<<
>>

§ 3. Эволюционная модель конфликта Р. Парка



Чикагская школа социологии в период с 1915 по 1935 г. занимала доминирующее положение в американской социологии и оказала значительное влияние на все последующее развитие социологии в целом, определив ее эмпирическую направленность.
Именно здесь, в Чикагском университете, были развернуты многоцелевые прикладные исследования, которые и ознаменовали возникновение и расцвет эмпирической социологии. Это направление ориентировалось на осмысление конкретной жизнедеятельности людей и, исходя из американской традиции, при выдвижении каких-либо идей в первую очередь руководствовалось принципом возможности их практического применения.
Согласно прагматической точке зрения решение практических задач является более важным, чем их теоретическое видение или идеологическое обоснование. При этом критерием истины выступает уровень удовлетворения наших потребностей, т. е. истинность знания проверяется через его практическое воплощение.
Среди значительной части социологов все более крепло убеждение, что конкретные ситуации можно разрешить частным путем без опоры на широкие теоретические основания. А социологические исследования ориентируются на решение конкретных социальных проблем в повседневной ситуации. Эмпиризм и прагматизм формируют целевую установку нового направления в социологии, связанного с изучением того, что реально происходит в обществе.
Именно перенос центра тяжести социологизирования из области «чистой теории» в область методики, техники и процедур социологического исследования дал возможность подходить к рассмотрению проблем методики как проблем самостоятельной дисциплины, ориентированной на естественно-научные эквиваленты. Такой подход способствовал занятию эмпирической социологией на длительное время ведущего положения в структуре социального познания. Центром формирования эмпирической социологии стал Чикагский университет, с которым и связано название «Чикагская школа социологии». Именно Чикагский университет стал местом рождения прагматизма, философии, которая коренным образом изменила традиционные представления о познающем субъекте. Прагматизм дал свою трактовку истины и ее критериев, подведя, таким образом, научное основание под специфику познавательного отношения к миру, стихийно сложившегося в американской действительности.
Прагматизм осуществил революцию в социальных науках и философии и довел их до понимания широкой публики, т. е. сделал идею достоянием масс.
Он становится национальной философией, более того, идеологией США. Таким образом, рассматривая проблему формирования теоретико-методологических установок Чикагской школы социологии, следует указать на особое значение прагматизма в социологии, предложившего философскую, социологическую и педагогическую модели успешного действия человека в конкретных исторических условиях, вынужденного приспосабливаться к ним и при этом находить выход из проблемных ситуаций, неизбежно возникающих на жизненном пути[272].
Первой вехой, обозначившей довольно четко появление нового направления, можно считать вышедшие вскоре после первой мировой войны две работы: пятитомную «Польский крестьянин в Европе и Америке» У.И. Томаса и
Ф. Знанецкого (1918–1921) и «Введение в науку социологии» (1921) Р.
Парка и Э. Берджесса. Эти работы и их авторы определили за собой лидерство в области социологии в Чикагской школе. «Введение в науку социологии» Р. Парка и Э. Берджесса называли учебником, пользовавшимся наибольшим влиянием в истории американской социологии. Эта работа способствовала унификации понятийного аппарата и строгости самого социологического мышления. Она узаконила многие социологические понятия: «социальное взаимодействие», «коммуникация», «социальный процесс», «конкуренция», «конфликт», «ассимиляция», «приспособление», «личность» и «групповое поведение». Кроме того, она дала толчок к широкой дифференциации и проведению различного рода эмпирических исследований.
Центральной фигурой Чикагской школой социологии и основателем считается Роберт Парк (1864–1944). После Г. Зиммеля, пожалуй, именно Р. Парку принадлежит пальма лидерства в развитии научных подходов к проблемам конфликта, хотя и с иных методологических позиций. Любопытно то, что его всегда в большей мере интересовали теоретические, а не практические проблемы. Не ставя перед собой специально задачи по созданию системы, он, тем не менее, был в определяющей степени социологом-систематизатором, заявляя:
«Я не вижу никакой возможности говорить о научном исследовании до тех пор, пока не будут созданы классификация и система координат, в рамках которых мы сможем сортировать и описывать с помощью общих понятий те вещи, которые мы пытались изучать… Мой подход в социологии, следовательно, связан не с тем, что я подразумевал или хотел бы выделить, исходя из своего собственного интереса, а с потребностью в систематизированном подходе к социальному действию»[273].
Социальный контроль, по Р. Парку, является центральным событием и центральной проблемой общества. Социальный контроль относится к набору механизмов, с помощью которых коллективное поведение организуется, сдерживается и направляется. Социальный процесс осуществляется в форме вражды, конфликта и конкуренции – поэтому социальный контроль служит целям упорядочивания этих процессов. Социальный контроль служит цели достижения компромисса в конфликтах. Хотя социальный контроль и не может обеспечить постоянное состояние равновесия в обществе.
Роберт Парк полагает, что относительно устойчивый социальный порядок возможен тогда, когда с помощью механизмов социального контроля удается на время сдержать действие антагонистических сил, заставляя их приспосабливаться друг к другу. Вместе с тем если и возможно добиться временной аккомодации отдельных групп и индивидов, то говорить о достижении постоянной и повсеместной аккомодации, по крайней мере, в условиях современного общества, невозможно, так как возникают новые группы и индивиды со своими ценностями, желающие поставить под сомнение порядок вещей, сложившийся в рамках предыдущей аккомодации.
Конкуренция, конфликт, аккомодация и ассимиляция представляют собой четыре основных типа взаимодействия, образуя цикл развития коллективного поведения от биотического к социальному уровню. Чередование циклов есть динамика естественного развития общества, как это представлено в социально-экологической теории Р. Парка.
Свою концепцию социальной эволюции он строит на основе представления о взаимодействии природы индивида с окружающей его социальной и естественной средой. Общество, по Р. Парку, имеет помимо социального (культурного) уровня биотический, лежащий в основе всего социального развития.
Движущей силой этого развития является конкуренция, которая по мере продвижения общества от биотического к социальному уровню принимает различные сублимированные формы: от борьбы за выживание через конфликт и адаптацию до ассимиляции. Приоритет в описании понятия конкуренции как универсального явления принадлежит биологам. Позже оно стало активно использоваться применительно к экономической сфере жизни. Из всех перечисленных форм взаимодействия конкуренция является элементарной, универсальной и фундаментальной формой. Она начинается с борьбы за существование. У животных, наряду с конкуренцией, существует и кооперация. У животных материнский инстинкт, стадность, половое влечение ограничивают конкуренцию между особями одной семьи, одного стада, одного вида. У людей свободная игра конкуренции ограничена чувством, обычаем и моральными нормами, законом. Характерной чертой неограниченной конкуренции является то, что она всегда более жесткая среди организмов одного вида, нежели среди организмов разных видов. Конкуренция между людьми по большей части была превращена в соперничество и конфликт. Результатом конфликта было поступательное расширение сферы контроля, преобразование и ограничение борьбы за существование внутри этой сферы. Конкуренция была ограничена обычаем, традицией и законом, а борьба за существование приняла форму борьбы за средства существования и статус. Конкуренция определяется как «взаимодействие без социального контакта»[274]. Кажущаяся парадоксальность данного определения Р. Парком объясняется тем, что в человеческом обществе конкуренция всегда осложняется другими процессами, а именно – конфликтом, ассимиляцией и аккомодацией. Только в растительном мире процессы конкуренции существуют в изолированном виде.
Конфликт, аккомодация и ассимиляция, отличаемые от конкуренции, самым тесным образом связаны с контролем. По Р. Парку, конкуренция представляет собой процесс, посредством которого создается дистрибутивная и экологическая организация общества. Конкуренция обусловливает территориальное и профессиональное распределение населения. Разделение труда и обширная организованная экономическая взаимозависимость индивидов и групп индивидов, характерная для современной жизни, является продуктом конкуренции. С другой стороны, моральный и политический порядок, довлеющий над этой конкурентной организацией, является продуктом конфликта, аккомодации и ассимиляции. Только в периоды кризисов люди прилагают новые и осмысленные усилия проконтролировать условия их совместной жизни; тогда силы, с которыми они конкурируют, идентифицируются с личностями, и конкуренция превращается в конфликт. Именно в том, что мы описываем как политический процесс, общество осознанно пытается преодолеть свои кризисы. Война – это политический процесс par excellence (по преимуществу). Великие решения принимаются именно в войне. Политические организации существуют для того, чтобы заниматься конфликтными ситуациями. Партии, парламенты и суды, публичное обсуждение и голосование должны рассматриваться просто как заменители войны[275]. Политическая проблема каждого общества определяется как практическая проблема: «…как максимально сохранить ценности конкуренции, а именно – личную свободу, инициативу и оригинальность, – и в то же время контролировать силы, высвобождаемые конкуренцией, в интересах общества?»[276].
Аккомодация – это процесс, посредством которого «…индивиды и группы внутренне приспосабливаются, насколько это необходимо, к социальным ситуациям, созданным конкуренцией и конфликтом»[277]. Понятие «аккомодация» отличается от понятия «адаптация». Разница заключается в том, что адаптация применима к органическим модификациям, тогда как аккомодация – к «…изменениям в привычках, которые передаются или могут передаваться социологически, т. е. в форме социальной традиции»[278].
Понятие «аккомодация», имевшее ограниченную область применения и заимствованное из биологии, было перенесено Марком Болдуином в «Словарь философии и психологии» и стало широко и разнообразно использоваться в социологии. Социальное наследие, традиции, чувства, культура, техника – все это и определяется как аккомодации, т. е. «…приобретенные приспособления, передаваемые социально, а не биологически»[279].
Адаптация является результатом конкуренции, а аккомодация (социальная аккомодация) – результатом конфликта. Итогом адаптаций и аккомодаций, поддерживаемых борьбой за существование, является состояние относительного равновесия среди конкурирующих видов. Равновесие, устанавливаемое адаптацией – биологическое. Равновесие, основанное на аккомодации, носит экономический и социальный характер и передается традицией. Традиции, обычаи, коллективные репрезентации обеспечивают общественное согласие. Согласие представляет собой не биологические адаптации, но социальные аккомодации.
Социальная организация, за исключением порядка, основанного на конкуренции и адаптации, является, по сути своей, аккомодацией различий, достигаемой путем конфликтов[280]. Аккомодация – это естественный исход конфликтов. В аккомодации антагонизм враждебных элементов регулируется в данный момент, и конфликт как открытое, явное действие исчезает, хотя и сохраняется как потенциальная сила. С изменением ситуации приспособление может не сработать. Тогда возникает новый конфликт, неизменно заканчивающийся новой аккомодацией, или социальным порядком. И только ассимиляция полностью стирает этот антагонизм, скрытый в организации групп или индивидов[281].
В сфере личных отношений аккомодация обычно принимает форму подчинения и главенства. Развивая этот тезис Г. Зиммеля, Р. Парк утверждает: «Отношения между мужем и женой, врачом и пациентом также подразумевают отношения подчинения и главенства, хотя и не признаваемые как таковые».
Конфликты и аккомодации, происходящие между отдельными людьми и между группами, имеют своими прототипами конфликты и аккомодации, происходящие между желаниями человека. Конфликты и аккомодации в ментальной жизни человека получили в психоанализе название сублимаций. Сублимация желания означает, что оно находит свое выражение в форме, представляющей собой аккомодацию к другому, конфликтующему, желанию, которое подавило изначальную реакцию на первое желание. Развитие организации личности зависит от успешного функционирования этого процесса сублимации.
Когда конфликт затухает, размышляет Р. Парк, созданные им напряжения разрешаются в процессе аккомодации, глубоко преобразуя конкурирующие единицы, т. е. индивидов и группы. В качестве примеров аккомодации приводятся ограничения естественных желаний индивида, связанные с правом собственности, различными имущественными правами, семьей как организацией, рабством, кастой, классом, социальной организацией в целом. Все перечисленное можно рассматривать как формы контроля, в которых конкуренция ограничена статусом.
Конфликт поэтому, считает Р. Парк, следует отождествить с политическим порядком и осознанным контролем. Аккомодация же ассоциируется с социальным порядком, закрепленным и установленным в обычае и нравах[282].
Ассимиляция, в отличие от аккомодации, предполагает более глубокое преобразование личности, происходящее постепенно, под воздействием социальных контактов, наиболее конкретных и интимных. Под ассимиляцией подразумевается «…процесс взаимопроникновения и слияния, в котором отдельные лица и группы наделяются воспоминаниями, чувствами и установками других людей и групп и, разделяя общий опыт и историю, все вместе включаются в общую культурную жизнь»[283].
Ассимиляция происходит не столько в результате изменений в организации, сколько в содержании, т. е. в воспоминаниях личности. Символ аккомодации – мутация. Метафора ассимиляции – рост. В процессе аккомодации человек или группа, как правило, осознают происходящее, как, например, во время подписания мирного договора, завершающего войну. Ассимиляция – это процесс, обычно не осознаваемый. Ассимиляция наиболее быстро протекает, когда контакты первичны. Вторичные контакты способствуют аккомодации.
Отношение социальных структур к процессам конкуренции, конфликта, аккомодации и ассимиляции представлено в виде табл. 2[284].

Таблица 2

Отношение социальных структур к процессам конкуренции
Социальный процесс Социальный порядок
Конкуренция
Конфликт
Аккомодация
Ассимиляция
Экономическое равновесие
Политический порядок
Социальная организация
Личность и культурное наследие


Конфликт, в отличие от конкуренции, является такой состязательной формой взаимодействия, в которой контакт – обязательное условие. Конкуренция превращается в конфликт только тогда, когда она «…становится осознанной, когда конкурирующие стороны идентифицируют друг друга как соперника или врага»[285].
Собственно социальный контакт существует только тогда, когда «…встречаются два разума, только когда смыслы одного разума передаются другому разуму так, что они оказывают взаимное влияние друг на друга»[286].
Конфликт, по Парку, всегда осознан, вызывает глубокие эмоции, самые сильные страсти, мобилизует огромную концентрацию внимания и усилий.
В процессе ментального конфликта между противоположными импульсами к действию индивид приходит к определенным заключениям, или, по другому, «принимает решение». Только там, утверждает Р. Парк, где есть конфликт, «…поведение осознанно и самосознательно; только в этом случае есть условия для рационального поведения»[287].
Конкуренция определяется как борьба за местоположение в экономическом порядке, а конфликт (проявляющийся или в виде войны, соперничества или в более утонченных формах) – как фактор, определяющий статус индивида или группы индивидов в социальном порядке. Конкуренция обусловливает положение индивида в сообществе (локализация, положение, экологическая взаимозависимость рассматриваются как характеристики сообщества), а конфликт закрепляет его место в обществе (с такими его отличительными признаками, как статус, подчинение и превосходство)[288].
Конкуренция становится осознанной и личностной в конфликте. В своих же высших проявлениях конфликт делается безличным (таким случаем является, например, борьба политических партий и религиозных сект, когда речь идет уже не только о благополучии отдельного человека, но об установлении и сохранении законов справедливости и морального порядка, т. е. сообществе в целом). Здесь исход определяется не силой и значением непосредственных соперников, а силой и значением общественного мнения сообщества.
Соперничество рассматривается как «сублимированная форма конфликта», контролируемого группой в своих интересах, когда борьба индивидов подчинена благополучию группы. Феномен соперничества играет роль организующей силы в жизни группы. Вместе с тем он выделяет то обстоятельство, что в изучении конфликтных групп не всегда получается легко и с уверенностью применять указанное различие между соперничеством и конфликтом. В качестве примера такого рода случая им берется борьба секты с другими группами за выживание и успех, преследующая цель высшего благополучия включающего ее в себя общества. Однако такая борьба может идти наперекор моральным, социальным и религиозным интересам сообщества.
В качестве причины, вызывающей конфликт, указывается желание личности сохранить и улучшить свой статус, защитить свою личность и увеличить ее достояние, расширить ее привилегии и сохранить ее престиж. Причем Р. Парк полагает, что данная причина лежит в основе всех конфликтов (будь то личные или партийные перепалки, сектантские различия, национальные или патриотические войны), так как «…личность настолько тесно связана с интересами и порядком своей группы или клана, что в борьбе группа становится побудительным источником личности»[289].
Лидер Чикагской школы рассматривает войну в качестве превосходного и типичного примера конфликта, особо указывая на то, что причины его существования кроются не только в экономических соображениях, но и вследствие того, что богатство и имущество связаны с престижем, честью и положением в мире. Поэтому люди и воюют за них.
Данное положение важно для ученого, поскольку оно указывает на важность и значение социологического подхода к исследованию феномена войны, специфика которого заключается в том, чтобы «…определить, каким именно образом соединение наклонностей в изначальной природе (человека) с силами традиции и культуры и с потребностями ситуации обусловливает организацию установки на борьбу»[290].
К числу социальных контактов, с особой легкостью порождающих конфликты, относятся отношения между расами. Одна из вероятных причин такого положения видится в определенном предрассудке, который, в отличие от классового или кастового предрассудка, явно демонстрирует реальность инстинктивного фактора, коренящегося в страхе перед незнакомым и непонятным (феномен чужака). К более позитивному фактору расового антагонизма относится конфликт культур, понимаемый как нежелание одной расы вступать в личную конкуренцию с расой другой или низшей культуры. Это нежелание оказывается (в долгосрочной перспективе) нежеланием народа и класса, занимающего более высокий статус, конкурировать на равных с народом низшего статуса. Расовые конфликты, приходит к выводу Р. Парк, обобщая материал, связанный с этим вопросом, в сущности, являются борьбой расовых групп за статус. Точно так же и любая борьба народов за независимость и самоопределение может быть понята фактически как борьба за статус в семье народов.
Примечательно, что, выстраивая собственную концепцию конфликта, определяемого как форма социального взаимодействия, Р. Парк активно привлекает и использует разнообразные положения теоретических конструкций, авторами которых являются У. Томас, Г. Зиммель, У.А.Уайт, Дж.Т.У. Патрик, Г.Р. Маршал, У.Г. Хадсон, Дж. Винсент, Ф. Гиддингс, А. Стоун. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что концепция Р. Парка в определенном смысле является достаточно «репрезентативной», т. е. отражает суть общего теоретико-методологического подхода в изучении феномена конфликта весьма обширной научной сети социологического сообщества данного исторического периода.
Как считает Р. Парк, социальная эволюция проходит четыре стадии и любой социальный организм имеет четыре соответствующих порядка: 1) экологический (пространственное, физическое взаимодействие); 2) экономический;
3) политический; 4) культурный.
По мере продвижения к культурному порядку усиливаются социальные связи (пространственные, экономические, политические и, наконец, моральные), ограничивая свободу конкуренции и сдерживая биотическую стихию. Общество в процессе эволюции достигает оптимальной «соревновательной кооперации» и «согласия». В целом конфликт и консенсус рассматривались в его концепции как взаимосвязанные и взаимодополняющие стороны единого эволюционного процесса. Идеи эволюционизма у Р. Парка, как и у большинства социологов того периода, берут начало в натурализме, основательно заложенным еще Г. Спенсером.
Соревнование рассматривалось Р. Парком как человеческая форма борьбы за выживание, характерная для всей жизни. Оно не было социальным, а в значительной степени – бессознательным и безличным. Экономическая деятельность – это первичная область соревнования. Экономическое соревнование, по Р. Парку, порождает тот вид порядка, который известен под именем экологического. Соревнование выступало у него в качестве силы, создающей территориальное и профессиональное распределение населения, необходимое для разделения труда и организованной экономической взаимосвязи, результатом которого является образование города. Город, созданный соревнованием, имеет, по Р. Парку, свою естественную среду для социальных групп, свои потенциалы для захвата пространства различными группами и типичную последовательную смену групп в данной местности. Конфликт по своей природе трактовался
Р. Парком как в большей мере социальное явление, поскольку здесь в процессе соревнования осознавались и учитывались другие лица.
В этом отношении политический процесс особенно ярко показывает, как соревнование может стать осознанным и принять форму конфликта. Приспособление (аккомодация) – это попытка индивидуумов и групп внутренне приспособиться к ситуациям, созданным соревнованием и конфликтом. Когда это происходит, конфликт утихает. Ассимиляция, как это уже отмечалось, завершает процесс благодаря глубокой трансформации личностей под влиянием тесных (интимных) контактов.
Его методологическая позиция, связанная с пониманием общественной эволюции (конкуренция – конфликт – аккомодация – ассимиляция), выступала в качестве принципа исследования миграционных процессов на американском континенте. Особое внимание Р. Парк уделял изучению выхода рас и народов из различного рода изоляции – географической, экономической и культурной. Результатом этого глобального этносоциального процесса на индивидуальном уровне является формирование нового типа личности – маргинальной личности. Это новое для социологии понятие получило свое первое теоретическое обоснование именно у Р. Парка.
Маргинальная личность – продукт естественного культурного процесса, расширяющегося взаимодействия культур. Этот тип личности появляется в том месте и в то время, где из конфликта рас и культур начинают возникать новые сообщества, народы, культуры. Человек этих новых культур, который существует в двух мирах одновременно, по Р. Парку, – индивид с более широким горизонтом и более утонченным интеллектом, т. е., как считает он, маргинальный человек всегда более цивилизованное существо.
Анализ культурных процессов и культурной адаптации, связанных с огромной волной иммигрантов, хлынувших в Америку в период первой мировой войны, можно рассматривать в то же время как осуществление социального контроля за межкультурным взаимодействием, характером принятия новых культурных норм и образцов поведения.
Последние годы своей жизни Р. Парк посвятил систематизации своих теоретических разработок и определению методологического принципа в социологии – социальной экологии. В 1930-е гг. Р. Парк читал курсы по социальной экологии и написал по данной проблеме ряд статей, из которых «Социальную экологию» (1936) считают программной, поскольку в ней поставлена основная проблема социальной экологии, а именно: «…существует ли, помимо социальной организации, система жизненных функциональных связей между людьми, которая может быть описана как симбиотическая, или экологическая»[291]. Кроме того, в процесс научного исследования данной проблемы им были введены ее фундаментальные понятия: «сеть жизни», «конкуренция», «симбиоз», «биотическая основа общества», «социальное равновесие» и др.
Как уже подчеркивалось, исходным пунктом в построении социально-экологической концепции послужило представление об обществе как организме, как о «глубоко биологическом феномене», а процесс социального изменения воспринимается как движение от конфликта к согласию, т. е., кроме социального (культурного) уровня, общество имеет еще уровень «биотический», лежащий в основе всего социального развития. Причем если на макроуровне биотические силы проявляются в экологическом порядке, пространственном размещении социальных институтов, то на микроуровне биотическая природа человека выражается в способности к передвижению, в пространственном взаимодействии (миграции). В этом плане миграция как коллективное поведение образует экологический порядок общества, который является предметом исследования социальной экологии. А надстраивающийся над ним экономический, политический и культурный порядок представляет собой в совокупности «организацию контроля» посредством экономических законов, права, нравов, обычаев – словом, «согласия».
Осознание проблематики конфликта как проблематики междисциплинарного характера поставило уже в наше время на повестку дня вопрос о границах классов объектов изучения, на которые могло бы распространяться данное понятие. Возникла дискуссия по поводу того, можно ли применять термин «конфликт» по отношению к процессам неживой природы. Не все исследователи склонны согласиться, например, с точкой зрения А. Анцупова и А. Шепилова[292], соответственно которой зооконфликты нужно включать в сферу интересов конфликтологов.
Дискуссионный в конфликтологическом дискурсе вопрос о возможности рассмотрения зоологического конфликта как предмета исследования наряду с социальным конфликтом можно попытаться решить в методологическом отношении следующим образом. Во-первых, использовать идею Р. Парка о конкуренции, принимающей по мере продвижения общества от биотического к социальному уровню различные сублимированные формы: от борьбы за выживание через конфликт и адаптацию до ассимиляции. Учитывая двойственную природу человека, Р. Парк находит интересный вариант интерпретации качественного перехода от одного биологического вида к другому, обращая внимание на то, что у людей, в отличие от животных, свободная игра конкуренции ограничена чувством, обычаем и моральными нормами, законом. Р. Парк удачно выстраивает систему категорий, позволяющую учесть как то, что объединяет человека (как биологический вид) с животными (в аспекте коллективного поведения), так и то, что человека отличает от животного (как человека социального и, следовательно, культурного). Таким образом, общее и особенное становится возможным учесть в рамках одного предметного поля исследования.
Второй путь, которым можно пойти в решении проблемы поиска оснований, позволяющих установить определенную соразмерность зоологических и социальных конфликтов, связан с возможностями, имеющимися у системного подхода. Рассмотрение обоих видов конфликта как определенной системы, состоящей из элементов и отношений, позволяет использовать формализующие процедуры, помогающие преодолеть определенные трудности, стоящие на пути тех исследователей, которые стремятся к поиску универсальных теоретических средств анализа конфликта.
Оба варианта в той или иной степени снимают напряжение, существующее в исследовательской среде в связи с данным вопросом.
Р. Парк полагал, что развитие и существование общества зависят от того, насколько успешно оно передает от одного поколения к другому свои обычаи, нравы, навыки и идеалы. Основой разнообразия, тесноты социальных связей, консенсуса, социального приспособления является свобода передвижения, а иерархия степеней свободы индивида выстраивается в порядке убывания от экологического порядка к культурному. По Р. Парку, индивиды более свободны на экономическом уровне, чем на политическом, и на политическом более свободны, чем на моральном. Таким образом, свобода имеет несколько измерений соответственно различным уровням интеграции современного общества.
Наиболее фундаментальная – это свобода, необходимая для существования любой формы жизни, – свобода передвижения, позволяющая осваивать и видеть мир; во-вторых, свобода конкуренции за место в общей экономике; в-третьих, свобода конкуренции за место и статус в социальной иерархии, т. е. политическая свобода; в-четвертых, свобода самосовершенствования, где основным ее ограничителем являются традиции и моральные нормы.
Акцент в социальных исследованиях на межличностные отношения и личность, отражающий общий индивидуализм американской социологии, делает «статус» одним из основных понятий. Это понятие у Р. Парка означает личное положение индивидуума в группе по отношению к другим. В качестве важнейшего осознания различия у него выступает расовое самосознание, препятствующее интимности и пониманию, поддерживающее дистанцию и соответственно определяющее социальный статус. В этой связи Р. Парк (как и его ученики) в своих работах акцентировал внимание на характерных личностных чертах: беспокойстве, агрессивности, честолюбии, чувствительности, стеснительности, эгоцентричности маргинальных лиц.
Как отмечают американские исследователи, «…явное отсутствие интереса у Парка к отношениям социальных классов, по-видимому, проистекает из его индивидуалистической концепции американского общества, в котором различия и дистанции должны быть чисто индивидуального и личного характера, и в котором нет никаких классовых различий, ввиду чего соответственно быстро происходят изменения в статусе[293].
Согласно представлениям Р. Парка о личной свободе наиболее свободный тип личности – маргинальный человек, поскольку он не связан полностью ни с одним из видов традиций, моральных норм, ни с одной культурой. Если следовать логике Р. Парка, то общество представляет собой совокупность нравов, обычаев, «согласия», поэтому и социальные изменения связаны, прежде всего, с изменением моральных норм, индивидуальных установок, основывающихся на человеческой природе.
Как он подчеркивал, изменение установок индивидов в сообществе – своего рода барометр, указывающий на изменения, которые могут в настоящем произойти в институтах и привычках, т. е. социальные изменения связаны с эволюционным преобразованием человеческой природы и индивидуальных установок, а уже затем и социальных институтов. Таким образом, характер изменения общества обусловлен у него биотическим основанием. Свободные общества растут, а не планируются, любил подчеркивать Р. Парк. Все это напоминает классические установки эволюционизма Г. Спенсера. Неудивительно, что
Р. Парк предостерегал социологов от того, чтобы заниматься изобретением реформистских программ или пытаться помогать тем, кто призван их создавать. Он противостоит традиционному пониманию реформизма в духе революционных перемен и скорее склонен к утилитаристскому его пониманию.
Социология, по Р. Парку, должна продуцировать знание, полезное для разрешения социальных проблем, а не строить его, исходя из «должного» представления об обществе, связанного с воображаемым социальным идеалом.
В методологическом плане его эволюционно-реформистский подход к теории социального изменения нацелен на соединение социального атомизма, интеракционизма и эволюционизма, холизма и индивидуализма. Он пытался представить социальное изменение как серию проблем, стоящих перед отдельными «акторами», и для него характерна двойственность гносеологической позиции, выражающейся в «метании» между номинализмом и реализмом.
Эти противоречия отразились и в учебнике Р. Парка и Э. Берджесса, а основой, на которой была предпринята попытка соединить эти противоположные гносеологические позиции, стал универсальный натурализм. Натурализм, как можно было заметить, буквально пронизывает социологическую теорию Р. Парка, находя свое выражение и в специфике подхода к анализу проблем конфликта.
<< | >>
Источник: Дурин В.П., Семёнов В.А.. Конфликт как социальное противоречие. 2008

Еще по теме § 3. Эволюционная модель конфликта Р. Парка:

  1. §1.2. Эволюционные кризисы: системно-синергетическая модель
  2. Глава 3. Элементарный эволюционный материал и элементарные эволюционные факторы
  3. Глава V ПРИМЕРЫ МОДЕЛЕЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ
  4. Глава IV МЕТОДИКИ ПОСТРОЕНИЯ И АНАЛИЗА МОДЕЛЕЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ
  5. 5.3. Модель международного конфликта «морфологический ящик»
  6. 5.1. Феноменологическая модель слежения за международным конфликтом и прогнозирование его развития
  7. Общие заключения по фауне жуковприродного парка «Самаровский Чугас»
  8. 5.2, Индикаторная модель слежения за международным конфликтом и прогнозирование его развития
  9. ДАННЫЕ ПО ФАУНЕ ЖЕСТКОКРЫЛЫХ(INSECTA: COLEOPTERA) ПРИРОДНОГО ПАРКА «САМАРОВСКИЙ ЧУГАС»
  10. Группа С. Медиаобразовательные модели, представляющие собой синтез социокультурной, образовательно-информационной и практико- утилитарной моделей Медиаобразовательная модель А.В.Шарикова [Шариков, 1991]*
  11. Эволюционный ПОДХОД
  12. Аносов И.П.. ОСНОВЫ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ, 1999
  13. Аргументы эволюционной эпистемологии в защиту познаваемости
  14. ГЛОБАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО В ЭВОЛЮЦИОННОМ ПРОЦЕССЕ Дриккер А. С.
  15. Проблема неадаптивного поведения в эволюционной теории
  16. Роли субъектов в социальном конфликте Ролевое поведениеучастников конфликта
  17. Эволюционная история цветового зрения человека