<<
>>

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Борис Александрович Никитин — руководитель этой пусковой бригады, автор технологии с применением экстракционных процессов, сам оказался жертвой незнания всех подробностей радиохимии и умер вскоре после пуска объекта.

Александр Петрович Ратнер — доктор химических наук, ученик Хлопина, во время пуска и в первый период эксплуатации наблюдал за технологией не со щита и не только по анализам, а сам лез в каньон, в аппарат, смотрел, щупал, даже нюхал и всегда без средств защиты, в одном халате, в личной одежде.

Главный технолог проекта Яков Ильич Зильберман был более

аккуратным, но обстановка заставляла и его бывать везде и видеть все. Он умер через 10 лет. Все это жертвы незнания, жертвы непознанной науки. А как много было пострадавших из тех, кто просто трудился, полностью доверяя специалистам, которые задумали завод. Разве думал о последствиях своего беззаветного труда техник-механик Алеша Кузьмин или инженер-механик Александр Ведюшкин, которые сделали свое дело и молча умерли.

Завершился важнейший период в жизни завода. В конце февраля 1949 года был получен первый готовый продукт, который сразу же был отправлен на дальнейшую переработку на объект «В». На нем достигалась полная очистка плутония от примесей и получение металлического плутония, атомной взрывчатки.

Для сооружения объекта «В» из предложенных специальной комиссией семи вариантов А. П. Завенягин утвердил площадку, на которой располагалось несколько кирпичных зданий, сеть грунтовых автодорог и ветка железной дороги от разъезда Татыш.

В сентябре 1947 года проектное задание было представлено на рассмотрение Первого главного управления, после чего конструкторы приступили к составлению проекта. Однако проектирование шло трудно. Надо было разрабатывать оборудование, делать его компоновку, определять строительные конструкции, когда технологические принципы еще не были сформированы.

Их разработка шла ускоренными темпами одновременно с проектированием, однако проблем на первых порах было более, чем достаточно. Для их разрешения привлекли ученых Института общей и неорганической химии Академии наук СССР во главе с его директором академиком Ильей Ильичем Черняевым. Они приступили к разработке технологических принципов получения спектрально чистого плутония с последующей лабораторной проверкой в НИИ-9. В этой работе принимала участие и сотрудница Базы-10, посланная на стажировку в Москву, выпускница Воронежского университета Лия Павловна Сохина.

Когда технология тонкой очистки плутония в лабораторных условиях была освоена, ее создатели отправились под Кыштым.

Строительство химико-металлургического завода, объекта «В», было далеко от завершения. В марте 1948 года принято решение об организации опытно-промышленного производства в здании, которое ранее использовалось как склад боеприпасов.

На временных производственных площадях предполагалось не только начать переработку и выпуск продукта, но и, проверив на весомых количествах разные технологические варианты, выбрать оптимальный. Так, одновременно с формированием работ по цеху № 1 началась реконструкция здания № 9.

Отремонтированное здание № 9 было оборудовано как обычная химлаборатория: деревянными вытяжными шкафами, простыми лабораторными столами. Зато переносное «оборудование» состояло из платиновых стаканов, золотых воронок, платиновых фильтров. Все операции выполнялись вручную, никакой механизации. Не предусматривалось и специальных приспособлений для работы с радиоактивными веществами. Многое еще предстояло понять, многое постичь через пот, кровь, потери.

Первый «продукт» — концентрат плутония, предварительно очищенный от основной массы урана и продуктов деления на заводе 25, поступил на переработку 26 февраля года, в 12 часов ночи. Первую партию принимали начальник цеха Я. А. Филипцев, начальник химотделения И. П. Мартынов в присутствии Б. Г. Музрукова, Г.

В. Ми- шенкова, академика И. И. Черняева.

Растворы привозили на машине в металлических контейнерах, затем разливали в «стаканы» (за что этот период работы химотделения здания № 9 И. И. Черняев назвал «стаканным»), А затем в «стаканах» проводились и дальнейшие операции.

Задачи перед коллективом стояли сложные: в результате исследований, проведенных в Москве на миллиграммовых количествах реального продукта, были разработаны два варианта (а мы знаем, когда предлагается несколько вариантов, среди них нет ни одного безусловного).

Первоначальный выбор остановили на том, который давал более высокое качество конечного продукта. Позднее, Славским была организована исследовательская группа под

руководством А. Д. Гельман, в состав которой вошли П. Е. Быкова, JI. П. Сохина, Е. А. Смирнова и другие, которая, проверив и второй вариант, не только решила спор в пользу первого, но и разработала по нему рекомендации с целью повышения выхода плутония.

Освоение процесса шло трудно. Дело осложнялось тем, что с 25-го завода часто приходил некондиционный продукт, большое количество примесей осложняло отработку аффинажного процесса. Остроты в ситуацию добавляли предельно сжатые сроки.

Первыми начальниками смен в химотделении были назначены выпускницы Горьковского и Воронежского университетов Ф. А. Захарова, А. С. Кострюкова, М. Я. Трубча- нинова, А. А. Быстрова. Первые операции проводили инженеры Т. И. Николаева, Н. И. Скрябина, JI. П. Турдазова, JI. П. Зенькович, 3. Г. Моденова.

«Анализируя начало работы атомного предприятия спустя десятки лет, — размышляет JI. П. Сохина, — можно определенно сказать, что если реакторное производство и металлургию плутония освоили и подняли мужчины (женщин- физиков и металлургов было мало), то химическую технологию выделения плутония из облученных урановых блоков и очистку плутония до спектрально чистого состояния вынесли на своих плечах в основном женщины, молодые девушки. При этом надо сказать, что на химиках лежала самая неблагодарная, самая «грязная» и вредная работа».

Нередко на рабочие места аппаратчиков становились сами ученые, стараясь вникнуть в суть возникающих проблем.

Неожиданности подстерегали на каждом шагу: то окса- лат плутония начинал гореть пламенем в сушильном шкафу, то осадки пироксида разлагались с выбросом раствора из стакана, то оксалат плутония никак не хотел осаждаться. Технологам при затруднении разрешалось в любое время суток приходить для консультации с учеными в «домик академиков», благо жили они в ста метрах от здания №              9.

А.              А. Бочвар, И. И. Черняев, А. Д. Гельман, В. Д. Никольский, А. Н. Вольский были добрыми наставниками молодежи, обращались со всеми работниками цеха без начальствующих ноток, по-товарищески.

Не обошлось и без аварий, одна из которых произошла в смену М. Я. Трубчаниновой при переработке металлургических шлаков. JI. П. Сохина и JI. Е. Драбкина под руководством И. И. Черняева разрабатывали технологию извлечения плутония из шлаков.

Шлаки измельчали, обрабатывали их водой для удаления из осадка солей кальция и бария, а черный осадок отфильтровывали. Его затем должны были растворять в серной кислоте. Было замечено, что по мере высыхания осадок начинал искрить при перемешивании его стеклянной палочкой. Узнав об этом, Черняев рекомендовал влажный осадок осторожно переносить в кварцевую колбу, прокаливать в тюке углекислого газа и только после этого с ним работать. При осторожном перенесении влажного осадка в прокалоч- ную емкость все было благополучно. Половину черного осадка перенесли в колбу и прокалили до двуокиси плутония в токе углекислого газа, который использовали для снижения концентрации кислорода. Я. А. Филипцев предложил технологу А. В. Елькиной, предварительно растерев комочки осадка, загружать в колбу большими порциями. И вот в момент растирания произошел взрыв. Вытяжной шкаф загорелся. Раскаленные частицы вещества разлетелись по всему помещению, стены, потолки были покрыты зеленым осадком. На головы присутствующих как крупа сыпались частички продукта. Я. А. Филипцеву осадок попал в глаз, а А. В. Елькина по-лучила ожог рук.

Надев противогазы, А. А. Бочвар и И. П. Мартынов самым тщательным образом с помощью фильтровальной бумаги убрали весь плутониевый раствор со стен, потолка, с остатков вытяжного шкафа. Несколько бачков фильтровальной бумаги, содержащей различные количества плутония, пришлось потом сжигать и уже из золы извлекать продукт.

Полтора месяца напряженного труда в сложных условиях дали результат — технология очистки была доработана и позволила получить спектрально чистую двуокись плутония, из которой в металлургическом отделении под руководством А. А. Бочвара и А. Н. Вольского, при участии В. А. Карлова, Н. Я. Ермолаева, В. С. Носова 16 апреля был получен металлический плутоний.

<< | >>
Источник: Новоселов В. Н., Толстиков В. С.. Тайна «сороковки».—. 1995

Еще по теме ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  1.   «ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА» РОССИЙСКОЙ ДРАМЫ
  2. § 3. Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих
  3. § 8. Рассмотрение заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе их совершении
  4. Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками
  5. Статья 403. Ответственность должника за действия третьих лиц
  6. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  7. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  8. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  9. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  10. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  11. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  12. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  13. ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА