<<
>>

БУДЕТ ЛИ АТОМНАЯ СТАНЦИЯ?

Вопрос о строительстве атомной станции на площадке производственного объединения «Маяк» возник в начале 70-х годов. Именно тогда начались первые проработки по размещению станции, с учетом необходимости решения накопившихся энергетических, экологических и социальных проблем.

В 1981—1982 годах было разработано и утверждено тех- нико-экономическое обоснование строительства Южно- Уральской атомной электростанции (ЮУАЭС) с тремя энергоблоками БН-800, т. е. с реакторами на быстрых нейтронах мощностью по 800 мегаватт электроэнергии каждый. В 1983—1984 годах был завершен проект строительства атомной станции на площадке химкомбината «Маяк». Наконец, в 1984 году в санитарно-защитной зоне производственного объединения «Маяк» началось строительство Южно-Ураль- ской атомной электростанции с реакторами на быстрых нейтронах.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ХРОНИКА

Быстрые реакторы (бридеры) — далеко не теоретическая конструкция, как нередко утверждают их противники. История развития быстрых реакторов насчитывает почти 50 лет. Еще в 1946 году в США был запущен первый экспериментальный быстрый реактор. В последующие годы в США, СССР, Великобритании, Франции, ФРГ и Японии были построены 20 таких реакторов, 14 из которых до настоящего времени находятся в эксплуатации. В нашей стране впервые идея создания быстрых реакторов была предложена академиком А. И. Лейпунским. Под его руководством

разработаны сначала первые экспериментальные реакторы небольшой мощности от БР-1 в 1956 году до БР-10, затем и оба работающих до настоящего времени энергетических реактора: БН- 350 в г. Актау (г.Шевченко), в Казахстане, и БН-600 на Белояр- ской АЭС. Важным этапом в освоении быстрых реакторов стал пуск в 1969 году в Димитровграде мощного исследовательского реактора БОР-бО. Опыт эксплуатации быстрых реакторов с натриевым теплоносителем показал, что по сравнению с графитоводяными реакторами (типа РБМК) и водо-водяными (ВВЭР) бридеры более эффективны, экономичны.

И самое главное, их преимущество заключается в том, что они значительно безопаснее в радиационном, экологическом отношении. Опыт эксплуатации БН-600 на Белоярской АЭС показывает, что среднесуточные выбросы радионуклидов в атмосферу за последние годы по инертным газам составили 0,17% от допустимых, а долгоживущих и корот- коживущих радионуклидов — вообще отсутствовали.

Защитниками строительства Южно-Уральской атомной станции приводились в свое время и другие доводы. Суть их состоит в том, что реализуется идея замкнутого топливного цикла ядерной энергетики с минимальным потреблением природного урана. Как известно, топливом для реактора БН-800 служит обогащенная урано-плутониевая смесь. При ее изготовлении можно использовать оружейный плутоний в количестве 100 тонн, освобождающийся, согласно международным договоренностям, при демонтаже ядерных боеприпасов. К этому следует добавить еще примерно 30 тонн энергетического плутония, выделенного на химкомбинате «Маяк» при переработке использованного топлива энергетических реакторов.

С учетом того, что реактор БН-800 требует 2,3 тонны плутония для начальной загрузки и 1,6 тонны для ежегодной подпитки, для трех планируемых реакторов АЭС, накопленный сверхтоксичный плутоний можно эффективно было бы сжечь за 25 лет, уничтожая при этом оружейный плутоний.

Весомым аргументом в пользу строительства АЭС является то, что значительно сократился бы дефицит электроэнергии на Урале. Появилась бы возможность повышать степень электрификации сельского хозяйства и социально-бытовой сферы, перевести ряд металлургических производств

на более экологичную электрометаллургию, провести природоохранные мероприятия.

С введением в действие АЭС, она производила бы 15 млрд квт-ч электроэнергии ежегодно. Избыток тепла можно было направить на теплоснабжение близлежащих населенных пунктов. Существенно снизится себестоимость электроэнергии, что позволит вполовину уменьшить тариф на нее в области. В условиях свободы цен на органические энергоносители ядерная энергетика становится особенно выгодной из-за ее низкой топливной составляющей.

Так, по данным Уралэнерго, себестоимость одного квт-ч на Белоярской АЭС (с реактором типа БН-600, являющимся прототипом БН-800) на 46 процентов меньше, чем на угольных тепловых электростанциях региона. Что касается капитальных затрат на строительство БН-800, то по данным Санкт-Пе- тербургского Атомэнергопроекта, стоимость одного установленного квт-ч для него составляет (в ценах 1991 года) 1530 рублей. Это сопоставимо с показателями для проектируемых АЭС с реакторами повышенной безопасности ВВЭР- 1000 и ВВЭР-500, соответственно 1500 и 1600 рублей.

Приводился и следующий довод в защиту строительства Южно-Уральской АЭС. Суть его состоит в том, что улучшится экологическая обстановка в регионе и исчезнет опасность дальнейшего радиоактивного загрязнения рек Обского бассейна. С вводом АЭС будет приостановлен рост уровня загрязненных водоемов и обеспечен полностью контроль за ситуацией по регулированию уровня всего каскада водоемов.

Весьма важно, что не понадобится дополнительно отчуждать территории под станционные сооружения и водо- ем-охладитель, так как АЭС находится в загрязненной са- нитарно-защитной зоне химкомбината «Маяк». При этом ликвидируется опасность концентрации больших масс плутония, который сжигался бы Южно-Уральской АЭС. По оценкам специалистов стоимость хранения имеющегося сегодня российского оружейного плутония, составляет 260 миллионов долларов в год.

В беседе с одним из корреспондентов директор химкомбината «Маяк» В. И. Фетисов как-то заметил:

Говорили, что АЭС нам нужна для того, чтобы производить плутоний. Да не нужен он нам. Его уже столько, что на всех хватит. А сколько все-таки? — спросил его корреспондент на всякий случай. Я был бы плохим директором, если бы не знал этой цифры и если о ней знали бы все. Это материал стратегический. Национальное богатство России. На производство плутония были направлены колоссальные средства. Вся страна работала на плутоний. Теперь это энергетическое топливо для наших детей, внуков и правнуков. Кстати, плутоний «Маяка» высшей пробы. Американцы заключили контракт с нами и покупают его для проведения космических исследований.

Защитниками строительства АЭС приводился еще и такой довод. С пуском станции снизилась бы социальная напряженность на химкомбинате «Маяк», вызванная сокращением оборонных производств. Известно, что только в связи с закрытием пяти плутониевых реакторов увольнению подлежали 4 тысячи человек, которые смогли бы работать затем на энергетических реакторах.

Казалось бы, все эти аргументы в пользу строительства Южно-Уральской АЭС достаточно убедительны и очевидны. Однако ее строительство, начиная с 1990 года, было прекращено. .

Общеизвестны причины всего происшедшего. Прежде всего это Чернобыльская авария. Немаловажны и политические амбиции лидеров разного уровня, и недостаточная информированность населения. Если 75,7 процента жителей Челябинска, находящегося на расстоянии 100 км от строившейся Южно-Уральской АЭС, высказались в марте 1991 года против нее, то жители Челябинска-65, гораздо лучше понимающие суть проблем, имели противоположное мнение.

Воздействие АЭС для населения Озерска составит менее % (0,1 мбэр/год) от радиационного фона химкомбината «Маяк», сложившегося главным образом в результате его предыдущей деятельности (10,6 мбэр/год). Эта дополнительная радиационная нагрузка меньше получаемой дозы от четырехчасового ежедневного просмотра телевизора в течение года.

Одной из причин прекращения строительства АЭС являлось и то, что не наблюдается единства во взглядах на эти проблемы среди ученых. Даже в выводах и рекомендациях, сделанных в 1991 году комиссией Академии наук СССР по результатам экспертизы проекта реакторной установки, в части ядерной безопасности содержатся определенные противоречия.

С одной стороны, комиссия поддержала предложения об эксплуатации реакторной установки БН-800, а с другой отметила и конструктивные ее недостатки. Эксперты комиссии признали, что «в представленном проекте активной зоны реактора возможно проявление с неопределенной вероятностью положительного натриевого «пустотного эффекта». Устранение появления этого эффекта, по мнению комиссии, является принципиально важным вопросом.

Противники строительства АЭС затем активно использовали в своих доводах частные замечания экспертов. При этом нередко прибегали к запугиванию населения, к различным домыслам на сей счет. Сейчас, кажется, нет никаких препятствий для продолжения строительства Южно- Уральской АЭС. * *

Летом 1992 года очередная экспертная комиссия под председательством академйка Ю. Н. Руденко вновь подтвердила целесообразность проекта. На протяжении нескольких месяцев восемь подкомиссий изучали проект и обстановку на месте. В 1993 году правительство России приняло Постановление «О строительстве атомных электростанций на территории Российской Федерации». В нем говорится, что «иного экономически оправданного пути развития топливно-энергетического комплекса, кроме строительства АЭС, сегодня предположить невозможно», Вопреки Чернобыльской катастрофе и трагедии 1957 года, люди все больше приходят к выводу, что развитие атомной энергетики неизбежно.

<< | >>
Источник: Новоселов В. Н., Толстиков В. С.. Тайна «сороковки».—. 1995

Еще по теме БУДЕТ ЛИ АТОМНАЯ СТАНЦИЯ?:

  1. ВОЗМОЖНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЯДЕРНОЙ ВОЙНЫ
  2. БУДЕТ ЛИ АТОМНАЯ СТАНЦИЯ?
  3. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  4. Американская телемонополия.
  5. Чернобыльская трагедия
  6. Электроэнергетика
  7. У опасной черты
  8. Альтернативные источники энергии. 
  9. Может ли Земля столкнуться с астероидом?
  10. Атомные станции или угольные — что лучше?
  11. Топливно-энергетический комплекс
  12. § 8. Ядерная энергетика: проблема и перспективы
  13. § 8. Актуальность переходана энергосберегающий тип развития городов
  14. Проблемы ресурсосберегающих технологий и экономии сырья.
  15. Атомная энергия Солнца и звезд
  16. 2.5.4. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К СЫРЬЮ,МАТЕРИАЛАМ И ЭНЕРГОРЕСУРСАМ. ВИДЫ «ЧИСТОЙ» ЭНЕРГИИ
  17. 94. Атомная энергетика мира