<<
>>

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Приказом министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова для обеспечения всеми материалами строительства № 859 была создана Челябинская производственная контора. Начальником конторы назначили Дмитрия Ивановича Волкова, главным инженером — Владимира Александровича Белявского.

Конторе подчинили один из заводов Потанинского кирпичного комбината, находившегося в пригороде Челябинска. ¦ Все остальные материалы контора получала с предприятий Челябметаллургстроя. Фактически эта контора выполняла не производственные, а снабженческие функции.

Руководители производственной конторы торопили с проектированием и строительством центрального бетонного завода и завода железобетонных изделий.

Надо отдать должное высокому профессионализму руководителей того времени. Организовав на первых порах снабжение строительными материалами из Челябинска, они параллельно строили новые производственные мощности по их выпуску и обеспечивали непрерывное поступление необходимых, как воздух, материалов.

К апрелю 1947 года, по окончании работ на котловане, все более остро вставал вопрос об организации работ по его бетонирова

нию. Прежде всего надо было обеспечить поступление, полутора тысяч кубометров бетона в сутки. Эго требовало приема и переработки огромного количества цемента, производства щебня, песка и транспортировки их на центральный бетонный завод.

Для обеспечения всем необходимым строительства первого промышленного атомного реактора В. А. Сапрыкин приказал организовать контору строительных материалов и вызвать из Челябинска для руководства ее работой В. А. Белявского. Руководителя нового подразделения поразила напряженная, деловая атмосфера на всех уровнях — от кабинета Сапрыкина до бригады строителей.

Предстояло немедленно обеспечить ритмичную работу центрального бетонного завода. Начальником его был назначен

А.              И.

Кибальчич, до этого работавший в строительной лаборатории.

В ближайшем к заводу жилом поселке размещался первый строительный отряд, его начальником был подполковник Кара- сик. Отряд насчитывал четыре с половиной тысячи человек и состоял из бывших заключенных, освобожденных по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1947 года. Этот Указ распространялся на осужденных за мелкие преступления, а чаще всего — за проступки на производстве, мелкие хищения, бытовое хулиганство. Среди них оказалось много бывших рабочих Сормовского машиностроительного завода из Горького. Они хорошо знали работу, ремонт и эксплуатацию машин и механизмов, могли обеспечить нужную степень надежности работы оборудования бетонного завода.

В. А. Белявский, А. И. Кибальчич тщательно продумали расстановку рабочих, почти с каждым из них побеседовали. Особое внимание обратили на создание запаса быстроизнашивающихся деталей оборудования и двигателей. Создали на заводе хорошо оснащенную механическую мастерскую и организовали сильную бригаду ремонтников. На всю подготовку и организацию производства непрерывного потока бетона отводилось короткое время — около месяца.

Бетонирование столь крупного котлована требовало специального проекта организации работ и расчета. Сложной задачей было осуществление доставки шестидесяти кубометров бетона в час на расстояние трех километров от завода до котлована. За перевозку бетона отвечали начальник управления автомобильного транспорта строительства Ким и главный инженер Александр Иванович Степанов.

К утру 30 апреля 1947 года все было готово для начала бетонирования котлована. Участники этого самого важного события на всей стройке с нетерпением ждали команды. Вот показался автомобиль Сапрыкина, но ожидаемого приказа не последовало. Ко

ротко поздоровавшись с присутствующими на бетонном заводе руководителями, он дал отбой. Начнем третьего мая, — в ответ на недоумевающие взгляды сказал Сапрыкин и уехал на котлован.

Сразу после первомайских праздников началось бетонирование котлована.

С первых дней, благодаря хорошо продуманной подготовке, вышли на заданный объем подачи бетона. Для ускорения темпов у котлована поставили четыре бетономешалки по пятьсот—семьсот литров каждая. Бетонная смесь заливалась в ковш специальных подъемников и спускалась вниз.

Вскоре возникла проблема с песком. Он поступал на центральный бетонный завод с Татышского карьера, расположенного километрах в пятнадцати от завода. Но не расстояние и бездорожье стало головной болью строителей. Руководители стройки не учли, что песок в карьере лежит на глубине тридцати метров. Чтобы добраться до него, необходимо было убрать огромный слой грунта и увезти на самосвалах за пределы карьера. Этого не сделали. Грунт оставался в карьере и быстро сказался на темпах работы. Карьер был буквально завален вскрытой землей, которая с каждым часом прибывала.

В.              А. Белявский и начальник карьера Михаил Георгиевич Пятков ломали головы, как разместить огромные отвалы вскрыши, проложить в карьере дороги к забоям. С огромным напряжением это удавалось делать, как вдруг пришла еще одна беда. На центральном бетонном заводе проглядели появление воды в транспортной галерее цементного склада. В результате схватившийся цемент почти остановил транспортную ленту. Элеваторы, где образуется бетонная смесь, оказались на голодном пайке. Выход продукции завода резко сократился, на заводском дворе скопилось огромное количество самосвалов.

В.              А Белявский немедленно организовал подачу вручную на бетономешалки цемента, который находился в вагонах на подъездных заводских путях. Остальных рабочих бросил на долбежку цемента в транспортной галерее. Пообещав по сто граммов спирта каждому участнику аврала, если работа будет сделана за полчаса, Белявский немного не рассчитал. Не дожидаясь завершения срочной работы,

выпил сначала мастер, а затем остальные. Работа прекратилась. Впавшего в отчаянье руководителя спас Сапрыкин. Он вызвал на завод роту солдат, которые быстро завершили начатую работу по освобождению транспортной ленты.

Уже поздно'вечером, убедившись, что «ЧП» ликвидировано, безмерно уставший Василий Андреевич поинтересовался: Спирт есть? Давай и я выпью.

Осушив до дна граненый стакан, Сапрыкин уехал отдыхать.

Через пару недель вновь возникло «ЧП» на Татышском песчаном карьере. В конце июня, когда на стройку приехал первый заместитель министра внутренних дел СССР Василий Васильевич Чернышев, позвонил начальник карьера и сообщил В. А. Белявскому, что готовый к отправке на бетонный завод состав с песком наполовину оказался с глиной. Бетон на глиняном песке — заведомый брак, поэтому начальник Конторы строительных материалов приказал выгрузить состав под откос. То же самое пришлось повторить и со второй вертушкой, и с третьей.

Понимая меру огромной ответственности, которую он взял на себя, принимая такое решение, Белявский позвонил Сапрыкину. Доложив о случившемся, спросил, что делать дальше. Сапрыкин приказал грузить только чистый песок и повесил трубку.

О задержке трех составов с песком и выгрузке его в отвал немедленно сообщили генералу Чернышеву. Тот вызвал к себе Белявского и обвинил его в сознательном срыве поставок бетона в котлован. Объяснения Белявского, что это было сделано из-за непригодности песка, генерала не убедили. Сам Сталин постоянно интересовался о темпах бетонных работ, по приказу Берии на всех ответственных участках строительства постоянно находились работники органов безопасности, головой отвечавшие перед ним за малейшее промедление, а тут три эшелона песка выброшены под откос.

Генералу, видимо, все было ясно: участь Белявского была решена. Он поднял трубку и сказал: Соедините меня с Буторовым.

Буторов являлся начальником Управления № 8 Министерства внутренних дел, куда входили представители и милиции, и госбезопасности. Управление № 8 имело права областного и подчинялось Москве. Однако, Буторова не оказалось в кабинете, и это спасло руководителя Конторы стройматериалов. Он успел обратиться к Чернышову: Товарищ первый заместитель министра, я докладывал главному инженеру строительства.

Последнюю вертушку под откос разгрузили с его разрешения. — Генерал обрезал: Вы говорите неправду. Это легко проверить, — не сдавался Белявский.

Чернышев снова позвонил начальнику Управления МВД

строительства, тот не отвечал, и тогда генерал набрал номер Сапрыкина. Вот у меня сейчас в кабинете находится Белявский. Он говорит, что по песку вам докладывал.

После паузы, которая показалась Белявскому вечностью, уже спокойно: Почему же вы сразу об этом не сказали, Василий Андреевич?

Положив трубку, встал и, протянув для пожатия руку, ровным голосом приказал: Можете идти, товарищ Белявский.

На этот раз все обошлось благополучно.

Очень важно было в то время верно оценить перспективы стройки, создать мощности по производству стройматериалов, рассчитанные на решение крупных задач. В таких случаях не все проходило гладко. Часто сталкивались полярные мнения, принимались решения, истинное значение которых определялось много лет спустя.

В июне 1947 года встал вопрос о расширении производства щебня на дробильном заводе. Генерал А. Н. Комаровский потребовал доложить соображения по этому поводу.

В.              А. Сапрыкин поручил разработать схему нового, мощного дробильного завода В. А. Белявскому, который прямо был заинтересован в этом. Быстро начертив схему завода, много раз обсужденную с Сапрыкиным, и получив его подпись на схеме, Белявский отправился к начальнику Главпромстроя Министерства внутренних дел СССР в его личный вагон.

А. Н. Комаровский, взглянув на представленную схему, сделал кислое выражение и резко сказал: Да, товарищ Белявский, видно, (ваш потолок невысок. Как же так? Правительство нам определило срок всего два года, за которые необходимо построить объект, а вы предлагаете построить завод-гигант ради получения всего-навсе- го щебня. Зачем это нужно, если нам дан срок всего два года?

В заключение своей тирады А Н. Комаровский взял синий карандаш, перечеркнул чертеж косой линией и поставил резолюцию: «Категорически запрещено выполнять эту схему. А. Комаровский».

Только вмешательство находившегося тогда на строительстве заместителя начальника Первого главного управления А. П. Завенягина спасло проект создания мощного производства щебня. По этой схеме скоро был построен завод на карьере у озера Кызылташ. Еще долгие годы он снабжал щебнем всю стройку. Этот случай говорит о том, как нелегко было тогда даже крупным руководителям определить перспективу строительства.

<< | >>
Источник: Новоселов В. Н., Толстиков В. С.. Тайна «сороковки».—. 1995

Еще по теме ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  1.   «ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА» РОССИЙСКОЙ ДРАМЫ
  2. § 3. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  3. § 8. Рассмотрение заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе их совершении
  4. Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками
  5. Статья 403. Ответственность должника за действия третьих лиц
  6. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  7. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  8. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  9. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  10. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  11. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  12. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  13. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  14. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  15. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  16. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  17. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА