии его движения, однако мы не выделяем особо фазу ретроспективного движения противоречия, так как мы можем с помощью мышления отыскать предшествующие ступени движения противоречия. Для противоречия мышления мы этого проделать не можем, поскольку двигаться «вспять» должно само противоречивое мышление.
Вследствие большого динамизма развития мышления существует даже закон ускоренного развития естественных наук (по экспоненте), велика роль преемственности в мышлении, оно не оставляет ничего позади себя, но несет с собой все приобретенное, и обогащается и уплотняется внутри себя. Это уплотнение приводит, во-первых, к наложению фаз одного и того же противоречия (конфликта), во-вторых, к уменьшению значения нисходящей ветви движения противоречий (конфликтов): теории не успевают отмирать, как на их месте возникают новые; в самом результате разрешения одного противоречия (конфликта) тут же отыскивается новое противоречие (конфликт)[198].
В качестве особенности фаз движения антиномических высказываний можно отметить то, что они появляются и надолго «застревают» на фазе раздвоения единого.
Специфика фаз движения формально-логических противоречий вытекает из того факта, что они, как уже отмечалось, имеют сокращенный цикл движения (внутренний уровень – внешний уровень – появление; внешний уровень – внутренний уровень – разрешение) и соответственно получают деструктивное разрешение. Более подробно о фазах движения формально-логических и антиномических противоречий будем говорить при анализе конкретных форм и методов их разрешения.
На движение противоречий мышления оказывает влияние ряд факторов материального и духовного характера, среди которых ведущими являются потребности материального производства[199]. Они определяют темпы разрешения противоречий мышления и области появления новых противоречий. Кроме того, существует относительная самостоятельность мышления, которая «…определяется внутренней логикой развития науки, потребностью в систематизации знания...»[200]. Относительная самостоятельность мышления приводит к открытию теорий, которые не связаны непосредственно с практическими потребностями, и к разрешению не только тех противоречий, которые ставятся практикой. Так, стремление Н.И. Лобачевского перестроить геометрию Эвклида привело его к открытию неэвклидовой геометрии[201].
Субъективный фактор при разрешении противоречий мышления действует сознательно, ибо в противном случае противоречия мышления невозможно разрешить, а саморазрешение противоречий исключено. Большое значение при разрешении противоречий познания имеет структура субъективного фактора.
В условиях разделения труда на умственный и физический основной фигурой познавательного процесса является ученый, коллектив ученых, и «…в подавляющем большинстве случаев ученый творит, подчиняясь собственным субъективным целям...»[202]. Часто ученый не осознает социальной обусловленности своей деятельности, однако его деятельность есть часть деятельности всего общества. В связи с этим большое значение имеет направленность интересов ученых, партий, классов, масс при решении тех или иных познавательных противоречий. В целом они действуют в прогрессивном направлении, однако возможны ситуации, когда «поиски истины сменяются полицейским интересом», а также заблуждения отдельных ученых, их нежелание признавать передовые идеи и теории[203].
В качестве классического случая движения противоречия мышления можно рассмотреть общий ход развертывания и разрешения фундаментального класса противоречий, тех противоречий, которые объективны и воспроизводятся в непротиворечивых по форме, логически корректных теориях[204]. Фаза развертывания противоречия на внутреннем уровне (уровне синкретического познания) – это преимущественно чувственное и эмпирическое познание в его синкретической части. Основное противоречие этого уровня – между объективно существующей многосторонностью вещей и возможностями чувственного познания.
Формой разрешения при осуществлении данной фазы является «…живое, непосредственное созерцание, наблюдение, без прямого вмешательства во внутренние области изучаемого объекта, без нарушения субъектом целостности этого объекта»[205]. Методом воздействия на противоречия при осуществлении фазы выступают, во-первых, прямое устранение противоречий, при этом противоречие либо не берется в расчет, либо отбрасывается одна из противоречивых сторон, либо обосновывается, как это имеет место у И. Канта, мнимость фиксированного противоречия, во-вторых, ограничение пределов рассмотрения противоречия только той областью, в которой отношение составляющих его элементов оказывается непротиворечивым, и исключение из рассмотрения случаев, которые выражаются с помощью противоречивой системы определений.
Развертывание основного противоречия чувственного познания приводит к необходимости его разрешения с помощью совершенствования приемов наблюдения, создания приборов наблюдения и воздействия на объект, применения экспериментов и мысленных экспериментов и т. д. Все это приводит к выходу познавательных противоречий на внешний уровень, представляющий собой противоречия между фактами и существующей теорией, между взаимополярными гипотезами и т. д. Общим методом разрешения противоречий познания при переходе на внешний уровень выступает анализ, т. е. расчленение, физическое или мысленное, объекта на отдельные его части, на абстрактно выделенные его стороны, или «моменты»[206]. В качестве метода разрешения на внешнем уровне отмечают принцип дополнительности, выдвинутый Бором и Гейзенбергом[207]. Формами разрешения на внешнем уровне являются дискуссии, критика, борьба мнений, видоизменение гипотез, теорий и т. д. Методом разрешения противоречий при формировании опосредующего звена выступает, например, прием, названный К. Марксом «способом опосредования»[208]. Формой разрешения при этом будет нахождение теоретических определений промежуточных звеньев между противоположностями. Э.В. Ильенков отмечает: «Как товарный рынок находит свое относительное разрешение в рождении денег, так и теоретические определения денег в "Капитале" служат средством относительного разрешения теоретического противоречия, выявленного при анализе простой формы стоимости»[209]. Кроме того, формами разрешения противоречий на этом уровне выступают появление опосредующих звеньев между предшествующей и последующей теориями, например таких, как квант действия, скорость света и т. п., «конгломеративная» гипотеза как следствие ускоренного приведения двух противоположных теорий к единству, а также формирование теории, дающей лишь относительное разрешение противоречия двух предшествующих теорий. Так, даже с появлением квантовой механики «…конфликт релятивистских и квантовых концепций в физике пока не нашел, видимо, своего адекватного решения»[210].
Невозможность разрешить противоречиe на уровне отдельных понятий и суждений приводит к развертыванию исходного противоречия в систему противоречий, противоречие понятия развертывается в систему противоречий теории[211], две взаимополярные гипотезы образуют целую «семью» рабочих гипотез[212], развертывается также система противоречивых отношений между теориями[213]. Необходимость развертывания исходного противоречия коренится как в необходимости отражения системы противоречий объекта, так и в том, что противоречия, возникшие в формальной системе и неразрешимые в ней, могут быть устранены при выходе в другую систему, более широкую.
Основными методами развертывания системы противоречий выступают индуктивные, дедуктивные и аксиоматические методы в зависимости от развертываемой теории.
Основная форма проявления познавательного противоречия на внешнем уровне – научная проблема. Формой разрешения проблемы служит гипотеза, разработка гипотезы выступает способом развертывания и утверждения новой теории.
Методами разрешения научной проблемы и развертывания гипотезы: нахождение новых фактов, переосмысление старых фактов, постановка экспериментов, проведение аналогий, моделирование, наконец, интуиция и т. д.
Развертывание системы противоречий приводит к вычленению ведущего противоречия, т. е. к выбору наиболее правдивых двух гипотез при помощи проверки наблюдением, экспериментом или математическим расчетом либо назревшее противоречие между двумя параллельными теориями или же между прежней и новой теориями. Последнее противоречие может привести к кризису в данной отрасли знания, например, к созданию нескольких «физик» в конце ХIХ – начале ХХ в.[214].
Переломный момент в движении познавательных противоречий включает в себя: 1) победу новой теории; 2) синтез ее со старой или синтез двух параллельных односторонних теорий; 3) отрицание старой теории. В зависимости от характера борьбы теорий превалирует тот или иной из трех отмеченных моментов.
Методами разрешения противоречий при переломном моменте выступают:
1)методы победы новой теории: решающий эксперимент, так, например, сопротивление на пути новой теории Дж. Максвелла было снято после того, как Г. Герц экспериментально доказал существование электромагнитных волн[215], признание теории и утверждение ее, как это было с теорией А. Авогадро, на химическом конгрессе в Карлсруэ в 1860 г.[216] и др.;
2)методы синтеза теорий – отрицание через обобщение, а это означает, что истинная теория возникает не путем сложения двух противоположных неполных теорий, односторонне отражающих природу, но путем отрицания обеих этих теорий при удержании всего ценного, что в них содержалось, и создания новой синтетической теории, которая совершенно заново, критически пересматривает весь накопленный материал под углом зрения новой теории – новая, отрицая старую, берет из нее все, не потерявшее значения истинного;
3)методы свержения, отрицания старой теории – научная аргументация, доказательство относительной истинности прежней теории и т. п.
Формами осуществления переломного момента в зависимости от доминирования одного из выделенных нами моментов являются синтез двух односторонних теорий, утверждение и превращение из гипотезы в теорию новой системы знания, победа новой теории над старой, прогрессивной теории над реакционной.
Исследователи рассматривают переломный момент как скачок в развитии научного знания, а две последние формы его выливаются в научные революции.
Научные революции подводят итог предшествующему периоду развития знания, определенный уровень развития науки и техники делает их неизбежными. Революция в науке определяется как коренная ломка устаревших уже теорий и переход к новым теориям, которые протекают в порядке крутых переворотов во взглядах ученых, в способе их мышления. Выделяются научные революции двух основных типов: 1) характерный признак – отказ от созерцательности (XVI–XIX вв.); 2) применение принципа историзма (XIX–XX вв.) и
3) смешанного типа, например, появление теории Ч. Дарвина[217].
Особенно революционный характер приобретает разрешение противоречия между прогрессивной и реакционной теориями, которые вступают в антагонизм[218]. При этом, как отмечает Б.М. Кедров, «…ни о каком синтезе между прогрессивным и реакционным не может быть и речи: реакционное, например, идеалистическое толкование того или иного события, подлежит только отбрасыванию, отсечению»[219]. В этом высказывании подчеркнут момент обостренного взаимодействия данных противоречий и необходимость быстрого свертывания реакционной теории, но полностью и сразу отбросить реакционную теорию невозможно, так как «…не будем, однако, забывать, что материализм был усилен благодаря переработке им завоеваний идеализма и прежде всего диалектики»[220]. Кроме того, даже реакционная теория не может исчезнуть сразу, хотя бы потому, что остаются социальные условия и люди, поддерживающие эту теорию.
Поэтому необходим период свертывания теории как старой, из которой ассимилируются в новые понятия, положения, принципы, так и новой, которая победила и в непротиворечивой форме наиболее адекватно отражает противоречивый объект. Методами свертывания старой теории, кроме перечисленных, являются модификация теории вплоть до признания нового факта как своего рода исключения, негативно подтверждающего теорию[221], убеждение сторонников старой теории и т. д. Формой разрешения будет «сжатие» старой теории (возвращение к ее истокам)[222].
Отмирание новой теории вызвано, во-первых, тем, что новая теория вступает в противоречие с новыми фактами, новой гипотезой и проходит снова путь движения противоречия познания, но уже в качестве старой теории. Во-вторых, тем, что в готовой непротиворечивой теории возникают противоречия, требующие своего разрешения, которыми уже нельзя пренебречь. Изгнание из теории противоречий приводит ее к противоречию с действительностью, которую она односторонне отражает, и к свертыванию ее. В целом исследователи отмечают, что «…теория остается живой, пока она гипотеза»[223]. В отношении других форм и методов свертывания необходимо отметить, что они совмещаются со свертыванием теории как ее этапы и пока не выделяются исследователями.
В таком же ключе можно рассмотреть противоречие анализа и синтеза[224], а также противоречие дифференциации и интеграции наук. Идеи динамики данного противоречия изложены в докладе «О современной классификации наук (основные тенденции ее эволюции)»[225]. Кроме перечисленных, в мышлении имеются противоречия, на первый взгляд выпадающие из динамики, рассмотренной нами. Это в первую очередь формально-логические противоречия.
Источниками их возникновения являются неправильные рассуждения, ошибки при неверных практических и теоретических действиях, ложь, непреднамеренная и преднамеренная. Язык также служит источником, поскольку в нем существуют омонимы и синонимы, возможна нетождественность правил преобразования, т. е. существует денотационная неточность языка семантического, синтаксического и прагматического плана[226].
Субъективные противоречия познания, как и все противоречия, должны иметь свое разрешение, и поэтому существуют формы разрешения формально-логических противоречий. Они заключаются в устранении либо самих противоречий, либо их источников. Методами разрешения противоречий соответственно выступают устранение лжи, замена неверных логических постулатов и правил вывода, конкретизация, сужение, модификация правил вывода и методов построения теории[227], а также ослабление самих противоречий, их локализация или временное игнорирование[228].
«Обычная реакция, – пишет Ван Хао, характеризуя в целом процесс устранения формально-логических противоречий, – на появление противоречия состоит в анализе шагов, подводящих к нему. Затем некоторые из этих шагов объявляются недопустимыми. И как отзвук противоречия появляется отрицание всех доказательств, содержащих подобные шаги»[229].
На первый взгляд кажется, что подобные формы и методы разрешения исключают движение противоречия и его фаз. Это не так, и можно «реставрировать» процесс движения формально-логических противоречий и его фаз.
Суждение формальной логики отражает, как правило, внутренний уровень объективного противоречия, в котором одна противоположность существует в форме другой. («Иван есть человек; Жучка есть собака и т. п. …отдельное есть общее...»)[230].
Как возникновение субъективного противоречия на внешнем уровне следует рассматривать появление кроме истинного суждения еще и ложного, т. е. формирование формально-логического противоречия. Развертывание системы противоречий выражается в том, что при появлении формально-логического противоречия в теории посредством вывода возникает множество таких противоречий, как это случилось, например, с теорией Рикардо.
«Рудиментом» переломного момента представляется признание одного суждения формально-логического противоречия истинным, другого – ложным, и устранение одного из суждений (ложного). Свертыванием системы формально-логических противоречий будет перестройка теории, в которой появились эти противоречия[231]; свертыванием среднего звена будет устранение промежуточного суждения; снятие внешнего уровня предстает как устранение исходного формально-логического противоречия. Переход на внутренний уровень есть признание истинного суждения единственным.
Требование исключения «логической противоречивости»[232], т. е. чисто субъективных противоречий в условиях отделения субъективной диалектики от объективной[233] привело к созданию формальной логики как первого учения о разрешении противоречий и прежде всего противоречия между противоречивостью мира и непротиворечивостью мышления. Логика Аристотеля есть запрос, искание, подход к «Логике» Г. Гегеля.
Тенденция к экономии познавательной деятельности привела к выработке сокращенных способов разрешения формально-логических противоречий, так называемых «фигур логики»[234]. Более того, сейчас существует тенденция к выработке сокращенных форм разрешения диалектических противоречий, т. е. диалектической логики.
С появлением формальной логики отпала необходимость каждый раз при решении чисто субъективных противоречий разворачивать их, что «загромоздило» бы наше познание. Формами разрешения противоречий, выработанными формальной логикой, являются закон непротиворечия – снятие внешнего уровня формально-логического противоречия, закон исключенного третьего – снятие опосредующего звена (неклассические логики посягают на него и модифицируют именно его), закон отрицания отрицания – отражает переломный момент, снятие ложного и утверждение истинного суждения, закон достаточного основания – «…служит способом установления фактов путем отделения непосредственных данных действительности от всего произвольного, вымышленного»[235], т. е. утверждение внутреннего уровня противоречия.
В результате применения вышеупомянутых законов формальная логика предстает так же, как и система правил оперирования с уже снятыми, разрешенными с точки зрения формальной логики противоречиями. Существуют правила соединения противоположных понятий в суждениях, например отдельного и общего, с целью получения истинного суждения. Виды суждений отражают виды взаимосвязи противоположных понятий, например взаимоисключение в общеотрицательном суждении. Кроме того, существуют правила развертывания в систему, т. е. правила соединения суждений в сложные суждения, например, логические исчисления по правилам логического следования. Существует даже так называемая разрешающая процедура, т. е. выяснение тождественной истинности или ложности определенной формулы как системы высказываний[236].
Так как формально-логическое противоречие – самая древняя форма противоречия, то в ней выражаются все противоречия познания, в том числе и отражение объективных противоречий, развертывание, попадая под правила формальной логики (они еще требуют своего разрешения), последние противоречия оказываются вне закона, приобретают характер антиномичности (антиномия (греч.) – вне закона).
Логически парадоксальная (антиномическая) ситуация создается тогда, когда из верных посылок путем правильных умозаключений выводятся взаимоисключающие высказывания. Поскольку по форме антиномические высказывания не отличаются от формально-логических, постольку при их возникновении к ним применяют методы разрешения формально-логических противоречий, а именно устранение, игнорирование их. В случае ложных антиномий это удается, в случае истинных – нет. Кроме того, решение антиномий возможно при уточнении значений исходных положений на уровне обычного языка и языковых систем за счет переосмысления исходных положений и определения содержательной нетождественности терминов разных языковых уровней. Так разрешаются антиномии Ришара, Грелинга и др.
Уточнение выявляет антиномию истинную, без привнесения от «дурной субъективности»[237].
Следующей формой является «заострение» антиномии, которое приближает его окончательное разрешение[238].
Известна со времен И. Канта такая форма разрешения, как сведение антиномии к противоречиям в разное время и в разных отношениях. Ранее было показано, что это относительная форма разрешения при развертывании противоречия в систему противоречий. Как форма разрешения при формировании среднего звена предстает разрешение, «…которое всегда заключается в отыскании перехода ("превращения") противоположностей друг в друга, в выяснении всех промежуточных звеньев этого перехода»[239].
Чтобы понять недостаточность отмеченных форм и методов разрешения антиномий, необходимо отметить, что «…парадокс и антиномия представляют известное субъективное огрубление, которое состоит в том, что они являются негативным срезом объективного противоречия, как бы приостанавливающим его функционирование»[240]. Такое понимание имеет следствием то, что для разрешения антиномии необходимо снятие ее овеществления, распредмечивание ее, т. е. включение в общий ход движения противоречий познания. Такая постановка вопроса требует восстановления пути движения антиномии от истоков, т. е. «…исследовать исторически более простые причинные связи взаимодействующих сторон...»[241]. Такая форма разрешения более всего приемлема, как считает В.А. Кайдалов, для так называемой эмпирической антиномии[242].
Для перспективного развертывания антиномии необходимо найти опосредующие звенья, развернуть всю систему противоречий и антиномий, раскрыть механизм «взаимоперехода противоположностей, их взаимопроникновения»[243], их асимметрию, т. е структура противоречия, отраженного в антиномии, должна предстать структурой диалектически построенной научной теории[244].
Подобным образом были решены К. Марксом антиномии различных ступеней развертывания стоимости[245]. Однако К. Маркс при разрешении антиномий следовал шаг за шагом по тому пути, по которому идет реально возникающий капиталист – «персонифицированный капитал». Как быть, если в реальной действительности противоречие, отражаемое в антиномии, еще не разрешилось?
Г.А. Левин предполагает, что «…единственно возможный способ разрешения диалектических противоречий заключается в дальнейшем развитии самого предмета»[246]. Однако антиномии нередко выражают противоречия либо до конца непознанные, либо до конца неразрешенные, например в силу их всеобщности. В этом случае методом разрешения будет прогнозирование пути движения противоречия в виде теоретической модели. Сава Петров предполагает, что формами и методами разрешения в таком случае являются чистый конструкт (чисто теоретическое понятие опосредующего звена, например бесконечно малые между нулем и не нулем)[247], интуитивное понимание движения, математическое понимание движения, сводимое к кинематографическому движению, неполнота описания и др., которые, в свою очередь, являются, по мысли С. Петрова, средством отличения антиномий от формально-логических противоречий.
Разрешение противоречия между полярными философскими категориями подходит под последний случай: противоречия эти в действительности окончательно разрешиться не могут, пока существует человечество. Как и антиномии, полярные категории для своего разрешения должны быть развернуты, их разрешение – в совокупной деятельности человечества. Как обобщение этого процесса выступают такие формы разрешения противоречий между полярными категориями, как выяснение, «…какая из двух противоположностей служит основанием, сущностью, а какая выступает как обоснованное, форма существования и проявления этой сущности»[248], а также выяснения взаимодействия между этими категориями в истории и мышлении человечества[249]. Можно, например, рассмотреть противоречие между категориями материи и сознания (материализма и идеализма) в его историческом развитии. Это противоречие прошло все фазы движения по восходящей ветви: внешний уровень – формирование «линий Платона и Демокрита»; среднее звено – теории, пытавшиеся встать выше идеализма и материализма, например агностицизм (И. Кант, Э. Мах и др.); развертывание системы – появление различных видов теорий, идеалистических и материалистических; переломный момент Ф. Энгельс провозгласил как начало этапа свертывания системы философских теорий. Однако этого пока не произошло. Исследователи придерживаются мнения, что необходима не «…всеохватывающая теория, а эволюция дискурсов, описывающих исторические формы и типы человеческого менталитета»[250]. Так, в философии постмодернизма исходное противоречие нашло выражение в противоречии понятий знака и символа уже в самом мышлении[251].
Итак, диалектическое противоречие, формально-логическое противоречие, антиномия и противоречие полярных философских категорий выступают как различные формы отражения противоречивой действительности: специфика этих противоречий накладывает отпечаток на особенности движения противоречий, что, в свою очередь, находит отражение в специфике форм и методов их разрешения.
Актуализация как объективных противоречий, так и противоречий мышления происходит в спорах, диспутах, других формах идейной борьбы, а также в духовных конфликтах (при обострении противоречий мышления и форм идейной борьбы), поскольку «…каждая новая истина должна выдерживать отпор со стороны застарелого заблуждения»[252]. Спор – столкновение мнений, позиций, в ходе которого каждая сторона аргументировано отстаивает свое понимание обсуждаемых проблем и стремится опровергнуть доводы другой стороны. Виды спора – дискуссия и полемика. Дискуссия отличается от полемики стремлением достичь взаимоприемлемого решения; в полемике основные усилия спорящих сторон направлены на утверждение своей точки зрения по обсуждаемому вопросу. Со времен софистов определены уловки и контруловки в спорах, разработаны правила и рекомендации ведения споров[253]. При нарушении их спор превращается в ссору, склоку, скандал и т. п., а также находит свое продолжение при эскалации в социальных действиях – митингах, забастовках и т. п.
Динамика духовных конфликтов носит максимальный характер (часто ответить успевают лишь «на лестнице», после выхода из соприкосновения с оппонентом), антагонистичность повышенная, фазы «пробегают» в течение короткого времени. Поэтому воздействие на духовные конфликты должно быть отработано до автоматизма. Чтобы успеть отрефлексировать духовный конфликт, необходимо выкраивать время, выходя из него. Возрастают психологический компонент конфликта и вес психологического уровня конфликтологии.
Кроме рассмотренных еще в первой главе художественных конфликтов и их движения, необходимо отметить нравственные и педагогические конфликты. Общим методом разрешения нравственных конфликтов выступает выбор наиболее значимой системы нравственных ценностей и т. п.[254]. Общий метод решения педагогических конфликтов – синтез интересов учителя, ученика, родителей и управляющих сферой образования[255]. Представляется, что разработки этиков и педагогов могут войти составной частью в общую теорию движения и разрешения противоречий и конфликтов.
Пoдводя итоги рассмотрения специфики движения противоречий и конфликтов, можно отметить, что вследствие устойчивого характера противоречий неорганической природы в них большое значение имеет цикличность, доминирует воспроизводство противоречий, следовательно, положительная противоположность. Кроме того, ученые отмечают, что при переходе от низших структурных уровней к высшим «напряженность» противоречий уменьшается, одновременно увеличивается их сложность, многообразие проявлений. Благодаря преобладанию цикличности, здесь асимметрия противоположностей выражена неярко. Противоречия неживой природы носят устойчивый характер, имеют большую длительность во времени, и из-за этого часто невозможно проследить все фазы их движения и длительность фаз.
Противоречия живой природы более динамичны, поскольку для возникновения и существования живых тел необходимы условия для все более быстрого, чем во внешней среде, течения реакций. Циклы в живой природе уменьшаются, а количество их в единицу времени увеличивается, более прорисовывается спиралеобразный характер развития. Асимметричность противоположностей также увеличивается. Антагонистичность противоположностей, их обособление в живой природе ярко выражены, особенно на высших уровнях живого. Длительность противоречий и их фаз сокращается, появляется возможность выделить все фазы движения противоречий.
С появлением социальной формы движения материи темп движения противоречий еще более увеличивается. Это происходит благодаря тенденции роста значения положительной обратной связи. Из более напряженной динамики социальных противоречий вытекает, что история человеческого общества идет в целом по восходящей линии. Доминирование поступательного развития противоречий общества не отменяет их цикличности. Спираль взаимодействия противоположностей «растягивается». Асимметричность и обособление противоположностей достигают максимума. Антагонистичность противоположностей также максимальная. Длительность фаз и противоречий в целом уменьшается настолько, что порой их можно проследить при жизни отдельного поколения.
Специфика противоречий мышления определяется тем, что они формируются на базе противоречий объективных. Благодаря этому мы имеем возможность сокращать длительность развития противоречий мышления и фаз их развития. Асимметрия противоположностей здесь явно превалирует над цикличностью (истина – ложь, плохое – хорошее и т. п.). Антагонистичность противоположностей (несовместимость, борьба их) порой не дает возможности проследить их взаимодействие.
Изменение степени антагонистичности и динамичности противоречий от низших уровней к высшим увеличивает, как мы видим, их асимметрию и обособление, а также возможности возникновения обострений (конфликтов), но уменьшает их силу. Социальные противоречия опасны еще и потому в этом смысле, что сила конфликтов велика, а частота остается достаточной (по сравнению с противоречиями мышления). В этой связи необходимо сказать, что опасны и взаимодействия противоречий их различных сфер вследствие несовпадения их динамики, антагонистичности и т. п. Кроме того, оперируя с противоречиями из различных сфер, человек невольно переносит методику взаимодействия из одной области объективного мира на другую (природные противоречия хочет видеть такими же динамичными, как социальные – переделка поверхности Земли и т. п.).
В целом необходимо отметить, что с переходом от противоречий неорганической природы к последующим типам увеличивается их динамика (и антагонистичность), циклы движения сокращаются, они становятся более явными, асимметрия противоречий и конфликтов играет все большую роль, фазы движения противоречий (конфликтов) все более отчетливо выделяются, происходит расщепление специфики противоречий (конфликтов) внутри типов, расширяется многообразие форм и методов развертывания и разрешения, более резко очерчиваются сами методы и формы.
Общий метод разрешения на уровне неорганической природы – использование или нейтрализация, органической – моделирование, социальных противоречий и конфликтов – управление, противоречий мышления и духовных конфликтов – создание и устранение. Эволюция форм развертывания и разрешения определяется повышением веса диалектических скачков при переломном моменте, внутренней дифференциации переломных моментов, усилением роли субъективного фактора и снижением внешних условий.
Из всего вышеизложенного вытекают принципы модификации общей теории. Прежде всего должна учитываться специфика типа противоречия или конфликта. Модифицируется также количество фаз, порядок следования и их длительность. Важное модифицирующее значение имеют условия, в которых движется противоречие (конфликт) и воздействие людей на него. На основании общей теории могут быть созданы менее общие теоретические построения, отражающие движение противоречий (конфликтов) отдельных областей действительности.
Анализ специфики форм и методов развертывания и разрешения противоречий и конфликтов позволяет представить все развитие мира как развертывание и разрешение общего «древа» противоречий (конфликтов), создать своего рода «периодическую систему» движения и разрешения противоречий и конфликтов. Это можно проделать, составив таблицы анализа противоречий (конфликтов) и определения фаз, методов форм их развертывания и разрешения.
В первой таблице могут быть выделены следующие разделы: характеристика самого основного противоречия (конфликта), вид этого противоречия с его спецификой, ведущее противоречие (конфликт) на фазе переломного момента, асимметрия противоположностей, цикличность взаимодействия противоположностей, внешние и субъективные детерминанты. Во второй таблице вертикальными разделами будут: общие названия фаз, конкретные фазы противоречия, методы развертывания, формы развертывания, метод стабилизации, формы стабилизации, методы и формы перехода к следующей фазе. Горизонтальными разделами будут названия фаз противоречия или конфликта (типов взаимодействия). Подобному анализу будет подвергнут конфликт в следующей главе.
До сих пор речь шла об общих методах воздействия на противоречия и конфликты. Преломляясь через внутренние и внешние условия движения конкретного противоречия или конфликта, эти методы приобретают конкретный, часто уникальный характер. Применение конкретного метода как одной из результирующей общего сложения сил отдельного противоречия или конфликта способствует появлению уникальной формы его движения в данный момент.
Отсюда главной задачей становится прогнозирование этой уникальной формы движения противоречия или конфликта в зависимости от условий и выбора конкретного метода воздействия на него.
Глава 8 . конфликт как методологическая проблема
социологического знания

<< | >>
Источник: Дурин В.П., Семёнов В.А.. Конфликт как социальное противоречие. 2008

Еще по теме § 3. Движение и разрешение противоречий мышления и духовных конфликтов:

  1. Спонтанность как фундаментальное свойство субъекта разрешения жизненных противоречий и внутриличностных конфликтов И. А. Красильников (Саратов)
  2. Способы разрешения социальных конфликтов Предпосылки разрешения конфликта
  3. Противоречия библиотечного дела и пути их разрешения
  4. 3.4.5. ПРОТИВОРЕЧИЯ В МЫШЛЕНИИ
  5. ОСОБЕННОСТИ РАЗРЕШЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  6. Глава 11. Разрешение социальных конфликтов
  7. СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ
  8. Краткие рекомендации по разрешению конфликтов
  9. «БЕСПРОИГРЫШНЫЙ» МЕТОД РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ
  10. Разрешение конфликтов разных социальных субъектов