<<
>>

§ 5. Формы и методы разрешения противоречий, разработанные Г. Г е гелем



Принцип конкретного, подвижного тождества был выдвинут Г.Ф.В. Гегелем. Оценивая своих предшественников, Г. Гегель выделяет в процессе познания три стороны: а) рассудочную; б) диалектическую, или отрицательно-разумную; в) спекулятивную, или положительно-разумную.
На первой ступени рассудок производит односторонние определения в их изолированности. Отражается в этих определениях лишь доминирующая сторона противоречия, недоминирующая сторона просто игнорируется. При дальнейшем исследовании формируются тоже односторонние, но противоположные определения. На второй ступени противоположные определения отрицаются как односторонние и заостряются. Выясняется, что определение, доведенное до крайности, переходит в свою противоположность.
На примере И. Канта Г. Гегель показывает ограниченность этого этапа диалектического метода. Разрешение противоречий у И. Канта Г. Гегель называет тривиальным, по его мнению, противоречие у И. Канта «…не разрешается, а лишь отодвигается куда-то в другое место, в субъективную или вообще внешнюю рефлексию»[25]. Спекулятивный или положительно-разумный момент постигает единство определений в их противоположности, в их разрешении. Это не просто констатация единства, как у Й. Шеллинга, оно включает в себя различие и изменение. Единство определений Г. Гегель представлял себе как третье определение, снимающее ограниченность двух первых. Это определение образует опосредующее себя с самим собой движение и деятельность. При этом Г. Гегель подчеркивал, что для синтеза необходимо понимание противоположностей в одном и том же отношении. Если этого нет, значит мышление находится на негативно-диалектической ступени.
Для Г. Гегеля противоречие есть корень всякого движения и жизненности. Каждая вещь противоречива, везде можно найти противоречия. Если противоречие не выявлено, следовательно, предмет недостаточно изучен. Противоречие с самого своего возникновения требует разрешения, «…оно снимает себя само через себя»[26]. Поэтому всякая вещь, всякий процесс в самом начале своего развития уже содержит свое отрицание.
К своему разрешению противоречие восходит через ряд этапов: от тождества к различию, от различия к противоположности и противоречию, затем к основанию. Исходя из тождества, Г. Гегель подчеркивает, что на первом этапе познания вещи человек прежде всего видит сходство ее с другими вещами. Этим не отвергается различие внутри тождества, тождество представляется как противоречие в эмбриональном, зачаточном состоянии. Первая ступень различия – абсолютное различие – предполагает неразрывность тождества и различия при доминанте различия. Следующая ступень – разность как отношение предметов – предполагает самостоятельность тождества и различия.
Eсли разность есть поверхностное, случайное отношение предметов, то существенное различие (Г. Гегель называет его еще и противоположностью) выступает как рефлексивное, взаимообусловливающее отношение вещей. В противоположности каждое соотносится с собой, лишь соотнесясь с другим.
Стороны противоположности, положительная и отрицательная, содержат в себе свою противостоящую сторону, т. е. противоречивы, воспроизводят в себе основное отношение. Здесь Г. Гегель приходит к идее качественной асимметрии противоположных сторон.
Положительное – непосредственное определение предмета, оно содержит в себе отрицательность и тем самым выходит из себя и вызывает свое изменение. Отрицательное – опосредованное положительным определение предмета, в нем положительное являет себя как другое по отношению к самому себе.
Положительное, утверждая себя, порождает обратное воздействие отрицательного; это воздействие вызывает отрицание в самом положительном, что ведет к изменению положительного. Отрицательное, утверждая себя, отрицает положительное и, как следствие, отрицает себя. Таков цикл взаимодействия сторон противоположности, который является основой для такой стабилизирующей формы разрешения, как репродуцирование (воспроизводство на прежнем уровне). Применительно к жизни, практике это можно проинтерпретировать так, что самостоятельная вещь порождает себе подобную как противоположность (родители – детей), которая, утверждая себя, критикует породившую противоположность (дети – родителей). Нажим на детей со стороны родителей порождает их ответную реакцию. Ответом на нее будет изменение тактики родителей, изменение их поведения и образа мыслей. И, наконец, критикуя родителей, дети критикуют одновременно и самих себя как порождения этих родителей. Таким образом, разрешается и воспроизводится противоречие отцов и детей.
Все более тесное взаимодействие сторон противоположности превращает ее в противоречие. Противоречие, в понимании Г. Гегеля, выступает и как процесс его разрешения, в том смысле, что движение и разрешение противоречия происходят одновременно: «Это безостановочное исчезание противоположных в них самих есть их ближайшее единство, получающееся через противоречие»[27]. Это можно проследить на примере начального, наиболее массовидного противоречия бытия и ничто. Бытие и ничто существуют лишь как исчезающие и переходящие друг в друга моменты действительности (как жизнь и смерть: каждое начало содержит в себе свой конец и наоборот).
Единство бытия и ничто есть становление как движение исчезновения одного в другое. Становление также поэтому противоречиво, оно вбирает в себя уничтожение – переход бытия в ничто и возникновение – переход ничто в бытие как формы разрешения противоречия бытия и ничто. Благодаря этим переходам бытие содержит в себе в снятом виде ничто, ничто – бытие. Возникновение и уничтожение находятся в подвижном равновесии, а в итоге доминирует возникновение: становление как исчезание исчезания («смертью смерть поправ» (библ.), в конце концов, оседает и дает некоторый спокойный результат).
Результат становления представляет собой наличное бытие, в нем снимается противоречие бытия и ничто, он есть становление, положенное в форме одного из своих моментов, в форме бытия. Резюмируя вышенаписанное, можно отметить, что каждые вещь и отношение существуют на грани бытия и ничто (жизни и смерти), постоянно возникая и исчезая. Каждое и сиюминутное наличное бытие есть «срез» этого движения и результат разрешения противоречия бытия и ничто. Современное состояние вещи содержит в себе в снятом виде всю историю взаимных переходов бытия и ничто.
В противоречии цикл взаимодействия полюсов становится все более тесным, и в дальнейшем благодаря этому частичное разрешение противоречия (das Losen) вызывает к жизни полное его разрешение (das Auflosen). Этим противоречие приходит к своему основанию: самостоятельные противоположные снимают каждое само себя и превращают себя в свое другое, следовательно, идут ко дну, погружаются в основание, но в этом погружении сливаются вместе лишь с самим собой. Однако противоречие не уничтожается, в основании противоположность и ее противоречие столь же устранены, как и сохранены. «Вещь, субъект или понятие, суть свое разрешенное противоречие. ...она конечная, а значит противоречивая. Это означает, что вещь есть частичное разрешение более высокого противоречия и имеет своим отрицательным единством, своим основанием более высокую сферу»[28]. Отрицательное единство вещи означает, что при разрешении противоречия его стороны отрицают друг друга и себя. По мысли Г. Гегеля, вещь как разрешенное противоречие снимает себя, этим делает саму себя зависящей от абсолютной идеи, поскольку небытие конечного есть бытие абсолютного.
Отсюда следует, что, по Г. Гегелю, разрешение противоречий уже задано сверху от абсолюта. Согласно гегелевской концепции разрешение противоречия вещи не переводит ее на более высокий уровень, а лишь возвращает вещь к ее основанию. Однако осуществить этот возврат невозможно даже теоретически: вещь приходит к антиоснованию. Для реставрации истоков вещи, ее прежнего состояния в практике и теории предпринимаются мощные усилия, но, как всегда оказывается, такой возврат невозможен. В лучшем случае получается лишь копия прежнего состояния или выявляются документы о истоках современных вещей, но вернуться к прежнему «непротиворечивому» состоянию вещи невозможно.
Для разрешения этого противоречия – вернуться, не вернувшись к основанию – Г. Гегель представляет дело так, что поскольку основание есть определенная сторона абсолютной идеи, то она выделяет из себя то или иное противоречие, а затем вбирает в себя его уже разрешенным. Этим подмечается важнейшая закономерность функционирования системы противоречий; целостная система противоречий содержит в себе истоки дочерних противоречий, дает им развернуться, разрешиться и умножить этим богатство взаимосвязей системы.
Весь процесс разрешения противоречий, по Г. Гегелю, можно представить так, что их движение вперед есть возвращение назад, в основание, к первоначалу, обратно к абсолютному знанию. Сделав упор на абсолютности современного ему уровня знания, Г. Гегелю пришлось вновь и вновь к нему обращаться, выстраивать умозрительные конструкции для разрешения неразрешенных еще на практике противоречий, в которых зеркально отражается развертывание этих противоречий. Такой способ разрешения жив и поныне. К нему прибегают, когда желают вернуть прежнее начальное, целостное (с неразвитыми противоречиями) состояние предмета или когда предполагают, что разрешение противоречия зеркально в обратном порядке повторит его развертывание.
Линия поступательного движения теории в разрешении противоречий у
Г. Гегеля в силу вышеизложенного превращается в круг, при этом круг это есть круг кругов: ибо каждый отдельный член, одушевленный методом, есть рефлексия в себя, который, возвращаясь в начало, вместе с тем есть начало нового круга. Здесь Г. Гегель подмечает важную закономерность в разрешении противоречий: мы много раз возвращаемся к разрешению уже известных противоречий (в преподавании, проверочных расчетах и экспериментах). При выходе на новые проблемы, при решении качественно новых противоречий круг кругов все явственнее проявляет себя как спираль.
Движения противоречия, по Г. Гегелю, можно интерпретировать так: тождество–противоречие существует только на внутреннем уровне; абсолютное различие (первая ступень различия) – внутри предмета начинают преобладать центробежные, противоположные тенденции; разность (вторая ступень различия) – безразличное, случайное отношение двух противоречивых предметов; противоположность (существенное различие) – предметы относятся друг к другу как полюса, полярно; противоречие – тесное взаимодействие полярных предметов. Это взаимодействие ведет к превращению полюсов друг в друга, к разрешению противоречия, выходу в основание, свертыванию противоречия.
Подобная интерпретация созвучна анализу движения противоречия последователем Г. Гегеля: «По Гегелю бытие в себе содержит первоначальное тождество неразвитых противоположностей, скрытых в какой-либо вещи, в каком-либо процессе, в каком-либо понятии; в бытии для себя выступает различение и обособление этих скрытых моментов и начинается взаимная борьба»[29]. Однако для Г. Гегеля с его принципом панлогизма (тождества бытия и мышления при доминировании последнего) объективный процесс движения противоречивых вещей остается вне поля зрения, и движение противоречия предстает как процесс его познания: от познания тождественности вещей через ряд ступеней к познанию противоречивости вещей и отношений между ними и далее к познанию основания противоречивых вещей как единства их противоположных моментов. Мышление, не способное удержать в самом себе противоречие, идет в противоречии ко дну – противоречие господствует в этом случае над таким мышлением, не позволяя познавать себя далее. Это можно проинтерпретировать так, что имеется такая форма разрешения, как преждевременный срыв противоречия – вещь не выдерживает в себе противоречия и гибнет (гибель человечества в результате срыва противоречий между ядерными державами или между человечеством и окружающей его средой).
В учении Г. Гегеля, кроме уже рассмотренных (репродуктивное разрешение, погружение в основание, переход в новое противоречие, преждевременный срыв противоречия и развертывание системы противоречий), можно выделить следующие формы и методы разрешения противоречий: снятие – форма разрешения, подобная погружению в основание, также создает новое единство противоположностей: нечто снято лишь постольку, поскольку оно вступило в единство со своей противоположностью. Однако если основание – системная категория и движение в ней заканчивается, то снятие – категория оперативная, и система Г. Гегеля строится путем применения снятия, т. е. путем превращения положений в свою противоположность и выявления единства этих двух получившихся противоположных положений. В снятие включены три взаимодействующих момента: собственно отрицание, сохранение части отрицаемого в снятом виде и переход на новый, более высокий уровень развития за счет синтеза нового и сохраненного. Все эти три момента могут выступать в различных соотношениях. Отрицание отрицания – второе отрицание помогает первому, оно есть восстановление первой противоположности на новом уровне, ибо другое другого, отрицательное отрицательного есть положительное, тождественное, всеобщее. Г. Гегель различает первое, формальное отрицание и второе, абсолютное отрицание. Формальность первого отрицания понимается в том смысле, что оно внешнее, безразличное; во время второго отрицания отношение между положительным и отрицательным становится конкретным.
Кажущуюся триадичность отрицания отрицания Г. Гегель предлагает считать четвертичностью, считая первое отрицательное двойным, содержащим снятое положительное. Следует отметить, что формальное применение отрицания отрицания по схеме «тезис, антитезис, синтез» превращается в пустое занятие. Однако такое употребление не устраняет ценности отрицания отрицания, если употреблять его с учетом содержания исследуемого предмета.
Развертывание опосредующего звена. У Г. Гегеля можно проследить несколько положений об опосредующем звене:
а)между противоположными сторонами не может быть ничего третьего. Это отражает уровень взаимодействия противоположностей, когда вымываются все промежуточные элементы между полюсами. Возникает необходимость в привнесенном опосредующем звене;
б)«третье» есть единство рефлексирующих сил, в которое как в основание они возвращаются;
в)опосредующим звеном выступает первое отрицательное. Оно выступает в такой роли потому, что заключает в себе себя само и снятое отрицаемое и служит промежуточным этапом между первым и вторым отрицанием. Этим выражается мысль, что опосредующее звено воспроизводит в себе исходное противоречие. Второе отрицание есть одновременно и снятие такого опосредующего звена.
Проанализировав эти положения, можно прийти к выводу, что Г. Гегель в них пытался отразить этапы развития опосредующего звена от возникновения необходимости в его появлении до развертывания и снятия.
Скачок – качественное преобразование при переходе границы меры количественных изменений. Скачок у Г. Гегеля, в отличие от понимания скачка у
Й. Шеллинга, носит закономерный, рациональный характер, при этом подчеркивается перерыв постепенности развития при скачке. Это происходит потому, что нечто новое достаточно безразлично относится к предыдущему. Оно является не из предыдущего, а непосредственно из себя, т. е. из внутреннего, теневого, еще не вступившего в наличное бытие единства противоположностей. Новые формы бытия есть результат незаметной борьбы и разрешения противоречий внутреннего уровня (смена правительств, постановления и указы и т. п.).
Примирение сторон противоречия понимается Гегелем в нескольких аспектах. Во-первых, все развитие замыкается в завершающем состоянии абсолюта, поэтому окончательной целью и окончательным устремлением философии является примирение мысли, понятия с действительностью. Во-вторых, Г. Гегель выступает как теоретик социального компромисса, для которого разумная точка зрения есть примирение с действительностью. В-третьих, иногда нейтрализация противоположностей в мышлении происходит уже тогда, когда вместо перехода к синтезу ограничиваются констатацией существующего единства тезиса и антитезиса. Последнее говорит о том, что даже Г. Гегелю не удалось построить конструкции для разрешения всех известных ему противоречий. Это заставило его применить формы разрешения своих предшественников, в частности И. Канта, и лишь фиксировать современный ему уровень развития противоречий. По мере движения системы Г. Гегеля к финалу нам все больше удается удовольствоваться смутной интуицией глубин абсолютной идеи.
Это происходит потому, что в самом основном методе разрешения противоречий Г. Гегеля коренится противоречие между необходимостью в целях более полного охвата действительности учитывать неразрешенные объективные противоречия и стремлением свести все противоречия к непротиворечивым состояниям при помощи умозрительных конструкций. Это противоречие есть результат специфического разрешения Г. Гегелем противоречия между актуальной неразрешенностью объективных противоречий и потребностью человечества разрешить, пусть даже в сознании, все противоречия.
Внешним выражением этого выступает противоречие между методом и системой Г. Гегеля. Отсутствие возможности разрешить неразрешенные противоречия в человеческом мышлении (Г. Гегель и не ставит задачи разрешить противоречия природы и общества в практической деятельности) приводит к тому, что спекулятивные, умозрительные тенденции в методе разрешения противоречий и методе развертывания системы Г. Гегеля приобретают главенствующее значение. Метод становится все более формальным и схематичным, а система –все более неподвижной и жесткой. Побеждает, в конце концов, система, она формирует соответствующий метод, для которого нет такого содержания, которое противопоставляло бы себя ему и определило бы его.
Современные последователи Г. Гегеля, неогегельянцы Александр Кожев, Френсис Фукуяма и др. вполне в духе своего основоположника предполагают конец истории как полное разрешение социальных противоречий[30]. Уже Г. Гегель допускал, что социальные противоречия в основном будут разрешены и конец истории наступит после битвы при Йене, где Наполеон в 1806 г. нанес поражение Прусской монархии. Эта победа означала для Г. Гегеля победу принципов и идеалов Французской революции: свободы, равенства и братства.
А. Кожев настаивал, что по существу Г. Гегель оказался прав. Но А. Кожев переместил конец истории в послевоенную Западную Европу, где, как ему думалось, формируется общечеловеческое государство. В этом общечеловеческом государстве будут разрешены все противоречия и утолены все потребности. Нет борьбы, серьезных конфликтов, поэтому нет нужды в генералах, государственных деятелях и философах. Что и остается, так это главным образом экономическая деятельность.
В свою очередь современный американский политолог Фукуяма считает, что конец истории связан с концом «холодной войны», прекращением противостояния идеологий, военных блоков и ядерных держав. Конец истории печален, пишет он, борьба за признание, готовность рисковать жизнью ради чисто абстрактной идеи, идеологическая борьба – вместо этого – экономический расчет, бесконечные технические проблемы, забота об экологии. В постисторический период нет ни искусства, ни философии; есть лишь тщательно оберегаемый музей человеческой истории. Рассмотрев эволюцию неогегельянских прогнозов, невольно приходишь к выводу, что и в будущем возможны прогнозы о конце истории. Но история остановиться не может: разрешение одних коренных противоречий приведет к появлению новых глобальных противоречий, абсолютно полного разрешения всех противоречий быть не может.
И сейчас не исчезли охотники разрешать противоречия путем создания умозрительных конструкций. Сюда можно, к сожалению, отнести и многие программы, разработанные в нашей стране. При соприкосновении с жизнью эти конструкции рушатся. К такому же итогу приходят при применении метода разрешения при помощи примирения с действительностью. С действительностью можно примириться, но она никогда не примирится с нами. Разрешить противоречие в методе Г. Гегеля, также между методом и системой его можно было путем преодоления системы и спасения «рационального ядра» метода разрешения из завалов спекулятивных умозрительных конструкций.
В качестве итога анализа разработки проблемы разрешения противоречий в немецкой классической философии можно сказать, что здесь возникает система концепций разрешения, или система систем форм и методов развертывания и разрешения противоречий. При этом общий метод разрешения противоречий, являющийся безусловным достижением выдвинувшего его философа, при развертывании его в конкретные формы и методы в рамках замкнутой идеалистической системы проявляет свою ограниченность и выступает причиной смещения этой системы из ранга универсальной. Приступая к созданию своей системы и разрешая противоречия системы предшественника, каждый философ заявлял о возможности и необходимости разрешения всех противоречий.
Но, столкнувшись в конце создания системы с невозможностью разрешить противоречия, возникшие в его системе, он отдавал дань концепциям неразрешимости противоречий.
Основной порок немецкой классической философии в разрешении противоречий: разрешая их, философы как бы останавливают их развитие, «…ибо требовать от философии разрешения всех противоречий, значит требовать, чтобы один философ сделал такое дело, какое в состоянии выполнить все человечество в своем поступательном развитии»[31]. Если И. Кант, фиксируя противоречия, прямо говорит, что дальнейший путь их движения ему неизвестен, то И.Г. Фихте, Й. Шеллинг и Г. Гегель полагали, что дальнейшее развитие противоречий не зависит от людей, оно предопределено абсолютом (Я, абсолютной идеей и т. п.). Любая попытка разрешить все противоречия приведет к их остановке в сознании людей. В результате реальные противоречия будут двигаться дальше, а система абсолютного разрешения противоречий безнадежно устареет.
Ведущим противоречием выступает взаимодействие двух «линий», двух принципиальных позиций в разрешении противоречий.
1.Линия Кaнта – разрешение противоречий как фиксация на данном уровне и сведение их к более общим противоречиям. Упор сделан на подробный анализ современного уровня противоречия, но ограничено прогнозирование их дальнейшего движения.
2.Линия Гегеля – разрешение противоречий как поворачивание их вспять и анализ их истоков, «целостного» состояния объекта и создание на этой основе умозрительных конструкций. По такому пути пошли кроме Г. Гегеля И.Г. Фихте и Й. Шелллинг, но у Г. Гегеля умозрительные концепции самые совершенные. Упор сделан на прогнозирование дальнейшего движения противоречий, недостаточна направленность на подробный анализ их современного состояния.
От разрешения этого ведущего противоречия зависела судьба системы концепций разрешения: будет ли она и далее разворачиваться или произойдет ее свертывание, и человечество начнет формировать общую концепцию разрешения и развертывания противоречий. Как и во всяком противоречии здесь противоположности неравнозначны в качественном отношении. Концепции разрешения линии Гегеля в силу их умозрительности склонны к все большему умножению, концепции линии Канта склонны к все более точному отражению противоречий и их разрешения и поэтому к уменьшению их числа.
В количественном отношении в начале и середине XIX в. доминировала линия Гегеля. Это вело ко все новым рецептам разрешения противоречий, составленным на умозрительной основе. Для свертывания этого излишнего многообразия необходимо было изменить количественную асимметрию ведущего противоречия и добиться доминирования линии Канта. Конечно, ни линия Гегеля, ни линия Канта не могли дать конструктивного прогноза дальнейшего движения и разрешения противоречий в силу их односторонности. Необходим был их синтез как условие выхода из методологического тупика. Учением, осуществившим решение этих задач, была марксистская философия.
§ 6. Принципы разрешения противоречий и конфликтов
в марксис т ской философии
<< | >>
Источник: Дурин В.П., Семёнов В.А.. Конфликт как социальное противоречие. 2008

Еще по теме § 5. Формы и методы разрешения противоречий, разработанные Г. Г е гелем:

  1. Противоречия библиотечного дела и пути их разрешения
  2. Спонтанность как фундаментальное свойство субъекта разрешения жизненных противоречий и внутриличностных конфликтов И. А. Красильников (Саратов)
  3. «БЕСПРОИГРЫШНЫЙ» МЕТОД РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ
  4. Неизвестный. « Конфликты в организации и методы их разрешения (на примере ОАО «РАТА»)». БАКАЛАВРСКАЯ РАБОТА, 2010
  5. ПРИМЕНЕНИЕ БЕСПРОИГРЫШНОГО МЕТОДА ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ МЕЖДУ ДЕТЬМИ
  6. 4. ФОРМЫ И МЕТОДЫ ОБУЧЕНИЯ
  7. Глава 6. Методы и формы научного познания.
  8. 75. Правовоевоспитание: понятие,формы,методы
  9. § 4. Формы и методы публичного управления
  10. Глава 8 НАЧАЛО ИССЛЕДОВАНИЯ: МЕТОДЫ И ФОРМЫ ЗНАНИЯ
  11. Глава 9 МЕТОДЫ И ФОРМЫ ПОЗНАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО УРОВНЯ
  12. 11. Формы и методы осуществления функций государства
  13. МЕТОДЫ И ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ОБУЧЕНИЯ
  14. 17.1. Реализация закона, ее формы и методы обеспечения
  15. § 3. Правовое воспитание: понятие, формы, методы
  16. Способы разрешения социальных конфликтов Предпосылки разрешения конфликта
  17. Противоречие в таинствах есть противоречие между натурализмом и супранатурализмом.
  18. § 2. Методы исследования и формы знания эмпирического уровня