<<
>>

Безработица.


Еще раз средние цифры оказываются обманчивыми. «Средняя заработная плата — это фикция, — говорит Даган *); она приучает ум к представлению, что большинство живущих на заработную плату получает ставку особой заработной платы, с виду довольно приличной».

Средняя заработная плата скрывает две вещи: безработицу и «грлодные» ставки. Какое значение в смысле информации имеет для нас цифра, которая говорит только о дневном заработке ж умалчивает о числе рабочих дней? Никогда нельзя забывать, что рабочйй получает всего лишь за 290 или ^95 рабрчих дней, при условии, что ему не приходится прекращать работу из-за болезни, забастовки, промышленного кризиса или из-за других причин. Можно ли рассматривать положение жнеца и каменщика на основании получаемой ими платы в течение летнего сезона, раз он* це работают зимой? Средняя заработная плата должна была бм относиться к целому году,—тогда она не будет маскировать одной из самых болезненных язв системы наемнаго труда: безработицы.
Мы видели, какая страшная безработица была около средины XIX столетия, в момент, когда с неслыханной быстротой совершалась промышленная революция. У нас нет цифр, относящихся к этим былым трудовым 'кризисам.
В настоящее время статистика определяет число тружеников, детей, женщин, мужчин, постоянно находящихся без работы, в 300—400.000. Вальян в своей речи3), выводы которой, имевшие
в виду организацию защиты от безработицы, были приняты всей Палатой, определял это число для Триода 1896 —1901 г.г. в 406.000, в среднем; 406.000 «безработных», когда общее количество рабочих едва достигает 10 миллионов! И армия гуляющих вез дела, помимо своей волц, растет из года в год.
Красноречие этих цифр, относящихся к тому, что называют «резервной армией труда*, доказывает, как можно заблуждаться, если судить об общем положении трудящихся на основании одцой лишь средней заработной платы, не принимая во внимание бедствий убийственной, безработицы, которой не знали* общества былого времени, но от которой все больше и больше страдает современное нам общество.
Наконец, из-за средних величин не замечаешь тех смехотворных размеров заработной платы, которые не дают возможности/ просуществовать и которые называют «голодными» ставками. А, к несчастью, такую заработную плату встречаешь в бесчисленном количестве случаев, и от рее страдают, главным образом, работницы.
Заработная плата в настоящее время 1).
Приняв во внимание это кажущееся значение средних цифр, легко заметить, что заработная плата возросла в гораздо меньшей етепени, чем движимая собственность, чем промышленное и финансовое богатство и чем стоимость недвижимости. В общем порыве собственности к высоким ценам, труд-собствепность остался далеко позади.
мепи, минимальная заработная плата, запрещен' е сверхурочных и контрактных ра >от, кооперативы, правильная организация по подысканию для рабочих мест, как это делается Министерством Труда в Новой Зетндпи, установление общего планг^ для всех казенных работ, департаментских и городских, чтобы предоставйть нуждающимся работу) и 2) меры устранения зла (работы во время безработицы, помощь во время безработицы, ка'сы для безработных, страхование от безработицы, при участии государства, департаментов и комму» , создание постоянной анкетной комиссии по вопросу в безработице и условиях труда).

Произведенная пами лично анкета дала нам возможность установить следующие, цифры для заработной платы, существующей в Вуароне и его окрестностях в ряде важных страслей промышленности:
«Шелкоткаг^кое производство: средняя заработная плата — 1 франк 50 сантим в; 300 рабочих дней; в год 450 франков; минимум 0,75 франка; максимум (очень редки) 4 франка. Эт' >т А максимум в 4 франка встречается так редко, что даже весьма опытные итальянки, помощницы мастеров, на которых существует весьма большой спрос, зарабатывают всего лишь 3 франка 50 сантимов. Заработная плата мужчин не выше платы, получаемой женщинами; напротив, мужчины считаются менее ловкими и работаю/’«с метра».

Впрочем, вот уже целую четверть столетия, как повышение заработной платы почти приостановилось: выше приведенные таблицы показывают, что действительно, начиная с 1880 года заработная плата увеличивалась лишь очень медленно, гораздо медленнее, чем прежде. В настоящее время она уменьшается, в особенности в текстильной промышленности. 800.000 трудящихся, занятых в этой отрасли промышленности, в весьма редких случаях получают прежние 4 франка 50 сантймов и никогда не доходят до 5 или 6 франков, которые они зарабатывали пятнадцать лет тому назад.
Вот два закона, которые управляют современной заработной платой. И вот еще один закон, еще более странный: он состоит в том, что в общем, чем продолжительнее рабочий день, тем ниже заработная плата, и наоборот, чем короче рабочий депь, тем заработная плата выше.
С этой точки зрения некоторый свет на положение вещей проливают две следующих таблицы, фигурировавших на выставке 1889 г. Правда, свет этот доходит до нас из Бельгии; но он освещает одно и то же положение вещей во всех промышленных странах.

I. Продолжительный рабочий день, низкая заработная
плата.
Отрасли промышленности:
Производство извести
Керамика, кирпичи, плиты, черепица
и т. д
Льняная промышленность.
Пеньковая промышленность Крахмальное производство Производство сахара. . .
Уксусное производство . .
Отбелка пряжи и тканей. Производство и очистка масел Производство вязаных изделий
Отрасли промышленности:
Производство стали
Чеканка монеты
Стекольное производство
Сахаро-рафинадные заводы
Производство музыкальных инструментов .
Производство пороха                            . .
Постройка и ремонт судов
Можно было бы составить для некоторых французских ремесел таблицы, аналогичные бельгийским. Железнодорожные помощники носильщиков работают по 14 часов и зарабатывают 4 франка 75 сантимов; некоторые парижские извозчики работают в течение
часов и зарабатывают б франков. Служащие лицеев работают от 16 до 17 часов и зарабатывают только 4 франка 50 сантимов, тогда как выдувальщики стекла, камнетесы, мраморщики, краснодеревцы, кровельщики, продолжительность рабочего дня которых никогда не превышает 10 часов, зарабатывают от 6 франков 50 сантимов до 8 франков.

То же положение в Австралии: золотых дел мастера и часовг щики работают 8 часов и зарабатывают 16 франков 60 сантимов ъ день (500 франков в месяц); рабочие цо металлу и строительные рабочие работают 9 часов и зарабатывают 15 франков в день; рабочие текстдйьной промышленности работают 10 часов и зарабатывают не свыше 10 франков 50 сантимов; и в Соединенных Штатах, как об этом свидетельствуют следующие статистические данные Штата Нью-Йорк [******************]):
Профессии.
Каменщики *                            .
Подручные каменщики . . . •
Плотники
Слесаря
Маляры-живописцы
Кузнецы
Эти цифры показывают, что американские девяти часовые рабочие дни не только оплачиваются дороже, чем десяти-часовые, но что, кроме того, в Америке продолжительность рабочего дня значительно короче, а заработная плата гораздо выше, чем во Франщщ и в Европе.

Должно ли это нас сильно удивлять? Нет, потому что Адам Смит сказал:
«Высокая заработная плата побуждает массы к усердию. Заработная плата есть средство возбуждения рвения ж труду... Лучшее питание увеличивает физическую силу... Бот почему мы видим, что повсюду, где заработная плата повышена, рабочие более деятельны, более ревностны и более ловки, чем там, где плата низка».
Вопреки мнению большей части промышленников континентальной ЕвроЬы — страпы низкой заработной платы и продолжительных рабочих дней, где рабочий класс явно вырождается в крупных центрах—всякое увеличение заработной платы обычна увеличивает производительность. И в этом кроется один из секретов английского и американского богатства. Официальная анкета
о              положении железоделательной промышленности в Германии устанавливает, что английский рабочий, лучше оплачиваемый, работающий менее продолжительное время, производит больше, чем рабочий немецкий.
Во Франции, говорит Ш. Жид, заработная плата «совершенно недостаточна 1) не только для того, чтобы придать жизни оттенок привлекательности, но даже и для того, чтобы озаботиться о каком бы то пи было страховании от жизненных бедствий». И он с иронией цитирует «пикантный пассаж*, когда одно промышленное общество поздравляло себя с достигнутыми результатами, по поводу выставленной этим обществом в 1900 году монографии, касающейся положения одной рабочей семьи (с бюджетом в 1.200 франков): «Расходов на удовольствия, развлечения, увеселения, путешествия, чтение, собрания совершенно не существует. Стало быть, /Эт* семейство ускользает от всякой пропаганды, которую можно вестк посредством газеты, брошюры, книги, и хранит свои традиций порядка, простоты и добрых нравов».
Больше того. У нынешнего рабочего не только есть такие потребности, которых совершенно не имел рабочий сто лет тому
*) Лет льенаддать тому назад Жюль Юре, сотрудник «Фигаро», поместил в своей зимечате 1Ьной «Анкете по социальному ьопросу в Европе» кзртннную и «жгучую статью о Рубэ: нитцега, кругом нищета, жалкие лачуги, слезы бедных женщин, крики возмущения мужчин, зарабатывающих 15 франков в неделю, молодая восемнадцазилетняя девушка, зарабатывающая
франка в педелю, в качестве работницы, занятой связыванием рвущейся пряжи. 3 франка в неделю, 50 саьт. в день!
Забастовки на Севере (1903—1904 г.г.) указали на существование заработной* платы в 4 и 5 франков1 в неделю, вторую получает прядильщиц,*. До забастовки в Армаптьсре (190d г.) средняя заработная плата в тек-тиль - ной промышленности едва достигала 14 франков в неделю. См. в глав® о женском труде огшоси:сльсо нищенских разamp;С?0в заработной платы, получаемой женщинами.

назад, но и кроме того недостаточная подвижность заработной платы, жизнь в семье, обрекают его на нищету, во время его зрелого возраста и с приближением старости, когда силы его уменьшаются и не представляют больше ценности на рынке труда Рабочий зарабатывает больше всего, когда он молод и когда у него меньше потребностей, а меньше всего он зарабатывает в то время, когда начинает стареть, когда семья и болезни ложатся тяжелым бременем на его скромный бюджет.
«В докладе о социальной экономии в -Бельгии, Варлез отметил эти резкие колебания в жизни рабочего и иллюстрировал их красноречивыми цифрами. Он представляет себе рабочего, который женился и у которого рождается последовательно шесть человек детей; он предполагает, что каждый из этих детей, в свою очередь, принимается за работу по достижении законного возраста, некоторое время работает в семье, затем покидает ее, чтобы обзавестись своей семьей или устроиться где-нибудь в другом месте. Предположив это, он умножает заработную плату на число работающих членов семьи и делит общую сумму заработка на число потребляющих членов. Таким образом, мы видим, что падающая на долю каждого часть начинается с 4 франков 40 сантимов, что равняется среднему заработку холостого двадцатилетнего рабочего, затем она постепенно понижается, по мере того, как рождается каждый новый ребенок, понижается в течение всего того времени, пока старшие дети еще малы, и доходит к сорокапятилетнему возрасту до минимума в 1 франк 15 сантимов. Затем она повышается, по мере того, как дети достигают рабочего возраста, до максимума в 4 франка 80 сантимов, потом снова понижается, по мере того, как дети покидают родительский очаг, до нового минимума, который на этот раз равен нулю, потому что в это самое время для рабочего бьет час его инвалидности» [††††††††††††††††††]).
И рабочий этот, отдавший обществу всю жизнь, полную тяжелой работы, видит, что пред ним разверзается громадная черная яма, в которой ничего нет, ничего—кроме предоставленной ему возможности влачить свое существование без хлеба долгие дни... а между тем разбитые на ноги клячи едят безмятежно законно заслуженный ими овес.
Но такой рабочий, правда, гораздо счастливее рабочих былого времени. Труженики 1830 года были в таком бедственном положении, что лионские ткачи, из которых некоторые зарабатывали
су в день за 18-ти часовой труд, придя в отчаяние от невозможности «жить, трудясь», хотели «умереть, сражаясь».

Минимум заработной платы.
Но в наши ^ни рабочие не стремятся ни умирать, ни сражаться с оружием в руках. Они хотят жить. В их распоряжении имеется законное оружие (синдикаты, стачки, избирательный бюллетень, кооператив), и они им пользуются. Так как заработная плата понижается уже лет двадцать, так как число женщин, находящих себе заработок в различных отраслях промышленности, беспрерывно растет и так как армия безработных увеличивается с каждым днем, то они требуют минимума заработной платы, каковой существует во Франции (с 1899 г.) в области общественных работ, а в Австралии и Новой Зеландии в некоторых ремеслах, к общему удовольствию рабочих и промышленников 1).

<< | >>
Источник: ПЬЕР БРИЗОН. ИСТОРИЯ ТРУДА И ТРУДЯЩИХСЯ. ПЕТЕРБУРГ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 1921. 1921

Еще по теме Безработица.:

  1. Безработица
  2. Виктор НАЙДЕНОВ, доктор экономических наук, профессор
  3. Г. Задачи
  4. Тема 20. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ НЕСТАБИЛЬНОСТЬ И ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ
  5. Страхование труда.
  6. ПОЛОЖЕНИЕ О СТРАХОВАНИИ НА СЛУЧАЙ БЕЗРАБОТИЦЫ1
  7. Б. Контрольные вопросы 1.
  8. ПОЛОЖЕНИЕ О СОЦИАЛЬНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ТРУДЯЩИХСЯ8 ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ. ОБЩИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ
  9. Вопросы к семинарским занятиям.
  10. Бюджет работницы.
  11. Основные социально-экономические открытия TQM
  12. РЫНОК ТРУДА И ЗАНЯТОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ
  13. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА БЕЛОРУССКОГО ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ О.Г. Лукашова
  14. Заработная плата.
  15. Запрещение работах коалиций.
  16. Расходы здравоохранения и экономическая обстановка